Воскресенье, 19:17
Главная / Неоказачество (1990-1997) (окончание)

Неоказачество (1990-1997) (окончание)

12.02.2011 23:30
Неоказачество (1990-1997) (окончание)
Это окончание статьи. Начало ЗДЕСЬ.

Как писалось выше, на протяжении всего периода 90-х годов терские казаки на различных уровнях говорили и выдвигали требования по самой злободневной проблеме - положению русского населения на Северном Кавказе.
Проявление постперестроечного всплеска национализма, а также демографические проблемы русского населения, с одной стороны, и демографический "взрыв" у народов Северного Кавказа, с другой стороны, спровоцировали серьезные изменения в этнической карте региона, и особенно в местах традиционного проживания терских казаков.
Процесс этот, по свидетельству бывшего председателя КГБ Чечено-Ингушской АССР И.Кочубея, начался ещё в "благополучном" 1990 году, когда только за один год из республики выехало русских жителей больше, чем за предыдущие 10 лет (14, с. 85). После крушения СССР в 1991 году и с началом "суверенизации" Чечни начался обвальный казачий исход с Терека и Сунжи, сопровождающийся тысячами случаев физического насилия со стороны чеченцев и ингушей в отношении русского населения. Только с 28 апреля по 21 мая 1991 года из республики выехало 144 казачьи семьи и записалось на выезд ещё 4 тысячи (15, с. 1).
Если в 1990 году в Чечено-Ингушской АССР из 950 тысяч населения "русскоязычная" часть составляла 450 тысяч, то за период 1991-1993 годов она уменьшилась на 220 тысяч (16, с. 26). С началом военного конфликта на территории Чеченской республики в 1994-1996 годах исход русского населения с территории Чечни и Ингушетии стал лавинообразным.
В этот период казаками начали проводиться социально значимые акции. С началом боевых действий многотысячные массы беженцев оказались на территории сопредельных с Чечней субъектов Российской Федерации и, в первую очередь, в Ставропольском крае. Казаками началась широкомасштабная кампания по сбору для пострадавших от последствий военного конфликта людей продуктов питания и вещей первой необходимости. Только в городе Минеральные Воды в зиму 1994-1995 годов под руководством атамана В.И.Перепелицына казаками было собрано большое количество продуктов питания, что позволило оказать помощь 5 тысячам беженцев из Грозного (каждому был выделен трехдневный паёк). Через Минераловодский казачий отдел за тот период прошло беженцев больше, чем через миграционную службу.
Терцы собирали гуманитарную помощь и для русского населения, оставшегося в Чечне, а также для частей и подразделений, находящихся в зоне боевых действий. Гуманитарные конвои, как правило, сопровождались казаками до места назначения, что позволяло им осуществлять моральную поддержку и мирного населения, и военнослужащих.
Последняя наиболее массовая и яркая попытка как-либо повлиять на решение вопроса о положении русского населения в республиках Северного Кавказа была предпринята казаками в конце 1996 - начале 1997 годов. Здесь прослеживается прямая связь с последствиями предательского "хасавюртовского договора", в соответствии с которым из Чеченской республики были выведены федеральные войска, а оставшееся русское население оказалось в положении фактических заложников.
11 декабря атаман Ю.С.Чуреков собрал Чрезвычайный Совет атаманов Пятигорского округа Терского казачьего войска. На Совет прибыл и войсковой атаман В.К. Шевцов, а также казаки и атаманы из соседних округов, таким образом, Совет атаманов Пятигорского округа приобрел статут общевойскового. Совет принял решение о проведении акций гражданского неповиновения.
В соответствии с этим решением 13-14 декабря 1996 года в городе Минеральные Воды был собран чрезвычайный бессрочный Круг Терского казачьего войска (приняло участие около 3 тысяч казаков). На Круге были выдвинуты следующие требования:
- прекратить преследование казаков за хранение оружия "приобретенного для самообороны, так как правительство не способно нас защитить";
- немедленно провести государственную регистрацию Терского казачьего войска;
- отделить от Чечни "исторические казачьи районы" и включить их в состав Ставропольского края с дальнейшей перспективой восстановления Терской области;
- вооружить и ввести казачьи батальоны в Наурский и Щелковский районы Чечни.
Во время работы Круга 13 декабря было проведено часовое пикетирование на трассе Ростов-Баку, осуществленное путем перекрытия автотрассы в районе горы Кинжал. На следующий день, 14 декабря, одна часть казаков вместе с милицией выставили посты на важнейших автомагистралях, другая часть - в течение часа блокировали в Минеральных Водах аэровокзал и железнодорожную станцию. В случае невыполнения требований Круга казаки грозились расширить акции протеста.
28 декабря 1996 года в поселке Иноземцево провел свою работу Совет атаманов Юга России (о нем уже упоминалось выше). Были приглашены и приняли участие в работе: заместитель секретаря Совета Безопасности РФ Б.А.Березовский, губернатор Ставропольского края А.Л.Черногоров, руководитель администрации Кавказских Минеральных Вод И.И.Никишин, заместитель начальника Главного управления Казачьих войск при Президенте РФ генерал-майор О.В.Пьянков. На Совете атаманов Юга России были поддержаны решения, провозглашенные терскими казаками 13 декабря в Минеральных Водах, и прозвучало в адрес федерального центра требование выполнить их до 15 января 1997 года.
Для того чтобы ускорить процесс принятия федеральным центром ответных действий, 10 января 1997 года состоялась общая акция протеста в разных регионах России. Казаки Дона, Кубани и Терека вышли на улицы с лозунгами: "Руки прочь от левого берега Терека!", "Немедленно включить казаков-терцев в Государственный реестр" (12, с. 4).
Вслед за этим, 15 января, в поселке Иноземцево вновь собрался Совет атаманов Юга России в количестве 310 человек (Терское войско - 130, Кубанское войско - 93, Донское войско - 52, Ставропольское войско - 30, Калмыцкое войско - 5). Были приняты следующие решения:
1. Создать Совет атаманов казачьих войск Юга России в составе атаманов войск для координации практических действий казачества, направленных на предотвращение реальной опасности развала России.
2. Немедленно обратиться в Конституционный суд РФ с иском о конституционности отторжения исторических казачьих земель в состав ЧИАССР и территориальных претензиях самопровозглашенной республики Ичкерия на эти земли (Наурский и Шелковской районы).
3. Потребовать от Президента России немедленного реестра Казачьих войск юга России.
4. Создать вооруженные казачьи формирования самообороны.
5. Потребовать выделить время еженедельно для программы "Казачий час" на ОРТ и других каналах, подготовленный силами казачьего информационного центра.
6. Обеспечить представительство казаков во всех структурах, связанных с решением чеченского вопроса и иных конфликтных ситуаций.
7. Категорически потребовать прекратить преследования казаков и закрыть уже заведенные уголовные дела, связанные с хранением и ношением оружия для самообороны. Амнистировать ранее осужденных.
8. Потребовать немедленного приведения конституций и законодательных актов субъектов РФ (Чечня, Дагестан, Адыгея, Кабардино-Балкария, Осетия, Карачаево-Черкессия) в соответствии с Конституцией и законами РФ. Укрепить границы с Чечней силами военных казачьих подразделений.
9. В случае невыполнения наших требований Совету Атаманов Юга России подготовить комплекс мер по проведению акций протеста.
10. Потребовать от Президента РФ и Государственной Думы территориальной реабилитации казачества.
Совет атаманов установил для федеральных структур и сроки исполнения: до 25 января дать ответ (12, с. 3).
Сбить накал казачьих страстей федеральным структурам власти удалось, как и в августе 1993 года, с помощью убедительных обещаний разобраться в проблемах казаков и региона в целом. Тактика оттяжки времени давала возможность власти переждать наивысший эмоциональный и психологический пик противостояния, после чего казаки, заметно выдохнувшись, соглашались на любые предложения официальных структур о необходимости проработки поставленных терцами вопросов, при этом чувствуя себя победителями.
На некоторые уступки казачьим требованиям пошли и структуры власти субъектов Юга России, в том числе и Ставропольского края. Ещё ранее, 30 мая 1996 года, Постановлением Государственной Думы Ставропольского края было утверждено "Положение о казачестве в Ставропольском крае" (8, с. 51).
19 декабря 1996 года Государственная Дума Ставропольского края утвердила положение об отрядах самообороны, в соответствии с которым казаки получили право формировать отряды, подчиняющиеся главе соответствующего муниципального образования, и в чрезвычайных ситуациях использовать огнестрельное оружие (1, с. 353).
Отвлекло терских казаков от процесса "выбивания" из федерального центра ответа на предъявляемые ими глобальные требования и нарастающее внутривойсковое противостояние. Наиболее активная часть терских казаков - Пятигорский округ во главе с атаманом Ю.С.Чурековым выступала инициатором самых массовых и скандальных акций. Для некоторой, более осторожной, части казачьих лидеров казалось, что демарши Пятигорского округа мешают выстроить нормальный диалог с представителями власти, и это, якобы, тормозит многие решения, связанные с развитием казачьего движения не только в регионе, но и в России в целом. Кроме этого, войсковой атаман В.К.Шевцов воспринимал факты прямого обращения атаманов станиц, отделов, и даже округов Терского войска к атаману Чурекову по тем, или иным вопросам, как разрушение вертикали власти. В связи с этим, в повестку дня Большого Чрезвычайного Круга Терского казачьего войска, проходившего в городе Буденновск 30 января 1997 года, был экстренно включен пункт об упразднении окружной системы и подчинении казачьих отделов Управлению Атамана войска.
Самым интересным в этой истории является то, что вопрос о ликвидации округов (при этом все делегаты Круга понимали, что вопрос стоит о Пятигорском округе) был принят подавляющим большинством голосов. И предложение В.К.Шевцова не получило отпора от казачьих лидеров низшего и среднего звена, на наш взгляд, по одной главной причине - в Чурекове атаманы видели угрозу своей мнимой стабильности и власти (с претензией на абсолютность), частью полномочий которой с окружным атаманом пришлось бы рано или поздно поделиться. К тому же, в отличие от 1990-1993 годов, когда все казачьи общества были равны в своем безденежье, в 1994-1997 годах некоторые атаманы (особенно на территории Ставрополья) смогли принять участие в приватизации муниципальной и государственной собственности, и, таким образом, в некоторых казачьих обществах, а кое-где и у атаманов лично, появились рынки, стоянки, магазины, объекты бытового обслуживания и общественного питания. Прямая подчиненность находящемуся довольно далеко войсковому атаману (Прохладный, Владикавказ) являлась для этих атаманов станиц и отделов некоторой гарантией того, что Шевцову, в отличие от Чурекова, будет просто физически невозможно тотально контролировать все происходящие в казачьих обществах экономические процессы. Таким образом, с одной стороны, Терское казачье войско становилось более структурированной организацией, с другой стороны, казачьи отделы все более обособлялись, как в политическом, так и экономическом плане, и с этого момента началось почти автономное развитие социально-экономических отношений в разных казачьих обществах, имеющих юридическую самостоятельность. В организационном плане Терское казачье войско (как, впрочем, и другие казачьи войска) приобретало форму конфедерации независимых казачьих обществ, и форма эта, с некоторыми изменениями, сохранилась до сих пор.
По инерции Пятигорский округ ещё некоторое время продолжал существовать, и уход его с политической арены сопровождался очень шумным событием.
16 февраля 1996 в станице Стодеревской Ставропольского края казаки, приехавшие из Санкт-Петербурга и купившие здесь домовладение, оказали вооруженное сопротивление милиции при попытке обыска дома. В результате перестрелки погибли два милиционера, казаки были арестованы.
Спустя год, в феврале 1997 года, в Пятигорске начался судебный процесс по "стодеревскому делу", на который прибыло не менее 1 тысячи казаков, начавших пикетирование рядом со зданием суда. Сюда же были стянуты значительные силы милиции, ОМОН, сотрудники спецподразделений. Началось противостояние, готовое перерасти в кровопролитное столкновение, при этом, обе стороны были настроены очень решительно.
Налицо было моральное давление на членов суда, на представителей обвинения со стороны казаков, в результате чего, 77-я прим.2 статья Уголовного Кодекса РФ ("совершение преступления вооруженными бандформированиями"), грозившая обвиняемым высшей мерой наказания, была заменена статьей 102 п. "д" ("умышленное убийство двух и более граждан").
13 февраля 1997 года был оглашен приговор, который казаки встретили с ликованием. Алексей Гончаренко (казак, открывший огонь по милиции) был спасен от смертной казни, получив 14 лет лишения свободы. На небольшие сроки были осуждены остальные казаки, проходившие по данному делу.
Эйфория победы окрылила терцев, отодвинув на второй план требования глобального масштаба. Отличалось от предшествующих требований и решение очередного Совета атаманов юга России. Если ранее этой структурой использовалась тактика политического шантажа органов власти возможными акциями гражданского неповиновения, то теперь во всех пунктах прослеживалась переговорная тенденция, вплоть до предложения о проведении рабочей встречи с А.Масхадовым (17, с. 3). Да и федеральный центр, находясь в состоянии растерянности после политического поражения в Чечне, не мог допустить для себя даже мысли о возможности ещё одних уступок, аналогичных по масштабу тем, что были допущены на переговорах "Лебедь - Масхадов" в Хасавюрте. При этом федеральный центр постарался сделать акцент на тех казачьих требованиях, которые выполнить было не сложно - включение Терского казачьего войска в Государственный реестр и показ телевизионной передачи о казаках по ОРТ (трансляция осуществлена 1 марта 1997 года).
12 февраля 1997 года Президент РФ Б.Н.Ельцин подписал Устав Терского казачьего войска, а в апреле во Владикавказе прошел Большой Круг Терского войска, на котором делегаты (присутствовало около 1 тысячи казаков) проголосовали о вхождении в Государственный реестр. На этом закончился первый период новой казачьей истории, очень часто именуемый "периодом возрождения казачества".
Разбирая обоснованность использования этой формулировки, считаем необходимым заметить, что на протяжении первой половины 90-х годов не произошло восстановления таких фундаментальных основ старого казачества, как атаманское правление, землевладение и землепользование, казачья служба, и, самое главное, подтверждение прав на все эти казачьи особенности государственным законодательством.
Попытка проведения в станице Воровсколесской Ставропольского края эксперимента по введению атаманского правления, как уже было написано выше, закончилась полным провалом. Уникальной была история сформированного в разрез с федеральным законодательством, но с учетом старых казачьих традиций, батальона имени генерала Ермолова, но и эта история осталась без продолжения. Причин расформирования батальона много, но основная причина, на мой взгляд, связана не с интригами политиков и высших военных чинов, но с тем, что казаков, пожелавших восстанавливать старый казачий воинский уклад в условиях практически непрерывных боевых действий, оказалось сравнительно не много. Земельные вопросы, как и необходимость территориальной реабилитации, о которых казаки говорили и требовали очень много, не были решены вообще. Правовые аспекты остались на уровне второстепенных по своему статусу Указов Президента РФ и Постановлений Правительства РФ, не нашедших свое продолжение в виде федерального Закона о казачестве, или же поправок к уже существующим федеральным Законам. Отсюда следует, что мнение некоторой части казаков о том, что "возрождение казачества" закончилось, является не совсем корректным. Для периода с 1990 по 1997 год, по нашему мнению, более подходит название периода надежды на возрождение казачества, и надежда эта, к сожалению, потерпела полное фиаско.
Терское казачье войско, прошедшее хорошую школу жизни в условиях переломной эпохи, получившее собственную героическую боевую историю и первые опыты политической борьбы, тем не менее, не избавилось от доверчивости, и двинулось от иллюзии состоявшегося возрождения к очередной иллюзии, спрятавшейся под привлекательным термином "государственной службы".

Примечания:

1. Агафонов О.В., Казачьи войска России во втором тысячелетии. - Москва, 2002.
2. 10 лет возрождения. Хронология казачьего движения (1989-99). - "Казаки России", октябрь 1999.
3. "Терский казак", Љ1(32) 1993.
4. Масалов А.Г., Возрождение казачества на Северном Кавказе в конце XX - начале XXI века. - Ставрополь, 2002.
5. "Казачье слово", Љ1, май 1991.
6. "Станица", Љ1, январь 1992.
7. "Грозненский казак", Љ1 (6), 1992.
8. Таболина Т.В., Казачество: формирование правового поля. - Москва, 2001.
9. 10 лет возрождения. Хронология казачьего движения (1989-99). - "Казаки России", ноябрь 1999.
10. Игнатьев Б.Б., Казачество в настоящее время (Казаки в войнах России). - Москва, 1999.
11. "Казачий Круг", Љ6, 4 сентября 1993.
12. "Терский казак", Љ1(40), январь 1997.
13. "Терский казак", Љ2(13), февраль 2006.
14. Комиссия Говорухина (Свидетельства, заключения, документы, собранные Комиссией под председательством С.С.Говорухина). - Москва, 1995.
15. "Терский казак", Љ8(17), июнь 1991.
16. Петров Г., Большой Круг Терского войскового казачьего общества. - "Казаки" Љ1, 2003.
17. "Терский казак", Љ4(43), апрель 1997.


Источник: http://artofwar.ru/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Состояние современного российского казачества | Просмотров: 1245 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]