Понедельник, 03:25
Главная » 2011 » Август » 3 » Из материалов казачьей эмиграции
00:56
Из материалов казачьей эмиграции
         ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ СТАРИКОВ О СУДЬБАХ КАЗАЧЕСТВА
 
Генерал-лейтенант Терентий Михайлович Стариков (1880-1934) был видным деятелем вольно-казачьего движения. Движения, боровшегося за создание на землях Присуда национального казачьего государства Казакии. Предлагаемая вашему вниманию статья была написана им примерно в начале 1928 года. В конце 1927 года в связи с десятилетием советской власти, правление Казачьего союза рассылало анкеты с целью выяснить мнение представителей эмиграции о прошлом, настоящем и будущем казачества. Вот результатом этого и явилась данная статья. На мой взгляд, она не потеряла актуальности и прочтение её было бы полезно для национально мыслящих казаков и казачек. В моё распоряжение данный материал был предоставлен А. Темерёвым.
  Администратор сайта «Вольная Станица»
 
  Все русские люди, весь русский народ знали и знают, какую великую службу сослужило Казачество русскому государству. Это оно дало ему Дон, Кубань, Терек, низовье Волги, Урал. Это оно поднесло московскому царю Сибирь и затем помогло закрепить её за Россией. Но русский самодержавный царь в лице Петра I не помирился с Казачеством, разрушил Запорожскую Сечь и почти полностью истребил Донское Войско. И только за то, что в нём в полной мере осуществлялись свобода и равенство. Деспотический русский строй не мог этого снести. Казачество смирилось и подчинилось русскому царю. С тех пор оно участвовало во всех войнах, какие когда-либо вела Россия, и помогло созданию её могущества, но оно употреблялось также и для военно-полицейской службы.
  В 1905-1906 годах начавшаяся революция была подавлена почти исключительно одними казаками. Но за эту службу восстал против них весь русский народ. Вся интеллигенция, вся пресса были против казаков, а крестьяне и рабочие считали их самыми злейшими своими врагами. Я лично пережил с казаками те годы и знаю, как тогда к нам относились. Иного имени, как «варвары», «дикари», «опричники», - мы не знали, а ведь мы тогда только исполняли веления царя. Монархистам мы спасли земли, а они же хотели отобрать у нас земельные «излишки» для переселения на них малоземельных крестьян. Левые группы и партии шли ещё дальше. Они уже ставили вопрос о самом существовании казачества.
  В Великую войну казачество выставило сотни полков, сидящих на собственных конях, с собственным обмундированием и снаряжением, дав таким образом огромную военную силу. Но достаточно было прийти в Петербург чисто провокационному слуху с Дона о каких-то тайных замыслах казаков, чтобы г. Керенский приказал мобилизовать два военных округа против одного только Дона, а между тем казаки были искренне преданы Временному правительству.
  Оно пало с чрезвычайной легкостью. Без всякой борьбы русский народ признал коммунистическую власть. Но казачество восстало против неё. На фронт пошли все казаки, способные носить оружие, начиная в 17 лет. Но и большевики не дремали. Они двинули огромные армии для завоевания казачества. Рабочие и крестьяне шли с большой охотой. Они шли мстить казакам за 1905 год. Шли за землёй.
  Союз Дона с кадетской партией для производства выборов в Учредительное Собрание дал право и большевикам и русскому народу отождествить нас с этой партией. Нас не называли казаками, а «кадетами», и воевали, как с кадетами. После нашего объединения с Добровольческой армией на нас шли уже, как на силу, на которую опираются реакционные круги и, главным образом, монархисты-землевладельцы. Это удесятерило энергию русского народа для борьбы с нами. Сама же Добровольческая армия дала всего несколько тысяч бойцов (и это на 150 миллионов населения России), была непопулярна в народе и, следовательно, не могла нам помочь. Казачество было разгромлено и теперь окончательно добивается коммунистами.
  Казаки поплатились при Петре за то, что хотели отстоять свою свободу, жестоко расплатились за своё желание освободить крестьян от крепостной зависимости (Разин, Пугачев), поплатились и за то, что в 1905 году поддержали монархический строй, а теперь платятся за борьбу с большевиками в союзе с Добровольческой армией, ибо нас они расценивают не только как людей, желающих отстоять свои права на самобытность, но и как реакционную силу. Как же расценили нас русские люди, русские партии и Добровольческое командование? Невозможно забыть того, как сам главнокомандующий войсками юга России ген. Деникин бросил в Новороссийске всю Донскую конницу, тогда как ни один солдат Добровольческой армии не был оставлен, - забирались даже повозки, даже тачанки, а ген. Врангель лично мне отказал в перевозке в Крым конного корпуса, которым я командовал и который находился на восточном побережье Чёрного моря.
  А партия? Есть ли хоть одна русская партия, которая понимала бы сущность казачества? Понимала бы его чаяния и надежды и готова была бы прийти ему на помощь? Все русские партии готовы были бы только использовать казачество для достижения своих политических целей, но чтобы потом оно было бы верно только ей одной, в противном случае казачество будет обращено этой же партией во «врагов» русского государства и русского народа.
  Но что же происходит там, где остался весь русский народ, в СССР? Что делается в наших родных краях? И там не осталось защитников - наоборот, там идёт в буквальном смысле истребление казачества. Большевики и вообще русские люди, попадающие в наши края, держат себя, как завоеватели. Донское Войско разодрано на несколько частей и причислено к разным губерниям, уничтожено название станиц. Идёт решительное расказачивание. Могучим средством для этого служит комсомол. Из него готовят людей, не помнящих родства и могущих со временем стать самыми ярыми коммунистами и разрушителями всех основ казачества. Но большевики идут ещё дальше. Они хотят во что бы то ни стало развратить казачку и разрушить казачью семью и, таким образом, убить то начало, в котором выковывались казачьи традиции, казачьи идеалы, выковывалось то, что делало казака по рождению казаком по духу, по идеям, казаком по разуму.
  Большевикам и этого мало. Они решили растворить казаков в неказачьей массе. Для этого они составили колонизационный план, по которому наводнят Дон, Кубань, Терек людьми с севера и, конечно, наиболее развращёнными и преданными коммунистической власти. Что же после этих мер станется с нашими особенностями духа, уклада, с нашей патриархальностью и, вообще, что станется с казачеством? Несомненно, оно будет убито, и убито навсегда. Мы знаем, что это будет так, но к величайшему нашему горю занимаемся беспочвенными, никому не нужными спорами о преимуществах той или иной политической партии, спорами о том, с какой из них идти спасать Россию и как наиболее полно служить ей; о том же, как спасти самое казачество, мало кто думает, а если и думает, то только постольку, поскольку разрешает та политическая партия, в состав которой входят казачьи вожди. В зависимости от этого они выработали свои, якобы казачьи, идеологии и поставили свои цели, противоположные друг другу. Это раздробило казаков, и они не могут уже выступать на защиту своих интересов и самих себя единым фронтом. В этом кроется грозная опасность, в этом наша слабость, наша ахиллесова пята. Повинны в этом наши политические вожди, раздробившие казачество ради своих политических целей.
  Мы обязаны бороться не друг с другом, а помнить, что гибнущее казачество надо спасти и все свои силы направить на борьбу с общим нашим врагом. Но где же путь к спасению казачества? В служении общероссийским партиям, государю, народу, России? Но мы уже знаем, что значит служить партиям, мы уже видели, как они благодарили нас, мы знаем, как относился к нам русский народ и русский царь. О России же говорить не приходится, ибо она полностью разрушена революцией, и разрушили её не мы, а тот же русский народ. На месте России возник Союз социалистических советских республик, который, как мы тоже видели, не признал за казачеством прав на существование и все силы и средства употребляет на его уничтожение.
  Выходит, что мы уже обязаны не служить кому бы то ни было, не искать себе господина, а защищаться, добывать себе право на жизнь. Единственным для этого средством служит создание самостоятельного казачьего государства в пределах европейского казачества. К этому должны быть направлены все силы и средства, весь казачий разум. Мы не должны допустить уничтожения казачества. Защита его есть наш долг, наша святая обязанность.
  Некоторым политическим казачьим вождям кажется, что лучше казачество пусть погибнет, но не отделяется в самостоятельное государство, погибнет, но останется верным России. Выше я уже говорил, что России нет, но есть Союз социалистических республик. Так что же, остаться верным своему душителю, своему палачу? Пугают ещё тем, что казачеству придётся взять на себя причитающуюся на его долю часть государственных долгов и нужно будет сделать новый заём для государственного казачьего строительства. А разве мы сейчас не в сто крат больше платим коммунистической власти, чем нужно будет заплатить долгов? Одна земля, которую отняли у казаков под фермы Круппа, под еврейскую колонизацию и под заселение крестьян с севера, стоит много дороже, чем этот долг. А уголь, а нефть, а всевозможные налоги? Да, наконец, жизнь казачества, его существование можно разве расценивать на деньги, на долги? Ведь эти деньги не будут выброшены в трубу, а пойдут на казачью культуру, прогресс, экономическое и духовное развитие наших краёв. Неужели долги страшнее современной тирании и неужели противники казачьего государства не предпочли бы занять лишний рубль, но избавить казачество от коммунистической диктатуры? Тем более, что такой заём пойдет на само казачество. Да к тому же любое коммунистическое или иное правительство вынуждено будет делать эти долги, а казачеству придётся платить их.
  Запугивание долгами есть обычная демагогия. Они неизбежны, как для казачества, так и для любого правительства. Все государства мира делают эти долги, кроме Соединенных Штатов да Англии. Дело, значит, не в долгах, ибо они так или иначе неизбежны, а дело в спасении гибнущего казачества. И его надо спасать. Будущее казачье государство по своему географическому положению и по природным богатствам находится в исключительно благоприятных условиях. Не пройдет и десяти лет, как оно превратится в одно из самых цветущих новых государств в Европе. Значит, не долгов надо бояться, а удушения казачества, его смерти. Долги же неизбежны при любом строе, при любом правительстве, погибнувшее же казачество, его дух, особенности никто не воскресит.
  В заключение нужно ещё отметить, что нормальная жизнь и нормальная парламентская борьба долго ещё будет невозможна на территории бывшей России. Диктатура в той или иной форме, партии или группы лиц, будет существовать. А при таких условиях возможны частые смены. Новая диктатура будет мстить казакам за поддержку старой. Не исключена возможность физического истребления казачества. Допустим, что мы помогли бы монархической партии посадить на престол царя, который возвратил бы помещикам поделённые уже крестьянами земли, то при новом неизбежном восстании казачество было бы сметено с лица земли. Таким образом, служение партиям, лицам и вообще диктатурам отпадает.
  Казачество должно уйти от борьбы внутри бывшей России и создать своё государство, свой дом, свой очаг, заключить с соседями оборонительные союзы и заняться залечиванием страшных ран, полученных во время Великой и гражданской войн, созданием культурной, богатой жизни.            
                              (Опубликовано в газете «Казачий взгляд», №5, 2011 г.)
Категория: А.Дзиковицкий | Просмотров: 710 | Добавил: Александр_Дзиковицкий | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Действительно, актуально для наших дней

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]