КИАЦ Казачий Информационно-Аналитический Центр
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 17«1211121314151617»
Модератор форума: Николай_Паршин, Болтенко_Анатолий 
Казачий Форум » Хронология, развитие и перспектива Казачьего Движения России » Хронология и основные этапы развития » События и факты
События и факты
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:42 | Сообщение # 181
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Мы назвали лишь самые известные примеры деятельности зарубежных и отечественных организаций, специализирующихся на теме «казачий сепаратизм». Эти организации всегда готовы поддержать ревнителей «прав казачьего народа», нацеленных на ликвидацию державостроительного потенциала казачества и использование казаков для расчленения и уничтожения России. Допустит ли таких субъектов в свой Круг подавляющее большинство казаков, для которых Российская Держава — не пустой звук? Понимает ли это большинство ту сложную и подлую игру, которая ведется против них и против России? Процессы, протекающие в последние месяцы в казачьем сообществе, заставляют нас вновь вернуться к теме возрождения казачества. Поскольку споры между казаками о том, являются они народом или сословием, явно вредят благородному делу возрождения казачьих культурных и державных традиций. Я в предыдущей статье уже писал о прошедшем 26 января 2013 года в Ростове-на-Дону митинге донских казаков при участии представителей Уральского, Терского и Кубанского казачьих войск, а также Московского казачьего круга. Писал я и о тех требованиях, которые участники митинга выдвинули в адрес руководства Ростовской области и федеральных властей: – признать казачество народом; – не препятствовать регистрации региональных Национально-культурных автономий (НКА); – разрешить указывать «казак» в качестве национальности в документе, удостоверяющим личность. Подписи под этими требованиями (причем, в основном, только в интернете) поставили около 3000 человек. Некоторые эксперты подчеркивают, что в одно только Войско Донское входит почти 150 тысяч казаков и членов их семей. Эти эксперты считают, что заявленные на митинге требования для большинства казачества просто неактуальны. Однако с такой оценкой соглашаются далеко не все специалисты. Многие указывают и на авторитет атаманов, которые уже много лет выступают с подобными требованиями, и на достаточно широкое представительство казаков на ростовском митинге, и на реакцию местной власти в отношении требований митингующих. Так, 7 февраля 2013 года департамент Ростовской области по делам казачества и кадетских учебных заведений решил создать рабочую группу для проработки вопроса о «возможности внесения в свидетельство о рождении ребенка национальности родителей — «казак» и «казачка». Но при этом замгубернатора области (и по совместительству лидер «Казачьей партии РФ») С. Бондарев заявил в ноябре 2012 года, что «казак — это сословие» и что его соратники не выступают за признание казаков «самостоятельным народом». Видимо, местная власть будет пытаться найти по этой проблеме какой-то компромисс между разными группами казачества. Однако многие эксперты считают, что какие-либо частичные уступки вряд ли удовлетворят атаманов, возглавляющих протестную акцию. Так организатор митинга, атаман Зимовниковского юрта ВКО ВВД П. Сериков заявил: «Казачий народ очень упрямый и вредный. Это характерная черта нашего народа. И когда власть игнорирует нас, народ начинает заводиться. Но я думаю, наше государство разумное, поэтому будет адекватным и отреагирует на наши требования». Значит, для лидеров протеста все эти вопросы носят принципиальный характер, и полумер они не примут? Почему? Профессор Южного федерального университета А. Лубский уверен, что «митинги организуют «идеологи» казачества, у которых есть вполне реальные политические цели — передать казачеству часть государственных и муниципальных функций. Поначалу речь даже шла о том, чтобы уравнять казачество как народ с другими народами России, имеющими свои органы государственной власти (например, проекты создания Донской республики)». Значит, у «идеологов» казачества есть другая программа, выходящая за рамки публично выдвинутых в январе 2013 года требований? Некоторые специалисты убеждены, что речь идет именно об этом. И что такие «идеологи» действительно имеют целью создание «независимого казачьего государства», но на публичных мероприятиях и в официальных документах стараются избегать радикальных лозунгов. А потому — пока — публично заявляют те требования, которые вписываются в принятый в начале 90-х годов Закон «О реабилитации репрессированных народов». Но считают выполнение этих требований, предполагающих «политическую и территориальную реабилитацию казаков», лишь первым шагом на пути к обособлению и отделению от Москвы. Но иногда подобные «идеологи» публично проговариваются о своих реальных целях. Такие проговорки есть, например, в материалах организации «Донская казачья республика» (ДКР), которую мы уже упоминали ранее. Ее лидер атаман А. Юдин — один из инициаторов «казачьего возрождения на Дону и в России» — как раз из таких «идеологов». Процитируем некоторые положения из двух проектов Конституции этой самой «Донской казачьей республики»: «Суверенитет Донской казачьей республики выражается в обладании всей полнотой государственной власти... вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий РФ по предметам совместного ведения... В пределах своих полномочий ДКР самостоятельно участвует в международных и внешнеэкономических связях… Все граждане по праву рождения получают на свои личные счета часть дохода от использования природных ресурсов ДКР... Земля и все полезные ископаемые недр в пределах территории ДКР принадлежат на праве собственности ДКР... Государственными языками в ДКР являются казачий и русский языки...» А далее — главное: «В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом Казачьей республики Всевеликого Войска Донского, изданным по предметам ведения Казачьей республики Всевеликого Войска Донского, действует нормативный правовой акт казачьей Республики». Здесь фактически устанавливается приоритет регионального законодательства над федеральным. Но и это не все. В материалах газеты «Донское время» (печатный орган «ДКР») появляется другое название будущего казачьего государства: «…Ту ростовщически-воровскую жизнь, которую Казакии навязывают богоизбранные, никак невозможно связать с традиционным (десятитысячелетним) казачьим жизнеустройством. Или то, или это. Химеры, то есть слияния разнородного, быть не может...» Название «Казакия» здесь явно не случайность. И адресует не только к полной независимости от России, но и вполне определенным зарубежным «конструкторам» казачьего протеста. Но об этом — ниже. Здесь же подчеркнем, что лидер «ДКР», председатель Совета атаманов Юга России А. Юдин — фигура совсем не маргинальная — не только фактически занимается пропагандой независимой Казачьей республики, но и плотно сотрудничает с зарубежными организациями «казачьих националистов», активно пропагандирующих независимую «Казакию». Понимает ли та часть казачьего сообщества, которая следует за подобными идеологами, в какую разрушительную для России игру их втягивают? Участниками какого антироссийского проекта, зародившегося почти 90 лет назад в среде белой эмиграции, они могут стать? На этом вопросе стоит остановиться, ибо он раскрывает генезис некоторых «казачьих» идеологических и политических инициатив.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:43 | Сообщение # 182
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
В среде казаков, оказавшихся после Гражданской войны в эмиграции, сформировалось три основных политических течения. Первое выступало за то, что «казачьи земли» должны оставаться в составе России, освобожденной от большевиков, и если и допускалась временная «независимость казачьих земель», то только до «полной победы над красными». Второе течение декларировало «суверенитет казачьих территорий» независимо от дальнейшей судьбы России. А еще были украинские казачьи националисты, защищавшие идею «самостийности Украины». Во второй половине 1920-х годов казаки-эмигранты создали организацию «Вольное казачество» («Вольно-казачье движение»), ставившую целью создание на территории России независимого государства «Казакия». Была разработана и Конституция «суверенного федеративного государства Казакия» — со своими органами власти, вооружёнными силами, налоговой системой, денежным обращением, таможенными границами и т. д. В этой Конституции, напечатанной в январе 1932 года в журнале «Вольное казачество», определялись и границы будущего государства: «Объединенная Казакия составляется из следующих политически-автономных областей, именуемых «Членами Союза»: Дон, Кубань, Терек, Яик (Урал), Астрахань, Оренбург и Калмыцкая область… Гражданам Казакии возбраняется состоять одновременно в подданстве какого-либо иного государства, принимать от него титулы и знаки отличия, и публичные должности... Казакия есть вполне суверенное государство. Она совершенно свободно входит со всеми иностранными государствами в те международные сношения, которые по ее усмотрению в наибольшем размере желательны и полезны для безопасности страны и для развития всех культурных условий в жизни Казакии». Обратим внимание на то, что всё не ограничилось простыми декларациями. В начале 1930-х годов к лидеру «Вольного казачества» генералу И. Быкадорову проявили интерес сразу несколько зарубежных разведок, рассматривавших сепаратизм в качестве инструмента развала России. Среди них были поляки, чехи, французы и англичане. Сами лидеры «Вольного казачества» (И. Быкадоров, И. Билый, М. Фролов и др.) жили в Праге и получали финансирование от польской разведки. Практически все поступающие И. Быкадорову предложения о помощи по созданию Казакии предполагали плату или частью российской территории, или правами на добычу полезных ископаемых и эксплуатацию транспортной инфраструктуры. Например, представитель английской разведки сразу заявил на встрече, что «под протекторат Его Величества поступают всё Закавказье, Дагестан, Абхазия и все советские горские республики», а внешняя политика Казакии согласуется с правительством Англии... Надо отдать должное И. Быкадорову. Казачий генерал не принял ни одного подобного предложения своих зарубежных визитеров (да и делить особо было еще нечего). А позже публично заявил, что «видит будущее донских казаков в едином сильном Российском государстве». В 30-е годы интерес к казачьему сепаратизму проявляли и немцы. К началу войны в Европе уже существовало несколько организаций и печатных изданий, отстаивающих идею создания независимого государства Казакия. Этих самостийников, как и казаков, выступавших за «Единую и Неделимую Россию», фашисты использовали для построения казачьих формирований, выполнявших в основном карательные функции. Более того, для обоснования своего сотрудничества с казачеством фашисты (при помощи самих же самостийников) разработали «научную теорию» о «казаках-арийцах» (которая, отмечу, иногда появляется на казачьих сайтах). По этой «теории» «казаки являлись потомками остготов, владевших Причерноморским краем во II–IV вв. н.э. Следовательно, это не славяне, а народ германского корня, сохраняющий прочные кровные связи со своей германской прародиной». В первой половине 40-х гг. среди казаков-самостийников была довольно широко распространена идея о том, что «казачество — это особый народ, …находившийся под рабством России в течение 180 лет до революции, и задачей которого является обретение в ходе войны национальной и государственной независимости». Среди сторонников идеи «казачьей самостийности» следует упомянуть генерала П. Краснова, возглавлявшего Главное Управление казачьих войск в Берлине и консультировавшего немцев по вопросам казачества. А после войны тезис о якобы существовавшем независимом государстве «Казакия» вошел, с подачи украинских эмигрантов-националистов (прежде всего, бандеровских, но и не только) в «Резолюцию о порабощенных нациях», принятую Сенатом и Конгрессом США в июле 1959 года. Резолюция гласит: «…Империалистическая политика коммунистической России привела, путем прямой и косвенной агрессии, к порабощению и лишению национальной независимости Польши, Венгрии, Литвы, Украины… Идель-Урала… Казакии и других… Нам следует надлежащим официальным образом ясно показать таким народам тот исторический факт, что народ Соединенных Штатов разделяет их чаяния вновь обрести свободу и независимость».
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:44 | Сообщение # 183
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Среди сторонников идеи «казачьей самостийности» следует упомянуть генерала П. Краснова, возглавлявшего Главное Управление казачьих войск в Берлине и консультировавшего немцев по вопросам казачества. А после войны тезис о якобы существовавшем независимом государстве «Казакия» вошел, с подачи украинских эмигрантов-националистов (прежде всего, бандеровских, но и не только) в «Резолюцию о порабощенных нациях», принятую Сенатом и Конгрессом США в июле 1959 года. Резолюция гласит: «…Империалистическая политика коммунистической России привела, путем прямой и косвенной агрессии, к порабощению и лишению национальной независимости Польши, Венгрии, Литвы, Украины… Идель-Урала… Казакии и других… Нам следует надлежащим официальным образом ясно показать таким народам тот исторический факт, что народ Соединенных Штатов разделяет их чаяния вновь обрести свободу и независимость». Знаменательно, что часть казаков-эмигрантов не приняла фальсификации на тему Казакии. Так, донской казак, профессор Г. П. Чеботарев (1899-1986), живший в США, посвятил разоблачению украинских националистов, «дезинформировавших Конгресс США», статьи и часть своих воспоминаний. Чеботарев, входивший в близкое окружение генерала П. Краснова, как реальный очевидец событий тех лет свидетельствовал, что «провозглашение Всевеликого Войска Донского (ВВД) независимым государством в сентябре 1918 года было сделано под давлением командования германских войск, оккупировавших Украину и стремившихся к дальнейшему расчленению всей России». И что во время Гражданской войны на территории России «не существовало национально-независимого государства, называвшегося Казакией». При этом Г. Чеботарев в своих воспоминаниях приводит цитату из послания Донского Войскового Круга крестьянам Воронежской губернии в сентябре 1918-го: «Мы хорошо помним, что мы плоть от плоти Русского народа. Мы ни на минуту не забываем, что судьба донских казаков тесно связана с судьбой русского народа и Российского государства». Так что возникает большой и болезненный вопрос. Если возрождение казачества в России происходит в основном с опорой на традиции белого казачьего движения, то почему даже из этого достаточно противоречивого наследия некоторые атаманы отбирают то, что разрушает казачество и страну, а не то, что должно нас примирить и объединить как нацию, а наше государство сделать сильным и независимым? В предыдущих номерах нашей газеты уже рассматривался ряд элементов диффузной сепаратистской войны, которые можно объединить под условным названием «регионалистское краеведение». Это такой особый тип «краеведения», при котором отдельная «история родного края», которая является неотъемлемой частью истории нашей страны, начинает странным образом «переосмысливаться». И в результате оказывается, что в России якобы давно существует некий «коренной народ». И что этот «коренной народ» имеет и собственную отдельную «богатую историю», и собственных «народных героев», которых якобы почитает часть местного населения. А потому этот народ вправе претендовать, как минимум, на «национально-культурную автономию», а лучше — на политическую автономию или даже на независимое государство. При этом часть региональной элиты — иногда самостоятельно, а иногда и при поддержке из Федерального центра (или из-за рубежа) — под лозунгом «возрождения народных традиций» начинает использовать такой тип «краеведения» в своей политической игре. Когда такие игры ведут люди, не обремененные властными полномочиями, то это можно остановить или придать этому конструктивное направление через мобилизацию общественного мнения, в крайнем случае, привлекая на помощь местный «административный ресурс». Но когда в этом процессе участвуют представители региональной власти при нулевой реакции (или при поддержке) из Центра, то возникают не только проблемы, но и серьезные вопросы. И мы хотим их задать. Предварительно оговорим, что мы предельно положительно относимся к такому явлению нашей жизни, как возрождение казачества. Но — при одном условии. Возрождение традиций служилого казачьего сословия, содержащих в себе огромный державостроительный потенциал, должно быть направлено на благо Отечества. То есть, на укрепление территориальной целостности России, на поддержание межнационального мира, на борьбу с искажением и осквернением истории нашей страны. И в данном случае, мы хотим поставить те вопросы, ответов на которые ждут и представители самого «казачьего сословия», и их потенциальные союзники в деле укрепления российского государства. В предыдущей статье я уже обсуждал учредительный съезд «Казачьей партии Российской Федерации» (КпРФ), который состоялся 24 ноября 2012 года. Там, как мы помним, вице-губернатор Ростовской области С. Бондарев (возглавивший КпРФ) высказался по одному из ключевых вопросов, относительно которого среди казаков нет единого мнения. Так, С. Бондарев заявил, что КпРФ, созданная «для всех граждан России», не претендует на то, чтобы казаки были признаны «самостоятельным народом». Но почему С. Бондарев так жестко зафиксировал свою позицию в этом вопросе? Потому что многие, увы, имеют диаметрально противоположное мнение. Заявление лидера КпРФ являлось отголоском той дискуссии, в которую уже давно вовлечены и сами казаки, и руководство регионов, тесно связанных с историей казачества. Так, в «Казачью партию РФ» отказались вступать кубанцы. Еще в октябре 2012 года на VI Всемирном конгрессе казаков в Новочеркасске атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда заявил: «Перестав опираться на свою собственную идею — идею возрождения казачества как народа, идею казачьего братства и казачьего единства — казачество мгновенно окажется «размазанным» и очень скоро перестанет существовать вообще. Никаких партий нам не надо! У нас уже есть то, что превыше всех партий: казачья идея, казачий народ, казачье войско». Итак, в октябре кубанский атаман агитировал: «Даешь казачий народ!». А 8 декабря 2012 года в Москве прошла международная конференция «Казачество как фактор межнациональной стабильности», инициированная Межрегиональной общественной организацией «Кубанская казачья община» и казачьим журналом «Казарла». Более 400 участников мероприятия — представители региональных властей, казачьих организаций России и ряда стран ближнего зарубежья и Юго-Восточной Европы — уделили внимание таким спорным вопросам, как «кто есть сегодня этнический казак?»; «каковы перспективы развития его народа?»; «чем отличается понятие «казак» от понятия «казачество»?»; «казачество — это сословие или народ?». Или сословие, или народ... Дальше выясняется, что сословие невозможно, а значит — народ.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:46 | Сообщение # 184
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Атаман Кубанской казачьей общины г.Москвы Николай Ерёмичев в своем докладе пытался проанализировать, каковы итоги и дальнейшие перспективы «возрождения казачества»: «Вот уже 22 года мы занимаемся возрождением. Только непонятно, что мы сейчас возродили. Потому что возродить то, что было... невозможно... Все территории казачьих войск находятся в рамках субъектов Российской Федерации... Казаки не были поименованы в качестве отдельного народа... Сейчас казаки воспринимаются прежде всего как члены общественных организаций... Когда мы говорим, что казачество — это сословие, то вообще непонятно, как это воспринимать. Мы живем во внесословном обществе. В конституции РФ нет такого понятия, как сословие». Да, это новая реальность, с которой необходимо считаться, пытаясь «возрождать казачьи традиции». Главное, что сейчас из этой традиции востребовано государством, — это воинское служение, защита Отечества. И здесь — понятно, какие существуют перспективы. Но то, что пытаются дополнительно получить от этого процесса часть казачества и некоторые чиновники, вступает в явное противоречие с возможностями российской политической системы. А это, в свою очередь, может навредить благородному делу возрождения казачьих традиций. Подчеркнем, традиций, содержащих в себе огромный государственнический потенциал. Кто-то это противоречие осознает, а кто-то, невзирая на высокую занимаемую должность, не придает этому решающего значения. Например, 2 августа 2012 года на расширенном заседании коллегии ГУ МВД по Краснодарскому краю губернатор Кубани Александр Ткачев заявил следующее: «На протяжении последних 10–20 лет мы сознательно поддерживаем казачество, это наша культура, традиции, песни. По большому счету, ведь еще и сто лет не прошло, как на кубанской земле жили казаки. А ведь казаки — это народ, как русские, татары, мордвины и т. д. Это народ, входящий в Российскую Империю. Потом он лишился этого статуса, никто и не претендует на возвращение, но тем не менее...» Как видно из приведенных (в этой и предыдущей статье) высказываний, многие претендуют именно на возвращение статуса «казачьего народа». А выбор символов Кубани, в частности, флага дает повод к неоднозначному толкованию позиции прежней и нынешней краевой власти по данному вопросу. Флаг Краснодарского края, утвержденный еще в мае 1995 года, повторяет по цвету флаг Кубанской Народной республики. А эта страница истории казачества прямо адресует к возникновению в 1918 году на территории бывшей Кубанской области независимого государственного образования со своими законодательными и исполнительными органами власти. Несмотря на то, что во внутренней политической борьбе новой республики тогда сталкивались три силы: сторонники «единой и неделимой России», приверженцы федеративного или независимого государства — повестку дня задавали последние. В 1918 году за присоединение Кубани шло тайное противоборство между Донским правительством и Украиной. Тогда же, по утверждениям атамана Всевеликого Войска Донского (ВВД) генерала П. Краснова, рассматривался и проект нового федеративного государства с участием Кубанской Народной Республики, ВВД и Украинской Державы гетмана П. Скоропадского. С ней конкурировала идея создания Конфедерации казачества, народов степей и горцев Северного Кавказа... Стремление части кубанских лидеров к отделению от России стало тогда причиной острого конфликта между депутатами Краевой Рады и командующим Добровольческой армии генералом А. Деникиным. Результатами этого противостояния стали расправа с «отделенцами» и (как реакция на это) массовое дезертирство кубанцев из Добровольческой армии. Весной 1920 года наступление Красной Армии положило конец Кубанской Народной республике. Но обострившиеся во время Гражданской войны конфликты внутри кубанцев, а также между ними и донскими казаками еще долго определяли взаимоотношения и среди казачьей эмиграции, и среди казачьих сообществ России. Таким образом, в 1995 году, еще во время губернаторства ставленника прежней «партии власти» Е. Харитонова, при утверждении флага Краснодарского края выбрали символ, связанный с теми страницами истории «белого казачества», которые адресуют и к внутреннему расколу среди казаков, и к «сепаратистским идеям». Странный выбор, не правда ли? Затем под этим флагом руководил регионом «красный губернатор» Н. Кондратенко. И под этим же флагом продолжает «возрождать казачество» в крае с конца 2000 года нынешний губернатор-единоросс А. Ткачев. Адресация этого «возрожденческого процесса» уже на начальном этапе именно к «белому казачеству» и фактическое игнорирование при этом тех страниц истории, которые связаны с участием казаков в Гражданской и Великой Отечественной войнах на стороне Красной Армии, заставляет нас обратить внимание на еще один очень значимый сюжет. Он связан с возвращением на Родину регалий Кубанского казачьего войска (ККВ) и героизацией хранителя этих реликвий, атамана ККВ за рубежом В. Г. Науменко (1883–1979). После Гражданской войны более 10 тысяч кубанских казаков оказалось в эмиграции. Среди них и член Кубанского краевого правительства по военным делам генерал В. Науменко, отвечавший за хранение переправленных сначала в Европу, а затем в 1949 году в США регалий Кубанского казачества (знамена, штандарты, награды и т. д.). Возвращение регалий на Кубань (о чем шли переговоры аж с 1990 года, с момента «возрождения казачества» в России) началось в 2006 году, после того как губернатор А. Ткачев выполнил часть требований зарубежной казачьей общины: восстановление войскового храма и памятника императрице Екатерине... Требование о переименовании краевого центра в Екатеринодар не было выполнено по причине несогласия с этим большинства жителей Краснодарского края. Не получило всеобщей поддержки в регионе и почитание некоторых лидеров Кубанской Народной республики (в агитации за это почитание принял участие ряд местных историков и представителей власти). Поклонники Войскового атамана ККВ В. Науменко в качестве аргумента выдвигают тезис о том, что генерал, сохранивший для кубанцев священные реликвии, был «против независимости Кубани» и выступал за «единую и неделимую Россию». При этом они всячески пытаются оправдать сотрудничество своего кумира с фашистами во время Великой Отечественной войны. Но хорошо известно, что с 1941 года атаман В. Науменко участвовал в формировании добровольческих казачьих подразделений Вермахта, куда входили и откровенные сепаратисты, сторонники независимого государства «Казакия». С весны 1944 года генерал Науменко служил в Главном Управлении казачьих войск в Берлине, созданном тогда же под руководством бывшего атамана Всевеликого Войска Донского генерала П. Краснова. На все эти факты современные поклонники атамана В. Науменко — в том числе, из Департамента образования и науки Краснодарского края, — отвечают таким образом: «Эпизод сотрудничества В. Г. Науменко с вермахтом был ситуативным, … не связанным с какими-либо активными действиями». Что имеется в виду? То, что казачий атаман сам не вешал и не расстреливал, а «только» формировал воинские подразделения, принимавшие участие в карательных операциях? «Ситуативное сотрудничество»? Но ведь среди казачьих генералов, находившихся в эмиграции, были и такие, кто не пошел на «ситуативное сотрудничество» с фашистами! Почему местные историки и чиновники популяризируют и славят того, кто воевал на стороне фашистской Германии? Нынешний атаман Кубанского казачьего войска Н. Долуда так определяет место этого лидера «белого казачества»: «С именем Вячеслава Григорьевича (Науменко) связано возрождение казачества на Кубани, а вся его жизнь — образец преданности своему делу». Это вот такие у нас «герои», выбранные для процесса «возрождения казачества» в России? А где в этом процессе место тем казакам, которые чтят память своих предков, защищавших свою Родину, СССР от фашистской оккупации? На каких героических примерах основано военно-патриотическое воспитание подрастающего поколения казаков? Для чего нужно в совершено новой политической реальности метаться в поисках «национальной самоидентификации» казачества? На защиту какого Отечества готовят нынешние учителя тысячи мальчишек, влюбленных в романтику «вольной казачьей жизни»? Это вопросы, на которые придется отвечать тем, кто всерьез озабочен возрождением казачьих традиций в России! https://gazeta.eot.su/article/kazachestvo-iskushenie-nezavisimostyu http://vk.cc/4UW7gz http://vk.cc/4UW7lH http://vk.cc/4UW7wv

http://voprosik.net/problemy-vozrozhdeniya-kazachestva/ © ВОПРОСИК
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:53 | Сообщение # 185
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
У истоков возрождения кубанского казачества.

Шевченко В.Ф., аспирант КГУКИ

Несмотря на все зигзаги истории нашей страны, российское казачество на сегодняшний день – реально существующий факт. Только в Краснодарском крае, по недавнему заявлению атамана Кубанского казачьего войска Н.А. Долуда, в крае проживает около 113 тыс. казаков [1]. Казаки ассоциируют себя с народом, который в числе других входит в состав Российской Федерации. Кроме того, казачество позиционирует себя как народ, обладающий особым статусом, сущность которого состоит в защите государства Российского и охране порядков, существующих в нем. Особый интерес в плане научного изучения казачества представляет то, что о себе казаки заявили по сути, лишь с развалом СССР. Поэтому многие аспекты их идей и деятельности, их значение для общества вызывают много вопросов. Для Краснодарского края актуальным будет исследовать кубанское казачество, которому мы и уделим внимание в данной статье.

Много споров вокруг современного казачества разгорается по предмету возможности или невозможности его возрождения, образа современного казака, смысла существования на сегодняшний день казачества, а также его статуса: народ ли это, сословие или нечто иного рода. В данной статье мы постараемся уйти от этих практически уже вечных для современных исследователей казачества вопросов. Не меньший интерес для нас представляет история возрождения кубанского казачества. Поэтапно отслеживая события, которые происходили в то или иное время, анализируя мысли и идеи участников событий, которые удалось зафиксировать в источниках, нам открывается смысл явлений, происходящих сегодня с казачьим движением на Кубани.

Конец 80-х – начало 90-х гг. стал для Советского союза, а затем Российской Федерации периодом, когда многие общественные процессы, о которых раньше и помыслить было невозможно, разворачивались невероятно быстро. На Кубани эти годы стали также насыщенными и определяющими для современного Кубанского казачества. Казачий дух, несмотря на почти семидесятилетнюю опалу со стороны государства и его идеологии не был изжит до конца. Иначе как можно объяснить активное общественное движение, которое началось в 1989 г. и продолжилось в еще более развернутой форме в последующие годы. В марте 1989 г. на Кубани появляется, по сути дела, первая официальная казачья организация – Кубанский казачий клуб [2]. Ее организаторами стали потомки казаков: В. П. Громов, А.Е. Берлизов, Ф.Г. Бунин и др. В общей своей массе общество насчитывало 30 человек [3]. Задачами общества были: изучение истории казачества, его традиций и культуры, изучение и изготовление традиционной казачьей формы, коневодство, участие в исторических реконструкциях, а также привлечение новых членов, и обучение их всему выше перечисленному [2]. Публикация в газете статьи о Кубанском казачьем клубе, и его деятельность привели к тому, что на Кубани один за одним начинают создаваться казачьи общества. Процессы эти не были ограничены только территорией Кубани, на всех территориях, где исторически проживали казаки, а также где оказалось множество их потомков, происходили аналогичные движения. В Москве также было создано землячество во главе с атаманом Г.Л. Немченко. В адрес московского землячества стали поступать просьбы о помощи в организации казачьих обществ, и тогда был намечен созыв учредительного съезда казаков России[4, с. 99].

Съезд в Москве прошел 30 июня 1990 г. В нем приняли участие делегации из разных уголков Советского союза. 260 делегата и 457 гостей, в число делегатов вошли и кубанские казаки [5].

Опыт участия в подобном мероприятии, а также энергетический толчок, позволил теперь кубанскому казачьему движению рассчитывать на реальность проведение Всекубанского съезда.

Численность казаков, создавших официальную организацию или вступивших в подобную, росла с каждым днем. К октябрю 1990 г. численность Кубанского казачьего клуба увеличилась примерно до 100 человек [4, с. 84]. Появлялись новые общества: казачий круг «Круглик», кубанская казачья ассоциация «Россия» (г. Горячий ключ), Пашковское станичное общество и др. [6]

Создан был организационный комитет, который возглавил В.П. Громов [5]. А.А. Бабков подготовил текст обращения к казакам Кубани. В планах предусматривалось создание общественно-патриотической организации кубанских казаков. Для составления устава в помощь были приглашены член краевого суда Ю.Н. Загудаев и работник прокуратуры Н.И. Шепель. Так же было принято решение о названии будущей организации Кубанской казачьей Радой. Съезд был запланирован на 12-14 октября 1990 г. [7, с. 161]

Окружающие по-разному оценивали происходившую ситуацию. Представители власти боялись разжигания межнациональной розни, и основой упор делали именно на этот аспект [8]. Казаки в свою очередь учли данную заметку и отреагировали оперативно. На съезд был приглашен председатель общества «Адыгэ хасэ» А. Схаляхо. В прессе была опубликована совместная статья В. Громова и А. Схаляхо, а также Н. Куск о единении казаков и адыгов [9]. Представители казачества в свою очередь напомнили общественности о том, что казачество находиться далеко в незавидном положении, являясь объектом постоянных нападков и упреков [10]. А также о том, в каком бедственном положении находиться казачья самобытная культура [11].

Как и было запланировано 12 октября начал свою работу I-й Всекубанский съезд казаков [12]. Накануне съезда 11 октября было

проведено освящение знамени Кубанского казачества [4, с. 117]. Съезд проводился в оборудованном для такого случая здании Краснодарской краевой филармонии. На съезд прибыло 455 делегатов из 43 городов и районов края и 197 гостей [12].

Практически первым вопросом стал национальный. После выступления А. Схаляхо съезд пришел к общему мнению о единении народов и взаимопомощи. Самым сложным и эмоциональным оказался вопрос о выборе атамана. Реальными претендентами, между которыми и развернулась борьба стали: В.П. Громов, кандидат исторических наук, председатель организационного комитета, атаман Пашковского казачьего общества и В.И. Каюда, атаман горячеключевской Кубанской казачьей ассоциации «Россия». В итоге горячеключевская группа казаков покинула съезд в знак протеста. Атаманом Кубанской казачьей Рады был избран В.П. Громов [12].

На съезде также активно обсуждался Устав общества, и в течение нескольких дней съезда были выработаны совместные методы организации, а также цели и задачи. Позже этот устав был официально зарегистрирован исполкомом краевого Совета народных депутатов [13, с. 320]. Таким образом, движение, называющее себя отдельным народом, регламентировало свою деятельность официальным документом. Этот Устав представляет большой интерес для определения статуса казачьего движения на тот момент и определения его планов на дальнейшее развитие.

Согласно Уставу, кубанское казачество представляет собой этническую группу населения, со своей самобытной культурой. Кубанская казачья Рада как общественно-патриотическое объединение представителей кубанских казаков ставит следующие задачи: изменение земельных отношений в крае, установление экологически безопасных способов хозяйственной деятельности различных предприятий, восстановление исторической справедливости по отношению к казачеству, изучение казачества, пропаганда культурного наследия казаков, воспитание казачьей молодежи с учетом

казачьих ценностей и традиций, проведение казачьих мероприятий, восстановление исторических названий, охрана исторических памятников, сотрудничества с землячествами зарубежья [14]. То есть возрождение планировалось в первую очередь в духовном плане. Идея же о земельных отношениях выглядит нереальной.

Членами Кубанской казачьей Рады могли стать крещенные в православии потомки казачьих родов Кубани и выходцы из них, живущие за пределами исторических территорий, заселяемых кубанскими казаками, достигшие 16-летнего возраста, а также лица, практической деятельностью и жизненными интересами связанные с казачеством, желающие возродить самобытность казачьего этноса, его историю и культуру, активно способствующие этому, признающие требования Устава [14]. Как видно из данной формулировки, принцип вступления в казачество практически основывался на древних традициях, национальная принадлежность не учитывалась.

Органы управления также соответствовали казачьим традициям. Основные должности были выборными, каждый казак, член Кубанской казачьей Рады, имел право избираться в правление. Ограничение было только по возрасту – не моложе 25 лет [14].
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 12:53 | Сообщение # 186
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Интересными выглядят предложения, которые были закреплены в обращении к правительству: о возрождении Кубанского казачьего войска в составе Советской армии, о праве атамана наделять землей казаков, о создании казачьей фракции в крайсовете, выдвижение Громова кандидатом в депутаты по 15-му территориальному избирательному округу [12].

Если Устав еще выглядит достаточно отстраненным от политической жизни страны, хотя и в нем есть определенные противоречия Конституции СССР и советскому праву [15] , то Обращение раскрывает более приземленные и несоответствующие законодательству замыслы участников

движения. Все его пункты указывают на желание внести свою лепту в политическую жизнь страны.

Стоит отметить, что некоторые из предложений были претворены в жизнь уже в ближайшее время. 29-30 ноября 1990 г. Совет атаманов Союза казаков прошел в Краснодаре [16]. На этом Совете была принята Декларация казачества России. В пунктах Декларации упоминались: возрождение воинских формирований, казачье представительство во власти, восстановление экономической самостоятельности [17]. Но только идея о воинских формированиях в рядах армии нашла поддержку у правительства. В осенний призыв 1990 г. был сформирован 1-й Кубанский казачий взвод, служба которого проходила на Толбинской казачьей заставе в Подмосковье [18].

Таким образом, 1990 г. стал для Кубанского казачества знаменательным, так как в этом году произошло оформление организованного движения с общими целями и задачами, а так же стала по- настоящему возрождаться память о почти забытом казачестве. Стоит отметить, что возрождение на Кубани не было оторвано от аналогичных процессов в стране, вносило свою лепту в общее дело. Что же касается целей возрождения, то они были в основном духовного, культурного плана, но такой многочисленной и активной группе людей невозможно было избежать участия в политической жизни огромной страны, и как видно они это понимали и имели свою позицию.

Список использованных источников:

1. URL: http://www.slavakubani.ru/read.php?id=4456 [Дата обращения: 2.11.2012].

2. Бунин Ф. Мы из казачьего клуба. // Комсомолец Кубани. 1989. 28 марта.

3. Бурмагин А.Г. Мы из кубанского казачьего клуба // Кубанские новости. 2009. 4 июля.

4. Бурмагин А.Г. От Кубанского казачьего клуба к Кубанской казачьей Раде. Краснодар, 2009.

5. Громов В.П. Сохранить обычаи и обряды // Советская Кубань. 1990. 14 июля. 6. URL:http://www.rojdenierus.ru/rojdenie/forum/viewtopic.php?f=45&t=2856&start=0. [Дата обращения: 25.11.2011].

7. Бабков А.А. Казачья карта. Краснодар, 2011.

8. Н.И. Кондратенко. Наш флаг – братство всех народов Кубани. К вопросу о возрождении казачества в крае//Советская Кубань. 1990. 11 октября.

9. Схаляхо А., Громов В., Куск Н. Обращение // Советская Кубань. 1990. 10 октября.

10. Берлизов А., Щеголев В. Здравствуйте, братья! // Советская Кубань. 1990. 10 октября.

11. Ткаченко П. Где спит казачья слава?.. Раздумья о судьбе родного края и утраченной духовности // Советская Кубань. 1990. 13 октября.

12. Панчишкина О. В Рождество казацкое // Комсомолец Кубани. 1990. 17 октября.

13. Летопись Кубанского казачьего войска: 1696-2006 / под общ. ред. проф. В.Н. Ратушняка. – Краснодар: ОИПЦ «Перспективы образования», 2006. 14. URL:http://www.referent.ru1/22716 [Дата обращения: 11.07.2012].

15. Тарасенко М. Что хотят возродить организаторы казачьего круга? // Советская Кубань. 1990. 10 октября.

16. Бушев А. Шашки наголо? // Комсомольская правда. 1990. 16 декабря. 17. URL: http://www.old.nasledie.ru/oborg/2_18/0119/01.htm [Дата обращения: 25.02.2012].

18. Панчишкина О. Первый казачий // Комсомолец Кубани. 1990. 16 декабря.

Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность: сборник материалов XIII научно- практической конференции «Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность», г. Краснодар, 22 февраля 2013 г. – Краснодар: ИМСИТ, 2013. – 348 с.

http://kashirinskij.ru/u-istokov-vozrozhdeniya-kubanskogo-kazachestva/
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 13:20 | Сообщение # 187
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Казачество. Жизнь после смерти

 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 13:31 | Сообщение # 188
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Энциклопедия Казачества - Россия

 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 13:34 | Сообщение # 189
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Три войны казака Недорубова

 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 18:38 | Сообщение # 190
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Опять сбылась старинная казачья пословица: "Как война, так братцы, как мир, так сукины дети".



https://topwar.ru/76212-kazaki-v-nastoyaschee-vremya.html
Прикрепления: 8044249.jpg(58Kb)
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 20:04 | Сообщение # 191
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
ИТОГИ КАЗАЧЬЕГО РЕНЕССАНСА НА ДОНУ. 2010 год.

Иван Болдырев.

Как говорит бывший Верховный Атаман Союза Казаков России природный донской казак рожак Гниловской станицы А.Г. Мартынов: «…Более чем тысячелетняя история казачества и двадцать лет его возрождения…». Что же случилось двадцать – двадцать пять лет назад на территории, именовавшейся некогда Землей Донских казаков?
Прежде всего, о казаках, пусть пока как о белоказачьих бандах, кулаках с одной стороны и их классовых врагах – казаках, в той или иной степени поддержавших большевиков, а потом и молодую Советскую власть, заговорили в среде интеллигенции, большей частью имевшей отношение к истории. Здесь стоит упомянуть и работников Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника, и профессорско-преподавательский состав исторического факультета Ростовского государственного университета. Тема казачества на истфаке разрабатывалась преимущественно теми учеными, которые являются казаками по происхождению. Вполне естественно, что эти разработки вызывали живейший интерес и у студентов. Несколько особняком стоит группа казачьей интеллигенции, относившейся к советской номенклатуре. В этой среде руководящих работников среднего звена уже в начале 1980-х гг. начинают появляться и распространяться произведения эмигрантов, посвященные осмыслению итогов Гражданской войны и анализу ошибок, допущенных лидерами Донской республики и Добровольческой армии. Не оставалось вне поля зрения и участие казачьих формирований во II Мировой войне в качестве союзников нацистской Германии, тем более что как раз к началу 1980-х гг. у тех из участников этих формирований, кто выжил в лагерях, закончились сроки заключения, и они вернулись на Родину.
Так была подготовлена почва, условия для начала казачьего возрождения. Неудивительно поэтому, что когда в СССР была провозглашена политика гласности, стали появляться различные демократические течения, заговорили о реабилитации жертв политических репрессий, о реабилитации репрессированных народов, казаки на это отреагировали мгновенно созданием так называемых «Кругов».
Самым первым на Дону подобным кругом был "Шолоховскй круг" в г. Ростове-на-Дону - добровольное общество – литературное товарищество, в которое вошли до 40 литераторов, журналистов, издательских работников. Дату его образования – октябрь 1989 года – принято считать официальной датой начала возрождения казачества на Дону.
В марте 1990 года в г.Ростове-на-Дону был создан Вседонской казачий круг на основе литературного товарищества "Шолоховский круг", Ростовского отделения ВООПИиК, Донского военно-исторического клуба им. М.И.Платова, и других организаций. Общество было зарегистрировано как культурно-историческое объединение при ростовском отделении ВООПИиК, имеющее Программу, Устав и свой расчетный счет. Был избран Координционный Совет, во главе которого встал И.Войтов.
В апреле того же года в г.Волгодонске было образовано общество "Донской казачий круг", Атаманом которого стал Виктор Черкасов, главный редактор органа райкома КПСС газеты "Волгодонская правда". А уже 9 апреля - в Ростове-на-Дону создается землячество "Казачий круг Дона" во главе с Атаманом Владимиром Самсоновым.
28-30 июня – переломный момент в истории возрождения. В г. Москве был собран Учредительный I Большой Круг (съезд) Союза казаков (СК), на котором присутствовало около 300 делегатов из различных регионов СССР. Верховным Атаманом был избран член Московского землячества казаков, казак Гниловской станицы Александр Мартынов. В Правление Союза вошли атаман, товарищи атамана В.Латынин (по организационным вопросам) и Г.Немченко (по культуре и издательской работе), кошевой атаман - В.Овчаров и восемь войсковых старшин (атаман Амурского войска Г.Шохирев, Забайкальского - Г.Кочетов, наказной атаман СК Дальней России В.Богачев и др.).
Все 1990-е годы прошли в упорной борьбе казаков и их атаманов между собой, перемежающейся попытками захвата власти. Это неудивительно. В годы возрождения в казачьей среде оказалась огромная масса маргиналитета, зачастую просто психически нездоровых личностей, алкоголиков и прочих асоциальных элементов. Череда непрекращающихся заговоров, связей с криминалитетом, подписание Договора с Республикой Ичкерией, заказные убийства, пикетирование органов власти, совместные марши с НБП, КПРФ, членство иных «вождей» в РНЕ, облеты Атаманами на личных самолетах и вертолетах Области Войска Донского – через все это прошли донские казаки. Словом, время было лихое и веселое.
Но все проходит, как говаривал мудрый царь Соломон. Государство Российское упорно стремилось выжить и на руинах выстроенного в стиле сталинского классицизма дворца советской Империи собрать хоть какую-нибудь времянку, чтобы пережить суровые годы перемен. Казаков, в которых по-прежнему продолжили видеть верных служак «Вере, Царю и Отечеству» постоянно стремились включить в те или иные проекты. Не случайно, например, что на самых первых Кругах до трети присутствующих составляли пограничники: открывалась огромная, совершенно необжитая граница, пролегавшая по исконно казачьим территориям. Иные деятели вообще лелеяли мысль о том, что казаки, как встарь, будут сами приобретать все вооружение и снаряжение и сформируют нечто вроде Национальной Гвардии.
Самая большая ошибка власти и общественно-политических сил тех лет – никто не интересовался, а что же хочет простой рядовой казак. Не тот, кто обозвал себя Атаманом, нацепил маршальские погоны и начеканил ордена и медали самому себе и своим приближенным, а те, от чьего имени этот «Атаман» действует.
Совершенно очевидно, что люди, родившиеся и выросшие при советской власти, получившие советское образование и советские квартиры, а самое главное – освобождение, которое принесли коммунисты от сословных тягот, душивших казачество, назад в сословие не побегут. Их дети – тем более.
Когда начиналось возрождение, тем, кто сейчас по возрастным показателям подходит под определение молодежи, было не более 11-12 лет, тем же, чьи отцы начали возрождение и вовсе в большинстве своем лет 5-6. Сегодня, спустя почти 20 лет, мы можем сделать некоторые выводы.
Те, кто родился перед возрождением, уже закончили или заканчивают ВУЗы. Это первое за 70 лет поколение, которое не было в октябрятах и не носило пионерские галстуки. Это то поколение, которое в большинстве своем не знает гимна своей страны. Это поколение, чьи родители оказались брошенными в мутный водоворот русского дикого капитализма и, к сожалению, не всегда сумевшие остаться на плаву. Это то поколение, которому почти поголовно окружающая действительность вбила в голову мысль: умри ты сегодня, а я завтра. Это поколение, которое не знает «железного занавеса». Это поколение «Pepsi» и Интернета, Мадонны и Трофима, Бритни Спирс и Михаила Круга, которое не знает кому верить: школьным учебникам или собственным родителям, и поэтому зачастую полностью отбрасывающее все размышления о том, что было до них и что после них останется. Это первое поколение человека нового типа – человека, чьи мозги приспособлены жить настоящим, потому что раз мысли о прошлом выключены, то его нет, а нет прошлого – нет и будущего. Любопытная деталь – как правило, это поколение, которое должно было составить смену своим отцам казакам, идею казачества просто отторгает. Причины этому есть как объективные, так и субъективные.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 20:05 | Сообщение # 192
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Но дети рождаться после 1991 года, Слава Богу, не перестали. Те, кто родился в 1991 и позже, сейчас учатся в школах, в том числе и казачьих, в кадетских казачьих корпусах и профессиональных училищах. С ними ситуация не намного лучше. Эти ребята еще более приспособлены к условиям жизни в российской действительности, чем их предшественники. Казачество для них тоже не входит в число жизненных приоритетов.
Сегодня казачество на распутье – знамя борьбы за восстановление прав казачьего народа передать некому. С одной стороны – остановиться уже нельзя, с другой – казачьи цели абсолютно непонятны, а потому непривлекательны для большинства населения России. Сейчас весь не распутанный и даже не разрубленный за 20 лет возрождения узел вопросов и проблем все туже стягивается на шее казачества угрозой банального вымирания. Эти вопросы лежат на поверхности, но корнями своими уходят в самую глубину. Кто такой казак? Чем он должен заниматься? Какие права и обязанности дает ему казачье происхождение? Эти три вопроса за собой скрывают еще десятки других, но нет единого ответа даже на эти три.
Однако если присмотреться внимательнее, отбросить высокохудожественные мечтания, в которые казаков периодически удается втянуть, ответ однозначен. Проведя анализ реального положения вещей, непременно придешь к выводу: будущее казачества – будущее народа. Только в качестве этноса казаки могут продолжить свое существование в семье народов Великой России. Но при этом не следует забывать такую деталь: казаки – не просто этнос, а государствообразующий этнос наряду с русским, из которого выделились три основные ветви: украинцы (малороссы), белорусы и великороссы (в просторечии русские). Какие факторы обусловили столь высокий статус казачьего народа? Прежде всего, единая с русскими религия. Только она дала возможность выстроить прочный долговременный военно-экономический союз двух народов. Во-вторых, враждебное обоим народам исламско-католическое окружение. Казаки прекрасно осознавали опасность оказаться между молотом и наковальней, а попытки запорожцев и некрасовцев уйти в Турцию, особым успехом не увенчалась. Воевать со своими братьями и единоверцами под изумрудными знаменами Пророка казаки все-таки не смогли. Но вернемся в современность. Прогресс – штука хитрая, ради него нужно от чего-то отказаться здесь и сейчас, чтобы потом что-нибудь когда-нибудь может быть получить. И вовсе не обязательно то, чем мы жертвуем, это нечто отжившее, бесполезное и т.д. Зачастую ради прогресса надо резать по живому, а раны прижигать каленым железом. И ситуация качественного перехода из состояния субэтноса, отягощенного сословными предрассудками, в состояние этноса – не исключение. Он влечет за собой коренные изменения в сознании как массовом, коллективном, так и в индивидуальном. Но взамен можно получить самое основное – возможность нормального существования в постиндустриальном обществе XXI века и участия на приемлемых условиях во всех процессах этого общества. Причем участия в качестве казаков, а не членов общественных организаций и военно-исторических клубов. И самое главное – государствообразующий этнос может претендовать на право организации своих национальных органов управления, куда более эффективных, чем имеющиеся сегодня. А это в свою очередь позволит решить если не все, то очень большую часть стоящих сегодня перед казачеством проблем.
Идеи национального возрождения способны привлечь к казачеству огромное количество молодежи, относящей себя к потомкам казаков, что в свою очередь переведет возрождение на качественно иной этап – этап развития и спасет от вымирания. Молодежь в свою очередь получит неограниченные возможности самореализации.
Рассмотрим другую точку зрения. У нее, в отличие от первой нет единой формулировки. Выражается она примерно следующим образом: казаки – это особая часть русского народа. Причем чем обусловлена эта особость, как правило, умалчивается, но это не суть важно. Важно другое. Особая часть – это, если изъясняться общедоступным языком, сословие. Для того чтобы стать на эту позицию, нужно закрыть глаза на очевидные культурные различия казаков и русских. Если это сделать, получим право на сословные привилегии, в частности право землепользования на особых условиях. Точнее получили бы, будь сейчас на дворе 1917, а не 2009 год. Все эти требования натолкнутся на простой, а потому гениальный вопрос: «А зачем сословие в бессословном обществе?». И этот вопрос разрушит в одночасье все, что было сделано за 20 лет.
Как же все-таки привлечь молодежь в казачьи общины? О проблемах молодежи должны говорить молодые. И казаки, как всякие нормальные люди, не исключение. Молодежи интересно сейчас иметь работу, приносящую доход, а не головную боль как прокормить семью. Интересно иметь свое жилье, а не скитаться по съемным квартирам. Служить в армии в казачьих частях, где служат земляки, а не распыляться по разным частям неизвестного назначения. Молодым нужно, наконец, образование, причем заботиться юноша или девушка должны об учебе, а не о противостоянии национальным группировкам малых народностей, заполонившим ВУЗы. И только потом, по удовлетворении этих потребностей, они смогут оглянуться по сторонам, осмыслить происходящие и соответствующим образом себя самоидентифицировать. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: если человек, преодолевая все трудности и лишения, добьется всего сам, то мы получим еще одного полноценного члена постиндустриального общества потребления, которому форменным образом наплевать на свои корни, пусть они восходят хоть к самому Ермаку.
Если человек осуществляет свою жизнедеятельность вне общности людей одной с ним национальной принадлежности, он неизбежно утратит первоначальную национальную самоидентификацию и ассимилируется. А дети его уже вообще не будут отличать себя от того народа, среди которого живут, учатся и работают. Все эти вещи очевидны и победит тот, кто будет жить в соответствии с реальностью, а не со своими представлениями о ней. Молодежь сейчас составляет меньшинство в казачьих обществах. Это означает примерно следующее: в ближайшей перспективе казачьи общества, и без того крайне малочисленные, уменьшатся ровно до сегодняшнего количества молодежи, а может быть и больше. Но будущее может быть и не столь мрачно.
Здесь стоит сказать несколько слов о существующих ныне молодежных организациях на всем постсоветском пространстве. Попытка властей после 10-15 лет перерыва создать хоть сколько-нибудь централизованные структуры в молодежной среде, провалилась с громким треском. Как не крути, им нужна постоянная финансовая подпитка. Нет ее – нет и организации. Причем подпитка нацелена на проведение разнообразных акций. Если вещи называть своими именами, это картинки для телекамеры и победных реляций в отчетах. Ни один уважающий себя человек, так зарабатывать себе на жизнь не станет. Это, так сказать, в среде молодежи дурной тон. Участие в подобных массовках недостойно человека как такового. Стихийные движения всех и всяческих «оппозиционеров», как правило, держатся до первого столкновения с органами правопорядка, опять-таки по той же причине: человек – созидатель, молодой человек – в особенности, а идейные вдохновители разнообразных маршей – разрушители, они даже самое малейшее препятствие преодолеть не в состоянии. Однако, желание человека жить «среди своих» неистребимо. И своих он найдет всегда. Нужно при этом не забывать, что во всех исторически казачьих регионах, до 60-70% населения имеет казачьих предков. Другое дело, что еще их бабушки и дедушки забыли о том, кто были их родители. Чтобы за слишком хорошую память не получить срок или вовсе пулю в лоб. Сейчас иная ситуация. Сама судьба вручила шанс казачьим общинам - перед ними абсолютно чистое, в плане идеологии, поколение. Не использовать этот шанс – просто преступно глупо.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 20:06 | Сообщение # 193
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Что может дать молодой казачьей семье община? То же самое, что и любая другая национальная община.
Прежде всего, помочь получить качественное, востребованное образование. Нужно только правильно подойти к этому вопросу, соответствующим образом составить договор, в котором прописать права и обязанности сторон. Реальные возможности на сегодняшний день? Ограничены только количеством учебных заведений непосредственно имеющих статус «казачьи» или тех, с которыми заключены соответствующие соглашения о приеме абитуриентов по целевым направлениям Атаманов казачьих общин. В современной системе российского образования этот механизм отработан до мелочей, отлажен многолетней практикой. Суть механизма проста. Заключается трехсторонний договор между направляющей стороной, абитуриентом и учебным заведением. Учебное заведение принимает абитуриента для обучения на льготных условиях, направляющая сторона обязуется по истечении срока обучения предоставить рабочее место по специальности, а абитуриент отработать в течение 3 лет. Теперь давайте считать. Община несет ответственность за свое направление перед ВУЗом, иначе ее казаки больше его студентами могут просто не стать. И одновременно сама заинтересована в подготовке грамотного специалиста, для которого казачья идея – не пустой звук, а реальное дело. Существующая вертикаль казачьего образования, позволяет общине с детского сада до профессионального училища, обеспечить социализацию подрастающего поколения в казачьей национальной среде. Что касается рабочих мест, то их вполне могут предоставлять казаки-предприниматели, опять-таки заинтересованные в казаках-специалистах, выросших на их глазах в общине, или общиной рекомендованных. Таким образом, снимаются сразу две основных проблемы современной станичной молодежи – образование и трудоустройство. И, в довесок, решится положительно одна из основных проблем сельской местности – молодежь вернется домой, а после трех лет работы вряд ли уедет. А чтобы окончательно удержать молодых специалистов, им нужно предоставить жилье.
Жилье сегодня – настолько важная проблема, что ей посвящен отдельный национальный проект в Российской Федерации. Но проблема все равно далека от разрешения. Фонд ветхого и аварийного жилья только растет, темпы строительства нового явно не удовлетворяют потребностям населения, это порождает в свою очередь невиданный рост цен на жилье. Тем более что показатель количества строящихся метров квадратных жилья на человека, официальной статистикой выбран крайне неудачно, поскольку не позволяет оценить сколько квартир сдано в эксплуатацию и какого класса. Понятно, что элитное жилье, отличающееся большими площадями, улучшенной планировкой и, за счет всего этого, очень большой стоимостью, проблему не решит. При этом в хуторах и станицах пустуют уже десятки домов и участков под строительство, которые занимают незаконные мигранты из республик бывшего Советского Союза. Казачьи общины достаточно многочисленны, чтобы строить сообща жилье молодым. Здесь схема может быть аналогичной с системой образования. Хочешь жилье – либо получи ипотечный кредит от общины, либо прими обязательство прожить в этом доме 15-20 лет. Это будет способствовать и определенному демографическому скачку – есть образование, неплохо оплачиваемая работа и жилье. Это – основные экономические факторы, оказывающие влияние на демографическую ситуацию.
Что может дать молодой казак общине? В первую очередь, свежий взгляд на ее проблемы и помощь в их решении. Большое количество молодых семей, входящих в общину – лучшая гарантия того, что она будет активно жить и развиваться в течение еще длительного периода времени, что дает возможность осуществления долговременных проектов, приносящих наибольшую отдачу. В конечном итоге, казачьи общины станут средоточием культурных образованных людей, имеющих свою твердую казачью гражданскую позицию. Из всего вышеизложенного, можно сделать только один вывод: казачьи общины сегодня в очень малом объеме реализуют свои возможности.
Нужна большая, рассчитанная на 20-30 лет стратегия развития казачьего Дона. Она должна быть детально проработанной и практически осуществимой. Если люди не вспоминали о своем казачестве 70-80 лет, они не вспомнят о нем за 2-3 дня. Это работа, включающая в себя и работу по самоидентификации, и по защите прав и интересов казаков, и предусматривающая экономическую сторону казачьей жизни. Как только подобная программа появится она должна быть одобрена на всеобщем Круге Дона, а перед этим рассмотрена на хуторских и станичных сборах. А тогда казакам останется только доказать на практике свою жизнеспособность – если должны жить – выживем, если нет – туда нам и дорога. Пусть жизнь выбросит слабого и бездарного на обочину, а мы, если мы казаки, станем подлинной элитой современного российского общества.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 20:49 | Сообщение # 194
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
ФОРМИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО КАЗАЧЕСТВА В ПОСТРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (НА ПРИМЕРЕ ВОЙСКОВОГО КАЗАЧЬЕГО ОБЩЕСТВА «ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ») 2015


Болдырев И.М.

В статье рассматриваются исторические особенности формирования правового статуса российского казачества от начальных этапов возрождения казачества, пришедшихся на сложный переходный период развития российской государственности. В контексте общих проблем современного процесса возрождения казачества анализируются закономерности развития правового статуса войсковых казачьих обществ на примере войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское».

Одной из важнейших задач современной политической системы Российской Федерации является всемерное развитие и совершенствование одного из важнейших ее элементов ─ общественных объединений и организаций, упорядочение их правового статуса исходя из современных реалий. В процессе модернизации российского общества происходит формирование принципиально новых и восстановление утраченных в советский период социально-политических и культурных институтов, к числу которых относится и казачество, проходящее сложный период своего возрождения, становления, развития и институализации.
Казачество в России имеет глубокие исторические корни, на всём протяжении существования её государственности казачество, выполняя одну из важнейших функций – выступая как гарант безопасности; продвигая вектор идеи православной российской государственности как базовый на всём распространении и расширении её пограничных областей, будь это некогда освоенная казаками Сибирь, Дальний Восток или Кавказ, где линейное казачество, основывая города-крепости Грозный, Владикавказ и др., продемонстрировало свою состоятельность, основанную на силе и гибкости казачьего этно-социального и политического института. Вообще казачество как явление, имеющее предпосылки к историческому воссозданию и преемственности на основе межпоколенческой трансмиссии, собственной формы как социально-политического института, выполняющего в основном функции безопасности как внутри государства в мирное время, охраняя его границы, так и в наиболее сложные периоды военного времени, являет собой редкий случай социально-политического общественного института, связанного с несением государственной военной службы. Казачество, чьё историческое формирование произошло соответственно фактически на всех окраинных территориях России (войска Запорожское, Донское, Терское и Гребенское, Волжское, Сибирское, Семиреченское и Уссурийское), во все периоды существования Российского государства являлось основным форпостом на страже его внешней безопасности. Поэтому современное казачье движение нам видится на сегодняшний день также одним из немногих существующих общественных движений, способных уже сейчас к активным созидательным действиям по укреплению российской государственности. Казачьи войска исторически формировались как по естественным этнообразующим законам (согласно некоторым теориям происхождения казачество является субъэтносом), так и под контролем и по инициативе государства, что должно лечь в основу определения правового статуса казачества.
Институционализация социальной общности или общественной организации в целом представляет собой процесс, направленный на превращение конкретного политического, социального явления или движения в формализованное учреждение, имеющее признаки устойчивой организации: внутреннюю структуру, иерархию властных отношений, правила поведения и т.д. Большое значение в этой связи имеет формирование и рекрутирование из среды казачества элиты, необходимой для осуществления деятельного участия её представителей в политических процессах, направленных на превращение социальной общности в формальную политическую организацию со строго определенной структурой, иерархией властных отношений и нормами поведения, обеспечивающими соответствующему общественному формированию (российскому казачества) статус и престиж политического института, возможность выполнения одобряемых обществом политических функций.
Эволюция институционализации казачества, становления его политико-правого статуса в целом согласуется с периодизацией возрождения и развития казачества в целом, а также с периодами развития демократических институтов российской государственности.
Социально-политические условия для возрождения казачества возникли в нашей стране в конце 1980-х годов, отмеченных радикальной реформой политической системы, получившей наименование перестройки. Так называемыми перестроечными реформами 1985-1991 гг. были созданы некоторые правовые предпосылки для самоорганизации казачества в неполитические военно-исторические и иные общественные объединения, деятельность которых регламентировалась партийными и государственными органами. В период перестройки, в 1987-1989 гг., во многих казачьих станицах Дона стали возникать военно-исторические клубы, кружки и общества по изучению истории и культуры казачества, проходили фольклорные праздники и фестивали. Именно с данным периодом соотносится восстановление в ментальности представителей донского казачества самоидентификации, осознания собственного казачьего происхождения, что органично привело к стихийному формированию первоначальных казачьих обществ во многих городах, станицах и хуторах традиционных казачьих областей, где и стали создаваться первые казачьи организации. Тогда же на станичных кругах из числа наиболее уважаемых казаков стали избираться станичные атаманы и правления, начался процесс формирования элиты казачества. Первоначально процесс возрождения казачества на территории страны, как уже отмечалось выше, носил довольно стихийный и неорганизованный характер, однако вскоре он стал приобретать достаточно продуманные формы и направления: так, в июне 1990 г., после необходимой подготовки в Москве состоялся учредительный первый Большой казачий круг, на котором атаманом союза казаков России был избран Г.А. Мартынов, уроженец ст. Гниловской г. Росто-ва-на-Дону. После этого круга произошла заметная активизация казачьего движения: казачьи круги и съезды состоялись во многих традиционных казачьих областях. В Ростове-на-Дону, к примеру, первый учредительный съезд (круг) казаков Дона собрался 17-18 ноября 1990 г. На этом съезде было принято решение создать союз казаков области войска Донского и состоялось избрание первого атамана этого войска, которым стал М.М. Шолохов, сын великого донского писателя М.А. Шолохова. В следующем, 1991 г. в Новочеркасске на Большом круге казаков Дона М.М. Шолохов добровольно подал в отставку, а вторым атаманом войска Донского был избран С.А. Мещеряков.
Происходила интеграция казаков в систему государственной службы, т. е. предоставление казачьим структурам государственного статуса. В 1994 по 1996 г.г. были разработаны и приняты нормативные документы, регламентирующие деятельность казачества как одного из элементов государственной структуры. В период с 1997 по 2004 гг., характеризующийся институциональным оформлением гильдийной системы рекрутирования элит, происходит инфильтрация и интеграция реестрового казачества. Несмотря на отмеченную выше стихийность и автономность начального этапа возрождения казачества, практически одновременно (на начальном, соответствующем перестроечному периоду истории страны, и следующем, пореформенном, периодах) внимание ряда государственных органов и общественности привлекается к проблеме восстановления казачества в социально-политической структуре российского общества. Политико-правовой статус казачества в начале 1990-х годов был закреплен Указом Президента России «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества (в этом законе казачество определялось как этнокультурная общность и впервые причислялось к народам, репрессированным Советским государством), а также Постановлением Верховного Совета Рос-сийской Федерации «О реабилитации казачества» [1]. Постановление «О реабилитации казачества» предусматривало в первую очередь отмену, как незаконных, всех актов в отношении казачества, принятых начиная с 1918 года в части, касающейся применения к нему репрессивных мер. Наряду с этим за казачеством было признано право на возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и обще-принятых прав человека; установление территориального общественного самоуправления в местах компактного проживания казаков в традиционных для казачества формах в соответствии с Законом Российской Федерации «О местном самоуправлении в Российской Федерации»; создание общественных казачьих объединений с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других; их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.
 
Болтенко_АнатолийДата: Суббота, 07.01.2017, 20:49 | Сообщение # 195
Группа: Аккредитованные.
Сообщений: 2868
Награды: 12
Репутация: 6
Статус: Offline
Несмотря на то, что эти документы имели, по мнению некоторых исследователей, декларативный и популистский характер (такой точки зрения придерживается, в частности, А. Г. Масалов), их значение в этом периоде заключалось в том, что они способствовали привлечению внимания государственных институтов и общественности к проблеме интеграции казачества в социально-политическую структуру общества. В то же время период начала 1990-х годов в нашей стране характеризовался отсутствием единой государственной политики в отношении казачества, вследствие чего отмечались и диспропорции при выделении государством материально-финансовых ресурсов на цели реабилитации репрессированных народов. Подобно государственной политике в отношении казачества, которая отличалась отсутствием единства и четкой направленности, развивающееся в начале 1990-х годов массовое движение за возрождение казачества Дона также сопровождалось организацией общественных объединений казаков, преследовавших порой диаметрально противоположные политические цели. Так, в этот период получают развитие идеи казачьего сепаратизма, происходит радикализация политического сознания активной части казачьей элиты, а также криминализация казачьего движения. Формируются самостоятельные общественные организации казачества, отколовшиеся от Союза казаков Области войска Донского: Белое движение казаков Дона (атаман Д.Н. Гнутов), Всевеликое войско Донское (атаман П. Барышников), Казачий круг Дона (А.Н. Юдин).
Как отмечает А.Г. Масалов, в начале 1990-х годов движение за возрождение российского казачества развивалось самостоятельно по инициативе потомков казаков при практически полном отсутствии политико-правовой помощи государства, что превращало начатую институционализацию российского казачества в спонтанный, импровизированный процесс. Тем не менее, в определенные периоды центральная власть проявляла заинтересованность в казачестве и оказывала ему поддержку так, в «благодарность» за помощь оказанную казачьими объединениями Президенту России Б.Н. Ельцину в кризисных ситуациях августовского путча» 1991 г. и разгона Верховного Совета РФ в 1993 г. представители казачества были вовлечены в структуру органов государственной власти посредством организации воинской, пограничной, правоохранительной и иной службы казаков, развития экономики, культуры, образования, для чего создавалась соответствующая нормативно-правовая база.
Так, в марте 1993 г. был издан Указ Президента РФ «О реформировании военных структур, пограничных и внутренних войск на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и государственной поддержке казачества», преследующий цель укрепить законность и правопорядок в данном регионе страны, а также повысить престижность воинской службы казаков [2]. В соответствии с данным указом граждане, относившие себя к потомкам казаков и выразившие желание совместно восстанавливать и развивать традиционные для казачества формы хозяйствования, культуры и быта, стала проходить военную службу, как правило, в казачьих соединениях и частях Вооруженных сил России, в пограничных частях, специальных казачьих моторизованных воинских частях и других подразделениях. Указом Президента России предусматривались и другие меры для решения актуальных проблем функционирования казачества, включающие разработку устава российского казачества и нормативных основ местного казачьего самоуправления.
По подсчетам А.Г. Масалова, нормотворчество федеральных органов государственной власти в отношении казачества достигло максимальных показателей в период с 1994 по 1997 год. Это объяснялось, с одной стороны, активной деятельностью Главного управления казачьих войск при Президенте России, а с другой стороны, борьбой за электоральную поддержку со стороны казаков, в которой особенно нуждался Президент России Б.Н. Ельцин в преддверии президентских выборов в 1996 году. В этот период был принят также документ, радикально изменивший, по мнению исследователей казачества, нормативно-правовую базу возрождения, институционализации казачьих сообществ. Мы имеем в виду Указ Президента России «О государственном реестре казачьих об-ществ в Российской Федерации», утвердивший Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в России [3]. Значимость данного нормативно-правового акта обусловлена тем обстоятельством, что он предопределил порядок регистрации в государственном реестре хуторских, станичных, городских, окружных (отдельских) и войсковых казачьих обществ, члены которых принимали на себя обязательства по несению государственной и иной службы.
Наряду с данным указом были юридически закреплены многочисленные конкретные нормы, определявшие процедуру включения казачьих об-ществ в государственный реестр Российской Фе-дерации, сформировавшие правовые основы прин-ципиально новых, законодательно регламентиро-ванных отношений государственных органов с ка-зачьими сообществами. Следует отметить, что с середины 1990-х годов в деятельности центральных органов государственной власти стало проявляться явное стремление взаимодействовать преимущественно с теми казачьими обществами, которые были внесены в соответствующий реестр казачьих обществ в России, и оказывать им всестороннюю, в том числе и финансовую, поддержку. Подобная государственная политика способствовала тому, что именно реестровые казачьи общества стали в дальнейшем организационной основой процесса институционализации российского казачества и казачьей элиты.
Середина данного периода (конец 1990-х гг.) характеризуется также уходом из состава элиты казачьих обществ представителей первых этапов возрождения казачества и приходом представителей нового поколения казачьей элиты, которым были свойственны более высокий уровень образования и социального положения, а также достаточно высокий уровень потребности в социальной реализации [4, с.7]. В то же время произошел раскол казачьего движения на так называемых «реестровых казаков» и «казаков-общественников», который оценивается современными исследователями казачества весьма неоднозначно. Дело в том, что некоторые лидеры казачьих организаций, представители казачьей элиты отказались реорганизовывать руководимые ими казачьи общественные организации в реестровые казачьи общества: в результате российские казачьи лидеры разделились на сторонников и противников «реестра», и между двумя этими группами вплоть до настоящего времени сохраняются напряженные, конфликтные отношения.
 
Казачий Форум » Хронология, развитие и перспектива Казачьего Движения России » Хронология и основные этапы развития » События и факты
Страница 13 из 17«1211121314151617»
Поиск: