Главная / Неоказачество (1990-1997) (продолжение)

Неоказачество (1990-1997) (продолжение)

12.02.2011 23:29
Неоказачество (1990-1997) (продолжение)
Это продолжение статьи. Начало ЗДЕСЬ.

Невольно в круговорот политической жизни попадали и многие атаманы, но были и некоторые из них, которые, почувствовав вкус власти, начинали заниматься политической саморекламой и проводили популистские демарши, беспринципность которых была очевидна. Так атаман Союза казаков Области Войска Донского Николай Козицын 27 августа 1994 года подписал с Джохаром Дудаевым Договор о дружбе и сотрудничестве между Чеченской республикой Ичкерия и донским казачеством. Сделано это было без согласования с Терским казачьим войском в тот период, когда терцы на территории Чечни в большинстве своем подвергались физическому уничтожению и изгнанию. В этом договоре среди прочих статей была и такая: "...не пропускать через свою территорию вооруженные силы, предназначенные для использования в борьбе против одной из договаривающихся сторон" (13, с. 1). Справедливости ради стоит заметить, что большинство донских казаков к этому договору отнеслись крайне отрицательно.
Многочисленные требования казаков о полноценном признании казачьего движения всё же начали находить свой отклик в виде нескольких появившихся к середине 90-х годов правовых актов.
Представителями федеральной власти были определены основные направления, по которым, как они считали, государство должно взаимодействовать с казачьими обществами. В первую очередь, это касалось вопроса так называемой "государственной и иной службы казачества". Отсюда логичным было и требование правительственных структур о необходимости государственной основы казачьих обществ с подчиненностью Президенту РФ.
Так в первой половине 90-х годов родилась идея, которая была воплощена Указом Президента РФ от 9 августа 1995 года Љ835 в общественно-правовое явление под названием "государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации". В Указе ответственность за ведение государственного реестра возлагалось на Министерство по делам федерации и национальностей Российской Федерации. От федеральных органов исполнительной власти требовалось "обеспечить необходимые условия для привлечения в установленном порядке членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр..., к несению государственной и иной службы, а также представить членам указанных казачьих обществ экономические и иные льготы в соответствии с федеральным законодательством" (8, с. 28-30, 135).
Во временном Положении о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации определялся принцип подчиненности казачьих структур по отношению друг к другу. Так первичными обществами были определены хуторские, станичные и городские казачьи общества, которые путем объединения формируют отделы (округа), а те, в свою очередь, входят в состав казачьих войск. Временное Положение определяло и основной принцип приема Устава казачьим обществом, а также главные требования по отчетности перед федеральными структурами.
В 1996 году властные структуры Российской Федерации были последовательны в своем желании упорядочить и регламентировать казачье движение. Так на основании Указа Президента РФ Љ67 от 20 января 1996 года "О главном управлении казачьих войск при Президенте Российской Федерации" была сформирована структура для организации взаимодействия и координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений и казачьих обществ по выполнению нормативно-правовых актов о российском казачестве.
16 апреля 1996 года были подписаны Указы Президента РФ Љ563 "О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе" и Љ564 "Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы".
В первом Указе определялось, что члены казачьи общества имеют право, в соответствии с федеральным законодательством, нести военную службу, а также привлекаться к охране государственной границы в составе общественных формирований и к производству и поставке сельскохозяйственной продукции для нужд Российской армии. Определялись и следующие виды иной службы:
ґ охрана общественного порядка;
ґ охрана объектов, находящихся в государственной и муниципальной собственности, а также сопровождению грузов;
ґ участие в мероприятиях, связанных с ликвидацией последствий стихийных бедствий и оказанием помощи пострадавшим;
ґ участие в таможенной охране в составе таможенных органов Российской Федерации;
ґ участие в егерской, природоохранной и экологической службе, а также контроль за использованием и охраной земель;
ґ охрана лесов от пожаров и защите от вредителей и болезней;
ґ производство, закупка и поставка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для федеральных и региональных нужд;
ґ охрана объектов обеспечения жизнедеятельности населения (8, с. 157).
В соответствии с этим Указом определялось, что государственная и иная служба осуществляется казачьими обществами на основании заключенных договоров с соответствующими федеральными, региональными или муниципальными структурами власти.
Во втором Указе определялось, что члены казачьих обществ, взявших на себя обязательства по несению государственной и иной службы, имеют право на получение земельных участков под индивидуальное строительство, им могут выделяться беспроцентные ссуды на обзаведение хозяйством, безвозмездная финансовая помощь на строительство домовладений в приграничной зоне, а также древесина для строительных нужд со скидкой 50%. Разрешалось передавать казачьим обществам строения военных городков и военную технику, а главное, поручалось Правительству установить порядок формирования целевого земельного фонда (8, с. 154-162).
В соответствии с этим Указом Председателем Правительства РФ 8 июня 1996 года было подписано Постановление Љ667 "Об утверждении Положения о порядке формирования целевого земельного фонда для предоставления земель казачьим обществам, включенным в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, и режиме его использования".
Ещё в стадии обсуждения идеи государственного реестра у её сторонников возникли оппоненты, в первую очередь, в лице руководства Союза казаков России (атаман А.Г.Мартынов), которые предлагали создать формально независимую от Президента и Правительства Всероссийскую казачью организацию. Внутриказачьи противоречия, казавшиеся сначала отвлеченным спором "государственников" со сторонниками широкой казачьей политической самостоятельности, вылились в серьезный раскол в казачьем лагере, продолжающийся до сих пор. К сожалению, данный конфликт не имел под собой платформу каких-либо принципиальных идеологических различий, исходил из амбициозных устремлений некоторых казачьих лидеров, желающих быть первыми, и сводился к банальным взаимным обвинениям, удивляющим своей нелепостью. Так "общественники" нередко обвиняли "реестровых" в том, что они служат "антинародному правительству Ельцина", которое, якобы, отдает атаманам какие-то приказы, за исполнение которых атаманы получают какие-то средства. Обратные претензии складывались из следующей формулы: "мы, реестровые, настоящие казаки, и несем государственную службу, а общественники - "ряженые", и атаманы их - самозванцы". Налицо проявление демагогии, которую нередко использовали в пропагандистских материалах обе стороны.
На фоне набирающего рост в республиках Северного Кавказа псевдорелигиозного экстремизма и сепаратизма в начале 90-х годов появилось ещё одно казачье требование, которое сводилось к следующей формуле: "Дайте нам в руки оружие, и мы защитим себя и свою страну сами". Казачьи Круги требовали от правительства России создания казачьих территориальных воинских подразделений для противодействия распространению негативных антирусских и антигосударственных тенденций в северокавказском регионе. Аргументом к казачьему заявлению служили и примеры участия казаков в качестве волонтеров в боевых действиях в Северной Осетии, Приднестровье, Абхазии и Югославии. Официальные власти всячески уходили от решения этого вопроса, ссылаясь на отсутствие правовой базы, и лишь в 1994 году, с началом военного конфликта в Чечне, командование Северо-Кавказского военного округа вспомнило о казачьем предложении.
В августе 1995 года в рамках эксперимента по привлечению казаков к комплектованию казачьих подразделений Российской Армии, из 27 казаков Минераловодского отдела Терского казачьего войска, возглавляемых походным атаманом В.Зуевым, был сформирован взвод в составе 503-го мотострелкового полка, который дислоцировался на тот момент вблизи города Грозный. Трехмесячный эксперимент был удачным - казаки показали высокую степень дисциплины, и этот результат был не последним аргументом в вопросе необходимости создания уникального явления современной казачьей истории - 694-го ОМСБ (отдельного мотострелкового батальона) имени генерала Ермолова.
Неоднократные встречи атамана Терского казачьего войска В.К.Шевцова (избран на должность в октябре 1995 года) с представителями командования Северо-Кавказского военного округа, на которых атаман аргументировано отстаивал идею необходимости привлечения казачьих сил к выполнению боевых задач по поддержанию мира и стабильности на левобережье Терека, увенчались успехом.
Ермоловский батальон был сформирован в феврале 1996 года на базе мотострелковой бригады в городе Прохладный численностью около 500 человек, и состоял в основном из терцев. Были среди военнослужащих и несколько казаков с Дона, Урала, Сибири, Санкт-Петербурга, других регионов России, и даже из Болгарии. Все казаки батальона являлись солдатами-контрактниками, обмундированными и вооруженными в соответствии с общеармейскими нормами. Отличительной особенностью являлись разрешенные командованием казачьи знаки различия - кокарды и шевроны, некоторые казаки даже в ходе непосредственных боевых действий носили папахи. Офицеры батальона, в большинстве своем, казаками не были.
В конце февраля на базе мотострелковой бригады в Моздоке началось формирование казачьей усиленной роты (160 человек), приданной Ермоловскому батальону в 20-х числах марта под Ачхой-Мартаном.
При комплектовании батальона применялась упрощенная система - кандидату в военнослужащие для оформления личного дела в военном комиссариате по месту жительства не требовалось даже прохождения медицинской комиссии. Необходимо было только представить справку из милиции, подтверждающую, что данный человек не находится под следствием. Отменялись и возрастные ограничения. Так одному из старейших казаков батальона В.С.Метликину в день первого боя 8 марта 1996 года исполнилось 55 лет.
При комплектовании взводов учитывался старый казачий принцип землячества. Так во 2-ой роте Ермоловского батальона 1-ый взвод состоял в основном из казаков Минераловодского отдела, 2-ой взвод - Прохладненского отдела, 3-й взвод - Павловского отдела. Командирами взводов были не офицеры Российской Армии, но свои "полевые командиры" (походные атаманы). "Земляческая" спайка позволяла подразделениям наиболее эффективно выполнять поставленные командованием боевые задачи.
Нередкими были проявления героизма (около 100 бойцов награждены орденом Мужества). Есть несколько примеров того, как раненые в ходе боя казаки отказывались покидать подразделение, другие же после непродолжительного лечения в госпитале возвращались опять в строй.
Двухмесячное нахождение в зоне военного конфликта (Червленная - Грозный - Ачхой-Мартан - Старый Ачхой - Орехово - Шали - Беной) показало высокие боевые качества батальона, который выполнил все поставленные задачи, но вместе с тем вскрылись и некоторые негативные факторы. Так на общее количество убитых и раненых (около 250 человек) приходилось чуть меньшее количество дезертиров. И явление это было не только следствием трусости, но и нередко ложного чувства казачьей "вольности". Дескать, "нас командование обмануло, и вместо службы на казачьем левобережье Терека бросило на Грозный, и там нас "подставило". Мы, казаки, - народ вольный, хотим - служим, хотим - не служим".
В конце апреля горстка казаков - остатки батальона - были выведены в Прохладный и распущены по домам. Обращение атамана В.К.Шевцова к казачьим отделам Терского казачьего войска о необходимости сформировать вторую очередь Ермоловского батальона осталось практически без внимания. Желающих набралось немного, всего около 150 человек, а политический резонанс довершил процесс разрушения идеи необходимости особенных казачьих частей. Появились оппоненты как среди региональных и федеральных политиков, так и среди военного руководства. Батальон Ермолова стал достоянием истории, и вместе с тем самым ярким и почти единственным примером истинного казачьего возрождения.

Окончание ЗДЕСЬ.


Источник: http://artofwar.ru/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Состояние современного российского казачества | Просмотров: 879 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]