Понедельник, 01:22
Главная / Реестровое казачество: проблемы и перспективы

Реестровое казачество: проблемы и перспективы

10.02.2012 19:16
Реестровое казачество: проблемы и перспективы
Что такое казачий реестр?

         Едва ли не первым упоминанием о реестровом казачестве являются сведения из средневековых документов Речи Посполитой. Реестровыми тогда назывались казаки, служившие польской короне и защищавшие страну от татарских и османских набегов. Из-за неприязни польской шляхетской верхушки к православным казакам численность реестровых казаков по отношению ко всему казачеству составляла малую часть (в 1625 г. – 6 тысяч из 200 тысяч человек, желавших быть казаками и бывших ими де-факто). 


        Впоследствии, при гетмане Богдане Хмельницком, боровшемся за освобождение Украины от польского владычества, численность реестрового казачества возросла многократно. Российское правительство выказывало стремление не к ограничению, а к всемерному росту численности казачьих войск; казаком становился всякий православный, кого принимали в состав казачьих обществ.

         В XIX веке, после многочисленных блестящих побед казаков в войнах с лучшими европейскими и азиатскими армиями, некоторые государства попытались создать собственные «казачьи» войска. Но оказалось, что набрать отборных, хорошо подготовленных воинов и обучить их казачьей тактике ведения боя недостаточно, чтобы побеждать в бою настоящих казаков. После нескольких лет подобных экспериментов в Англии и Пруссии их организаторы пришли к выводу, что человека казаком делает не его военная выучка, а особое состояние души, присущее лучшим представителям восточного славянства. Словом, казаком надо родиться, казаком надо стать, казаком надо быть. Тем самым авторитетнейшие военные специалисты Европы и мира признали тот факт, что только православная Россия обладает уникальным человеческим материалом, который способен многократно усиливать ее армию.   

         После революции 1917 г. и Гражданской войны казачество как военно-служилое сословие перестало существовать. Казаков перевели в разряд колхозного крестьянства. Однако уцелела казачья культура, а в 1936 году, в преддверии Великой войны, решено было сформировать в казачьих областях (на Дону и Кубани) кавалерийские казачьи части и соединения. По общему признанию, кавалерийские корпуса и конно-механизированные группы отлично показали себя в ходе войны с германским фашизмом, но уже 24 июня 1945 г., сразу после парада Победы, И. В. Сталин приказал маршалу С. М. Буденному приступить к расформированию кавалерийских соединений, т. к. кавалерия как род Вооруженных Сил упразднялась. Главной причиной этого Верховный назвал острую необходимость народного хозяйства в тягловой силе.

         Начало возрождения казачества в СССР, а затем в Российской Федерации относится к концу 1980-х гг. В декабре 1991 г. состоялся первый Войсковой Круг Оренбургского казачьего войска. С этого времени идет процесс возрождения Оренбургского казачества – второго по старшинству после Донского (дата образования оренбургского казачества – 1574 год).

         Почти одновременно с этим шло создание Курганского областного землячества казаков (апрель 1992 г.) и Курганского отдела (1993 г.) в составе Оренбургского казачьего войска.

         В середине 1990-х гг. согласно соответствующим положениям Указа Президента РФ проводилась большая работа по созданию реестра казачьих обществ. В условиях сложной политической обстановки (шла первая чеченская кампания) предполагалось доверить новоиспеченным реестровым казакам несение государственной службы. 17 февраля 1997 года вышел Указ Б. Н. Ельцина о переходе забайкальских, сибирских и терских казаков на государственную службу. Из этого, как и многих других ельцинских начинаний, ничего не вышло, хотя желавших послужить Отечеству оказалось достаточно (к примеру, в Курганском отделе, распространявшем тогда свою деятельность на 8 районов Курганской области, - около 1500 человек).

          Новый толчок в деле создания реестровых казачьих обществ произошел спустя 10 лет – 5 декабря 2005 г. был принят Федеральный Закон №154 «О государственной службе российского казачества». В законах и федеральных актах указывается, что основным видом деятельности казаков является государственная служба членов казачьих обществ по защите государственной границы, охране общественного порядка, взаимодействие с МЧС и другими федеральными структурами. Для прохождения военной службы казаков вновь приступили к решению вопроса создания казачьих частей и соединений.

           В деле регистрации реестровых казачьих обществ проделана большая работа. В течение 2010-2011 гг. были зарегистрированы хуторские казачьи общества: хутора Неверовский, Лебяжьевский, Курганский, Шадринский, Шумихинский и др. В январе 2011 г. в Кургане прошел первый Круг Зауральского отдельского казачьего общества (ЗОКО), на котором были избраны атаман и члены Правления. Первым атаманом Зауральского отдельского казачьего общества единогласно был избран Александр Николаевич Зайцев. К этому времени в ЗОКО насчитывалось уже более 2 тысяч реестровых казаков. В мае 2011 г. был зарегистрирован Устав Зауральского отдельского казачьего общества, а 1 ноября Губернатор Курганской области О. А. Богомолов подписал принятый Курганской областной Думой Закон «О развитии российского казачества на территории Курганской области». Таким образом, в настоящее время все казачество подразделяется на две больших группы: реестровое и общественное.

           В отличие от реестровых, казаки общественных казачьих организаций не изъявили согласия принять на себя обязательства по несению государственной и иной службы, оговоренной соответствующими федеральными и областными законами. Причин этому много (возраст, состояние здоровья, конфессиональная принадлежность и др.), но одной из главных, на наш взгляд, является та, которая имела место последние 20 лет – это ложное представление об основах казачьей демократии и стойкое нежелание подчиняться. Буза и буйство, характерные некоторых казачьих обществ в 1990-е годы, вне сомнения, кое-кого очень устраивали. Не случайно в некоторых регионах войсковых и отдельских атаманов набиралось по полдесятка и более. Не секрет, что в каждой области, где есть казаки, еще действует немало самостийных «батьков», под началом который якобы состоят целые отделы, станицы, а то и «полки». Как правило, «войско» данных атаманов (а по действующему законодательству – председателей общественных казачьих организаций) существует лишь на бумаге: круги проводятся нерегулярно, списки казаков  устарели.

           Согласно действующему законодательству, одежда казаков реестровых и общественных казачьих структур должна существенным образом различаться. Поскольку казаки-общественники находятся вне государственной службы, они не имеют права носить кокарды, погоны, нарукавные эмблемы, шевроны. Мироощущение казака основывается на православной вере, земле и казачьей службе. В казачьей семье мужчина сызмальства должен готовиться к служению государству. В службе России заключена историческая роль казачества, но ее-то и не осознает до конца большинство казаков-общественников. На какую службу может рассчитывать казак, находясь в составе общественной организации? А его сыновья, внуки? Основная задача общественников – сохранение казачьей культуры. В этом деле реестровые казаки могут и должны сотрудничать с ними. Но некоторые председатели общественных казачьих организаций, не желая терять былое влияние, брызжут ядом на реестровое казачество. Надо ли говорить, что это самым пагубным образом подрывает казачье единство? Тем более, что жизнь реестровых казаков – вовсе не сахар.

Служить бы рады…


            Законы и правовые акты о государственной службе казачества были приняты казаками с воодушевлением. Еще бы! Послужить Родине верой, правдой, силой – этого казачество Новой России дожидалось в течение многих лет. Следовало доказать, что реестровые казачьи общества не на словах, а на деле способны нести государственную службу, самостоятельно решать сложные, требующие опыта и специальных знаний вопросы. Казачьи общества Курганской области активно включились в работу по поддержанию правопорядка, оказанию помощи военным комиссариатам по проведению призывов 2009 и 2010 гг. На данных участках казаки достойно показали себя. В апреле 2010 г. за плодотворную работу по военно-патриотическому воспитанию и тесное сотрудничество с Военным комиссариатом Курганской области по работе с призывной молодежью хуторское казачье общество «Хутор Курганский» награждено грамотой  военного комиссариата. Силовые структуры по понятным причинам охотно шли на заключение соглашений с хуторскими казачьими обществами, а затем и с ЗОКО. 2 сентября 2010 г. заключено соглашение с Управлением федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Курганской области. Согласно договоренности, казаки проводят мероприятия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и психотропными веществами и выявлению их незаконного оборота, а также по выявлению и уничтожению незаконных посевов наркосодержащих растений и дикорастущей конопли. Зауральское отдельское казачье общество участвует в работе антинаркотической комиссии Курганской области.    


           Руководство хуторского казачьего общества «Хутор Неверовский» (атаман войсковой старшина А. Н. Зайцев), памятуя о том, что основным видом деятельности согласно положению Устава является государственная служба казаков по защите государственной границы, пошло на формирование добровольной казачьей дружины (ДКД). Казаки в количестве 50 человек привлечены к дежурству в составе пограничных нарядов на пяти постах наблюдения и автомобильных дорогах пограничной зоны. Казачья экипировка, вооружение, автотранспорт, горюче-смазочные материалы – всем этим члены ДКД обеспечиваются за счет казачьих структур. Командование подразделениями дружины возложено на казачьих офицеров, являющихся офицерами запаса Российской Армии, пограничной службы, ФСКН, МВД, МЧС. Перед началом дежурств на границе казаки проходят обучение по специальным учебным планам.                   

           ДКД сотрудничает с Большой Курейнской и Приволинской заставами, Петуховским отделом. В 2010 г. на данных направлениях было выставлено более 200 совместных (пограничники и казаки) пограничных нарядов, в 2011 – более 300. Привлекаются казаки и к таможенным нарядам, а также разведывательным и оперативно-розыскным мероприятиям совместно со службами пограничного управления. Уровень своей подготовки они поднимают на совместных учениях по задержанию «нарушителей» и отработке взаимодействия с подразделениями пограничников.

           Круглосуточно, в течение года, охраняется таможенный переход Неверовский с прилегающей 10-километровой зоной. Для этого казаки обеспечиваются тепловизорами и другими специальными электрическими приборами.

           С честью выполняя свой долг по защите государственной границы Российской Федерации, имеют отличия по службе сотник В. А. Родионов, хорунжие И. Ю. Мединец, М. К. Тюменов, С. А Шалашов, старшие вахмистры А. А. Александров, А. Д. Пупышев, вахмистры Е. В. Варламов, А. М. Топоров. Думается, о таких казаках сказал перед смертью герой Отечественной войны 1812 года атаман М. И. Платов: «Мы рождены не для прогулок по паркам и не для сиденья на мягких диванных подушках. Нашей священной миссией всегда были сражения за родную землю в бескрайних степях, в лесах и болотах, под палящим солнцем и под проливным дождем. Нашим приютом чаще всего были горящие костры и наспех построенные шалаши… Таков наш удел, таковым ему оставаться и вовеки…»

           Следует заметить, что на сегодняшний день данный опыт зауральских казаков, по сути, является уникальным, т. к. на территории Российской Федерации к защите  государственной границы ни одно казачье общество пока не приступило. В «активе» казаков – многочисленные задержания нарушителей государственной границы и групп контрабандистов, а также грамоты, знаки отличия, благодарность Первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России генерала армии В. Е. Проничева, в «пассиве» 3 миллиона рублей – издержки казачьих структур, связанные с деятельностью ДКД по защите государственной границы РФ.

           Участие казаков в защите государственной границы – это служба чести одной ради, служба не за страх, а за совесть: ведь Законом «О развитии российского казачества на территории Курганской области» не предусмотрено никакой социальной поддержки членам семьи казака в случае его увечья или гибели на государственной службе. (Для сравнения: подобный закон давно принят депутатами Свердловской области, и там положения по социальной поддержке казачества разработаны четко. Но Курганская областная Дума почему-то отвергла предложенные казаками дополнения в проект закона, хотя они полностью соответствуют букве и духу одноименного законодательного акта соседей.)

            Что говорить, если ЗОКО, эта областная некоммерческая организация, многие члены которой де-факто давно несут государственную службу, уже в течение многих месяцев тщетно добивается выделения помещения под штаб? Казаки горько шутят: бумажной перепиской по данному вопросу уже можно выстелить путь от хутора Неверовский до здания областного правительства. Многие удивляются: неужели властям не по зубам решить то, что даже для среднего бизнесмена – плевое дело?

            Вряд ли в целом мире найдется такая «социальная группа», как российские казаки, которые хотели бы добровольно, зачастую безвозмездно, служить государству. При этом государство (в лице тех или иных своих органов) этому благородному и похвальному желанию своих граждан противится до последней возможности. Один старый казак, ровесник Октябрьской революции и участник Великой Отечественной войны, в день своего 90-летия сказал так: «В свое время наше Оренбургское казачье войско посчитали наиболее реакционным и контрреволюционным, потому и пострадало оно от большевистского государства больше других. В двадцатые-тридцатые годы высекали и «белых», и «красных» казаков под одну гребенку. А что при нынешней, новой власти казаки получили? Да ничего! Когда им дозволят служить России, Бог весть. Моей жизни не хватило - увидеть это. А молодым казакам так скажу: честно служите России и ничьего соизволения на это не спрашивайте».       

           Мечты некоторых господ о том, что, заболтав и замотав насущные казачьи вопросы, они добьются разочарования казаков и распада казачьих обществ, оказались несостоятельными. С годами количество носителей казачьих идей не уменьшается, а растет. Похоже, что высшая власть это уже понимает. Значит, со временем должны будут понять все.


 

В. Масляев,
председатель Суда чести
Зауральского отдельского казачьего общества,
войсковой старшина

 

Н. Сидоренко,
председатель Совета стариков
Зауральского отдельского казачьего общества,
казачий полковник


Источник: http://ataman-ovko.ru/historical/articles/1034/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Состояние современного российского казачества | Просмотров: 2114 | Добавил: Администратор1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1  
спасибо за интересный блог

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]