Главная / Казак без веры – не казак

Казак без веры – не казак

10.12.2009 06:25
Казак без веры – не казак
Казак без веры – не казак

Православие  испокон веков служило духовным стержнем Казачества, а казаки  были верными защитниками Православной Церкви. Возвращаясь из походов, все самое ценное из военной добычи они несли в храм как благодарственную жертву Господу за свое спасение.

 

В Божьих храмах хранились казачьи знамена, реликвии, клейноды. Войсковые священники с крестом в руках вместе с  казаками  шли в атаки, поднимая их на подвиг словом Божьим. Известен факт, что в 1790 году во время штурма Измаила первыми на стену поднялись войсковой священник и  казак. В станицах и хуторах Церковь Божия была тем духовным центром, благодаря которому развивались образование, нравственность, культура, практически при каждой станичной церкви имелась церковно-приходская школа. Главным украшением казачьих столиц – Новочеркасска, Оренбурга, Омска и других, - несомненно, были величественные Войсковые Соборы. Кроме того, существовали и казачьи монастыри, например знаменитый Екатерино-Лебяжий на Кубани. Сами  казаки  были глубоко верующими людьми. Иначе и быть не могло: проводя большую часть жизни в боях и походах, на краю жизни и смерти,  казаки  острее ощущали временность бытия и понимали, что только с Богом – вечность, и просили  у  него защиты и победы над супостатом. Но казачье православие по-прежнему сохраняло некоторую специфику, соединяя христианство и воинские традиции. Основой для такого сочетания служили слова Господа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Иоанн. 15,1З). Поэтому в хате на одной стене висели иконы и оружие. Казачьи монастыри, как и раньше, служили пристанищем увечных воинов. А в женские монастыри уходили вдовы, чьи мужья не вернулись из походов. Кстати, весьма красноречивая деталь - в отличие от Центральной России, казачьи монастыри никогда не пользовались трудом крепостных.

Православие было не просто верой, а фундаментом всей казачьей жизни. Как и у каждого на Руси, у казака с Церковью было связано и рождение, и крещение, и венчание, и погребение. И весь хозяйственный год был связан с церковным - после Троицы косить сено, после Рождества Богородицы убирать виноград и т. п. Но были и свои, казачьи традиции, свои почитаемые чудотворные иконы - Особым почтением пользовалась  у  казаков Матерь Божья. Ее святые иконы – Донская, Казанская, Табынская – считались покровительницами казачьих войск. Аксайской Божьей Матери, избавившей Дон от холеры, Урюпинской Божьей Матери, Ахтырской Божьей Матери, Табынской Божьей Матери и др.
День Покрова Пресвятой Богородицы был обще казачьим праздником, днем всех казачьих войск. Именно в этот день молодые казаки принимали присягу на верность Отечеству. Из святых казаки более всего почитали Архистратига Божия Архангела Михаила - предводителя небесного воинства, Николая Чудотворца, Иоанна Крестителя, Георгия Победоносца, Иоанна Воина, Алексия – Божьего Человека и святого благоверного князя Александра Невского. Кроме них, в каждом казачьем войске были «свои», местночтимые святые.

Существовали праздники, считавшиеся своими, казачьими. Покров Пресвятой Богородицы (в память взятия Казани), день Казанской Божьей Матери - защитницы России (в память освобождения Москвы от поляков), праздновался и День казачки или День матери (он приходился на Введение Богородицы во храм). Были особые дни поминовения предков. Например, на Дону — Войсковая панихида, которая служилась в субботу, предшествующую дню Покрова Пресвятой Богородицы, и сопровождалась выступлениями певческих хоров, воинскими состязаниями, трапезой. А престольный праздник станичной церкви был и праздником станицы. На майдане накрывали столы, праздновали и в домах. Это тоже сопровождалось песнями, плясками, джигитовками. И гуляли по три дня!

Были свои специфические обычаи. Например, церковный обряд проводов на службу. И благодарственный молебен по возвращении со службы. Сохранялся и обычай войсковых кругов. На них уже не выбирали атаманов, не принимали никаких решений, а круги стали просто общими праздниками всего Войска. Выносились все регалии, знамена, наказной атаман и члены правления шествовали к войсковому собору, где служилась торжественная служба. Устраивался парад, угощение…Правда, с некоторыми обычаями Церковь пыталась бороться (так же, как и войсковое начальство) — скажем, с кулачными боями, а на Кубани и Тереке - с пальбой в воздух на свадьбах и праздниках, «вследствие чего не проходит года, чтобы не ранили или даже не убили человека». Но такая борьба особых результатов не приносила, своих традиций казаки держались строго. Повсеместно сохранялись и те же кулачные бои, на Масленицу — взятие снежных крепостей, особенно пышно оно разыгрывалось в Оренбуржье, с маскарадными ряжеными, специальными «воеводами». А у гребенских староверов сохранялись и вообще архаичные обряды. Скажем, на Троицу — «пускание кораблей». Такие «корабли» делались сообща, украшались цветами, лентами, на них сажали стилизованные куклы «казака» и «казачки», торжественно, всей станицей несли к Тереку и пускали на воду. После чего «корабль» требовалось потопить выстрелами, и начиналось всеобщее гулянье с плясками, песнями. У гребенцов сохранилась из неведомых глубин времени и особая форма казачьего «причастия» - прикусить кончик собственной бороды. И современники-офицеры с удивлением отмечали, что в любой момент, взяв в рот бороду и считая себя причастившимися, гребенские казаки «на явную смерть идут без размышления».

Еще со времен Запорожья казаки связывали  свои успехи с заступничеством Божиим и своим благочестивым поведением. Свои неудачи они считали следствием грехов. «... а як против церквы - дома Божого проезжалы, мы шапок с головы не сымали, милосердного Бога на помин не прохалы», - так в одной из старинных песен ее герои - казаки - объясняли свое трудное положение. Известно, что когда  казаку грозила смертельная опасность, он уповал на заступничество Богородицы.
Особую роль играли походные церкви и молельные помещения. Для казаков, находящихся на службе, они были символом самого ценного для них: веры, единства и связи с родными и близкими. «Восточная часть казармы была свободна. В ней помещалась сотенная св. икона, перед ней казаки собирались петь молитвы. Казаки поставили свои иконы — родительское благословение - рядом с сотенной иконой», - так описал сотенные молельные I-го Кавказского полка служивший в нем офицер А. Д. Ламонов. Тогда, в 1887 г., полк стоял на неспокойной Афганской границе. «Около 12 ночи трубач протрубил сбор «на молитву». В моленной собрались все христиане, пребывающие в Тахта-Базаре. Казаки пропели несколько молитв, взяли иконы, в порядке вышли из казармы с зажженными свечами и, предшествуемые иконами, трижды обошли казарму, поя молитву «Воскресение Твое, Христе Спасе...». Остановились у входа и пропели три раза «Христос воскресе из мертвых...». Офицеры похристосовались с казаками. Потом разговелись по порядку... Молитва наша была искренняя и теплая». Так А. Д. Ламонов описал празднование Пасхи в казачьей моленной. 
Православная вера помогала казакам соблюдать нормы христианской этики в рамках воинской полковой семьи. Описывая службу пластунов - пограничников конца ХIХ в., известный казачий публицист П. П. Орлов подчеркивает, что «старые», успевшие послужить казаки, помогали знакомым станичникам, только пришедшим на службу. Казаки проявляли милосердие и к побежденным врагам. Кубанский писатель рубежа ХIХ
- ХХ вв. Н. Н. Каневецкий описал случай, когда казаки угостили праздничной пасхальной пищей черкеса, которого они конвоировали. 
Воинский быт казаков содержал в себе и другие отступления от общепринятых норм православия. Так, в Запорожской Сечи многие казаки делали себе послабления в соблюдении постов. «У козакив в походи поста не бувае», - гласит распространенная в ХIХ в. на юге России поговорка. С одной стороны, эти особенности связаны с необходимостью всегда быть сильным и готовым к бою. С другой стороны, казаки ощущали себя лиминальной группой, которая оторвана от нормального общества и 
Посмотреть большое фотодля которой в определенной степени «закон не писан» (начиная со второй четверти ХIХ в эта особенность мироощущения постепенно сглаживается).

Особым было и положение священников. Они являлись важными фигурами казачьей общины, обязательно присутствовали на станичных кругах, могли даже прервать их, хотя сами права голоса не имели. Следили за нравственностью прихожан, вели учет родившихся, женившихся, умерших. Выполняли и функции медиков, санитарного контроля. Но со священниками, присылаемыми извне и не знающими казачьей среды, возникали трудности. И их старались готовить из своих. Кандидаты обучались при монастырях и посылались для рукоположения в епархию. А в 1757 г. атаман Ефремов добился учреждения в Черкасске семинарии. Однако и человек, рукоположенный в священники, не мог сразу получить приход. Его оценивало начальство и выбирали на станичном кругу. Об избрании составлялась «поручная запись», с которой кандидат отправлялся к архиерею, чтобы получить соответствующее место.

Многие выдающиеся подвижники  православия , причисленные к лику святых, вышли из рядов Казачества. Это и герой русских былин «старый  казак » Илья Муромец, под конец жизни ставший смиренным иноком Киево-Печерской Лавры, и знаменитый Святитель митрополит Дмитрий Ростовский (в миру – казак Даниил Туптало), составивший знаменитые Четьи-Минеи, и Святитель Иосиф Белгородский.
Многократно подтверждаемым правилом казачьей жизни являлось хранение боевых знамен в храмах, торжественный вынос их наружу перед отправлением казаков в поход, молебен и напутствие священника перед походом и торжественная встреча с богослужением по возвращению. Эти торжественные ритуалы одновременно объединяли уходящих (или вернувшихся) казаков друг с другом и с их близкими, станицу не покидавшими. 

Вместе с тем казаки были достаточно веротерпимы и с уважением относились к представителям других религий. В рядах казаков были и казаки-мусульмане (татары и башкиры), и казаки-буддисты (калмыки и буряты). Но свыше 97% Казачества всегда было православным.
Добровольное служение Церкви и Отечеству, готовность защищать Православную Веру и родную землю до самопожертвования – эти чувства были характерными для казаков. Казачество в России всегда руководствовалось Евангельскими словами Христа Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин.15,13). И на протяжении веков казаки жизнью и подвигами своими подтверждали верность этой истине.

Александр Карачаров, урядник СКО


Источник: http://kazkurer.kz/ortodox/102-2009-12-09-12-44-10.html

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Казаки на защите православной веры | Просмотров: 3677 | Добавил: Урядник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]