Главная / Под присмотром западного фермера

Под присмотром западного фермера

27.02.2014 20:33
Под присмотром западного фермера
Что изменилось в сельском хозяйстве Краснодарского края и как его нужно развивать

За последнее десятилетие в сельском хозяйстве Краснодарского края произошли большие перемены. Многочисленные вспышки АЧС в несколько раз сократили поголовье животных. В регионе стали активно развиваться два крупных агрохолдинга. Холдинг «Кубань» входит в состав компании «Базовый элемент» известного предпринимателя Олега Дерипаски. Председатель Совета директоров АОЗТ «Агрокомплекс» — Николай Ткачев, отец губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. О том, что происходит в сельском хозяйстве, «Русская планета» поговорила с атаманом Всекубанского казачьего войска (Из нереестровых казаков. — Примеч. авт.), завкафедрой Кубанского государственного аграрного университета, доктором сельскохозяйственных наук, бывшим вице-губернатором по вопросам казачества Василием Комлацким.

– Если сравнивать успехи сегодняшнего сельского хозяйства Краснодарского края с сельским хозяйством региона советских времен, что реально изменилось?

– Пожалуй, главное отличие — стабилизовалась ситуация в растениеводстве. По сравнению с временами СССР урожайность даже выросла. Нет, в советское время больших проблем не было, но положение в отрасли было менее стабильным. Сейчас появилась новая серьезная техника, которая позволяет соблюдать технологию и быстро обрабатывать почву. А вот в животноводстве, если сравнивать с началом девяностых, произошел серьезный спад. На Кубани он даже более интенсивный, чем в некоторых других регионах. Особенно это коснулось свиноводства, дойного стада. Если брать показатели 25-летней давности, то свиней в Краснодарском крае было 3,2 миллиона голов. Еще три-четыре года назад — порядка 1,2 миллиона. Сегодня, после нескольких лет вспышек африканской чумы свиней, около 250-280 тысяч голов. Коров в советское время было порядка 560 тысяч, сейчас меньше 200 тысяч. В целом крупного рогатого скота было более миллиона, сегодня около 600 тысяч. В советское время в крае содержали около 1,2 миллиона овец, сейчас овец и коз вместе чуть больше 200 тысяч.

– Поголовья было в разы больше, а молочных продуктов и мяса на прилавках магазинов меньше.

– Тогда количество животных нельзя было назвать запредельным. Оно не обеспечивало необходимые для питания людей мясо, молоко, сыры и колбасы. Мяса тоже не хватало. Но в советское время животноводство еще держалось, несмотря на крайне низкую продуктивность — в три раза ниже, чем на Западе. Когда перешли к рыночным отношениям, содержать поголовье без существенных дотаций государства стало очень затратно, а значит, экономически невыгодно. Наши свиньи и коровы съедали в 2–2,5 раза больше кормов, чем европейские, а по затратам труда разница достигала десяти раз на единицу продукции. Отставала генетика животных. Старый генофонд просто не мог дать больше молока и мяса. Напомню, что в СССР генетику начали преподавать только в 1965-1966 годах, до этого ее называли «продажной девкой империализма». Чтобы развивалась порода, нужен не один год. Были вопросы и к содержанию животных, заготовке кормов, откровенному разбазариванию денег. В итоге стали закупать из-за границы молоко, «ножки Буша», мясо.

– Которые, к слову, выращены на нашем зерне.

– Да. Сегодня фуражное зерно, масло в Краснодарском крае некому съедать — нет стада. Поэтому и продают заграницу. Там нашими кормами, которые дешевле, откармливают животных и птицу, а потом в виде тушек и колбас везут их в Россию. Фактически сегодня мы развиваем западного фермера, западное животноводство. Продаем при этом даже не комбикорм, а зерно. Его перерабатывают уже на их предприятиях. В этом-то вся беда. Далее, погубив животноводство, оставляем за рубежом и колоссальное количество органических удобрений. Каждая свинья дает около тонны навоза, корова — до полутора тонн. Мы потеряли примерно 5-6 млн тонн органических удобрений только из-за снижения кубанского поголовья. При этом продолжаем выращивать пшеницу, ячмень, другие культуры, а химикаты для них везем тоже из зарубежья. Наконец, с ликвидацией животноводческого сектора без работы остались тысячи людей. Даже в Краснодарском крае, не говоря о Костромской или Ярославской областях, уменьшается количество населенных пунктов. Люди уезжают из села, власти вынуждены ликвидировать «умершие» хутора и поселки. Больше полутора тысяч ферм пустующих было. При этом власти постоянно говорят о возрождении села, помощи аграриям.

– Губернатор Александр Ткачев призывает создавать больше фермерских хозяйств — с альтернативным животноводством, с кроликами, например, но они не создаются. Президент Владимир Путин выступает за создание среднего класса на селе, но он фактически не растет. Почему?

– Сами оцените: примерно 14-15 тысяч фермеров, которые есть на Кубани и которые дают треть всего зерна, появились в начале девяностых годов. Сегодня фермерство не развивается. При этом на Западе большую часть продукции производят как раз небольшие фермы. Агрохолдинги составляют меньшую часть. У нас же наоборот — большинство земель в руках крупных предприятий. Фермеры, работающие на земле с девяностых годов, и есть средний класс на селе. Они создают стабильное социально-политическое положение, ведь если будет большой разрыв между богатыми и бедными, народ возьмется за вилы. Но таких аграриев в Краснодарском крае очень мало. Они как раз между агрохолдингами и селянами, которые за бесценок продали земельные паи. К слову, имущественные паи — долю от колхозных ферм, тракторов, элеваторов — никто не получил. Ни копейки. Все было разворовано руководителями колхозов и совхозов. Сами хозяйства были неизвестно как обанкрочены, но ни один директор бедным не остался.

– То есть сегодня реальной поддержки аграриев нет?

– Она существует. И на федеральном, и на краевом уровнях. Например, на гектар земли фермер получает в совокупности тысячу рублей. Отдельно дотируется покупка удобрений, племенного скота, развитие виноградарства.

– Тысяча рублей на гектар — это много или мало? Какая это часть в сумме расходов?

– Вопрос сложный. Скажу так: растениеводство — дело прибыльное. Себестоимость продукции в разы меньше цены реализации. Например, себестоимость килограмма зерна около трех рублей, а продается оно по шесть-восемь рублей.

– Хорошо. Но в итоге кому достаются все эти дотации?

– Тем, кто уже стал на ноги, то есть занимается землей не первый год. Вот количество хозяйств не растет, потому что не дают землю. Чтобы стать аграрием, прежде всего земля нужна. Есть законы о выделении участков под ЛПХ, только получить их нереально. Говорят, свободной земли нет. Есть земля! Существуют фонды неучтенных паев, перераспределения, которые на бумаге ничьи, а на самом деле сданы в аренду и активно используются. Вот между ними земля и распределена.

– Главы районов, крупные агрохолдинги заинтересованы в том, чтобы фермеру земля не досталась. Почему? Может, есть и коррупционная составляющая, пробелы в законодательстве?

– Думаю, необходимо закрепить одно обязательство: есть земля — занимайся животноводством. Такого закона нет. И это вопрос не столько к исполнительной власти, сколько к законодательной. Самое важное для развития села — логистика и инфраструктура. Появилась новая ферма, к ней нужно подвести дорогу, электричество, воду. И здесь монополисты тоже «выкручивают руки», а со стороны власти существенной поддержки нет.

– Реально ли развитие на Кубани альтернативного животноводства? Если свиноводство уже не вернуть, нужно его чем-то восполнить.

– Абсолютно реально. Треть Краснодарского края — предгорные и горные районы, где можно разводить овец. На Западе везде в предгорной зоне этим занимаются, причем малые хозяйства. Подходит и кролиководство — теплый климат, отапливать клетки не надо. Плюс кролики, в отличие от других, едят дешевые корма с большим содержанием клетчатки. Если зайдем в супермаркет, то увидим тушки кроликов из Китая, Венгрии, Франции — кубанских среди них нет. Не соглашусь с вами насчет свиноводства. Его развитие реально и необходимо.

– Как, на ваш взгляд, будет развиваться региональный АПК в ближайшее время? Каких изменений ждать?

– Уверен, что расширение растениеводства на Кубани достигло своего предела. Теперь нам нужно заниматься глубокой переработкой, а не экспортом сырья. То же свиноводство нужно возрождать уже на новом, индустриальном уровне на основе четвертого компартмента, то есть уровня безопасности. Африканская чума свиней поразила регион во многом из-за некультурного ведения хозяйства, советского подхода.


Источник: http://krasnodar.rusplt.ru/index/chto_proishodit_s_selskim_hozyaistvom_krasnodarskogo_kraya-8359.html

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 622 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: Василий Комлацкий, Краснодарский край, всекубанское казачье войско, сельское хозяйство | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]