Главная / Опаснее танков и самолетов: Информационные атаки в войнах XXI века

Опаснее танков и самолетов: Информационные атаки в войнах XXI века

27.04.2015 06:08
Опаснее танков и самолетов: Информационные атаки в войнах XXI века

Информационная война представляет собой первую фазу «войны XXI века» — гибридной войны: ни одно вторжение, ни одна революция не начнется в стране, пока ее население должным образом не обработано идеологически. Проигрыш в информационной войне гарантированно влечет за собой «горячую» войну, — так считает известный российский эксперт в области антикризисных систем Марат Мусин, давший интервью журналу Национальный Контроль.

— Марат Мазитович, тема нашего разговора — информационно-пропагандистское противоборство, так называемые «информационные войны». В сущности, явление это не новое, борьба идеологий существует со времен «холодной войны». В чем новизна нынешнего этапа?

— Прежде всего уникальны методы, которыми ведется эта война. Когда в 2010 году США создали свои кибер-войска, началась трансформация глобальной «системы отношений». То есть, начал создаваться «коммуникационный ресурс» нового типа, в котором на первом месте «по степени влияния» оказались не «факторы сдерживания» — ядерные боеголовки, танки и ракеты, — а методы воздействия на сознание.

Не вдаваясь в детали, скажу лишь, что, проведя масштабные исследования, американцы выявили десятки эффективных коммуникационных каналов современного человека. Применительно к ним были просчитаны страты с учетом половой, возрастной, культурной, образовательной специфики. И оказалось, что для победы над страной вовсе не обязательно проникать в системы её управления, подрывать экономику, захватывать капиталы, и т. д. Если грамотно организовать управляющее воздействие — люди сами побегут к обрыву. Так, как бегут сейчас на Украине.

Разумеется, в процессе управляющего воздействия первую скрипку играет видеоряд. Люди словам уже не верят, им нужна картинка. Видео, «картинка», фотография — основа информационной войны, именно она позволила развязать агрессию в Ираке в  2003-м… Это уж потом весь мир возмутился обману! Но тогда, начиная «переформатировать» ресурсные страны, США уже понимали, что к чему, и делали ставку на «чужую пехоту». В сущности, это понимание стало новой военной доктриной США.

— Главное в этой доктрине — воевать чужими руками, сталкивая «аборигенов» лбами?

— «Чужая пехота» — это обманутая молодежь, радикалы всех толков, люди, которым внушили, что все экономические проблемы в обществе легко решить, взявшись за оружие. Нет диктатора — нет проблемы. На Ближнем Востоке на первом этапе для этого использовался ваххабизм, на Украине — национализм. Но в обоих случаях, во главе угла оказались крайне-радикальные группировки.

В канун празднования 70-й годовщины Дня Победы в Великой Отечественной войне США открыто меняют свою военную доктрину, создавая условия для развязывания Большой войны на всем Ближнем Востоке и в Европе. Что выводит операцию по силовой трансформации ресурсных стран на более высокий и чрезвычайно опасный уровень. Все это происходит на фоне территориального расползания военного конфликта на другие страны Ближнего Востока и даже Европы.

Условное наказание автора ведения войны чужими руками — руками ваххабитов — генерала Петриуса («Царя Давида»), символизирует провал стратегической ставки англосаксов на партизанские отряды исламистов и замену их на регулярные армии региональных коалиций стран-сателлитов. Что вовсе не означает отказ США от использования отрядов радикальных ваххабитов, террористических группировок «Исламского Государства» и «Джебхат Ан Нусра». Только теперь они будут выступать в другой роли — в роли засланных провокаторов, а не главного «пушечного мяса» кукловодов агрессии.

Их появление в  какой-либо стране даст формальный повод для нарушения ее суверенитета и вторжения на территорию армий региональных коалиций, осуществляемое в обход норм международного права.

На совещании начальников штабов армий стран Лиги Арабских Государств в Эр Рияде решались технические вопросы создания региональных сил быстрого реагирования под негласным управлением Саудовской Аравии и США. Как и против кого действует прототип этих сил, мы сегодня ясно видим на примере уничтожения тысячи мирных граждан Йемена. При этом открыто в качестве врагов коалиции называются Иран, Сирия и Россия.

Нетрудно предположить, что по указке американских кукловодов силы быстрого реагирования ЛАГ могут использовать старые апробированные схемы свержения неугодных США режимов. Например, создание по ливийской схеме правительства коллаборационистов (в изгнании) и признания нелегитимным законного правительства страны с последующей военной агрессией.

В любом случае, в войну на Ближнем Востоке вслед за Саудовской Аравией будет вынужден втянуться и Иран. На этом фоне следует серьезно отнестись к официальному предложению военного руководства Ирана России создать совместный военный союз…

На Украине по иорданской схеме более полутора тысяч военных инструкторов стран НАТО приступили к подготовке украинских диверсионных подразделений. Триста военнослужащих 173-й воздушно-десантной бригады США на западе Украины, двести канадских военных инструкторов и т. д. Тысячи наемников из Польши, Литвы, ЧВК Академия занимают боевые позиции в Новороссии и на границе с Крымом. Здесь также возможно в перспективе создание сил международной коалиции. Напомню также, что в Иордании боевиков готовили всего 200 американских инструкторов и это были офицеры-танкисты. И готовили они не спецназ, а специалистов по боевому применению ПТРК для борьбы с сирийской бронетехникой. Здесь все иначе.

Диверсанты будут «работать» в тылу ЛНР, ДНР и в Крыму с перспективой устраивать регулярные на приграничных территориях России в Ростовской и Белгородских областях.

Кроме того, теперь не ваххабиты будут в кустарных условиях изготавливать СВУ и простейшие образцы химического оружия, а огромная военная индустрия достаточно больших стран. И не отряды необразованных ваххабитов теперь будут угрожать миру, а регулярные армии государств-сателлитов США.

При детальным рассмотрении нескольких схожих ситуаций становится понятно, что это одна и та же методология современной глобальной трансформации, условно говоря — война принципиально нового типа, привычно называемая «цветными революциями». При таком подходе нет разницы между снарядами и санкциями.

Чтобы эффективно этому противостоять, мы обязаны профессионально ориентироваться в матрице влияния, уметь учитывать параметры, совершенно нам ранее недоступные, междисциплинарные, связанные с нашей психологией, с нашими заблуждениями, с нашими идеологическими представлениями, культурным уровнем и т. д. Вот это, с точки зрения защиты наших национальных интересов, необходимо изучать как можно интенсивнее.

10 мы лет занимаемся изучением «матриц влияния» в рамках нашей национальной парадигмы. И умеем решать задачи, связанные с консолидацией интересов на уровне семьи, корпорации, региона, страны… На нынешнем этапе мы приступаем к теоретическому осмысления полевых исследований современных практик социального манипулирования, отработке уникальных методов глобального противодействия. Что из этого получится? Увидим…

— Во все времена считалось, что сила — в правде. Но в среде специалистов — основателей пиара, считается, что субъективную «правду» определяют два фактора — истинность самих фактов, и зависящая от уровня образования способность населения отличать правду от лжи. В прежние времена, когда «промывка мозгов» велась не столь интенсивно, способность различать правду и ложь у людей была гораздо выше, хотя средний уровень образования был ниже. Так получается, что нынешний уровень образования практически не влияет на критичность восприятия фактов, мы видим это на примере Украины. Считаете ли Вы возможным радикально воздействовать на общественное мнение в нужном направлении с помощью, например, интернета?

— В краткосрочной перспективе — да. Тут есть один важный момент: никто не любит, когда его водят за нос. Все тайное становится явным. Запад стремится манипулировать «массовым сознанием», поэтому, в основном, изощряется в попытках обмануть — нарисовать то, чего нет, заменить истинные ценности мнимыми, реальную картину мира виртуальной. Из нашего опыта следует, что надо показывать правду. Поэтому мы принципиально против «постановочных» съемок, которыми, к сожалению, пока еще грешат многие телеканалы. С этой точки зрения, я даже кинохронику Великой Отечественной смотрю теперь иными глазами. Потому могу отличить, реальная это ситуация, либо постановочная. Ведь человек в случае опасности даже дышит по-другому, и это видно.

Другой вопрос, что вектор и силу воздействия правды тоже надо уметь рассчитывать. Ведь «психология масс» довольно легко деградирует до «инстинкта толпы». Посмотрите на Украину, которую американцы развалили только потому, что низвели общество до толпы, а у толпы иная психология, иные представления и реакции. Это мы давно поняли, и сделали своей принципиальной позицией.

Мы же видим, что для Запада работают десятки тысяч специалистов различного профиля, целый Голливуд призвали на помощь. Они просчитывают реакции, воздействуют адресно и точно. Соответственно, мы должны уметь в режиме реального времени этот обман вскрывать, причем, минимальными средствами и самыми простыми способами.

Запрещать трансляцию «вражеских каналов» бесполезно. Вот они, например, отключают кое-где в интернете наши каналы, «Russia today» и другие. А информация все равно пробивается, несмотря на потоки лжи. Существует масса способов, как ее довести до общества любой страны. Посмотрите на Украину: население, и в стране, и за ее пределами, перекормлено ложью до такой степени, что практически не воспринимает новых «доз». А что случилось в январе 2014-го? Они создали «коллизей» 200 на 200 метров на улице Грушевского, поставили камеры, и показали шоу. В результате этого шоу все решили, что такова теперь вся Украина, прежней страны больше нет, и не будет. А ведь это была самая настоящая «спецоперация»! Вся информационная война состоит из таких диверсий и каверз. Но у методологии англосаксонских уловок и тотального обмана в войне цивилизаций есть одно принципиально уязвимое место, когда сама тысячелетняя история нашей русской цивилизации («русского мира») становится залогом нашей победы.

То есть, подменили целую страну «театром». Участников «в темную» использовали: они играли свои роли, а их отстреливали «ради картинки», достигая нужного результата. В 1993 году в Москве было то же самое. «Зарядили» снайперов, которые «отстреливали» обе стороны, чтобы натравить их друг на друга… Но в Москве получился просчет: когда стали отстреливать десантников и альфистов, последние быстро вычислили снайперов, и дело кончилось малой кровью.

В методичках к «цветным революциям» все это описано. Но стыдливо умалчивается, что все эти методы работают лишь в краткосрочной перспективе. Как только у толпы появляется самостоятельно мыслящий лидер, готовый пойти на смерть, то спецоперации проваливаются. Всего просчитать невозможно. Поэтому фактор времени всегда работает против любой манипуляции.

— Как вы считаете, нужна ли обществу базовая идеология? Можно ли сиюминутными информационными средствами снизить межклассовые противоречия, увеличить долю капитала, который остается в стране, решить экономические проблемы?

— Вы задали хороший вопрос. Нет, так не получится. Доктрины радикального рационализма, о чем писал Сикорский и другие, не учитывают того, что «экономический регулятор» — это, грубо говоря — регулятор 6-го, низшего уровня. Над ним есть еще 5 социальных регуляторов, самый авторитетный из которых — религиозный; он скрепляет собой всю парадигму.
Ниже его — духовно-нравственный, еще ниже — культура, институт семьи. Под ними — правовой регулятор и политика, а уже под ними — экономический.

И мы из собственной истории знаем, что регуляторы более высокого уровня заменить регуляторами более низкого нельзя.
Это закон. В этом, кстати, заключалась ошибка Андропова, а позже — Горбачева и Медведева, полагавших, что с помощью одного регулятора (в первом случае — политического, во втором — правового) можно решить все проблемы в обществе.

Возьмем право. Оно аморально по своей сути, потому что не всегда справедливо и за намерения не судит: Фемида, как известно, слепа. Но в то же время «Любовь выше Закона, Милость выше Права, а Прощение выше Справедливости». И эти сентенции не из области фантастики, они существуют и действуют в общественных отношениях, и не учитывать их нельзя.

Кстати, Медведев — это своеобразное зеркало Горбачева, который когда-то повторил высказывание Томаса Гоббса, что все, что не запрещено — разрешено. И началось: рэкет, проституция… В  90-х годах запретов на эти понятия фактически не существовало.

Или — политика. Это пятый уровень. На нем подскользнулся Андропов, марсисты…

А ведь мы уже проходили отмену закона «приоритета регуляторов», в  1917-м проходили! Тогда что провозгласили? Бога — нет, интеллигентов-очкариков — нет, института семьи — нет… Свобода во всем: в любви, в культуре, в экономике… Даже право как систему отменили, заменив «революционной целесообразностью». Потом пришлось воссоздавать, долго и упорно, с большой кровью. Но в рамках доктрины радикального рационализма нельзя было восстановить Бога. Поэтому атеистическая власть пала…

Англо-саксы учли этот опыт, даже пословицу придумали — «если бы не было Бога, его следовало бы выдумать». Но какого Бога? Если христианского, то там 10 заповедей — не убий, не укради, и так далее… Неудобно, слишком тесные рамки.

Поэтому англосаксы, исходя из своего цивилизационного кода и доминанты «Разделяй и властвуй» в связке с принципом «побежденный должен умереть», по привычке заменили Бога на дьявола и светских манипуляторов. То есть, продолжали работать на уровне идеологии, но уже в перевернутой псевдорелигиозной парадигме. В менеджменте это называется «размораживанием системы ценностей».

Бог подменяется мамоной, личный успех возводится в ранг прижизненной «святости» — и уже можно быть Чубайсом, можно быть циником, можно не иметь совести… Все это человечество проходило тысячу раз, и всегда с плачевными результатами. Но применительно к войне, результаты проявляются незамедлительно, а это большой соблазн…

— Но ведь и религию тоже используют в информационной войне. Например, «эскадроны смерти» утверждают, что они «воины Христа». И то же самое происходит в Исламе. В пропагандистских компаниях религия используется в качестве прикрытия, «фасада» для проведения информационной войны, вслед за которой идет волна терроризма на религиозной почве.

— Не нужно путать религию и тоталитарные секты. Принцип тоталитарных сект заимствован из иудаизма, который делит людей на избранных Богом для жизни, и на тех, кто должен умереть. И радикальные националисты, и ваххабиты — это те же попытки подменить Бога дьяволом.

Время показало, что самая устойчивая к социальному манипулированию религия — Православие. Однажды предпринималась попытка запустить «христианский джихад» (норвежский террорист Брейвик). Ничего не получилось. Убийства были, а повторить эпоху, когда в Европе друг друга христиане рубили в капусту — не получилось.

Адептов этих течений неправильно называть религиозными, они — псевдорелигиозные. Критерий отличия прост: Бог есть Любовь, а ненависть, убийства — это дьявол. Вот здесь и происходит подмена. Даже в Католицизме это не получилось, в Православии тем более, хотя попытки, повторяю, были.

Психологи, которые работают над созданием тоталитарных сект, ориентируются на «сильную волю», проще говоря — на тупость и упертость. Поэтому в основе этих технологий — простые и понятные, но ложные цели, которые в нужный момент можно легко подменить. Например, у ваххабитов первый враг — Израиль, потом США. А на практике — то Сирия, то Россия…

— Какой должна быть тактика России в отношении ИГИЛа?

— ИГИЛ — это чисто американский проект. Почему назвали его «исламским государством»? Чтобы скомпрометировать исламские государства и исламскую экономику. Чтобы мобилизовать весь мир под знамена Америки для борьбы с их же детищем, обосновать нарушение суверенитета ресурсных стран борьбой с этим злом.

Но проект этот буксует, он фактически на грани провала. Поэтому Америка его ужесточила: устраиваются публичные, на весь мир казни по 2000 человек, и это сигнал всему миру, что ИГИЛ — людоеды. И нужно срочно действовать, даже без оглядки на систему международного права.

России, чтобы играть свою игру, важно различать интересы региональных и глобальных игроков. Там все играют на противоречиях друг друга. Каждый стремится найти самое слабое место в идеологии противника, и, что называется, плеснуть бензина на искры противоречий.

За нами тоже наблюдают, и нужно быть предельно внимательными, чтобы не получилось как на Украине. На Украине, хотя мы пока еще не победили, но движемся к этому. Талантливые люди у нас есть, государственный курс меняется, и, надеюсь, суверенитет страны будет восстановлен. Естественно, нас всегда будут пытаться перессорить, нащупать болевые точки в отношениях, перевести латентные и открытые конфликты в неразрешимую антагонистическую стадию. Поэтому наша с вами задача — в режиме реального времени научиться находить эти точки и оперативно разрешать конфликты интересов.

— Еще в 1992 году террорист № 1, Бен Ладен, говорил о необходимости создания исламского государства, так называемого «всемирного халифата». Как вы считаете, в основе ИГИЛ лежит та же самая идея?

— Не думаю. Скорее, они берут успешный опыт, и пытаются его применять в новых условиях. Если не получается, они начинают изворачиваться, устраивать провокации, как в случае с показательными казнями христиан. С большой вероятностью можно предположить, что к лету ваххабиты откроют нам «второй фронт», наряду с «украинским», где-нибудь на границе Афганистана, в Таджикистане, Киргизии и Узбекистане. Они уже пытались создать «информационный повод», организовав на Украине так называемый «чеченский батальон». Тогда затея провалилась.

Что они изобретут в качестве предлога? Увидим… Во всяком случае, «дипломатическую почту» весом более 150 тонн США в Бишкек уже отправили. Что характерно, бортами украинской авиакомпании «Авиалинии Антонова». О характере такой «почты» догадаться не сложно…

— Для того, чтобы отсрочить нападение ваххабитов, России, видимо, необходимо в первую очередь поддерживать правительство Асада в Сирии?

— Разумеется. Американцы больше четырех лет свои «проекты» не ведут. Они ведь тоже не могут бесконечно списывать деньги и «терять лицо». Четыре года «сирийского кризиса» прошли. У них, если можно так выразиться, «цейтнот», точнее — время решительных действий. Поэтому есть большая вероятность, что они задействуют «ваххабитский фактор» с целью разодрать Россию по Уральскому хребту. Там Татарстан, там Башкирия, где много мусульманской молодежи, которой государство практически не занимается в идеологическом смысле. Кстати только в апреле из Сирии с севера Латакии в Башкирию отправлено около 2 тысяч боевиков-исламистов.

Кроме того, мы долгое время никак не контролировали миграционные потоки. А это привело к образованию довольно крупных мусульманских «землячеств» практически во всех регионах России. И чтобы активизировать эти диаспоры в военных целях — много усилий не потребуется. Например, запалить любой конфликт в Таджикистане, в Узбекистане, в Киргизии. И тогда, с большой вероятностью, Россия может запылать изнутри, начнутся серьезные межнациональные конфликты.

Все остальные «шевеления» — «ювеналка», межнациональные цивилизационные конфликты и скандалы, разрушение культуры и института семьи, и многие другие «мелочи» — это все для того, чтобы уничтожить действие социальных регуляторов в среде самих русских…

Беседовал Николай Иванов


Биографическая справка

Марат Мазитович МУСИН
Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой корпоративного менеджмента РЭУ им. Г. В. Плеханова.
Руководитель агентства ANNA NEWS

Автор: Марат МУСИН


Источник: http://nacontrol.ru/natsionalnaya-bezopasnost/opasnee-tankov-i-samoletov-informatsionnye-ataki-v-vojnakh-xxi-veka/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 374 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]