Главная / Верный

Верный

05.12.2009 14:55
Верный

Празднование праздника по случаю 300-летия Дома Романовых (1613-1913 гг.) в городе Верном, казаками Семиреченского казачьего войска.

      21 февраля в 8 часов утра пушечный выстрел с Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге возвестил о начале всероссийского праздника по случаю 300-летия Дома Романовых (1613-1913 гг.). С колоколен всех храмов Российской империи зазвучала царственная мелодия целодневного благовеста, были совершены торжественные литургии и благодарственные молебны, крестные ходы, в армии и казачестве — парады войск. В этот воистину великодень России были особенно благолепны города и веси, следившие за императорским церемониалом в столице со слов представителей городских и сельских депутаций.

ВСЕПОДДАННЕЙШИЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ

В Верном, главном городе Семиреченского края, первой о начале торжеств заговорила старая пушка полуденным выстрелом, по которому, кстати, проверяли часы многие горожане. Куранты были установлены на земляном возвышении, возможно древнем кургане, на перекрестке улиц Гоголя и Первогильдейской (ныне Зенкова). Само орудие было отбито у неприятеля то ли в Узун-Агачском деле, то ли в сражении под Кульджой. И напоминало о славном царствовании незабвенного Александра II, когда в Семиречье наступили долгожданные мир, власть и порядок.

Все административные, общественные, даже частные здания были расцвечены флажками и лентами с государственной символикой, украшены портретами Государей Императоров, членов их семей, картинами из жизни Дома Романовых. В обеденный час на площади перед Туркестанским кафедральным собором собрался, кажется, весь город, привлеченный торжественным архиерейским выходом. Под оружейные выстрелы местного гарнизона были возложены венки к памятнику-бюсту Царю-Освободителю (ныне Мемориал славы). В общественных собраниях и Народном доме имени Николая II состоялись лекции из истории и быта Царствующего Дома, показаны «туманные картины волшебного фонаря» кинотеатров «Мир» и «XX век», цирковые представления хозяина шапито И. Хойцева. На всех горожан произвела впечатление яркая речь И Л Брызгалова, претендента на пост мэра Верного, «О главных вопросах городского хозяйства в Верном и будущности нашего города».

Вечером гарнизонный фейерверк вновь собрал город в старинном саду у Собора.

Красочный праздник верненцам устроили 22 февраля казаки Семиреченского казачьего войска. Следуя традициям «потешных» Петра I, при взятии «снежного городка», что в Малой станице, молодежь была щегольски разодета в национальные сибирские костюмы, нагайки да метлы, холостые ружья и комья снега составляли главное оружие наступающих и обороняющихся Казачата рвались в снежные ворота, взбирались на обледенелые стены, дабы овладеть самым приятным призом — красавицей-казачкой, вооруженной знаменем городка и охраняемой свитой подруг. Но главное удальца со товарищами ждало впереди предстояло неуловимо от сотен соперников увезти на коне «пленницу», спрятать «военный трофей» в лабиринте станичных улиц В тот день проиграли полки «потешных» мужской гимназии и городского имени генерала Колпаковского училища Главный приз достался казаку Ивану Смирнову. Ему, кроме прочего, были вручены серебряные часы.

23 февраля на подмостках Коммерческого собрания была предложена публике опера М.Глинки «Жизнь за царя». Правда, не полностью, а в сценах. Аплодисментами была встречена картина, когда зимой 1613 года Иван Сусанин завел польских интервентов в непроходимые болота костромского леса. И тем самым погиб, но отвел беду, нависшую над Патриархом Филаретом и его семнадцатилетним сыном Михаилом, будущим царем, первым из рода Романовых. Надо признать, что для провинциального театра исполнение столь сложного спектакля явление весьма радостное в культурной жизни старой Алма-Аты (уместно сказать и то, что великолепной сценой «Военный совет в Филях» верненцы отметили столетие Отечественной войны 1812 года. Так что оперные традиции в Семиречье были заложены отнюдь не в советское время - В.П)

Естественно, невозможно передать читателю всю палитру патриотических чувств. Ведь мероприятия в рамках юбилейного 300-летия Дома Романовых продолжались в течение не только официальных дней, а всего 1913 года.

У ПОДНОЖИЯ ЗАИЛИЙСКИХ ГОР

1913 год — некое время и судьба одновременно, — по которому прежде всего экономисты судят об ушедшей России в ее досоветский период Город Верный, оторванный бездорожьем на тысячи верст от ближайших железнодорожных станции и речных пристаней, в административном отношении выделялся как центр огромной Семиреченской области и Верненского уезда, с населением в 47,3 тысячи человек. Однако город не стоял особняком в полной экономической и культурной изоляции от внешнего мира. Сохраняя курс на аграрное ведение хозяйства, отцы. Верного уповали и на его промышленное развитие. Только в начале века появились телефон, электричество, автомобиль, водопровод и суконная фабрика. Между прочим, в 1913 году губернатор Фольбаум, будучи на торжествах в Петербурге, провел успешные переговоры с Коковцевым и Путиловым о начале строительства Семиреченской железной дороги, будущего Турксиба.

Сам город аранжировался новыми типами зданий — школы, торговые конторы и магазины, сословные клубы — внешне приземистые одноэтажные постройки, результат убежденности местных зодчих не строить высоких каменных зданий в городе, подверженном землетрясениям. Заботясь о поддержании репутации Верного, строители использовали, словно эхо минувших дней, традиции русской сибирской архитектуры. Над резными крылечками крепились, для солидности, массивные металлические вывески «Торговый дом Г.А.Шахворостова с С-ми» или «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова», гостиница «Европа», ресторан «Париж», кинотеатр «XX век».

В 1913 году розмысл Андрей Зенков, с именем которого общественное мнение связывает архитектуру и градостроительство старой Алма-Аты, получил заказ на обустройство сельскохозяйственной и промышленной выставки, приуроченной к юбилейной дате — 300-летию Дома Романовых. Выставка открылась 17 сентября, в весьма торжественный час «всесветских бабьих именин»(в день Св. мученицы Софии и ее дочерей Веры, Надежды и Любови, небесных покровительниц первых поселений Семиреченского края и города Верного). Под строительство Верненская управа отвела 16 десятин в восточной части Пушкинского городского сада (ныне парк 28 гвардейцев-панфиловцев) и прилегавших к нему с востока улиц. В короткие сроки было возведено 28 казенных и 15 частных павильонов, отображающих современные модели построек и технические изделия Скажем, новые кровельные материалы ру-бероид или террафазерит. То, что еще недавно мы называли словами «толь»и «черепица».

Надо полагать, что большое влияние на творчество А.П.Зенкова оказал т.н. «ропетовский стиль», когда при возведении зданий использовались приемы русского деревянного зодчества, однако чисто декоративно, без учета их мест в постройке, окружении, соответствии назначению. Наиболее замечательные творения тех лет, чудом оставшиеся в нашем городе, т.н. магазин «Кзыл-Тан» (бывшая торговая контора купца Исхака Габдулвалиева) или Дом офицеров (ныне музей народных инструментов имени Ыхласа). Бытует мнение, что последний в прошлом и был одним из павильонов выставки 1913 года.

Среди прочих зданий, которые, увы, не сохранились, отметим павильон торгового дома (Г.А.Шахворостов с С-ми и Ф.А.Пестов), выполненный зодчими в мавританском стиле. А выставочное помещение заводчика Х.А.Тюменева строители возвели как точную копию вальцево-механической крупчаточной мельницы товарищества «Мукомол» в Петропавловске. Небольшое, но очень привлекательное здание торгового дома «Н.Я.Пугасов и С-я» выделялось в конструктивном отношении и было построено в романском стиле. А павильон товарищества «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова», несомненно лучший из всего созданного на востоке, — в готическом. При возведении павильонов строители использовали новую строительную технику и материалы. В ансамбле деревянные павильоны, увенчанные «бочками и шатрами, украшенные подзорами, петушками, полотенцами и прочей сухо исполненной резьбой» (а крыши некоторых выставочных сооружений покрывались обыкновенной стружкой), в силу своей декоративности имели шумный успех и заслуженное признание.

Символично, что у ворот выставки, сразу же за Кафедральным собором, стоял памятник-бюст Александру II, в царствование которого и были заложены сельскохозяйственные и промышленные успехи области.

ВСТРЕЧА И ПРОЩАНЬЕ С ПЕТЕРБУРГОМ

Наступала Масленая неделя. В приподнятых чувствах приближающегося праздника проходили проводы губернатора Михаила Александровича Фольбаума и вверенных ему казаков, горожан и сельчан на торжества, посвященные 300-летию Дома Романовых. В Петербург съезжались со всех уголков Семиречья замечательные люди, представители всех народностей и сословий. Среди избранников отметим мэра Верного Я.С.Щепкина и гласного Думы А.Д.Калинина Среди старейших алматинских станиц — старшего урядника Михайлова. На берегах Невы к семирекам примкнул вновь назначенный командир 1-го Семиреченского генерала Колпаковского полка полковник Константин Хогандоков. Русское сельское общество представлял Императору токмакский волостной старшина Георгий Ткачев, инородцев — казах Сят Ниязбеков. Выделим также из иного десятка представителей от иссык-кульских киргиз — Кадыра Байсарина и от илийских уйгур Джемалитдина Джелилова.

Пеструю группу отъезжающих из Верного по традиции провожали в Колпаковской роще, что по дороге на Пишпек, ведущей до границы Семиреченского края и ближайшей железнодорожной станции Кабулсай. Роща еще со времени приезда первых губернаторов Туркестана — К.П. фон Кауфмана и Семиречья — Г.А.Колпаковского была местом встречи особых гостей. Здесь была устроена по русскому обычаю беседка, позднее — триумфальная арка.

После долгого пути по родным разбитым дорогам и холодным почтовым станциям семиреки впервые увидели паровоз, удивлялись машине как дети, что «за двадцать с лишним рублей им выдали маленький кусочек картона — проездной билет, вместо ожидаемых огромных листов бумаги… Из вагонов выходить наши боялись. В Петербурге снова удивлялись: большим каменным зданиям, могущим в случае землетрясения обязательно погибнуть». Письма семиреков читали в Верном со страниц местной газеты, что называется до дыр, и тоже искренне удивлялись богатству и размаху монаршего праздника.

Семирекам несказанно повезло: казаки разместились в казармах сводного казачьего полка графа Граббе. А потому они в исключение приняли участие во всех мероприятиях церемониала вслед за донцами, терцами, сибирцами. Семиреченские хорунжие Грибановский и Шестаков были назначены ординарцами при генералах Шмидте и Фольбауме, а значит, были и рядом с Императором. Николай II, увидев значок Русского географического общества на груди Шестакова, завел с ним личную беседу об экспедициях. Прославленный хорунжий рассказал Государю, как он хаживал по Азии с Пржевальским, Певцовым, Козловым. Николай II первому из семиреченской депутации пожаловал из собственных рук Шестакову особый нагрудный серебряный знак в память 300-летия Дома Романовых. Это был изящно исполненный герб Царствующего Дома в лавровом венке. Носили его награжденные на правой стороне груди выше всех знаков отличия. Все лица, удостоенные знака в великодень 21 февраля, приобретали родовую потомственную собственность и льготы, от отца к старшему сыну.

28 февраля семиреченские казаки возложили венки к дорогим могилам Александра II, под чьей державой возникло Семиреченское казачье войско, а также первому губернатору и наказному атаману Г.А.Колпаковскому. Семиреченцы побывали на поминках 5 февраля в Петербурге бывшего военного губернатора области Григория Ивановича Иванова. Словом, повидались со всеми, кто благоустраивал своим тру дом и талантом наш край.

Запомнился и прощальный вечер, высочайшее застолье, где рядом с монархом и его Августейшей семьей сидели именитые гости: Патриарх Антиохийский Григорий, хан Хивинский и эмир Бухарский, митрополит Петербургский и Ладожский Владимир, а еще 16 архиепископов, епископов и протопресвитеров придворного, военного и морского духовенства. Но прежде митрополит Киевский Флавий отслужил панихиду по всем царским предкам.

Казаки сидели отдельно. Ходила круговая дружеская чарка, пили за каждое войско и казачество в целом. Героем вечера стал 75-летний уральский казак георгиевский кавалер Синицьш, участник известного Иканского дела 1864 года под Туркестаном. Почетный старик вдруг молодецки запел походную песню, подхваченную товари-щами:

В степи широкой под Иканом
Нас окружил кокандец злой,
И трое суток с басурманом
У нас кипел неравный бой…

Не были лыком шиты и семиреченские казаки, рассказы которых о боевых делах, о воспитании станичных казачат взволновали многих. Кстати, Государь высоко оценил брошюру подъесаула Ананьина о походе орлят-казачат в Петербург прошлым годом на смотр Марсова поля. Экземпляры брошюры достались Императрице Александре Феодоровне и наследнику — цесаревичу Алексею, последнему Августейшему атаману всех казачьих войск России.

Однако подытожим вышесказанное телеграммой на имя семиреченцев от военного губернатора и наказного атамана М.А.Фольбаума, возглавившего депутацию в столицу на берегах Невы: «Представители городов и селений Семиреченской области 22 числа преподнесли всеподданнейшие поздравления Его Императорскому Величеству и Наследнику Цесаревичу в Зимнем дворце. Вечером были на народном спектакле в Мариинском театре в Высочайшем присутствии. В Зимнем дворце был устроен обед волостным правителям. Особый чиновник ознакомил депутацию со всем достопримечательным в столице. Все здоровы. Я по церемониалу не различен с казаками. Радуюсь, что в родном Семиречье праздник прошел превосходно. Благодарю всех семиреченцев и особливо руководство. Фольбаум ».

Подготовил урядник СКО Александр Карачаров по материалам краеведа Владимира Николаевича Проскурина (Очерки истории Алматы).

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Семиреченские казаки | Просмотров: 1781 | Добавил: Урядник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]