Главная » 2016 » Ноябрь » 27 » Сохранить память о народе - подарить ему будущее

Сохранить память о народе - подарить ему будущее

27.11.2016 13:51
Сохранить память о народе - подарить ему будущее

Вопрос сохранения памяти о казаках, как о народе остро стоит не только в России, но и здесь, в Германии, вдалеке от мест традиционного проживания казаков. Революция, т.н. "гражданская" война, геноцид, продолжающийся до сих пор, вырубили корни казачьего народа почти целиком. Оставшиеся в живых, не без Божией помощи, смогли уйти в эмиграцию, в надежде вернуться и продолжить борьбу против большевиков. Во многих странах Мира нашли они приют. Германия не была исключением.

Шло время и герои России, ее верные сыны, уходили в мир иной, унося с собой надежду на возрождение некогда великой Империи. Раны, болезни, старость укладывали в могилы тех, кто не нарушив присяги остался верен ей до конца. Уходит человек остается лишь память о нем в сердцах его родных и близких. Покидают и они в свое время сей мир и могилы тех за которыми они ухаживали приходят в запустение. Многие из этих могил теряются навсегда, многие еще можно спасти. Русские православные кладбища г.г. Висбадена, Дорнштадта, Ульма, Мюнхена и других немецких городов имеют схожую судьбу. Кладбище Тегель, в Берлине не исключение. Время не щадит ни людей, ни гранитные обелиски. Лишь скудные записи в церковных книгах хранят данные: поручик Н. 06-21-05, генерал Б. 08-07-11, есаул Ш. 04-03-25. Квартал, ряд и место - адрес последнего приюта того или иного чина Русской Императорской Армии. Честь и совесть ушедшей России.

Не так давно, уверен, что по воле Божией, познакомились я и мой товарищ хорунжий Юников Олег со списками упокоившихся на кладбище Тегель чинов РИА. Списки эти долгое время усердно составлял родовой донской казак Александр К., более четверти века проживающий в Берлине. С его помощью мы установили те могилы, на которых кресты утрачены полностью. В первую очередь мы решили восстановить кресты на могилах казаков, что вполне объяснимо. Мы также принадлежали к этому свободолюбивому народу, овеянному славой и честью. Кресты на могилах казаков стали бы своеобразным памятником нашим прадедам.

Казаки, не привыкшие просить, всегда обходились своими средствами, пуская шапку по кругу.

Следуя этой традиции трое наших станичников (к нам присоединился еще мл.урядник Сергиенко Иван) и один вольный казак - Андрей Ф. собрали, необходимую для изготовления и установки трех крестов, сумму.

Вся работа от поиска нужных эскизов и чертежей до самой установки крестов была интересной и увлекательной, чем доставляла удовольствие. Приятно было ощутитъ себя в новом амплуа. Всю работу мы разделили, как и следовало казакам, по-братски. Олег Юников занялся вопросом изготовления табличек с именами упокоившихся, я же взялся за изготовление самих крестов. И то и другое требовало внимательности и усердия. Данные на табличках должны были быть выполненными дореформенным шрифтом, что само по себе было довольно трудным заданием для работников одной из немецких типографий, в которую обратился Олег. Требовалась, как минимум, одна корректура. Кирилица весьма сложна для восприятия, но "приправленная" дореформенными буквами, она превращается для немца, говорящего на языке совершенно иной группы, в неразрешимый ребус. Усилиями Олега, мы в итоге получили то, что хотели. Таблички были оформлены "под старину" и все данные на них выполнены ровным и легко читаемым шрифтом. Тем шрифтом, которым писали письма наши прадеды нашим прабабушкам, шрифтом, которым писала вся Империя Российская, шрифтом, который вместе с азбукой, изменила до неузнаваемости, как впрочем и всю Россию, большевистская власть - власть варваров, "голодных и рабов".

Для изготовления крестов лучше всего подходил дуб - дерево твердых пород. В магазине я приобрел шесть брусьев. Всех необходимых инструментов у меня в наличии не было, что подвигло обратиться за помощью к своему соседу - коренному немцу, служившему на корабле ВМФ Германии и год назад вышедшего в отставку. Он охотно вызвался помочь и не без интереса взялся за дело.

По чертежам мы раскроили брусъя и затем занялись сборкой крестов. В результате нашего двухдневного труда кресты получились добротными. Оставалось лишь покрыть их грунтовкой и краской, чем я и занимался последующие три дня. Основание крестов я покрыл битумом, что не позволит бетону разрушить дерево раньше времени.

Учитывая то, что кресты были выполнены из дуба, покрыты слоем грунтовки и двумя слоями краски, заменять их на новые ближайшие лет сто не придется. Хотел бы отметить, что сосед помогал мне совершенно бескорыстно. Для него, имеющего опыт работы с деревом, помощь мне вызывала неподдельный интерес. Новое всегда влечет. К тому же у меня была прекрасная возможность подмечать в его работе те или иные секреты, позволяющие придавать дереву нужную форму. Тем самым я перенимал эти навыки, что позволило мне в дальнейшем уже самостоятельно работать над крестами.

Дата установки крестов была определена заранее. Отец Сергий любезно согласился помочь нам в нахождении мест, где в прошлом веке были похоронены сотник Шереметев, терский казак Кабалоев и войсковой старшина Соколов. Могилы этих трех казаков были выбраны нами в первую очередь не случайно. Кресты, установленные на их могилы более 70-ти лет назад не выдержали испытание временем, надгробия разрушили дождь и ветер и лишь по записи в церковной книге можно было определить место упокоения героев своего времени.

В Берлин мы прибыли 15 ноября , к вечеру. Заночевали в недорогой гостинице, где ночь в условиях сведенных к минимуму удобств, прошла в разговорах о делах станичных. На утро, к условленному с отцом Сергием часу, наша скромная процессия въезжала во врата кладбища Тегель.

Информация с официального сайта кладбища:

"Во время своего образования Тегельское кладбище административно относилось вовсе не к Тегелю (Tegel), а к Дальдорфу (Dalldorf) и располагалось вдоль просёлочной дороги Мюленвег (Mühlenweg), переименованной в 1897 году в Виттештрассе (Wittestrasse).

После завершения строительства Северной (1877) и Кремменской (1993) железнодорожных веток Тегель становится очень выгодным по своему географическому расположению районом для развития индустрии. Именно поэтому в последнем десятилетии 19 века сюда перенесли свой машиностроительный завод братья Конрад и Эрнст Борзиг. Заводу требовалось 5000 рабочих. Рабочим требовалось жильё. В конце 1895 года Фирма Борзиг выкупила у Дальдорфа 51 гектар пустошей для строительства рабочего посёлка, получившего в дальнейшем самостоятельное название Борзиквальде (Borsigwalde), в пределы которого попали и владения Князь-Владимирского братства.

В 1905 году Дальдорф переименовали в Виттенау (Wittenau), в память о скончавшемся в 1902 году Дальдорфском управляющем Петре Витте. В 1920 году и Тегель, и Виттенау были включены в состав Берлина, а в 1938 году, в связи с реформой районных границ Берлина, кладбище вместо западной части Виттенау оказалось в юго-восточной части Тегеля.

На сегодняшний день православие, или, как его называют немцы, Ортодоксальное христианство, является третей по величине христианской конфессией в Германии и насчитывает до 2 миллионов верующих различных национальностей, немалое число из которых составляют сами немцы, и поэтому каждую третью субботу месяца служба в храме Елены и Константина проходит на немецком языке.

Одним из первых священников, служивших в тегельском храме, с момента его освящения и до своей смерти был перешедший в православие немец Василий Антонович Гёкен - сподвижник и близкий друг Протоиерея Алексея Мальцева, помогавший ему переводить на немецкий язык православные тексты Священного писания. Отец Гёкен похоронен на кладбище Тегель рядом с храмом, к созданию которого приложил и он немало усилий.

Первое погребение на тегельском погосте состоялось за месяц до закладки часовни. В конце марта 1893 года здесь был похоронен член Совета Братства, дьякон посольской церкви Иван Иванович Ласкин. На его могиле установили надгробие из песчаника в форме хорового пульта, на котором лежало Евангелие с цитатой из 11 главы от Луки: „Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его“.

Всего до 1900 года здесь было похоронено 45 человек. Кладбище невелико, поскольку не было рассчитано на ту роль, которую ему пришлось сыграть в русской истории. Разве могли устроители его предвидеть ту участь, которая ожидает Россию, и представить себе, что всего через 30 лет в Берлине окажется около 300 тысяч русских эмигрантов, для многих из которых этот погост окажется последним пристанищем.

Одной из видимых достопримечательностей тегельского кладбища является мемориал памяти воинам русской Императорской и Белой армий. Памятник прост и понятен как сама идея, за которую эти армии сражалась. Посреди небольшой лужайки на вершине невысокого, густо заросшего плющом круглого холма лежит глыба гранита. На глыбе – большой, высеченный из такого же серого гранита крест. На лицевой, стёсанной, стороне камня - надпись: «Верным сынам великой России», а на самом кресте, в месте пересечения его лучей – бронзовый меч, направленный клинком вниз так, что эфес его, отделяющий лезвие от рукоятки, образует ещё один малый бронзовый крест внутри большого каменного. На рукоятке меча двуглавый орёл – герб российской империи.

Сзади на каменном кресте, в самом его основании, прикреплена мемориальная доска с надписью:

«Сооружён по почину чинов II отдела Русского Общевоинского Союза на добровольные пожертвования русской эмиграции в Германии 1934».

Освящение этого монумента состоялась во второй половине ноября 1934 года, о чем в Берлинской газете от 19 ноября 1934 года сообщалось следующее:

«В воскресное утро на русском кладбище в Тегеле состоялось торжественное открытие сооруженного русской эмигрантской колонией Берлина памятника русским воинам, павшим в боях мировой и гражданской войны. Возложить венки к печальному обелиску с надписью «Верным сынам великой России» прислали своих представителей: Союз русских офицеров, общество немецких ветеранов Baltikumkämpfer, Союз русских инвалидов, Русский комитет Красного Креста, Организация защиты интересов русских беженцев в Германии и многие другие дружественные им общества. Речь на открытии памятника произнёс председатель Русского Общевоинского Союза Генерал фон Лампе. После этого священник Розанов совершил обряд освящения Монумента. Праздник завершился поминальным молебном в кладбищенском храме».

Отец Сергий нас ожидал. Он заранее отметил краской могилы на которые мы должны были установить кресты. Откровенно сказать, о том, что здесь когда то были могилы, сейчас не напоминало абсолютно ничего. Время и...люди кощунственны к памяти. Время - процесс необратимый и неумолимый, хотя, применительно к памятникам, вполне управляемый. Что же касаемо человеческого вандализма в отношении тех же памятников, проблема глубока и решить ее однозначно не получится.

Получив благословение отца Сергия и осмотрев могилы казаков, мы принялись за работу. Олег и Иван прикрепляли таблички к средней перекладине крестов и привинчивали т.н. "металлические ноги" к основанию крестов. Я же принялся выкапывать ямы, в которые будут установлены кресты. Работа с Божией помощью спорилась и с интервалом 30-40 минут все три креста заняли свои места.

Имена офицеров были выбраны также не случайно. По сбору данных на Шереметева, в нашей станице, большую работу провел с одним из канадских архивов хорунжий Юников Олег. Кабалоев, как и мой прадед, был терским казаком. Соколов - возможно родственник или же однофамилец нашего атамана БСК СКР.

Мы условились с отцом Сергием, по окончании работ, о проведении панихиды на могиле Шереметева. Батюшка не возражал., назначив панихиду на 12:00 пополудни.

У нас было достаточно времени чтобы пройтись по кладбищу - памятнику давно ушедшей эпохи. На аллее офицеров-участников Белого Движения мы встретились с Николаем О. - сибирским казаком и Александром К. - казаком донским, создавшим своеобразный некрополь на интернет - сайте.

Недолгая - мы были ограничены во времени - но весьма интересная экскурсия по кладбищу, проведенная для нас Александром, была приятной и полезной.

Отец Сергий отслужил панихиду и, сославшись на усталость, удалился.

Дорога домой не близкая, но расставаться с таким интересным собеседником как Александр, которому довелось видеть кладбище в более приглядном виде, не хотелось. Мы открывали историю "белой" эмиграции заново, перелистывая страницу за страницей.

Прощаясь с Александром и Николаем мы условились о сотрудничестве в сохранении памяти о верных сынах России, той России, что мы потеряли.

Категория: Казаки за рубежом | Просмотров: 252 | Добавил: Сталкер | Теги: казаки в Германии, казаки, казачество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]