Главная » 2010 » Апрель » 19 » Казакобесие, или откуда и на что казаки "ведутся"
00:12
Казакобесие, или откуда и на что казаки "ведутся"

С недавних пор по рукам у казаков ходят две брошюры цветов донского триколора от Национального Совета казаков Ростовской области: «Казаки – геноцид казацкого народа» и «Программа «Самосохранение и развитие казацкого народа». Чтобы не утомлять читателя и обременять его мозги вздором, ограничусь краткой характеристикой этого удивительно убогого, но, тем не менее, учитывая состояние и степень «повреждения умов в России», достаточно опасного творения.

Дело в том, что там немало отдельных справедливых суждений и фактов (неряшливо подобранных и изложенных), но все они обесцениваются утверждениями о полной отличности казаков от русского народа. А цель авторов — добиться признания «казачьего народа всех Войск» национальным меньшинством, пострадавшим от российской власти и потому требующим всяческих компенсаций, а в дальнейшем – особой охраны со стороны государства.

Всё это сопровождается проклятиями в адрес не только большевиков, но и царской России, клятвами, что казаки «никогда более не будут пушечным мясом для удовлетворения имперских амбиций». Оказывается, в глазах этого «Национального совета» наши предки, принёсшие России всемирную славу и сами вознесённые на её вершину — всего лишь «пушечное мясо»! А сами они, как видно, вырвав вожделенные привилегии, начнут вполне обывательскую жизнь…

Конечно, это очень далеко от миропонимания, делавшего из наших предков героев. Откуда это взялось у выросших в атмосфере советского исторического и духовного вакуума, становится понятно при чтении раздела о взаимоотношениях казаков с Православной Церковью.

Встретить столько ненависти к Церкви (и полного непонимания сущности церковного служения и христианства вообще!) в «казачьих» брошюрах было удивительно. Именно мировоззренческие заблуждения, неизжитый большевизм и с юности впитанный материализм, помноженные на научную безграмотность, и привели к политической несостоятельности. Много в брошюрах разного рода погрешностей, есть и просто безответственные подправления источников (например, приписывание лишних ноликов цифрам захваченных в плен казаков), но ответить авторам хочется по существу.

* * *

Недавно прочёл книгу воспоминаний И.Полякова (начальник штаба Донской армии при атамане П.Н. Краснове) «Донские казаки в борьбе с большевиками». Много полезного для себя уточнил — и по части фактологии белой борьбы на Дону, и в области взаимоотношений её участников. Ближайший помощник войскового атамана, несомненно, находился под обаянием личности Петра Николаевича. Из недостатков его автор видит, разве что, излишнюю доверчивость в отношении своего будущего преемника А.Богаевского. Понятно, что всякое личное мнение субъективно, но, тем не менее, написано весьма убедительно. Полезная книга для понимания, в том числе, и менталитета казачества. И вот в этой связи хочется процитировать один из фрагментов воспоминаний – может быть, самый важный для нас, увязших в споре «народ–не народ». Отвечая обвинениям атамана в «самостийности» из деникинского окружения, Поляков пишет:

«С полным сознанием ответственности перед историей, я протестую и категорически утверждаю, что никогда Донской Атаман не имел таких намерений, какие ему приписывает ген. Алексеев. И ген. Краснов, и Денисов, и я, и все наши ближайшие сотрудники прежде всего были русские, а затем уже казаки. Наши права на Россию, как русских, были совершенно одинаковы с любым русским гражданином». Вот и ответ — и «Национальному совету», и «верховному» реестровому атаману, и некоторым другим реестровым и общественным деятелям — стремящимся явить себя «борцом за народную правду»; тем, кто все ещё буквально пытается толковать слова станичников о том, что «казаки от казаков ведутся», превратив народную поговорку в броский политический лозунг.

Атаманы–администраторы, понятное дело, эксплуатирует эту тему по вполне понятным мотивам. А вот бескорыстные усилия автономистов–общественников с трудом поддаются объяснению. Вот «ведутся», и всё тут! А далеко ли ведутся-то? Всё это утверждает тот, кто далее прадеда ничего о своей родне не знает. Да и то, как правило – из «устных источников». Мне могут возразить, что Иван Поляков, как и сам. Краснов, и командарм. Денисов, и их «сотрудники» — всё офицеры, т.е. интеллигенты (тогда это были синонимы), оторвавшиеся от «народа» и усвоившие «книжные», т.е. научные воззрения (априори ложные) на происхождение казачества, которые легко опровергаются мнением того же народа, который, якобы, знает некую сермяжную правду о самом себе, да и вообще всегда прав «по определению». Вот только народ ничего конкретного о себе далее трёх – четырёх поколений сказать не мог. Лучшее, что хранил, – это песни и предания (все они известны), не простиравшиеся во времени далее эпохи Ермака – Ивана Грозного. А далее – огромный разрыв и обрывки былин, скорее всего новгородского происхождения…

На самом же деле вышепоименованные генералы происходили не просто «из донских дворян» (которые, зачастую, сами не знали своих корней глубже, чем с конца XVIII века — согласно дел о дворянстве основной массы донских офицерских родов). Все трое – выходцы из донской войсковой старшины, где каждый род имел предание о своём происхождении и знал конкретного родоначальника (как правило, выходца из России). Но и в этом случае, корни донской войсковой старшины не идут далее XVII века — ведь «зипунные рыцари» легендарного XVI столетия жён не имели, да и фамилий тоже.

Фамилий, кстати, даже знатные казаки, как правило, не имели вплоть до первой трети XVIII века. Откуда же тогда казаки «ведутся», если даже их старшина (за исключением. Миллеров) если не татарская (Иловайские и ряд других), то, естественно, почти вся русская? В том числе и Красновы, и Денисовы и Поляковы… Как ответ на риторический вопрос вспоминаются слова есаула и войскового писаря Фёдора Порошина, автора знаменитого «Азовского осадного сидения донских казаков»: «…отбегаем мы от бояр и дворян государевых, от работы тяжкия, от холопства вечнаго…». Только не надо сразу оскорбляться! Холопы ведь и боевые бывали - вроде Ивана Болотникова. Для них на Дон бежать было куда проще и естественнее, чем пахарям. Более того — прямые родоначальники большинства родовых донцов едва ли появились на Дону даже и в XVII столетии!

Дон был совершенно обезлюжен после жестокого подавления Булавинского восстания. В уцелевших станицах ниже Пятиизбянской оставалось несколько тысяч душ «мужеска пола», главным образом старики и дети. Ещё 3-4 тысячи - в армии царя Петра. Выше по Дону и притокам простиралась выжженная пустыня, о чём хвастливо докладывал государю тайша Аюка. Палачи, выполняя «социальный заказ», переусердствовали — и в результате, чтобы казаки окончательно не перевелись, оставив армию без столь нужной легкой конницы, правительству пришлось не только закрыть глаза на то, что беглые продолжали бежать на Дон ещё несколько десятилетий, но порой даже отправлять туда (как указывал А.Серба) осуждённых каторжников! Пока, незадолго до Семилетней войны, численность Войска Донского не превысила численность, зафиксированную Крестоприводной книгой 1718 года (менее 20 тыс. мужчин).

Вопрос, конечно, исследован мало. Вот бы досужим пенсионерам из НСК и заняться сплошным прочтением источников первой половины XVIII века. Но это им, похоже, не интересно. И не хочется рушить свои сложившиеся представления о том, откуда казаки велись и ведутся.

Все разговоры об особом казачьем народе, «ведущемся» с незапамятных времён, напоминают бытующую среди археологов байку — как подмосковные крестьяне по всей губернии уже в конце XIX века славянские курганы тысячелетней давности упорно именовали «французскими могилами», причём – единодушно. Вот так народ бывает «прав»! Станичники с их поговоркой по-своему, конечно, тоже правы — но лишь в отношении отрезка времени, сохраняющегося в «обыденной» (не «эпической») памяти. Они были правнуками своих прадедов — тех, кто, придя в Дикое Поле, стал казаком. Но очень долго не отделял себя от прочего народа — до николаевской уже эпохи, когда стал проникаться духом сословной гордыни (и тем самым, заметим, стал безопасен для власти), восприняв тот «роковой менталитет» (выражение В.Г. Родионова), что явился одной из причин трагедии казачества в XX веке.

* * *

ХХ век в прошлом. Вот только трагедии России и казачества никак не дадут закончиться — хоть она и приобрела, согласно с изречением классика, черты фарса («ряженые»). Разве не трагично, когда потомки казаков (по выражению С.Маркедонова — «неоказаки»), вместо того, чтобы решать насущные задачи, всю энергию направляют на занятие бесполезное (во всяком случае, для казаков). «Родина» для них, видимо, уже не Россия — истинные казакийцы вполне довольствуются своей «малой родиной». Вполне в соответствии, надо сказать, с замыслами еще австро-венгерского генштаба и конгресса США с подотчётными последнему спецслужбами.

Замыслы эти на наших глазах осуществляют — и казакийцы на них действительно ведутся. Не так давно их успешно «развели» и устроители Всероссийской переписи населения, словно бы решавшие конкретную задачу, как бы ещё уменьшить численность русского народа. А то он, видите ли, слишком медленно сокращается, кое-кому уж невтерпёж. Отхватили не хило — сразу 140 тысяч потомков казаков согласились отказаться от русского имени, оказавшись… просто жертвами провокации. Не будь это провокацией в государственном масштабе, то вопрос ставили бы в соответствии с мировой практикой, учитывающей суб-этнические реалии тестируемого этноса и позволяющей получить не только политически, а ещё и научно значимый результат.

Вот тогда, смею заверить, не один миллион русских граждан России записали бы не просто «русский», а ещё и через чёрточку – «такой-то казак». Если бы перепись проводилась по-честному, а не по «социальному заказу» паиных и тишковых, можно было бы поставить вопросы в анкете: «Кем вы себя осознаёте в большей (меньшей) степени».

Вспоминая собственные ощущения октября 2002 года, спрошу «истинных» или «особо смелых» (вообще-то это смахивает на зашоренную хохлацкую «свидомость»): скажите, а кошки на душе у вас в этот момент не скребли? Не сжалась ли она тоскливо, как от совершаемого предательства? А как же огненные гоголевские строки о русском казачестве? Или вы, произнося привычное — «Слава Богу, что мы казаки!» — ещё и, как кукиш в кармане, подразумевали: «…а не русские»?! Или, дожив до седин среди русского народа, вдруг прозрели, презрели его — и теперь норовите вырваться на поиски мифических благ, принимая ложно понятую чисто сословную спесь за национальное чувство? …

Понимаю, этой болезнью болели ещё наши предки, настоящие казаки. Вот полуторастолетней давности жалоба владыки Кавказского и Ставропольского Игнатия (ещё не канонизированного Брянчанинова). Признавая, что линейное казачество более прилежит к посещению храмов в силу своей дисциплинированности, нежели крестьянство, он находит его поголовно поражённым «невероятной гордостью», а среди казачьих офицеров не видит людей «с живым религиозным чувством». Вот она, причина будущего падения великой державы: общее оскудение веры; а у казаков, в придачу — ещё и горделивое самодовольство. Затем – скорая расплата: и крестьянам, и казакам (побольше — с тех, кому было более дано, соответственно, более и спросилось); а уж интеллигенция просто исчезла из страны почти без следов.

Полным, поголовным погублением казачьей интеллигенции разве что и приходится объяснять нынешнее господство в умах псевдонаучной бредятины, почерпнутой из книжонок всяких гордеевых и савельевых, и происходящую от него неоказакийскую ересь «казакобесия». Чтобы побороть её, для начала не с внешними противниками настоящий Воин Христов должен бороться, а, в первую очередь, с собственной гордыней (и невежеством, от неё же происходящим).

Наш общий вековой враг — тысячелетний враг христианских монархий, продолжающий войну против русского народа, как последней угрозы своему господству, силён силой князя мира сего. Он использует против нас главный грех человечества, коим вы и уловлены. Прежде чем обличать братьев своих и дурить им головы, примиритесь сами с собой, разберитесь хотя бы со своей совестью (разобраться в своих воззрениях куда труднее, т.к. они не базируются на фундаментальных исторических знаниях).

В условиях, когда нет ни следа от прежнего уклада казачьей жизни, казаком (а не просто бойцом-одиночкой на идеологическом фронте) можно быть лишь при наличии общины с истинно братскими отношениями товарищей, готовых на самоотвержение, устремлённое на решение высоких целей, которые ставит перед миром. Церковь Христова.

Слава Богу, что мы… не казакийцы!

* * *

В качестве послесловия. Раньше казаки всё норовили что-либо подарить матушке-России (даже если явно не хотели – так уж у них всё время получалось): то Азов, то Сибирь, то волю всем дать (не вышло – так хоть княжну персидскую)! … «Что имеем, то подарим, что осталось — то пропьём!» А правнуки их что-то всё норовят у неё, родимой, выпросить, оттяпать. Измельчали? …

 

Последний Антонов

Категория: Блог Rojera | Просмотров: 916 | Добавил: В_Дорофеев | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]