Главная / Приговор, которого ждали

Приговор, которого ждали

11.08.2014 15:43
Приговор, которого ждали

Суд подвел черту под громким делом Василия Мохова, убившего двух кавказцев в Кисловодске

В городе Пятигорске 22 июля закончился суд по нашумевшему делу о «кисловодской резне». Судебный процесс длился около десяти месяцев. Казаку Василию Мохову, обвиняемому в двойном убийстве, вынесли приговор: три года лишения свободы. В субботу 10 августа истек срок подачи апелляции, но никто данной возможностью не воспользовался и приговор не обжаловал.

Предыстория

Ранее «Кавказская политика» уже сообщала об обстоятельствах этого резонансного дела. В июле 2012 года Василий Мохов и другие казаки не реестровой Кисловодской казачьей общины участвовали в стычке с группой кавказской молодежи, в результате чего в центре города были убиты два человека, а третий тяжело ранен. Погибшими оказались армянин Джон Бадалянц и грузин Гия Эликашвили. Третьим пострадавшим стал ингуш Борис Стефлиани.

Обвиняемый скрылся с места происшествия и был объявлен в федеральный розыск. Спустя год и три месяца правоохранительные органы задержали его в Ростовской области и переправили в Ставропольский край. На время судебного процесса Василий был помещен в СИЗО «Белый лебедь» города Пятигорска, где и находился все это время.

По всей России развернулась масштабная кампания поддержки его семьи, оставшейся без кормильца. Общественность требовала объективного расследования всех обстоятельств случившегося. Помогали, по словам представителей Кисловодской казачьей общины, люди из Урала, Горячеводска, Ессентуков, Степновского района Ставрополья, из других регионов России, и даже из Германии. Поскольку дело получило широкую огласку, судебный процесс получился очень нервным, но обо всем по порядку.

На фото: погибшие Джон Бадалянц и Гия Эликашвили

Версии сторон конфликта радикально отличались друг от друга. По одной, казаки сами инициировали столкновение, по другой – они вступились за продавца-инвалида, у которого украли игрушку-эспандер стоимостью около полутора тысяч рублей. Когда же он попытался уговорить ее вернуть, инвалида ударили. Потому он решил обратиться за помощью к знакомым казакам, находившимся в тот момент рядом.

Суд

Прокуратура и следственный комитет вели все к тому, что Василий Мохов с товарищами напал на группу кавказцев, совершил умышленное убийство двух человек и нанес тяжкие телесные повреждения третьему. За такое преступление ему грозил серьезный срок. Сторона обвиняемого настаивала на квалификации произошедшего как превышение уровня самообороны. Пользуясь своим законным правом, Василий Мохов выбрал суд присяжных, что в итоге и сыграло для него положительную роль.

В ходе судебного процесса больше всего претензий вызывал зал, где проходило заседание. Он оказался, хотя и достаточно просторным, но с очень малым количеством посадочных мест, всего по десять с каждой стороны. Вмещались далеко не все желающие, потому многие из них оставались стоять на улице. Решали, кому можно присутствовать в зале, а кому нельзя, судебные приставы. Представители фемиды даже выдвигали обвинения в адрес казаков, что они собираются под зданием суда и устраивают «митинги». Хотя достаточно было просто обеспечить право на свободный доступ к информации о происходящем, и подобные проблемы не возникли бы.

Пользуясь своим законным правом, Василий Мохов выбрал суд присяжных, что в итоге и сыграло для него положительную роль 

Кроме того, в центре помещения стояли две массивных колонны, закрывавшие обзор участникам судебного разбирательства. Получилось, что представители прокуратуры задавали вопросы, не видя, как на них реагирует тот, кому они адресованы. Вторая колонна закрывала обзор обвиняемому. Присяжные же не видели ни свидетелей во время их ответов на поставленные вопросы, ни обвиняемого. Многие наблюдатели отметили странность суда присяжных, в котором они не видят реакции на происходящее ни опрашиваемых, ни подсудимого.

За группой лиц, столкнувшихся с казаками в тот злополучный день, в городе давно закрепилась плохая слава. И когда у одного из пострадавших нашли в крови морфий, никто данному факту особо не удивился. Из группы кавказцев, участвовавших в инциденте один совсем отказался свидетельствовать, а второй признался, что напал на Мохова первым. Более того, пострадавший Борис Стефлиани не без гордости сообщил суду, как несколько раз первым ударил в лицо Василия Мохова. Далее он сказал, что у него и его друзей были ножи, воспользоваться которыми им помешала только быстрая реакция обвиняемого на разворачивающиеся события.

Можно гордиться за него, что есть такие люди в казачестве, и их достаточное количество, - Сергей Нещерет

Приговор

После десяти месяцев рассмотрения данного дела присяжные вынесли решение квалифицировать случившееся как превышение Василием Моховым допустимого уровня самообороны. Судья дал максимальный срок, предусмотренный по данной уголовной статье, – три года лишения свободы. В целом, сторона защиты осталась удовлетворена приговором, так как с самого начала настаивала на такой формулировке случившегося. Тем более, что из этих трех лет десять месяцев обвиняемый уже отсидел.

Данное уголовное дело, по мнению многих сторонников Василия Мохова, сплотило самых разных людей вокруг общей цели, – отстоять правду. Именно широкая огласка всех подробностей случившегося позволила открыто и под бдительным общественным контролем расследовать все обстоятельства данного дела.

Сергей Нещерет, атаман Кисловодской казачьей общины, в которую входил Василий Мохов, комментируя итоги судебного процесса, сказал, что у казака всегда должен звучать внутренний голос совести, который и подскажет, как правильно действовать в нестандартной ситуации. Кроме того, он добавил: «Я лично считаю, что он поступил по чести, по совести и не прошел мимо слабого человека, мимо которого прошли многие. Можно гордиться за него, что есть такие люди в казачестве, и их достаточное количество». Соседям, приезжающим на Ставрополье, Сергей Нещерет советует придерживаться гласных и негласных законов местности, где они находятся, и выразил уверенность, что в таком случае подобных эксцессов не будет больше возникать.

Данное уголовное дело, по мнению многих сторонников Василия Мохова, сплотило самых разных людей вокруг общей цели, - отстоять правду

Казак, по мнению атамана, всегда старается жить по законам Божьим и законам страны, где он находится. Сейчас, несмотря на пессимистические мнения вокруг, казачество находится на большом подъеме. Нещерет верит, что Бог не даст пропасть казакам. На вопрос о том, не считает ли он данное высказывание «православным ваххабизмом», он ответил: «Время покажет и все расставит на свои места».

Николай Кучеров


Источник: http://kavpolit.com/articles/prigovor_kotorogo_zhdali-8269/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 731 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: Василий Мохов, казаки, суд, Ставропольский край | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]