Главная / КАЗАЧЬЯ СВЯТЫНЯ - Икона Божией Матери Донская

КАЗАЧЬЯ СВЯТЫНЯ - Икона Божией Матери Донская

07.12.2009 07:03
КАЗАЧЬЯ СВЯТЫНЯ - Икона Божией Матери Донская

Празнование 19 августа / 1 сентября

И с туманом над Непрядвой спящей,
Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
Не спугнув коня…
И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.
А. А. Блок


Шел 1380 год. Русь стонала под игом Золотой Орды. И наконец 8 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы, на Куликовом поле сошлись в смертельной битве две силы: орда кочевников, не знавшая жалости, привыкшая воевать и побеждать, и ведомые великим князем Димитрием Ивановичем русские рати, вдохновляемые верой Христовой.

Величественную картину битвы дал Н.Н. Карамзин:

«Стоя на высоком холме и видя стройные, необразимые ряды войска, бесчисленные знамена, развевавшиеся легким ветром, блеск оружия и доспехов, озаряемых ярким весенним, солнцем, слыша всеобщие громогласные восклицания: «Боже! Даруй победу государю нашему!» и вообразив, что многие тысячи сих бодрых витязей падут через несколько часов, как усердные жертвы любви к Отечеству, — Димитрий в умилении преклонил колена перед образом Богоматери. Воодушевление было всеобщее Русские войска с верою в победу двинулись на неприятеля и разбили татарские войска».

И склонился святой князь Димитрий пред образом Богоматери, который поднесли ему донские ратники из городка Сипотина. Образ был укреплен на древке и как хоругвь победоносно реял над русским воинством во время сражения.

После битвы ратники преподнесли князю Димитрию эту икону в дар. Князь поместил ее сначала в Успенском соборе, а затем — во вновь построенном Благовещенском соборе Московского Кремля. С тех пор чудотворная и носит имя Донской.

Не умолчим об ином предании, согласно которому икона пребывала поначалу в Успенском соборе города Коломны. Наиболее ранее известие о коломенской Донской Божией Матери содержится в летописном сообщении времен царя Ивана Васильеича Грозного, молившегося перед нею в 1574 году, перед началом Казанского похода: «И приходит государь в церковь Успения Пречистыя и припадает к образу Пречистыя, иже на Дону была с преславным великим князем Димитрием Ивановичем». Когда Казань пала, царь Иван Васильевич приказал перенести чудотворный, дарующий победу образ в Москву.

На лицевой стороне иконы — Богоматерь, предстающая в иконографическом типе «Умиления». Изначальный золотой фон полностью утрачен, но лики и одежды Богородицы с Младенцем сохранились хорошо. Вишневого цвета плащ-мафорий Богоматери, рыжевато-коричневая рубашка Христа разукрашены сетью изломанных золотых линий. Золотом были написаны и края мафория Богоматери, звезды на нем — символ Ее тройного девства (до, во время и после рождения Спасителя). Синий чепец Пречистой, клав на хитоне Христа и свиток, перевязанный золотым шнурком, — все это делает цветовую гамму иконы торжественно-сумрачной и исполненной таинственной значимостью. На оборотной стороне изображено «Успение Богоматери». Пережив века, образ дошел до наших дней почти без изменений. Сохранилась и киноварная надпись: «Успение святыни Богородицы». От великого множества греческих и русских икон «Успения» этот образ отличает цельность внутреннего построения: опущены многие дополнительные сюжеты, которые часто используют другие иконописцы (несение апостолов Ангелами, плачущие жены, Ангел, отрубающий руку нечестивому Аффонию, дерзнувшему поколебать гроб Богоматери. В темно-синем ореоле царит фигура Христа с пламенеющим над Ним Херувимом, она вдвое больше фигур апостолов и святителей. В руках Спасителя — крошечная запеленутая фигурка, олицетворение бессмертной души Богородицы. Справа и слева от ложа с телом Богоматери — по шести апостолов и одному святителю (первый из них, вероятно, Иаков, брат Божий, епископ иерусалимский; второй — Иерофей, епископ Афинский). Это очевидцы кончины земной жизни Богоматери во граде Иерусалиме.

Одинокая свеча перед смертным ложем Божией Матери, ее трепетное пламя — символы угасания жизни. Обрамляющие центральную группу здания напоминают о кончине Богоматери в «доме». Всякий бывший в Иерусалиме видел это священное для христиан место.

Благочестивая традиция приписывает авторство Донской Богоматери выдающемуся иконописцу Феофану Греку.

Не один год длится полемика искусствоведов по этому вопросу, но не она важна для нас. Космическая мощь кисти Феофана пережила века и осталась с тем народом, к которому пришел он, принеся с собой великое искусство Константинополя. Кто видел фрески Феофана в Новгородской церкви Спаса на Ильиной улице, уже никогда не забудет их. Заказчиками Феофана были лучшие люди Великого Новгорода, московские князья и митрополиты. Деисус его письма украшает Благовещенский собор Московского Кремля. Там же, в местном ряду, слева от царских врат, была поставлена и чудотворная Донская. Ныне она находится в Третьяковской галерее.

Многие чудеса проистекали от этого образа. В 1591 году вторглись в русские пределы крымские татары, подошли, к самой Москве и раскинули шатры свои на Воробьевых горах. В то время почти все русское войско стояло в Великом Новгороде, защищая его от шведов. Столица оказалась беззащитной. Царь Федор Иоаннович, уповая на помощь свыше, повелел совершить вокруг городских стен крестный ход с Донской иконой, а затем поставить ее посреди малочисленного московского воинства. Ночью после усердной молитвы царь получил откровение от явившейся ему Богоматери, а утром устрашенные неведомой высшей силой татары покинули поле битвы и стали спасаться бегством, бросив множество раненых и весь свой стан.

В воспоминание столь дивной победы, дарованной чудотворным образом, царь в том же 1591 году основал монастырь на месте, где стояла тогда Донская икона. Монастырь, так и названный Донским, хранил в своих стенах список с Чудотворной. Ежегодно 19 августа сюда шел из Кремля крестный ход.

7 мая 1686 года князь Василий Васильевич Голицын, отправляясь в поход на Крым, взял с собой чудотворную Донскую икону. По возвращении ее встречали государи Иоанн, Петр и царевна Софья.

Все возвращается на круги своя. В Донском монастыре, месте погребения святителя Тихона, где неугасимо горят лампады перед списком с чудотворной иконы, вновь звучит пение иноков. К православной России вернулся и другой чтимый список Донской Богоматери, исполненный уже в 1920-х годах замечательным изографом — новомучеником Владимиром Комаровским: этот образ пребывает в нижнем храме собора Святых Отцов Семи Вселенских Соборов Свято-Данилова монастыря.

Придет время — и, веруем, скоро — когда вновь зазвонят колокола в ознаменование возобновленного крестного хода. И опять засияет дивным светом над склоненными головами православных людей чудотворная икона Божией Матери Донской, и восславят они Ее в своих молитвах.

Тропарь, глас 4

Заступнице верных Преблагая и Скорая, Пречистая Богородице Дево! Молим Тя пред святым и Чудотворным образом Твоим, да якоже древле от него заступление Твое граду Москве даровала еси, тако ныне нас от всяких бед и напастей милостиво избави и спаси души наша, яко Милосердая.

Молитва

О Пресвятая Владычице, Дево Богородице, Заступнице наша благая и скорая! Воспеваем Ти вси благодарственная за чудная дела Твоя. Песнословим от лет древних неотъемлемое заступление Твое граду Москве и стране нашей, чудотворный образом Твоим Донским всегда являемое: в бегство обращаются полки чуждих, грады и веси невредими сохраняются, людие же от лютыя смерти избавляются. Осушаются очи слезящия, умолкают стенания верных, плач в радость общую претворяется. Буди и нам, Пречистая Богородице, утешение в бедствиях, возрождение надежды, образ мужества, источник милости и в скорбных обстояниях неистощимое терпение нам даруй. Подаждь коемуждо по прошению и нужде его: младенцы воспитай, юныя уцеломудри и страху Божию научи, унывающии ободри и немощную старость поддержи. Посети в болезни и печалех сущия, злыя сердца умягчи, братолюбие укрепи, мира и любви всех нас исполни. Прими, благосердая Мати, враждующия и оправдай оклеветанныя. Истреби пороки, да не восходят грехи наша пред Судиею всяческих, да не постигнет нас праведный гнев Божий. Твоими молитвами, всемощным Твоим покровом огради нас от нашествий вражиих, от глада, губительства, огня, меча и всякаго инаго злострадания. Уповаем молитвами Твоими получити от Всевышняго Бога грехов прощение и изглаждение и с Богом примирение. Умоли стяжати нам Царствие Небесное и по скончании жизни нашея одесную Престола Божия стати, идеже Ты, о Всепетая Дево, Святей Троице в вечней славе предстоиши. Удостой и нас с лики Ангелов и святых тамо восхвалити пречестное имя Сына Твоего, со Безначальным Его Отцем и Всесвятым и Благим и Животворящим Его Духом, во веки веков. Аминь.



Донская икона Пресвятой Богородицы была написана Феофаном Греком. В день Куликовской битвы (8 сентября 1380 года, на праздник Рождества Пресвятой Богородицы) икона находилась среди русского войска, подавая ему помощь, а после победы была передана донскими казаками в дар великому князю Димитрию Донскому (1363-1389), который перенес ее в Москву. Икона находилась сначала в Успенском соборе Кремля, а затем в Благовещенском (ныне икона в Государственной Третьяковской галерее). В память победы на берегах Дона она получила наименование Донской.



Почитание Донской иконы сложилось вскоре после создания, что доказывает наличие ее ранних уменьшенных списков, однако ее первоначальное название неизвестно. 1-е упоминание об этой иконе встречается в летописях сер.- 2-й пол. XVI в. В царствование Иоанна IV великий князь Димитрий Иоаннович стал именоваться Донским (Хорошкевич. 1980. С. 101-102), так же стали называться и заложенная им перед Куликовской битвой церковь Успения в Коломне (1379-1382) (ПКМГ. 1872. Ч. 1. С. 293–294, 300-301), и хранившаяся в ней древняя чтимая икона Богоматери. Накануне выступления против Казанского ханства (1552) Иоанн IV молился в Успенском соборе Коломны перед образом «пречистые, иже на Дону была с преславным великим князем Дмитрием Ивановичем» (ПСРЛ. Т. 29. С. 85). Победа способствовала прославлению иконы, получившей статус государственной святыни, перенесенной в придворный Благовещенский собор Московского Кремля. В Ливонской войне Донская икона также была заступницей и покровительницей православных воинов. В Полоцкий поход 1563 г. Иоанн IV взял с собой «непобедимую воеводу чюдотворную икону Пречистые Богородици, сиречь Донскую, преже того стояла в соборном храме Успения Пречистые на Коломне» (Там же. Т. 13. С. 347). В 1591 г. царь Феодор Иоаннович молился в походной церкви перед Донской иконой о спасении Москвы от нашествия хана Казы-Гирея (Там же. Т. 14. С. 12). В 1591 г. в память о чудесном заступничестве Богоматери на месте походной церкви был основан Донской в честь иконы Божией Матери московский моастырь. Для него сделали список чудотворной иконы – «подобие пречюдные иконы Пречистые Богородицы Донския» (Там же. С. 15).

В XVII в. Донская икона оставалась особо чтимой святыней, к ней, как к главной заступнице от «неверных», обращались при возникновении опасности вражеского нашествия. В 1646 г., во время нападения крымских татар на южнорусские земли (Украину), царь Алексей Михайлович, подобно Феодору Иоанновичу, молился перед Донской иконой, и нападение «агарян» было отбито. В честь этого события были совершены праздничные службы и крестные ходы с чудотворной Донской иконой в Донской монастырь (Выходы государей. 1844. С. 134; Забелин. 1893. С. 8-12), а в 1649–1660 гг. установлены ежегодные крестные ходы в день празднования Донской иконе. Во время больших крестных ходов Донскую икону выносили вместе с чудотворной Владимирской иконой Божией Матери.

В период войн с Турцией в XVII в. (Чигиринские походы (1677-1678) и Крымские походы князя В. В. Голицына (1687 и 1689)) почитание Донской иконы усилилось. В 1692 г. архимандрит Донского монастыря Антоний написал предисловие к вкладной книге монастыря «Слово известное всем благочестивым христианам» (ГИМ. ОР. Дон. 18), в котором, основываясь на сведениях «Повести о честнем житии царя и великаго князя Феодора Ивановича» (ПСРЛ. 1965. Т. 14. С. 15), подробно изложил историю чудесного избавления Москвы от Казы-Гирея, а также дополнил рассказ о победе на Куликовом поле актуальным для XVII в. вымышленным эпизодом о донских казаках, пришедших на помощь православному воинству и принесших в дар икону Донской Божией Матери. Автор «Повести от древних летописных историй о чюдотворном образе Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Донскиа, откуда и коих лет прославися и како зде во граде Коломне обретеся» (БАН ОР. 12.2.23. Л. 80–82 об.; ркп. 2-й пол. XVII в.), созданной, вероятно, в Коломне, описывал, как перед Куликовской битвой великий князь Димитрий слышал «близ града Коломны» «глас», предрекший ему заступничество Богоматери, а на Дону к нему присоединились казаки, преподнесшие икону Божией Матери, поставленную им после победы в кремлевском храме Благовещения. «Познав силу» слышанного «гласа», великий князь «повеле иконописцу образ Пресвятые Богородицы Донския преписати противу того новый и послати в град Коломну и в церкви соборной поставити». Эта часть рассказа основана на исторических фактах, относящихся не к XIV, а к XVI в.: после перенесения иконы в Москву Иоанном IV в Успенском соборе Коломны действительно остался ее список, отмеченный в писцовой книге города 1577–1578 гг. (ПКМГ. Ч. 1. С. 59). Об этом же сообщает предание, записанное Н. Иванчиным-Писаревым в 1-й пол. XIX в. в Коломне: «Иоанн… видел горесть жителей, молившихся ей [Донской иконе] почти 2 века, и дозволил им снять с нее вернейшие списки: один для сего храма [Успенского собора], и другой для крепостных Спасских ворот, через которые она была вынесена из города» (Иванчин-Писарев. 1843. С. 142).

С воцарением Петра I обороне южных границ России стало придаваться большее значение; почитание Донской иконы вновь возросло. С ее заступничеством связывали взятие Азова в 1696 г. В кон. XVII – нач. XVIII в. было составлено несколько слов и поучений на празднование чудотворной Донской иконе, самые известные из которых – «Поучение» святителя Димитрия Ростовского и «Слово» Стефана (Яворского), написанное по случаю взятия Нарвы Петром I в 1704 г. (РГБ. Тихонр. N 207. Л. 159–177, XVIII в.); появились повести, близкие по содержанию к «Слову» архимандрита Антония. В одной из них (написана на бумаге XIX в.) излагается версия о принесении иконы в Благовещенский собор великим князем Димитрием Иоанновичем непосредственно «из Дону» (РГАДА. Ф. 181. Оп. 4. Д. 327, 707. Л. 5). Сказание о Донской иконе в традиционном варианте XVII в. включено в рукописный сборник, составленный сторожем Благовещенского собора Симеоном Моховиковым в 1715–1716 гг., где помещена также гравюра Г. П. Тепчегорского.

До настоящего времени дошло несколько ранних списков Донской иконы (Памятник, овеянный славой Куликовской битвы / Текст Н. Б. Салько. Л., 1978. Илл. VI–X; Гусева. 1984. С. 46-50). Древнейший из них, близко повторяющий оригинал и датируемый конца XIV в., в серебряном золоченом окладе был вложен в Троице-Сергиев монастырь, возможно, князем Владимиром Андреевичем Храбрым (ГТГ: Кат. собр. М., 1995. Т. 1. Кат. N 65. С. 151). Икона неизвестного происхождения московского письма начала XV в. (ГТГ; Byzantium: Faith and Power. 1261–1557 / Ed.: H. C. Evans. N.-Y., 2004. Cat. 88. P. 166). Список 2-й пол. XVI в., созданный для Успенского собора Коломны, был на «беле» (светлом фоне), оклад на эту икону сделан при Коломенском епископе Давиде (1571-1580). В XIX в. почитались чудотворными следующие списки: сохранившаяся и ныне почитаемая Донская икона (в размер оригинала) 1591–1598 гг. в Донском монастыре в Москве; икона 1668 г. письма Симона Ушакова из Малого собора Донского монастыря, с летописью (ГТГ; Антонова, Мнёва. Каталог. Т. 2. Кат. N 913. С. 413); икона в Стародубе; образ в скиту св. Иоанна Предтечи при Молченской Софрониевой пустыни; икона в приходском храме (бывшей Паройской пустыни) Липецка Тамбовской епархии (Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. М., 1904. С. 284).

Молитва вторая.

К кому возопию, Владычице, к кому прибегну в горести моей, аще не к Тебе, Царице Небесная? Кто плач мой и воздыхание мое приимет, аще не Ты, Пренепорочная, надеждо христиан и прибежище нам, грешным? Кто паче Тебе в несчастиях защитит? Услыши убо стенание мое, и приклони ухо Твое ко мне, Владычице Мати Бога моего, и не презри мя, требующаго Твоея помощи, и не отрини мене грешнаго. Вразуми и научи мя, Царице Небесная, не отступи от мене, раба Твоего, Владычице, за роптание мое, буди мне Мать и покровительница. Вручаю себе милостивому покрову Твоему, аще токмо восхощеши устроити о мне. Приведи мя, грешнаго, к тихой и безмятежной жизни, да плачуся о грехах моих. Увы мне, к кому прибегну повинный аз, токмо к Тебе, упованию и прибежищу грешных, в надежде на неизреченную милость Твою и щедроты? Кое ли слово за преступления моя изрещи возмогу к величеству славы Твоея? О, Владычице, Царице Небесная, Ты мне Мати и надежда, Ты ми упование и прибежище, покров, заступление и помощь. Царице моя Преблагая и пребыстрая Заступнице, покрой Своим ходатайством моя прегрешения, защити мене от враг видимых и невидимых; умягчи сердца злых человек, возстающих на мя. О, Мати Господа моего Творца, Ты корень девства и неувядаемый цвет чистоты. О, Богородительнице, Ты подаждь ми помощь немощствующему плотскими страстями и болезнующему сердцем: едино бо Твое, и с Тобою Твоего Сына и Бога нашего, имею заступление, и Твоим пречудным заступлением да оправдан буду, и да избавлюся от всякия беды и напасти всесильными Твоими молитвами, Всечистая, и Непорочная, и Преславная Божия Мати Марие. Радуйся, Благодатная, радуйся, Обрадованная, радуйся, Преблагословенная, Господь с Тобою.

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Казаки на защите православной веры | Просмотров: 2762 | Добавил: Урядник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]