Главная / Украинцев хотят вооружить, не имея возможности разоружить

Украинцев хотят вооружить, не имея возможности разоружить

28.05.2015 21:50
Украинцев хотят вооружить, не имея возможности разоружить

О легализации продажи огнестрельного оружия на Украине заговорили уже на уровне генпрокурора, а сама инициатива, судя по всему, исходит от президента.

В этом его поддерживают боевики «Правого сектора», но не Украина в целом. Такая мера чревата катастрофой, тем более что значительная часть населения страны и так уже вооружена до зубов.

Накануне генпрокурор Украины Виктор Шокин заявил в интервью парламентскому изданию «Голос Украины», что украинцы имеют право на свободное владение оружием. «Я буду отстаивать прокуратуру, которая бы защищала прежде всего людей, в том числе и частную собственность человека. Кстати, на мой взгляд, она должна быть четко выписана в законодательстве, а человек должен иметь возможность защищать ее, в том числе и с оружием в руках. К сожалению, у нас это не сделано», – сказал он. При этом Шокин выразил надежду, что принятие закона об оружии состоится в ближайшее время.

Казакам закон написан

Судя по всему, принципиальное решение о легализации оружия в Киеве принято. Нынешний генпрокурор меньше всего похож на человека, способного на самодеятельность, и уж тем более в таком щекотливом вопросе. Собственно, он подтвердил это в том же интервью: «Я внес в СНБО свои соответствующие предложения, их поддержали, в том числе президент Украины».

Еще в декабре прошлого года член парламентской фракции «Блок Петра Порошенко» Сергей Каплин зарегистрировал в Верховной раде проект закона «Об огнестрельном оружии гражданского назначения». Как говорится в пояснительной записке, документ призван разрешить гражданам свободно приобретать огнестрельное оружие при условии отсутствия ограничений на его приобретение (по состоянию здоровья, из-за совершения тяжких преступлений и так далее). По мнению депутата Каплина, принятие такого закона «позволит гражданам реализовать свое право на самозащиту и защиту прав других лиц в случае противоправного посягательства на них или их имущество или в случае узурпации государственной власти».

Последние строки поневоле наводят на мысль, что Каплин при сочинении данного законопроекта больше заботился не об абстрактном праве граждан на самозащиту, а о вполне конкретном интересе своего патрона, чье президентство, как известно, стало возможным именно благодаря «узурпации государственной власти» в феврале прошлого года. Разумеется, ему не хотелось бы повторить судьбу предшественника (с разницей разве что в географии побега) – и это еще в лучшем случае, учитывая уровень радикальных настроений в обществе.

Кстати, на этот градус напряжения в стране напирают и противники легализации. По их мнению, на фоне гражданской войны, грозящей переброситься с востока страны на ее пока относительно спокойные регионы, беспрецедентного разгула преступности и не менее впечатляющего обнищания основной части населения такое решение выглядит, мягко говоря, небесспорным. Причем голоса против звучат даже из Соединенных Штатов, примером которых привыкли оперировать как раз сторонники свободного владения огнестрельным оружием.

Так, по мнению председателя неправительственной организации «Ассоциация стрелков Техаса» Ирвина Палмера, инициатива генпрокурора Шокина чревата для Украины трагическими последствиями. «Сегодня Киев переживает глубочайший экономический и политический кризис, сотни тысяч людей оказались за чертой бедности, нечто подобное Америка переживала в годы Великой депрессии. Не исключено, что в случае принятия подобного закона Украина превратится в сплошную зону боевых действий, где преступники будут грабить банки, врываться в дома и просто убивать людей на улицах. Кроме того, доведенные до отчаяния украинцы получат прекрасную возможность свести счеты с жизнью посредством доступного оружия», – считает Палмер. «Для того, чтобы привить эту культуру своим гражданам, США понадобилось более сорока лет и тысячи погибших. Вряд ли такая схема приемлема для Украины», – добавил он.

Противники Палмера в свою очередь уверены, что с культурой обращения с оружием на Украине все в порядке. По данным МВД, по состоянию на конец 2013 года на руках у населения находилось не менее 827 тысяч единиц «огнестрела». Эксперты предлагали «округлить» эту цифру до двух миллионов за счет добавления наградных экземпляров, временных разрешений (до одного года) и арсеналов негосударственных служб охраны. Еще три–четыре миллиона единиц, по оценкам специалистов, находились в нелегальном обороте. С января 2014 года ввиду захвата воинских частей на западе Украины и развязанной затем так называемой антитеррористической операции на ее востоке этот объем (в первую очередь нелегальный) вырос в несколько раз, став рекордным в Европе. Так что очень значительное число украинских граждан уже тем или иным способом «окультурены» – и теперь осталось лишь узаконить такое положение дел.

В качестве самого убойного аргумента они при этом кивают на опыт Молдавии, где соответствующий закон был принят еще в 1994 году. А ведь у этого государства с Украиной не только общие границы, но и общие проблемы: высокий уровень бедности и коррупции, территориальный конфликт (Приднестровье) и неспокойная внутриполитическая обстановка.

Истинным же патриотам, которым чужой опыт не указ, вполне достаточно цитаты из гимна Украины: «И покажем, что мы, братья, казацкого роду». Согласитесь, ну какой настоящий казак без «пистоля»? С этим полностью согласен лидер запрещенной в России экстремистской организации «Правый сектор*» Дмитрий Ярош. «Возрождение украинских казацких традиций, милитаризация сознания украинского народа, конституционно закрепленное право на владение и использование огнестрельного оружия украинцами – основа национальной безопасности государства», – написал он в Facebook.

Дикий, дикий Ост

Есть, впрочем, версия, что власть имущих одолевают мысли более прозаического характера, нежели казацкие традиции. И за всеобщую милитаризацию населения в это непростое время они взялись, руководствуясь бессмертным лозунгом «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Об этом ведь и заявил генпрокурор Шокин, говоря, что «человек должен иметь возможность защищать частную собственность, в том числе и с оружием в руках». К тому же сегодня речь зачастую идет о защите даже не собственности, а жизни.

Согласно официальным данным, уровень преступности на Украине за последний год вырос в два раза. Но руководитель одной из охранных фирм Игорь Николенко считает иначе: «Информация о том, что преступность выросла в два раза – это официальная информация, в действительности преступность в десятки раз выше, а криминального оружия стало больше не в два раза, а в десятки, а может быть, и в сотни раз».

Советник министра внутренних дел Украины Станислав Речинский в эфире одного из телеканалов как-то сообщил, что из-за захватов оружейных арсеналов в январе – феврале 2014 года число вооруженных преступлений (разбоев и грабежей) выросло на 40%. Что вполне закономерно, если вспомнить про 20 тысяч уголовников, амнистированных в тот период. Часть досрочно освобожденных зэка просто разбрелись по Украине, а значительное количество в составе добровольческих нацбатальонов отправилось усмирять Донбасс. «Я вам хочу сказать – среди бойцов спецподразделения «Азов» около половины ранее судимых», – признался в июне 2014 года в интервью СМИ украинский депутат Олег Ляшко.

После того, как в карательной операции на востоке страны, помимо кадровых военных, стало принимать участие разномастные «добровольцы», ситуация с преступностью в зоне АТО и вне ее, а также контроль над оборотом оружия окончательно вышли из-под контроля. «Освободители», не особо преуспевшие в боевых действиях, но быстро научившиеся зарабатывать на грабеже мирного населения, похищениях людей, угонах автотранспорта и торговле оружием, возвращались домой не с пустыми руками, вывозя тысячи пистолетов, автоматов, гранатометов и боеприпасов к ним. Кто-то – чтобы с их помощью и дальше «зарабатывать» на хлеб насущный, ну а кто-то просто по принципу «в хозяйстве пригодится».

По мнению главы наблюдательного совета Украинской ассоциации владельцев оружия Георгия Учайкина, вывоз боеприпасов и оружия из зоны антитеррористической операции уже давно стал на «промышленные рельсы», превратившись в настоящий бизнес. «Количество оружия, находящегося в незаконном обороте на Украине, значительно увеличилось. На сегодняшний день можно сказать, что 70% изъятого оружия перевезено из зоны АТО», – подчеркнул первый замначальника департамента уголовного розыска МВД Сергей Редька.

Еще более четко высказался начальник киевской милиции Александр Терещук: «Сегодня в Киеве очень много оружия. Незаконный оборот его в столице увеличился за последнее время даже не в 20 и не в 30, а, может, и в 100 раз. Если, скажем, говорить о разбойных нападениях, то почти каждый случай – с применением или угрозой огнестрельного оружия». По его словам, милиционеры уже изымают оружие не только на блокпостах вокруг Киева, в метрополитене, на улицах, но и на почте. «В последнее время стало «модно» пересылать оружие и боеприпасы коммерческими почтовыми организациями, потому мы работаем и в этом направлении», – рассказал генерал-майор журналистам.

О том, насколько насыщен сейчас внутренний нелегальный рынок оружия, говорит хотя бы тот факт, что средняя стоимость того же автомата Калашникова за год упала почти в четыре раза: с 1100 до 280–300 долларов. Пистолет Макарова можно приобрести за 150–200 долларов, а граната Ф-1 стоит не дороже 10–11 долларов.

За последнее время криминальные сводки из украинских регионов стали больше напоминать боевые. Вот лишь некоторые из них. Четыре добровольца из батальона территориальной обороны Харьковской области с автоматами и пулеметом Калашникова в нетрезвом состоянии зашли в ресторан «Два кума» в Северодонецке и устроили конфликт с посетителями, открыв стрельбу. В Сумской области пьяный участник АТО взорвал гранату прямо у себя в квартире. Подобным образом поступил и другой ветеран АТО в Днепропетровске, заодно забрав на тот свет и собутыльника. А вот у демобилизованного жителя Житомирщины граната взорвалась в руках в тот момент, когда он выходил из продовольственного магазина. В киевском метро милиционерам удалось задержать женщину, перевозившую боеприпасы. В одной из школ Черниговской области сработал ручной противотанковый гранатомет, который принес туда в качестве экспоната для музея волонтер АТО – одна сотрудница учебного заведения погибла, еще две получили травмы.

Редко какое ограбление обходится нынче без применения огнестрельного оружия – будь то ювелирный магазин в Кременчуге, где преступники ранили охранника и двух случайных прохожих, или совсем недавний резонансный налет на АЗС в одном из районов Киева. Сначала из автомата был ранен оператор станции, а затем, в ходе погони, забросан гранатами и обстрелян из автоматического оружия преследовавший налетчиков автомобиль с милиционерами, двое из которых погибли, а трое получили ранения. Как позже выяснилось, в кровавом преступлении участвовали 20-летний Евгений Кошелюк, 17-летний Андрей Романюк, 18-летняя Виктория Заверуха и 17-летний школьник Николай Монишенко, ранее отметившиеся в рядах добровольческих батальонов «Азов», «Айдар» и «Торнадо». На «дело» они шли, вооруженные не только автоматами и ручными гранатами, но и гранатометом РПГ-26.

Индульгенция для «абсолютных патриотов»

В обстановке криминальной вакханалии особенно беззащитными себя чувствуют мирные обыватели, к чувству самосохранения которых и апеллируют лоббисты закона о легализации оружия. «Верховная рада абсолютно бездумно сейчас затягивает вопрос рассмотрения законопроекта «Об оружии гражданского предназначения». Люди видят вокруг беду, растущую преступность, и государство не дает им возможности защитить себя, не дает пока никакой альтернативы», – заявляет президент Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта.

«Сегодня в Украине крутится огромное количество нелегального оружия, и законопослушным гражданам, конечно, нужно обеспечить возможность эффективной самозащиты», – вторит ему фракционный соратник автора резонансного законопроекта Олег Петренко, до своего избрания в Раду служивший в нацбатальоне «Азов». При этом Петренко, назвавший заявление генпрокурора Шокина «положительным сигналом», особо не скрывает, кто стоит за идеей коллеги Каплина: «Опыт показывает, что законодательные инициативы президента не встречают особых проблем на своем пути».

Многие эксперты считают, что разговоры о необходимости обеспечить простым гражданам право на самозащиту являются не более чем ширмой для совершенно иных намерений. Тем более что, согласно последним опросам, даже сейчас, в условиях правового беспредела, более двух третей украинцев выступают против легализации оружия. При этом, что интересно, основное количество противников находится на Юго-Востоке Украины, где проблема с незаконным оборотом оружия и его применением особенно остра, тогда как в западных областях преобладают защитники легализации.

Директор украинского филиала Института стран СНГ Денис Денисов в интервью RT оценил последнее заявление Шокина как попытку узаконить ту ситуацию, которая сейчас сложилась на территории страны: «Подобным шагом власти пытаются хоть как-то формализовать и хоть как-то учесть, о каком количестве вооруженных людей может идти речь».

Однако вряд ли власть искренне вдруг озаботилась некими формальностями и соблюдением законности. Тем более не так давно, в начале мая, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявил, что тем же боевикам из «Правого сектора» можно преспокойно плевать на украинские законы, согласно которым эта организация является незаконным вооруженным формированием. Просто потому что они – «абсолютные патриоты». Так что, по всей видимости, основную суть законопроекта о легализации оружия раскрыл его автор Сергей Каплин, во время презентации своего детища сообщивший, что данный закон «даст возможность в случае необходимости в любой момент провести мобилизацию в своеобразную резервистскую армию, как в Швейцарии».

Полностью солидарен с Каплиным другой нардеп, экс-командир нацбатальона «Донбасс» Семен Семенченко: «Нужно вооружить в первую очередь резервистов... Если думать, что с оружием тут же начнут бегать преступники, – это неправильно. Преступники уже давно с ним бегают. Я считаю, что свободные люди должны иметь оружие. Я имею пистолет, он у меня всегда в кармане».

Еще один соратник Каплина по фракции «Блок Петра Порошенко» Олег Барна уверен, что «при нынешнем положении оружие у людей будет символом демократии и ее гарантом, а не способом распространения агрессии». Напомним, этот «герой АТО» прославился тем, что в эфире общенационального ток-шоу назвал жителей Донбасса потомками «московского пьяного отребья», а в киевском ресторане пугал посетителей боевой гранатой.

Кстати, о Швейцарии, упомянутой депутатом Каплиным. Впервые эта идея была озвучена бывшим министром обороны Валерием Гелетеем, назвавшим швейцарский образец «оптимальным для украинского менталитета и украинских граждан». По его словам, в мирное время по такой системе кадровые офицеры выполняют свои прямые обязанности, а гражданское население – свои, «а в случае военной агрессии в ВС мобилизуется максимальное количество граждан, которые приступают к своим задачам». Позже советник Гелетея Александр Данилюк заявил, что украинцы будут ежегодно проходить военные сборы, во время которых их обучат не только обороне населенных пунктов и охране особо важных объектов, но и действиям в составе специальных диверсионных групп.

Многие эксперты вполне обоснованно сомневаются, что в условиях гражданской войны, отсутствия достаточных средств и низкой мотивации населения, все упорнее уклоняющегося от мобилизации, Украине удастся реализовать швейцарскую, израильскую, норвежскую или иную аналогичную модель.

Впрочем, не исключено, что на самом деле украинская власть давно определилась с образцом для подражания. Как заявил глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко: «СБУ не надо выдумывать ничего лишнего – важно взять за основу традиции и подходы к работе СБ ОУН-УПА*. Она работала против агрессора в условиях временной оккупации территории, была патриотически воспитана, имела контрразведку и опиралась на мирное украинское население, пользуясь его поддержкой».

Так что вполне определенно вырисовывается схема, знакомая еще со времен Великой Отечественной (или, как положено теперь на Украине – Второй мировой) войны. Вначале каратели получают оружие для того, чтобы держать в узде мирное население (а мартовские события в Константиновке, где пьяные военные задавили восьмилетнюю девочку, показали, что без этого уже не обойтись). Потом уже наступает черед диверсионной деятельности. Что косвенно подтвердил в одном из интервью начальник штаба батальона «Айдар» Валентин Лихолит: «Оружие из зоны АТО попадает в города как для продажи, так и для закладок на случай чрезвычайных ситуаций».

«В условиях такого рода кризисов гуманитарных социальных подавляющее большинство людей находится в нестабильном психическом состоянии, здорово, но неуравновешенно, на грани нервного срыва. Это может привести к вооруженному коллапсу. Вооружить всех – это устроить организованный беспредел», – уверен психолог-криминалист Юрий Ирхин. Но, похоже, именно это нужно тем, кто строит сегодня на Украине «вторую Швейцарию», больше похожую на африканский бандустан. Где картинкой типичных будней становится десятилетний мальчишка с калашом наизготовку, а ценой человеческой жизни – горсть патронов к нему.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности".

Автор: Сергей Кольцов


Источник: http://www.vz.ru/world/2015/5/28/747913.html

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: События на Украине | Просмотров: 537 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]