Главная / Для чего хотят быть казаками? (начало)

Для чего хотят быть казаками? (начало)

05.12.2010 22:18
Для чего хотят быть казаками? (начало)

Для чего хотят быть казаками?

Этот вопрос я задаю себе уже не один год, после общения с некоторыми особами, называющими себя казаками. Так как я сегодня несу службу и работаю во благо Центрального казачьего войска, то речь пойдет непосредственно о моем войске.

Предупреждая нападки о моем происхождении, могу сообщить, что первое упоминание о МОЕМ роде Гладковых я нашел в книге «печатаной по распоряжению ИМПЕРАТОРСКОЙ Археографической Комиссии типографией Главного Управления Уделов, Моховая, 40» – том двадцать шестой – ДОНСКИЯ ДЕЛА. Книга третья. С.-ПЕТЕРБУРГ. 1909:


Список вольным новоприбранным Донским казакам, которые остались в Войске Донском служить великому государю.

л. 1

          155-го году, ноября, в 18 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси указу, список вольным новоприборным Донским казакам, сотникам, и десятником, и рядовым, которые остались в Войске Донском государю служить…

л. 69

          Десятник Степан Григорьев. Григорей Холяпин. Андрей Иванов. Нестер Мамонов сын. Михайло Дмитриев. Стефан Гладко. Костентин Карпов. Ульян Иванов. Терентей Васильев. Иван Иванов сын Медведев.

л. 76.

          …всего сотников 22 человека, а казаков с ними 2143 человека.

л. 77

          И всего по списку, каков прислали з Дону Донские казаки, осталось на Дону вольных людей: сотников 22 человека, да рядовых 2143 человека. Обоево 2165 человек.

          Помета на л. 77об.: На Дон грамота, чтоб вольных кормили и запасы давали. А государево жалованье и запасы к ним посланы многие и вперед пришлют.

          На семидесяти семи листах, л. 1-77.

          Дело 1646 года. Номер 10.

(ДОНСКИЯ ДЕЛА. Книга третья. Санкт-Петербург. 1909 год. Столбцы 327-364).   

 

Список вольным людям, прибранным на Воронеже Жданом Кондыревым, Михаилом Шишкиным и подьячим Кириллом Анфиногеновым для отсылки на Дон в прибавку казачьему Войску.

          1647 г. января 27 (подан в Посольский приказ). Список вольных людей, сданных в Донское Войско и получивших государево жалованье.

л. 1

          Список вольным служилым людем, которых по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси указу Ждан Васильевич Кондырев, да Михайло Прокофьевич Шишкин, да подьячей Кирило Афиногенов прибрали на Воронеже в нынешнем во 154-м году, апреля с 6-го числа; и государево жалованье: деньги, и самопалы, и зелье, и свинец против государева указу и по уговору с меньших статей тем вольным людем роздали. И, приехав с теми вольными людьми с Воронежа на Дон в Нижней казачей Черкасской городок, Донским атаманом и казаком и всему Донскому Войску по списку их отдали. А что кому государева царева и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси денежного жалованья, и самопалов, и зелья, и свинцу дано, и кому имянем, и то писано в сем списку по имяном.

л. 2

          Первой тысяче государева царева и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси жалованья дано, у которых самопалов своих нет, по четыре рубли да по самопалу человеку.

л. 7

          Десятник Самойло Савельев сын Требухин. Нефедка Кирилов сын Фролов. Онкудин Борисов сын Дрождихин. Мелешка Наумов сын Мазарихин. Сенька Юрьев сын Шалимов. Филимонко Григорьев сын Баников. Стенька Иванов сын Гладцково. Максимка Нефедов сын Ложников. Игнатко Деев. Фетька Онофреев сын Гончар (на поле: р. (т. е. 100) и ч в кругу).

          На ста двадцати семи листах, л.л. 1-127.

          Дело 1647 года. Номер 3.

(ДОНСКИЯ ДЕЛА. Книга третья. Санкт-Петербург. 1909 год. Столбцы 591-654.).

 

Приезд в Москву новоприбранных на Дон ратных людей атамана Андрея Покишелова с челобитной о жалованьи.

2.          1647 г. июня 14 (Получена в Посольском приказе). Список вольным людям, оставшимся на службе на Дону присланный при Войсковой отписке.

л. 34

          Десятник Микита Иванов сын Жеребной. Игнат Дурочонак. Мелентий Степанов сын Лихвин. Михайла Черепенников. Василий Иванов сын Резанов. …мон Офонасьев. Ермак Назарьев сын Подольный. Иван Марков сын Плотник. Иван Кузбмин сын Бомлосов. Назар Микитин. Степан Иванов сын Глаткой.

          На восьмидесяти шести листах, л.л. 5-90.

     Дело 1647 года. Номер 7.

(ДОНСКИЯ ДЕЛА. Книга третья. Санкт-Петербург. 1909 год. Столбцы 685-699).


***

7 июля 1645 года  к городу Воронежу со стороны левого берега реки подошел конный отряд татар. Согласно донесению воронежского городского воеводы Андрея Бутурлина, татар было примерно шестьсот человек. Увидев на правом берегу реки воронежских служилых людей и ощетинившийся пушками город-крепость, татары отошли к югу, где вскоре совершили нападение на пригородные села: Устье и Шилово.

В том же году, летом, на строящейся Белгородской черте, в верховьях реки Усмани, был основан город Усмань. После его основания крепостные крестьяне Воронежского уезда стали массами уходить от своих помещиков и записываться в Усмани в стрелецкую и казачью службы. Из Воронежа в Москву в связи с этим посыпались многочисленные жалобы на усманских воевод. Новое русское правительство боярина Бориса Морозова, пришедшее к власти в это время при молодом царе Алексее Михайловиче, решило ускорить сооружение Белгородской черты и поэтому оставило жалобы воронежских помещиков практически без внимания.

В декабре крымский хан Ислам-Гирей, подняв, как сообщают документы, «весь Крым», совершил зимний набег на южнорусские земли. Страшному погрому были подвергнуты уезды, находившиеся к западу от Воронежа, особенно Курский и Рыльский. Татары, связав, погнали «в полон» более 5 тысяч русских людей: мужчин, женщин, детей. Многие из пленников погибли в пути от холода и голода.

Варварское злодеяние татар вызвало взрыв негодования в России.

В 1646 году русское правительство организовало первый за многие годы поход на Крым и ногайские улусы. Во главе экспедиции поставили князя Семена Романовича Пожарского. Решение о походе было принято в январе 1646 года, о чём сообщили донским казакам, которым предстояло принять в нём активное участие.

На помощь к ним должен был двинуться воронежский воевода Ждан Васильевич Кондырев. Царское правительство объявило о сборе в Воронеже «вольных охочих людей» (добровольцев) для похода в Крым и нанесения татарам ответного удара. Руководителем отряда добровольцев был назначен воевода Ждан Кондырев. В апреле 1646 года в Воронеже собралось более трех тысяч добровольцев из различных мест России, среди них были и воронежцы. Одни добровольцы шли, чтобы отомстить татарам, другие искали свободы, освобождения от крепостной зависимости, третьи рассчитывали на военную добычу и жалованье, часто эти цели переплетались. Перед отплытием из Воронежа «вольные охочие люди» стали громить помещичьи усадьбы в Воронежском уезде. Раздав оружие и денежное жалованье 3037 добровольцам, Ждан Кондырев 3 мая 1646 года спешно отплыл с ними из Воронежа.

В войске Пожарского насчитывалось 1700 русских воинов, в том числе 700 конных астраханских стрельцов, а также 2350 ногайских и юртовских татар под командованием Султан-мурзы Аксакова. Соединившись с донскими казаками и отрядом Кондырева, а также с отрядами горских черкас, гребенских и терских казаков, князь пошёл на Азов. Русская конница разорила улусы азовских татар и малых ногаев, а донские казаки и ратные люди из отряда Кондырева, выйдя на стругах в Азовское море, захватили два и потопили ещё три турецких корабля.

6 июля 1646 года на азовской стороне Дона произошло большое сражение, в ходе которого было наголову разбито пришедшее на помощь Азову войско крымского царевича Ният-Гирея. От окончательного разгрома его спасло прибытие к месту битвы десятитысячного азовского отряда, после чего казачьи сотни отошли, прекратив преследование и избиение бегущих татар.

Воодушевлённые этой победой, русские воеводы решили совершить нападение на Крым, но из-за начавшейся на море бури вынуждены были вернуться назад. Азовский гарнизон попытался преградить казачьим стругам обратную дорогу, установив на берегу Дона «тарасы», а за ними пушки. Тогда казаки высадились на берег и, атаковав противника, разгромили оборонявшихся турок и прорвались в свои городки.

Поход на Крым не увенчался успехом. Но угроза Крыму заставила татар примерно на год прекратить набеги на русские земли.

Попытки Москвы усилить войско Донское, ослабленное азовской эпопеей 1637-1642 годов, представляли собой меры по увеличению его численности. В 1646 году впервые в истории взаимоотношений Москвы с Доном новое русское правительство царя Алексея Михайловича попыталось организовать само пополнение казачьих рядов за счет набора на донскую службу вольных охочих людей их южных городов и уездов, и для организации набора и препровождения на Дон этих людей направило опытного дворянина Ждана Кондырева. Кроме того, увеличивались размеры царского жалованья донским казакам, которое в 1646 и в 1648 годах отправлялось дважды, а в 1647 году – даже трижды. С 1646 года было разрешено пропускать на Дон торговых людей из Речи Посполитой с хлебными запасами и с боеприпасами.

Набор на донскую службу, проведенный в южных городах России Жданом Кондыревым, прошел в 1646 году вполне успешно. Общее число вольных охочих людей достигло десяти тысяч человек. Однако закрепилась на Дону лишь малая часть их. К ноябрю 1646 года «осталось в войске Донском государю служить» лишь 2165 человек, в том числе и Гладков Степан сын Иванов. Остальные ушли назад, несмотря на попытки казаков хоть как-то удержать их. Сказалось скудное материальное обеспечение этих людей, а также непривычка к трудностям жизни на Дону, к вольному, но суровому казачьему укладу.

***

Когда не хватает аргументов…

(из некоторых статей)

Можно понять, что журнальная или газетная публикация зачастую представляет собой достаточно вольное, приспособленное ко вкусам и взглядам основной категории читателей данного издания изложение той или иной проблемы. Ведь задача её – не последовательное и строго доказательное следование высказанной автором теории, а всего лишь популярный и занимательный пересказ её.


Однако даже при этом, уверен, не следует опускаться совсем уж ниже определённого научного уровня! Всё-таки надо понимать, что читатель такого журнала, как та же «Станица», может на основе именно его материалов составлять своё представление о казачестве - особенно в вопросах его происхождения, до сих пор остающихся слабо освещёнными в серьёзной научной литературе. В этой области остаются не прояснёнными столько спорных теорий, столько невероятных предположений, что надо стараться быть максимально осторожным, стараться не путать читателей ещё больше.

«Станицу» я упомянул выше совсем не случайно. В её номерах постоянно появляются статьи, пытающиеся доступным языком осветить те или иные малоизвестные страницы истории казачества и связанных с ним народов. Спору нет – это всё очень нужно и очень здорово, особенно, когда опирается на совершенно новые или незаслуженно забытые старые исторически-доказательные, проверенные источники. Вполне допустим здесь и журналистский пересказ уже опубликованных книг - зачастую они издаются таким мизерным тиражом, что про их существование даже в среде историков или этнологов мало кто знает, и тут именно журнал выполняет весьма важную функцию - доносит их основное содержание до широкого круга интересующихся этими вопросами. Однако тут автору не следует увлекаться, перемешивая и без того порой сомнительные данные со своими собственными мыслями и убеждениями. А этим авторы «Станицы» нередко как раз и грешат! Очевидно увлекаясь той или иной «новой» для них теорией, они допускают немало ошибок или напрочь игнорируют принятые в исторической науке (как, впрочем, и во всех других) методики доказательств и аргументации.

Возьмём, к примеру, статью о чёрных клобуках. Пересказывая, в общем-то, известные события из истории этого народа, автор статьи повторяет известные ошибки многих пишущих на казачью тему. Скажем, «царский официоз» (советское отрицательное словечко) вовсе не считал казаков беглыми крепостными, как почему-то стали полагать многие нынешние авторы! Другое дело, что и отдельным народом он их не считал. Да и не было прежде какой-то единой, навязываемой сверху точки зрения по тому же происхождению казаков. На основе документом, господствовала, тем не менее, точка зрения о значительной роли русского государства в формировании и развитии казачества. В соответствии с «Донскими делами» - письменным источником XVI-XVII веков - набор казаков на Дон осуществляло государство. Это были служилые люди «по прибору» (набору).

В первом же абзаце упомянутой статьи автор надменно унижает русских крестьян (составлявших порядка 90-95 % русского народа). Противопоставляя его организованным общинам с воинскими навыками, переселённым в русское пограничье из других или родственных этносов, он как будто вовсе не знает, что в XVI-XVII веках каждая деревня, особенно у Дикого поля, как раз и представляла собой «сложившуюся общину с боевыми и бытовыми традициями». Тут жителям не просто хлеб приходилось растить, но и постоянно быть готовыми дать отпор врагу. Из крестьян и комплектовали столетиями самую сильную и выносливую армию мира. Не конницу, конечно - но так и во всём остальном мире из крестьян по понятным причинам формировались преимущественно пехотные части. Конь и конное снаряжение стоили дорого, а приобретение навыков ведения конного боя требовали длительного обучения…

С. Зинченко, как и некоторые другие авторы популярных материалов о казачестве, допускает и ещё одну серьёзную ошибку. Нельзя схожесть, родство по воинскому служению, как и отдельные, развившиеся в схожих условиях, или даже заимствованные черты культуры, степного и воинского быта, предметов конской упряжи или оружия - объявлять доказательством родства по крови! Иначе можно дойти и до полного абсурда - записать, например, в близкую родню казакам тех же американских ковбоев!...

При этом такой «убийственный» аргумент, как заправление казаками рубахи в шаровары, в отличие от тех же русских крестьян, вообще не может быть свидетельством культурного родства с потомками чёрных клобуков - это всё равно, как если бы следователь искал преступника по признаку «заправляет в штаны рубаху». Так же и «знаменитый чуб» - носили его не только казаки и гузы, но также князья и служилые люди Киевской Руси до крещения, а ещё раньше многие другие кочевые народы, пришедшие в Европу с просторов Азии...

При подавлении восстания Булавина царские войска залили Дон кровью, а уцелевшие повстанцы во главе с Игнатом Некрасой ушли на Кубань. На Дону осталось всего около шести тысяч «казачьих душ обоего полу». Вскоре, ощутив острую потребность в казачьей коннице, Россия стала спешно исправлять ошибку, искусственно увеличивая численность «казачьего» населения. Верстались все желающие из бывших беглых, к казачьему сословию приписывали деревни государственных крестьян в верховьях Дона, десятки тысяч отслуживших свой срок солдат (в некоторые годы — до 75 тысяч!).

Число «казачьих» полков резко возросло, о боеспособности же приписных можно судить по письму Донского Войскового правительства князю Потемкину: «Хотя из них были и люди такие, кои давали надежду к службе, но все они, не имея к тому навыка от молодых лет и будучи на своих местах или земледельцы или люди в праздность погруженные, оказались бесполезными, тем еще более, что нередко происходят от них из полков побеги и другие постыдные по службе упущения, касающиеся до нарекания Донских казаков, которые и рождением и воспитанием своим, получая свойственное предков их состояние, имеют особливые способности и усердие к службе, чем. Войско сие приобрело славу».

Итогом искусственного увеличения численности донского казачества (с начала XVIII века до начала XX — с шести тысяч человек до полутора миллионов — в 250 раз!) стало «омужичивание». В 1837 году Император Николай I по итогам смотра донским полкам под Новочеркасском заявил Войсковому атаману Власову: «Я ожидал увидеть двадцать два полка казаков, а вижу каких-то мужиков! Никто не имеет понятия о фронте. А лошади! Это не казачьи лошади, а мужичьи!».

Уничтожение казачьих войск, отбирание земель и вольностей как одна из причин катастрофы 1917 года стало ещё одним расхожим тезисом нынешних казакийцев - явных или неявных сторонников теории казачества как отдельного народа. Эмоциональные оценки происходившего в XIX - начале XX века отдельными авторами, в том числе и из казачьей среды, аргументом здесь служить не могут - в конце концов, они отражали личные взгляды высказывавших их людей, их личный частный опыт. В том числе и господствовавшие в либерально-интеллигентской среде России взгляды на власть, на «царизм» как на душителя свобод.

Документы в большинстве своём свидетельствуют о другом - в период, скажем, последних 50 лет перед революцией государство земель и вольностей не отбирало и не уничтожало. Достаточно посмотреть статистику перемещения и создания новых войск, жалования им всё новых земель, верстания в казаки новых масс людей - рост шёл едва ли не в геометрической прогрессии. Другое дело, что с изменениями в экономике, землепользовании, общественном устройстве постепенно и неизбежно происходил и процесс сближения казачества с основной крестьянской массой страны, изменение состава населения казачьих областей (вплоть до того, что на Дону и Кубани - не говоря уже о других Войсках! - перед революцией т.н. «иногородние» составляли больше половины жителей). Что, конечно, не могло не задевать немалую часть казачества, привыкшую ощущать свою особость.

Если уж говорить о причинах упомянутой катастрофы 17-го года - то одной из главных была как раз предательски-эгоистическая позиция российской интеллигенции, ненавидевшей «царизм» (и получившей, в итоге, заслуженные ею большевицкие «вольности»). Если посмотреть на развитие в те годы исторической науки на Дону, Кубани и Украине, то можно заметить вот что. Именно осколки этой самой интеллигенции (в условиях заселения во второй половине XIX века областей казачьих Войск иногородними и их претензий на казачьи земли) не придумали ничего лучше, чем отвечать нередко совершенно сомнительными теориями о происхождении казаков от гузов, торков, бродников и прочих экзотических древних народов.

При этом те, кто высказывал подобные взгляды, как раз прекрасно знали, что в стародавних казачьих общинах долгое время не было женщин. То есть - мало было как раз кровной преемственности (а вот смешения кровей, культур и обычаев - сколько угодно, как и вообще на территории расселения русского этноса). В основном же казаков в XVI-XVII веках, когда и начала складываться историческая основа нынешнего российского казачества как такового, рожали рязанские, тульские, московские и полтавские мамки!...

Продолжение - ЗДЕСЬ

Автор: Евгений Гладков E-mail

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Центральное казачье войско | Просмотров: 3464 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 3.0/3
Всего комментариев: 5
4  
В споре с участниками форума я всегда писал что мы народ по духу своему а не по крови. Я стал искать свои корни и составлять родовое древо. Первые упоминания о той части своего рода о которой я толком ничего не знал относятся к1700 году перепись крепостных крестьян была очень подробна. И каждая последующая перепись указывала. Про моих предков сбежал в разбойничьи люди. Казаки не везде тогда имели статус Войска . Для землевладельце казаки ещё долго были разбойным людом. Так где она кровь я вижу только дух людей желающих быть вольными.

5  
А Вы считаете что у немцев или у японцев духа меньше?...

я согласен с пахно

2  
Другое дело, враг внешний. Знаю, «Русские казаки» , «Русские евреи», «Английские немцы» и прочие с моих слов могут раздуть пламя «русофобии», как раздули с «Искры» от которой догорает Россия. В разговорах с ними, на тему кто такие казаки, наблюдается поразительное сходство с еврейским мнением . Сегодня принесли «Экспресс-газету» № 48(825) где в своей статье, её политический консультант, бессменный гроссмейстер телешоу «Своя игра» Вассерман пишет: «Изначально казачья вольница образовалась из беглых людей , которые не могли обеспечить себе достатка в насиженных местах ( може он о своих говорил, тогда они тоже казаки...). Государство в конце концов нашло способ, как их использовать: наделив землёй, ЛОШАДЬМИ, солидным довольствием, им поручили наряду с регулярными войсками охранять границу. Позже казаков использовали в качестве аналога французской жандармерии или нынешнего ОМОНа… Не буду обсуждать сего двоечника казачьей истории. Но, если я начну писать правду о еврейской истории , тут же попаду в антисемиты с ярлыком экстремиста. Даже в фильме режиссера Бортко, « Тарас Бульба» , сцены могущие обидеть еврея по первоисточнику, не были показаны, а иные переделаны наоборот. О казачестве этому" богоизбранному" народу можно писать что угодно, любую ересть. И далее: « Население недаром окрестило нынешних казаков «ряженными»(конечно, лучше быть как русские - безликими). Россия для Вассерманов просто население в которой нет национальностей, как в Америке…(казаки тем более не население ) Но, всё бы ладно, если бы так не думал Русский народ, и по другому было написано в учебниках. Многие не знают, да и знать не хотят, при Иване Грозном Московия только начиналась "быть Россией" , княжество где все южные земли для неё были диким полем , с казачеством имела сношения через Посольский Приказ как и со всеми иностранными государствами. Теперь в казаки полезли все кому не лень. Когда Запорожские и Донские казаки, вместе и порознь штурмовали турецкие города, Московия о таких походах даже не помышляла в страшных снах. Турецкие , татарские и польские войска идя на Московию обходили Сечь стороной. В замалчивании и искажении в истории России, подлинной истории казачества тоже есть часть проблемы нашего «возрождения». Казачество с его ершистостью и непокорностью к бесправию, власти имущим не нужно, об этом надо помнить всегда. К примеру, взять Астрахань: с Нового года мэрия заключила договор с казачьим обществом на патрулирование города. Дело вроде бы благое, но.... выполнять жандармские функции, да ещё без оружия, в городе, где и без того остро стоит межнациональный вопрос... , если шо , власть уйдёт в сторону, а казаки будут крайними. Нового, я для Вас БРАТЫ конечно не открыл, но повод лишний раз задуматься думаю есть... Атаман Астраханского отдела Всекубанского Казачьего Войска Пахно А.Е

1  
Для чего хотят быть казаками? Только не ясно, кому вопрос задан. Для потомственных казаков «хотеть быть», таких слов быть не может. Казаком надо родиться, а какой ты есть, что осталось в твоей душе и духе от предков, вопрос другой. Не хочу чем то обидеть автора, дай Бог ему удачи во всём , но в нашей ситуации так высоко летать не стоит. Заявлять: «служу в войске», «в центральном», наши казачества совсем не то КАЗАЧЕСТВО каким оно было. Казачьи области, Донская, Кубанская, Терская, были автономиями с компактным проживанием, со своей экономикой и самоуправлением. Что мы имеем сейчас, и что возрождаем, как видно очень многие «не въезжают». В СМИ, на ЦТВ, Вы не найдёте какого либо отображения проблем казачества как репрессированного народа. Наложенное табу на пробуждение этнического сознания, указы, и прочие законотворческие действия Государства направлены лишь в одну сторону, чем занять, в какие ниши засунуть, что бы казачество, не путалось под ногами, и было каким ему надобно быть подстроившись под власть. Клин, вбитый реестром, и стихийность общественников не даёт нам сбиться в единое целое. А как всё начиналось!... Официальное перекраивание Государством казаков из народа в сословие размывает его сущность, смысл, и задачи в целом. Основной менталитет правящего класса, да и народа тоже, как не крути, остался прокоммунистический. Отчасти прослеживается некая тактика, как в период гражданской войны. И. Ренгольд ( в 1919 г. – член Донбюро!), писал Ленину; «… Казаков, рано или поздно надо истребить, уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством; ни на минуту не надо забывать, что мы имеем дело, с воинственным НАРОДОМ… Времена изменились, но поднять планку выше установленную Государством, не кто не позволит. Понимаю, как и то, у власти есть не мало, патриотически настроенных людей помогающим казачеству. Но, в системе делающей погоду администрированием казачества, на желательном результате это не отражается. Заданный на сайте вопрос, «предадут ли казаки русских», думаю для нас не только неприемлемый, но и провокационно - оскорбительный. Не уж то не знамо, предать - есть подлость. Помогут ли казаки русским в желании самоопределения на своей земле, вопрос ! В беде конечно не оставим, но рвать жилы за тех кто нас считает потомками беглых, а ныне «ряженными», я лично, и мои казаки не станут. И дело не в обиде, в разном прошлом наших предков, мы их продолжение, и этим всё сказано.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]