Главная » 2014 » Июнь » 1 » Не обессудьте – накипело!

Не обессудьте – накипело!

01.06.2014 12:37
Не обессудьте – накипело!


Казаки Новочеркасска перед Войсковым Вознесенским собором, 1992 год.

Станица «Средняя», одна из немногих, если не единственная во Всевеликом Войске Донском, где еще пытаются отстаивать изначальные чаянья казаков, связанные с начатым в начале 90-х годов процессом возвращения казакам их исторического места в обеспечении сохранности и могущества российского государства. В ней еще сохранился тот самый казачий дух, повсеместно сминаемый и заплывающий жиром поколения «возрождателей».
По станице "Средняя", говоря словами Высоцкого, можно судить о «средней температуре по больнице», где находится сегодняшнее российское казачество, в которое закачивают все новые и новые «лекарства».

Казачий Информационно-аналитический Центр


Начну с русской народной сказки. В одном лесу жили-были серый Зайчик и Лиса. У Зайчика была избушка лубяная, а у Лисы – ледяная. И вот пришла весна, и избушка у Лисы растаяла. Жить ей стало неуютно, тревожно, одиноко и она попросилась у Зайчика временно пожить вместе с ним в его избушке.

Так в конце девяностых и начале нулевых годов в заячьей избушке казачьих обществ появился, вроде как безобидный, чиновник от закона о государственной и всякой иной службы казаков. Казалось бы, что в этом плохого? Вроде как дополняет очередной «показаченный» чиновник собой череду специалистов по качественному знанию о своде законодательных актов о казачьем народе и правилах взаимодействия этого, когда-то репрессированного, народа с государством и обществом. Затеял этот чиновник улучшать законы жизни для казаков. Однако, с каждым очередным внесением подобным озабоченным «казачеством» чиновником в этот свод законов изменений и дополнений, смысл этих документов набирал совсем иное, новое содержание и силу, в противовес изначальному замыслу руководящих для казаков документов 90-х годов (времени возникновения организованных казачьих обществ). Сегодня, в 2014 году, это уже не тот свод законов, каким он был ранее. Руководствуясь им, «казачьи» чиновники решительно и без всяких компромиссов заталкивают казаков в ситуацию «Буриданова осла». Этими псевдоказачьими лидерами настоятельно предлагается, на уровне обновляемых уставных документов казачьих обществ, выбрать  неопределённую внятно некую «государственную и иную службу». Казакам предлагается, отказавшись от идеи реализовать законодательство о реабилитации репрессированного казачества, отказавшись от восстановления традиционного казачьего самоуправления в местах их традиционного проживания, отказавшись от иной общественно-политической деятельности, за этот отказ получить некие неопределённые преференции и зарплату для единиц чиновников из своей же казачьей среды. В альтернативе, предлагается отстаивать свои права и пожелания в имеющейся обойме заготовленных для казаков партий-спойлеров и прочих заведениях околополитического «карликового отстоя». Иные варианты чиновники относят к разряду сообществ экстремистских и сепаратистских, минуя презумпцию невиновности по определению. По факту создается новая, совершенно иная система «казачьих» организаций, имеющая мало общего по смыслу с ВКО ВВД девяностых годов, разрушающая прародительницу изнутри, но использующая в качестве камуфляжной оболочки остающиеся название и символику как расхожий бренд не несущий изначального содержания. Своеобразный смысловой СПИД. По сути, это завершение смысловой ликвидации казачьей организации, родившейся во времена кардинальной перекройки образа страны из образца авторитарного и репрессивного в  образец государства демократического, заинтересованного в укреплении межнационального, социально справедливого согласия и в укреплении согражданства - о чём совсем недавно напомнил гражданам Президент России Путин В.В.

На сегодняшний день в войсковом казачьем обществе «Всевеликое Войско Донское» существуют две формы реального смыслового и организационного вида сообществ потомков казаков и лиц таковыми себя самоопределивших, коренным образом отличающиеся друг от друга как с точки зрения культурологической, так и с точки зрения форм и способов собственной самоидентификации и самореализации.

Первая – это жители реальных хуторов и станиц, которые считают и осознают себя потомками и частью казачьего народа. Соответственно общества таких казаков имеют своей правовой базой не только собственно  Конституцию РФ, но и законы РФ «Об общественных организациях» и «О некоммерческих организациях», закон РФ «О реабилитации репрессированных народов» и закон «О местном самоуправлении в РФ». Эти руководящие документы и законы, вместе с Конституцией РФ, определяют тот круг целей и задач, которые ставят перед собой в своих основополагающих документах казачьи общества. Деятельность данных обществ основывается на принципах демократии и традициях казачьего народа. Сами эти общества народные и работают непосредственно с народом. Как правило, такие хуторские и станичные казачьи общества зарегистрированы в ведомственном реестре некоммерческих организаций Главного управления Министерства юстиции РФ по Ростовской области. По данным ГУ МЮ РФ по РО от 11.11.2013 г. на 06.11.2013г. таких организаций насчитывается 188.

Вторая – это уровень округов и юртов, казачьи чиновники которых позиционируют себя как «государевых людей». Это, в общем-то, и не удивляет. В отличие от хуторских и станичных атаманов данная категория казачьих чиновников прямо или косвенно находится часто на содержании у государства.  Возглавляемая  ими совокупность низовых казачьих организаций первого типа в принципах управления должна более жёстко руководствоваться законом РФ № 154 «О государственной и иной службе казачества», в котором нет места подрастающим казачьим детям, казАчкам и казакам-пенсионерам. В этом звене управленцев проявляется начальный латентный признак реального отступления от принципов прямой традиционной казачьей демократии. Организационной основой управленческой мотивации руководителей этого уровня является централизм, т.е. жесткая управленческая вертикаль с назначаемыми (согласованными) «сверху» руководителями. Внешним прикрытием этой вертикали служат советы атаманов и круги, которые по большому счету не являются фактически даже совещательными органами. К организациям данного уровня предъявляется требование обязательной регистрации в государственном реестре казачьих обществ РФ (ГРКО РФ). Кстати, на сегодняшний день ни один из казачьих чиновников так и не может внятно объяснить, что есть этот государственный реестр,  какие блага и на каком правовом основании он несет казачьему народу в отличии от ведомственного реестра.

Передо мною приказ по ВКО ВВД от 30.09.2013г. № 70-К, в котором  вр.и.о. Войскового Атамана ВКО ВВД казачий полковник И.В.Казарезов приостанавливает, как сказано в п.1 приказа, проведение отчетных и отчетно-выборных кругов юртовых и окружных казачьих обществ до приведения всех учредительных документов казачьих обществ входящих в состав юртовых и окружных казачьих обществ в соответствие действующему законодательству. Однако в приказе нет ни одной ссылки на законодательство или пункт Устава войска, предусматривающий принятие такого «волевого» решения. Более того, эта новизна впрямую нарушает положение Уставов казачьих обществ, требующих обязательное проведение таких кругов не реже одного в год. П.2 приказа обязует юрты и округа представить информацию о количестве, наименовании казачьих обществ, входящих в их состав, и свидетельства об их государственной регистрации. О какой государственной регистрации казачьих обществ идет речь совершенно не понятно, так как все они проходят государственную регистрацию в Минюсте РФ.

Однако, в преамбуле приказа прямо говорится о том, что Войсковые чиновники получили нагоняй за низкую активность казачьих обществ входящих в состав ВКО ВВД по вхождению в ГРКО РФ. А также за то, что не окончена первичная регистрация казачьих обществ и внесение изменений в уставы в части принятия обязательств по несению государственной или иной службы.

Получается, что зарегистрировано ли в ГРКО РФ казачье общество или нет, но, если оно раннее было включено в состав ВКО ВВД, то не может быть из него исключено по этому признаку, поскольку в таком случае прекратит существование само Войско. Да и о законности выборов нового Войскового атамана придется задуматься. Напомню, что по Ростовской области казачьих обществ зарегистрировано в ведомственном реестре МЮ РФ по РО 188 казачьих обществ и только 2 (два) казачьих общества в государственном реестре. Не напоминает ли данный факт сказочную ситуацию?

По сути происходящего можно констатировать осуществляемый своеобразный «ползучий» рейдерский захват управления ранее созданными казаками общественными казачьими организациями с полным переформатированием не только их управления, но и исходных смыслов их целей и задач сверху вниз. На лицо чиновничий перехват управления казачьим обществом, в котором они узурпируют власть и перестраивают это общество под себя, выдавливая из него неформальных лидеров казачьего народа и даже сам казачий народный дух. Фактически складывается примерно следующая система в управлении ВКО ВВД, не отраженная ни в одном из известных учредительных документов и Уставе Войска:

Высший орган управления – Минрегионразвития.
Исполнительный орган – Войсковое Правление.
Руководитель исполнительного органа – Администрация региона.
Совещательный орган – Совет атаманов (по сути наказных).
Войсковой круг – массовка образца советских профсоюзов.
Казаки – прав не имеющие «ни кто».

Да, часть членов казачьих обществ в соответствии с законом РФ «О государственной службе» может нести государственную и иную службу и при этом приписка к казачьему обществу не может быть причиной их дискриминации. Но причем тогда здесь закон РФ № 154 от 05.12.2005 года?

Было бы порядочнее и понятнее для казаков, если бы чиновники набрались благоразумия и сказали, что нужны сотрудники для выполнения внятно определённой законом и ведомственными инструкциями, штатными расписаниями, социально обеспеченными должностными обязанностями и правами, фондами оплаты труда, квалификационными и иными требованиями работы и службы.  Нужна тогда и сама специальная организация, обеспечивающая по закону исполнение этими людьми данной наёмной работы и службы. При каком министерстве или ведомстве будет эта организация, при Минрегионразвития  либо при ином, для казаков совершенно не имеет значения. Причем здесь тогда собственно казачий народ и созданные им когда-то на законной основе для защиты их законных прав и свобод казачьи общественные некоммерческие организации? Зачем их в очередной раз ломать через колено? У них есть свои специфические задачи и цели.

Изначально казачьи общества создавались как органы территориального общественного самоуправления (посмотрите уставы 1996-1998 годов), т.е. как структура, которая в соответствии с действовавшим законодательством связывала бы народ с органами местного самоуправления. Почему «действовавшим»? Потому, что действующие в настоящее время законы всех уровней и уставы населенных пунктов уже в первое десятилетие ХХI века были тщательно откорректированы и избавлены от «ошибочных» формулировок написанных в первой половине 90-х годов ХХ века. Но это совсем другой разговор.

В казачьем движении давно назрела необходимость его реформирования.  В начале 90-х годов XX века общественная организация «ВКО ВВД» начала воссоздавать, в меру собственных представлений, способностей, возможностей и в соответствии с  действовавшим в России на тот момент правовому полю, сложившуюся веками на Дону традиционную модель управления обществом, напоминающую  военно-административную структуру управления на территории Войска Донского до его упразднения. Пришло время разобраться, насколько она соответствует современным реалиям.

Итак, военная составляющая. В составе ВКО ВВД официально не значится ни одного воинского формирования. Этому не приходится удивляться, так как в противном случае в силу действующего законодательства это было бы незаконное военное формирование (НВФ). Как следствие из этого вытекает, что Войско не наделено правом заниматься прямо и непосредственно вопросами призыва молодежи на воинскую службу и демобилизации военнослужащих срочной службы. Не имеет оно прямого отношения и к вопросам мобилизационной готовности. Одним словом, Казачье Войско как структура не имеет прямого организационно-распорядительного законного отношения ни к чему, что связано с собственно военной службой в Российской армии РФ.

Сам собой возникает вопрос - почему тогда за основу внешней идентификации казачьего народа, по крайней мере, её мужской половины, взята военная форма одежды с воинскими знаками различия? Неужели у казаков, как у народа, не было своей национальной одежды или наши предки были настолько малоимущими либо прижимистыми, что им приходилось донашивать военную форму? Может быть, все члены казачьей организации и не входящие в таковые состоят на какой-либо государственной службе, предполагающей ношение форменной одежды и знаков различия по чинам? Возможно, занятие должностей в структуре ВКО ВВД сопряжено с чинопроизводством и выплатой соответствующего содержания? На все эти вопросы ответ один – нет.

Административная составляющая. Можете ли вы привести пример, когда атаман выбранный членами казачьего общества отдавал бы распоряжения обязательные для выполнения органами местного самоуправления? Здесь не говорится о чиновнике, назначенном атаманом. Если можете привести такой пример, то вы являетесь свидетелем факта самоуправства и присвоения прав и полномочий.

Что же осталось от военно-административных функций Всевеликого Войска Донского? А ничего. Одно название. Это есть, как сейчас принято говорить, «системный кризис» организации. В реальности получается, что вся вертикаль управления ВКО ВВД с его Войсковым Правлением, всеми юртами и округами является ни чем иным как кормушкой для чиновников. Сам собой напрашивается вопрос «Кому это выгодно? Казачьему народу? Округу? Войску?» Скорее всего, самим чиновникам.

Что же делать?

Думается, что назрела настоятельная необходимость проведения структурно-организационных мероприятий, направленных на минимизацию прямого влияния посторонних для казачьего движения лиц на управление собственно общественным казачьим движением и предотвращение рейдерского перехвата управлением в казачьих общественных организациях людьми, которым чужды интересы собственно казачьего народа. Как говорится - не должен хвост вилять собакой. Для этого необходимо уйти от сложившейся видимости псевдо-военизированной вертикали управления казачьими обществами, перейти на самоуправление казачьих обществ и ввести истинно демократический принцип координации их деятельности в тесном сотрудничестве с местным самоуправлением на местах. Не управления, а именно координации деятельности с заключением между казачьими обществами прямых, равноправных, взаимовыгодных договорных отношений. Эта структура должна носить открытый характер для всех казачьих обществ без учета их форм организации и территориальной привязки. Координационными органами могут стать, например, территориальные советы атаманов с переходящим председательством.

Одним словом, есть над чем подумать всем миром.

Как-то так получилось, что, начав писать об одном, я не смог не затронуть хотя бы кратко и другие накопившиеся вопросы. Но уж не обессудьте – накипело.

А.А. Цепаев
казак станицы Средней.

Категория: Что происходит | Просмотров: 1490 | Добавил: Сталкер | Теги: государственная служба казачества, всевеликое войско донское, казаки, станица Средняя | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]