Понедельник, 19:57
Главная » 2017 » Сентябрь » 26 » Создание «Специального бюро» дезинформации

Создание «Специального бюро» дезинформации

26.09.2017 15:16
Создание «Специального бюро» дезинформации

11 января 1923 года заместитель председателя ГПУ Иосиф Станиславович Уншлихт секретной запиской в политбюро предложил образовать для ведения активной внешней разведки специальное бюро по дезинформации.

Технология введения противника в заблуждение известна с незапамятных времен. Еще китайский мудрец Сунь Цзы учил: «Война - это путь обмана. Поэтому, даже если ты способен, показывай противнику свою неспособность. Когда должен ввести в бой свои силы, притворись бездеятельным. Когда цель близко, показывай, будто она далеко; когда же она действительно далеко, создавай впечатление, что она близко».

Йозеф Геббельс (министр пропаганды и дезинформации фашистской Германии) цинично изрекал: «Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома. Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем. Поэтому пропаганда, по существу, всегда должна быть простой и без конца повторяющейся. В конечном счете, самых выдающихся результатов во влиянии на общественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим словам и выражениям и у кого хватит мужества постоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения высоколобых интеллектуалов.»

Большевики применяли дезинформацию как средство политической борьбы за власть задолго до ее захвата. Но до создания бюрократической структуры, отвечавшей за обман государственного значения западных разведок, руки у них дошли лишь на шестом году существования советской власти. На заседании Политбюро в январе 1923 года были рассмотрены и приняты с небольшим уточнением предложения заместителя председателя ГПУ Иосифа Уншлихта о создании Дезинформбюро: «В задачи бюро должно входить:

1. Учет поступающих как в ГПУ, так в Разведупр (военную разведку) и другие учреждения сведений о степени осведомленности иностранных разведок о России.

2. Учет характера сведений, интересующих противника.

3. Выяснение степени осведомленности противника о нас.

4. Составление и техническое изготовление целого ряда ложных сведений и документов, дающих неправильное представление противникам о внутреннем положении России, об организации и состоянии Красной Армии, о политической работе, руководящих партийных и советских органах, о работе НКИД и т. д.

5. Снабжение противника вышеуказанным материалом и документами через соответствующие органы ГПУ и Разведупра.

6. Разработка ряда статей и заметок для периодической прессы, подготовляющих почву для выпуска в обращение разного рода фиктивных материалов с представлением их в каждом отдельном случае на рассмотрение одного из секретарей ЦК».

Одобрение секретарем ЦК дезинформационных акций и было единственным дополнением, внесенным в проект Уншлихта на заседании Политбюро. В состав органа Дезинформбюро вместе с сотрудниками ГПУ вошли представители ЦК, Реввоенсовета республики и Разведупра, а также наркомата иностранных дел.

Максим Максимович Литвинов, получив постановление Политбюро, возмутился. Это были времена, когда дипломаты еще рисковали спорить с ведомством госбезопасности. Литвинов обратился к Сталину:

«НКИД (МИД) сознает необходимость циркулирования в тех или иных случаях дезориентирующих сведений и нередко этим способом пользуется. НКИД, однако, ни в коем случае не может считать ГПУ компетентным решать, когда и какими путями сведения следует пускать в обращение.

В частности, я на днях предписал всем полпредам систематически опровергать все появляющиеся в иностранной печати ложные и сомнительные сведения о России. Может случиться, что сведения, распространяемые вновь созданным бюро, будут сейчас же опровергаться нашими полпредствами...».

Ограничились тем, что в бюро включили представителей не только ГПУ, но и ЦК партии, Наркомата иностранных дел, Реввоенсовета, Разведывательного управления штаба Рабоче-крестьянской Красной армии. А Литвинов как в воду смотрел: дезинформационная работа Лубянки привела к неожиданным и весьма прискорбным последствиям.

Иностранный отдел ОГПУ и разведывательное управление Красной армии передавали на Запад через мнимых монархистов дезинформацию о положении в вооруженных силах. Обратив внимание на этот канал, некоторые западные разведки сами стали обращаться к мифической российской подпольной организации (Трест) с просьбой раздобыть те или иные данные о Красной армии и положений в стране. Они получали ответы, которые готовились офицерами Штаба РККА и военными разведчиками. Но, как это обычно делается, дезинформация разбавлялась и подлинными сведениями. Передавались за границу и настоящие документы военного ведомства, подписанные реальными военачальниками. Это убеждало иностранные разведки, как и белую эмиграцию, что крупные советские военачальники и в самом деле настроены антисоветски и готовы участвовать в государственном перевороте.

Операции по дезинформации стали частью общей тактики органов госбезопасности. Начальник контрразведки Артузов докладывал, что успехи иностранных разведок ничтожны: «ОГПУ удалось поставить борьбу со шпионажем на такую ступень, при которой главные европейские штабы (относительно английского ввиду непроверенности утверждать не можем) были снабжены на 95 процентов материалом, составленным по указанию Наркомвоен и НКИД, и имеют, таким образом, такое представление о нашей военной мощи, как этого желаем мы.

Кроме того, целый ряд иностранных разведок, как польской, эстонской и отчасти (работа только начинается) французской, находится всецело в наших руках и действует по нашим указаниям».

С ноября 1921 по апрель 1927 года ОГПУ проводило масштабное агентурное дело под названием «Трест». Эта операция известна широкой публике только потому, что было решено частично ее рассекретить. Сначала появилась книга писателя Льва Вениаминовича Никулина «Мертвая зыбь», а затем многосерийный фильм «Операция «Трест» кинорежиссера Сергея Николаевича Колосова. Чекисты создали мифическую подпольную организацию - «монархическое объединение Центральной России». От имени этой организации агенты госбезопасности отправились в Европу с предложением сотрудничества. Они установили связи с лидерами непримиримой военной эмиграции, с эстонской и польской разведками, обещая им информацию о состоянии Красной армии. Они утверждали, что в состав подпольной антисоветской организации входит немалое число военных, которые готовят государственный переворот. «Подпольщики» рассказывали, что бывшие царские офицеры, которые служат в Красной армии, враждебны к советской власти.

Называли имя главнокомандующего вооруженными силами республики Сергея Сергеевича Каменева. Он и не подозревал, что его имя чекисты включили в список «врагов советской власти».

Чтобы представить мнимую подпольную организацию авторитетной и могущественной, в разведке приняли решение сообщить через свою агентуру, что и один из самых ярких советских военачальников Михаил Николаевич Тухачевский привлечен к работе «Треста» и душой полностью на стороне заговорщиков. Арбузов и Стырне подписали этим смертный приговор выдающемуся военачальнику РККА! Тухачевский НИКОГДА не был предателем Советской России!

Распространением сведений о принадлежности Михаила Тухачевского к заговору занимался известный чекист Владимир Андреевич Стырне. Он с 1923 года работал в контрразведывательном отделе ведомства госбезопасности, ведал «Трестом» и был крайне заинтересован в том, чтобы операция получила как можно большие масштабы. Мнимое участие в подпольной организации такой фигуры, как Тухачевский, занимавшего крупнейшие посты в вооруженных силах, повышало ее привлекательность для белой эмиграции и иностранных разведок.

На удочку советской разведки попался глава эмигрантского «Российского общевоинского Союза» генерал Александр Павлович Кутепов, который обосновался в Париже. Он поверил в реальность «Треста», хотя более изощренный человек догадался бы, что с ним ведут игру. Во всяком случае, бывший главнокомандующий белой армией Антон Иванович Деникин утверждал, что с самого начала заподозрил нечто неладное. Кутепов делился с Деникиным своими планами подпольной работы. Деникину все это очень не нравилось. Он считал прямого и храброго генерала не очень пригодным к конспиративной деятельности и подпольной работе. И оказался прав.

«Из рассказов Александра Павловича Кутепова, - вспоминал Деникин, - я начал выносить все более и более беспокойное чувство. Однажды я сказал ему прямо: «- Нет у меня веры. На провокацию все похоже».

Но Кутепов ответил: «- Но ведь я ничем не рискую. Я «им» не говорю ничего, слушаю только, что говорят «они».

Сомнения Деникина усилились после того, как мнимый «Трест» (а в реальности чекисты) помог одному из видных деятелей эмиграции Василию Васильевичу Шульгину нелегально проехать по Советской России и преспокойно покинуть ее, чтобы написать вполне просоветскую книгу «Три столицы» - о Москве, Ленинграде и Киеве. Шульгин вернулся из России, убежденный в реальности монархистов - подпольщиков. На самом деле это была операция чекистов, которую фактически придумал Вячеслав Рудольфович Менжинский.

Однажды Деникина попросили укрыть в своей квартире секретные дела кутеповской организации. Притащили пять или шесть чемоданов. Антон Иванович с женой успели разобрать бумаги, среди которых обнаружилась и переписка с «Трестом». «Просмотрев это, - записал Деникин, - я пришел в полный ужас, до того ясна была, в глаза била большевистская провокация. Письма «оттуда» были полны несдержанной лести по отношению к Кутепову: «- Вы, и только Вы спасете Россию, только Ваше имя пользуется у нас популярностью, которая растет и ширится...». Описывали, как росло неимоверно число их соучастников, ширилась деятельность «Треста»; в каком-то неназванном пункте состоялся будто бы тайный съезд членов в несколько сот человек, на котором Кутепов был единогласно избран не то почетным членом, не то почетным председателем... Повторно просили денег и, паче всего, осведомления. Веря в истинный антибольшевизм «Треста», Кутепов посылал периодически осведомления об эмигрантских делах, организациях и их взаимоотношениях довольно подробно и откровенно...»

Тесть Деникина, Василий Иванович Чиж, остался в Советской России. Он жил в Крыму и работал на железной дороге. Никто не знал о его родстве. Деникин решил перевезти его во Францию и попросил Кутепова узнать, как это можно сделать.

«Можно себе представить нашу скорбь, - вспоминал Деникин, - когда я прочел в кутеповском письме, адресованном «Тресту», что «Деникин просит навести справки, сколько будет вывезти его тестя из Ялты»!.. Когда Кутепов пришел ко мне, и я горько пенял ему по этому поводу, он ответил: - Я писал очень надежному человеку». Поколебать его веру было, по-видимому, невозможно, но на основании шульгинской книги и прочитанной мной переписки с «Трестом» я сказал ему уже не предположительно, а категорически: - все сплошная провокация!».

Возможно, и Антон Иванович Деникин прозрел лишь позже, когда «Трест» был разоблачен. В основном белая эмиграция верила, что на родине есть мощные силы, желающие свержения большевиков.

После неоднократных чисток НКВД от настоящих троцкистов во второй половине 30-х годов, качество работы службы дезинформации ГБ значительно ухудшилось. Однако после начала Отечественной войны, обман противника занял достойное место в арсенале госбезопасности.

Особенно ярким примером дезинформации стали радиоигры, которые проводили Смерш и военная разведка. Апофеозом этих мероприятий стала операция, начавшаяся осенью 1944 года. В тот момент советская разведка получила информацию о подготовке немцами контрудара на Западном фронте. И по заданию Иосифа Сталина было сделано все, чтобы убедить германское командование в правильности разработанного ими плана. С помощью нескольких десятков немецких агентурных групп, захваченных и перевербованных Смершем, немцам была передана дезинформация о том, что Красная армия измотана и ее наступление предстоящей зимой не планируется. В итоге немцы начали известное наступление в Арденнах и в боях с англо-американскими войсками понесли внушительные потери. Не меньшие потери понесли немецкие союзники, и их наступление на восток практически приостановилось.

Шедевром дезинформации в 50-е годы стала выдумка о бактериологической войне США в Корее. Безосновательные «выводы» созданной под советским контролем структуры в ООН, дали возможность быстро закончить войну и убрать из страны «постоянных межамериканских сил для поддержания мира».

В 2017 году, российские власти запустили проект, направленный на опровержение сообщений западных СМИ, которые в Кремле считают ложными. На официальном сайте МИДа РФ появился новый раздел «Примеры публикаций, тиражирующих недостоверную информацию о России». В поле зрения внешнеполитического ведомства России попали пока пять СМИ. Среди них: NBC, News, Telegraph, New York Times и Bloomberg.

Однако разоблачения министерства носят очень сжатый характер. В каждом случае приводится краткое изложение темы публикации и опровержение из одного предложения: «В этом материале распространяются данные, не соответствующие действительности». Это говорит о низкой квалификации работников нашего МИДа. Нет наступательности и жесткости в ответах и аргументах нашей страны врагам России. Нет делового взаимодействия между МИДом и российским журналистским сообществом. От этого мы проигрываем в наступательном разгроме лживых западных СМИ и прозападных, подлых «журналюг» внутри России. Нет уголовных дел и реальных тюремных сроков агентам иностранного влияния, окопавшихся в СМИ и TV в России. Нет закрытия в течении 3-х дней мировыми судьями лживых каналов СМИ прозападных «либералов» и «правозащитников». Хотя у каждого губернатора и мэра города есть действенный рычаг прекращения антироссийской пропаганды – отключение электричества от офиса «за неуплату налогов и нарушение техники безопасности» на неопределенный срок. Закон на нашей стороне и надо просто грамотно им пользоваться!

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о создании в составе Вооруженных сил России «войск информационных операций» - «Пропаганда должна быть умной, грамотной и эффективной», считает министр обороны России. В обращении к Госдуме министр сообщил, что новые войска должны быть сильнее и эффективнее тех, что занимались пропагандой ранее.

Руководитель прозападного фонда «Общественная экспертиза» Игорь Яковенко, в полной панике! Он считает, что в РФ сегодня создана уникальная и небывалая система «оболванивания» западного населения и «вторжения» в информационное пространство других стран». Мы может честно на эти слова ему ответить! Есть русская пословица: «Клин, клином вышибают!» и «Нечего на зеркало пенять! Сам дурак!». «- ПРАВДА глаза колет!».

«Ничего похожего прежде не было никогда – ни по приемам и методам, ни по деньгам, которые вкладываются в это направление информационных войск, – утверждает враг российского народа Яковенко в интервью «Голосу Америки». «– Думаю, что Запад пытается как-то защититься от «этого», но пока, как мне кажется, не очень удачно. Он постоянно отстает в «своих ответных шагах».

Кроме того, в задачи НАТОвских информационных войск также входит создание и распространение «фейковых новостей» о России, уверен подлый беглец из России Гудков. «Будут и дальше распространяться в СМИ США «страшилки» вроде растиражированной новости о «распятом мальчике», при этом абсолютно не важно, что мальчика не было и в помине, зато атмосферу ненависти «фейки» укрепляют и добавляют злости в бою против русских. Мы сейчас видим огромное количество подобной информации в западных СМИ при освещении событий в Сирии и конфликта на востоке Украины». Дезинформация была и останется в числе главных механизмов достижения целей, поставленных ГосДепом, констатировал Геннадий Гудков. «Поэтому, очевидно, будут и дальше формироваться хакерские подразделения США, призванные решать специфические задачи, вроде взломов информационных сетей и сайтов России, чтобы изменять реальную картину мира о России и создавать некую виртуальную реальность и дурачить западного обывателя», – резюмировал он. «Здесь все средства хороши, включая фейки и информационные вбросы», убежден «эксперт» фашистских Северных Штатов Америки.

Задача нашей казачьей молодежи – разоблачать распространителей «фейков» в своих рядах и выявлять затесавшихся среди нас агентов иностранного влияния, троцкистов и открытых противников РФ. Молодым людям России надо понять и осознать, что идет настоящая, беспощадная война Запада на физическое уничтожение каждого из них. Как сказал в начале Великой Отечественной Войны 1941 года Иосиф Виссарионович Сталин: «- Братья и сестры! Друзья мои! Подлый и коварный враг, без объявления нам войны, напал на нашу Родину… Мы должны приложить ВСЕ силы к разгрому врага и полному его уничтожению! … Я уверен, ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ! ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!».

Для этого, всем, кто владеет компьютерными знаниями, надо влиться в «кибервойска» России и громить врага на его территории, уничтожая его сайты, сети, блокируя «фейки» и конкретно шпионов и «перебежчиков». Если вы выявили в своем окружении «врага народа», немедленно сообщайте о нем в ФСБ в подразделение «К». Время идет на дни и минуты. Мы должны выиграть нашу киберсталинградскую битву! СЛАВА БОГУ, ЧТО МЫ – КАЗАКИ!

Вербенко Ю.В., сибирский казак.

Категория: Спецраздел новостей | Просмотров: 745 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]