Главная / Трагедия, которую еще можно предотвратить — кавказофобия в России

Трагедия, которую еще можно предотвратить — кавказофобия в России

17.11.2013 19:28
Трагедия, которую еще можно предотвратить — кавказофобия в России


Уровень кавказофобии в России неотвратимо растет. Растет повсеместно, и трудно предположить к чему это может привести в ближайшем будущем. Если недовольство сводится к социальным протестам, если наличествует антагонизм к лицам «неславянской наружности», если появляются требования о выселении «нерусских», значит, нестабильная и взрывная ситуация приблизилась к критическому максимуму. 

Давно возник ряд вопросов, на которые нужно дать объективный и честный ответ. За общими фразами не спрячешь реальную действительность, как и не исправишь опаснейшую обстановку сменой чиновников и вялым контролем силовых структур.


В России не существуют межнациональные конфликты – эта истина упрямо декларируется представителями власти.

Хорошо, а к какой форме конфликта можно отнести преступление, совершенное по отношению к человеку, отличающемуся от преступника языком, внешностью, религией и культурой, если именно вышеперечисленные отличия и были мотивом для преступления?

Вспомните недавние события в петербургском метро. Почему в светском и демократическом государстве, при отсутствии национальных конфликтов, люди открыто порицают процессы, связанные с трудовой миграцией, выходят на митинги и марши, более того, нарушают закон, дабы показать властям – насколько ситуация обострена? Почему одна группа россиян в социальных сетях, на политических порталах и в новостных ресурсах открыто показывает негатив к другой группе россиян, и, более того, находит своих активных сторонников? При этом в данной ситуации практически невозможно применить какие-либо санкции в отношении обидчиков, поскольку, к сожалению, они часто предоставляют довольно веские доводы.

Гражданские и социальные различия мы создаем сами, после чего с ними безуспешно боремся. Это парадокс современной российской жизни. Вот как это происходит.

Завозим трудовых мигрантов и всюду критикуем труд гастарбайтеров. Единой точки зрения на трудовую миграцию не существует.

Даем СМИ возможность порицать кавказский образ жизни, и при этом практически не освещаем традиции и особенности кавказских регионов – т.е. усиленно поддерживаем обособленность и чуждость для нас народов Кавказа.

Уподобляем кавказские народы мигрантам. Боремся с мигрантами и кавказскими народами. Потом сами удивляемся ненависти по отношению к приезжим.

Отчасти подобные парадоксы возникают и из-за попыток усреднить российский образ жизни – есть некая «российская нация», чье существование должно базироваться на всеобъемлющем патриотизме, заключающимся в безмерной любви к России.

А вот что это за нация, какие у неё характерные черты?

Многоликость и многонациональность одной из самых больших стран мира показать – означает публично разбить страну на регионы, что не особо принято. Это уже некое «разделение», т.е. процесс, ведущий к общественному сепаратизму. Этого власти побаиваются.

У нас не принято говорить о происхождении, истоках существующих проблем. Любая нация должна иметь черты сходства – язык, ментальность, религию. Если же сравнить жителей Калмыкии, Ингушетии и Ярославской области – мы получим несомненные различия, поскольку каждый их них воспитан на культуре своих предков. Общим у них должно быть понимание одного непреложного факта: наш дом – Россия. Поскольку наше общество не справляется в полной мере с задачей освещения этнического богатства РФ – при миграционных процессах (внешних и внутренних) возникают проблемы. 

Вот есть США, где существует нация - «американцы». Не столь важно — какого каждый из них цвета, религии, убеждений и веры. Важно лишь то, что все они говорят на государственном языке и убеждены в нерушимости американской Конституции. Такая схема работает, значит, и мы тоже можем воплотить ее у себя – ничего придумывать не надо, идем по пути наименьшего сопротивления. Казалось бы, всё – заработало. Создали «российскую нацию» — все мирно и дружно живем в единой России. А тем временем, граждане РФ калечат друг друга, растет уровень нацизма и ксенофобии, инфантильных предубеждений и взаимных обид.

Приведу яркие примеры. Жители Кавказа – такие же россияне, как москвичи и петербуржцы. Если житель Петербурга или Красноярска переедет в Москву, коренные москвичи воспримут это более-менее адекватно. Максимальная реакция: «О, понаехали…»

Если же уроженец Грозного или Махачкалы с семьей приедет жить или работать в столицу, реакция будет несколько иной: «Все заполонили мигранты, власти в России «замещают» коренное население приезжими».

Достаточно несправедливое отношение. Почему один россиянин – «свой», а другого россиянина мы уподобляем мигранту?

Вот почему: Кавказ – это регион, где ислам и мусульманская культура не только шагают семимильными шагами, но и претерпевают определенные метаморфозы – кавказский мир становится всё более и более радикальным. Сосуществование ислама и православия – это путь чуткого и бережного отношения к чужим убеждением. В эпоху падения общего уровня духовности в нашей стране – такой путь неизбежно будет сопровождаться катаклизмами.

Кавказ у многих людей прочно ассоциируется с очагом криминалитета, и этот очаг, как утверждают некоторые россияне, исправно поставляет российским городам носителей «иного и агрессивного мировоззрения». Более того, есть странное мнение о том, что сам Кавказ находится в состоянии перманентного негативного отношения к факту своего нахождения в составе РФ (данный регион вошел в состав Российской Империи не так уж и давно).

Жителей Кавказа часто уподобляют трудовым мигрантам, хотя речь может идти о таджике или узбеке. Это проявление банального негатива — среднестатистический российский обыватель не желает вдаваться в подробности, ему легче обобщить всех «нестандартных» окружающих – кавказцы (т.е. «нерусские»). Кавказцев следует бояться. Кавказцы не любят русских, кавказцы – все сплошь борцы и боксеры, они приезжают для того, чтобы стрелять в воздух и танцевать лезгинку, торговать или красть, они совращают девушек, воруют бюджетные деньги, кромсают кривыми ножами болельщиков — простая и однобокая логика.

Но такая логика удобна всем: СМИ, простым гражданам и даже чиновникам. Чиновникам особенно удобно: «документально» они имеют дело с россиянином, чье происхождение, культурные и психологические особенности госструктуры не интересуют – он должен вести себя «правильно». Кавказец – это «инокультурный человек без национальности». Иначе говоря, чужак в своем Отечестве.

Получается, в нашей жизни присутствует тревожный и сложный фактор – а вот понять и изучить его никто не хочет. Намного легче написать в прессе: «Была перестрелка между уроженцами Северного Кавказа и русскими», и закрыть тему. Или «пострадать» в социальную сеть: дескать, кавказцы толпами вырезают жителей России, все выходите на марши протеста, — и после этого отгородиться от всех «чужаков» стеной ксенофобного молчания и презрения.

Давайте попробуем немного разобраться с истоками подобных «мировоззрений», а самое главное, попробуем понять – почему и благодаря чему эти процессы происходят в нашем современном светском демократическом обществе.

Что необходимо знать о Кавказе

Не существует такого народа «кавказцы». Есть регион — Северный Кавказ, важнейший российский геополитический регион, который сотни лет испытывает на себе влияние многих стран мира. Есть многочисленные народности, населяющие данный регион. Именовать всех жителей Кавказа «кавказцами», думая, что это один народ – означает совершать большую ошибку в понимании глобальных пластов российской культуры и истории.

Нет такого народа – «дагестанцы». Есть общность коренных народов Дагестана. Есть Северный Кавказ, входящий в состав РФ, есть Южный Кавказ – Азербайджан, Армения, Грузия и др.

Российский Северный Кавказ – территория христианской и исламской веры. Если Южный Кавказ всячески и давно подчеркивает суверенитет своих мононациональных государств, республики Северного Кавказа – это исторически многонациональные территории.
 Добавлю: богатые территории. Если кто-то представляет себе данный регион как одни голые горные вершины со снежными шапками, продуваемые ледяными ветрами, поверьте, это совсем не так. Северный Кавказ – одна из самых больших сельскохозяйственных баз РФ, это ряд морских и горных курортов, на Кавказе есть запасы нефти, руд промышленных металлов, урановые залежи и дары моря.

Северный Кавказ характеризуется достаточно небольшим, но многонациональным населением (примерно 10 млн. человек). Поэтому миф о том, что кавказцы заполонили всё постсоветское пространство – это странный и политически выгодный кому-то миф. Исторически на Кавказе проживает свыше 50 народов, имеющих черты единообразия, но различающихся языковыми группами, особенностями культуры и традиций.

С древних времен народы этой земли были язычниками (как и славянские племена) – они верили в многочисленных богов, связанных с природными стихиями, обладали сложными племенными обычаями, приметами и суевериями.

На Кавказе с IV-VI веков распространялось христианство, с VII века – ислам, который арабы, оккупировав эти земли, попытались внедрить быстро и повсеместно, но претерпели неудачу – процесс исламизации занял продолжительное время, а сам ислам приобрел новые обличия, соединившись с обычаями кавказских народов. Народы Кавказа изначально не исповедовали исламскую религию, только ногайцы и ставропольские туркмены переселились на Кавказ, являясь убежденными мусульманами.

Распространение ислама, начиная с XIII столетия, шло и из Золотой Орды, базирующейся в нижнем Поволжье. Нельзя с уверенностью утверждать, что народы Кавказа во все времена были идейными приверженцами ислама – есть и такое мнение: некоторые жители становились мусульманами для выражения своего протеста по отношению к «освоению» Кавказа войсками царской России, и надо признать, Кавказская война XIX века ускорила этот процесс. Древние народные верования и ислам породили необыкновенную культуру. Эту культуру не осознать и не понять за несколько мгновений краткого интереса.

Приведу несколько интереснейших фактов, касающихся истории и культуры народов Кавказа.

В Карачаеве, еще до прихода коллективизации в СССР, существовали общины с общей землей и скотом, а в Чечне поменяли три письменности: арабскую, латинскую, кириллицу.

На Кавказе с древности существует совокупность традиционных законов, передаваемых из поколения в поколение – адат. Это и правовая система, и социально-гражданские нормы, и система наказаний. В ходе исламизации к адатам добавились и законы шариата. Адаты во многом сформировали внутренний мир и систему ценностей кавказских народов, и по сей день влияние адатов на жителей Кавказа весьма велико, несмотря на то, что в современной РФ основным законом государства является Конституция.

Надо заметить, что адаты часто противоречат исконному шариату, так например, обычай кровной мести запрещен исламом. Бывало и такое: адаты и шариат существовали в неком симбиозе – гражданские дела разбирались на основе шариата, а вот уголовные – на основе адата.

Вкратце можно упомянуть и про «аталычество» — древний обычай передавать ребенка на воспитание в другие семьи. Этот обычай был у осетин, карачаевцев, ногайцев и у др. Что интересно: детей отдавали иногда и в другие национальные диаспоры. Осетины кабардинцам, кабардинцы – кумыкам. Повзрослев, воспитанник возвращался в отчий дом, обогащая уклад жизни семьи новыми традициями и опытом.

Домашний очаг – незыблемая святыня, если даже незнакомый человек в минуту опасности хватался за цепь, висящую над очагом, хозяин дома принимал его как гостя, заботился и защищал. Умерших почитали, у многих народов вдовы в течение года постилали постель и готовили воду для умывания ушедшему супругу – как будто покойный всегда незримо присутствовал рядом.

Гостей не принято было с порога озадачивать вопросами, проявлять нескромное любопытство. Уважение к гостю – это основа основ существования любого кавказского народа. Даже если в доме было свежее мясо, всё равно резался баран, во время еды было принято соблюдать строгий этикет: следовало быть умеренным, запрещалось чавкать, брать еду, лежащую напротив сотрапезника, это считалось признаком нескромности, гостя всегда сажали рядом с хозяином.

Очень многие особенности «культурной» российской действительности могут оскорбить жителя Северного Кавказа и в настоящее время.

Кровная месть – это возмездие за убийство человека. Он был продиктован суровыми реалиями истории Кавказа. Этот способ мщения присущ человечеству еще с древнейших времен. Мстили самому обидчику, мстили членам его семьи, друзьям обидчика. Это противоречит точке зрения христианской морали, но, надо признать, для Кавказа кровная месть являлась способом выживания, заставляя потенциальных преступников с уважением относиться к чужой жизни и собственности.

Чтобы остановить братоубийственный конфликт, обращались к определенным ритуалам: уплата «цены крови», «кровный стол». Кстати, для Чечни подобные ритуалы считались недопустимыми – чеченцы были сторонниками скорейшего примирения и не допускали мысли о материальной компенсации за убийство человека.

Кровью мстили за похищение женщины, за изнасилование, за оскорбление гостя, за поведение, уничижающее достоинство человека, за грабеж. Бывали случаи, когда войны между родами длились десятилетиями, иногда погибали целые селения.

В Осетии до начала XX века кровная месть практически вытеснила любые другие правовые законы (если в Туркменистане мужчина доживал до старости, это считалось чем-то необыкновенным).

Разумеется, сейчас на дворе уже 21 век, но сила традиционных законов на Кавказе еще очень велика – обычай «кровной мести» не искоренен, иногда и высокопоставленные руководители применяют его в полной мере.

Еще одна характерная особенность кавказских народов — почтение и уважение к женщине. Безмерная любовь к матери. Глупо и ошибочно считать, что Кавказ состоит из гаремов с безликими и бесправными женщинами. Женщина играет огромную роль в кавказской семье.

Разнузданность, распутство, отсутствие уважения к собеседнику могут привести к самым плачевным последствиям в данном регионе. Кавказ – это не серия турецких отелей, где пьяный российский гость может «выкаблучиваться» как хочет. Следует всегда помнить об этом. Если же гость с пониманием и уважением относится к заведенным порядкам – его личность неприкосновенна.

Мой друг путешествовал по многим районам Дагестана – никто не отрезал ему голову.

Кровавый узел – между Российской Империей и СССР

В настоящее время самые многочисленные этнические группы Кавказа: русские, чеченцы, аварцы. Русских на Кавказе почти три миллиона человек. Это треть населения Кавказа. Несмотря на сокращение русского населения, следует заметить, Кавказ – историческая родина для многих православных людей. Сами мысли об отделении Кавказа могут быть продиктованы в т.ч. и элементарной безграмотностью.

Наиболее многонациональная республика – Дагестан, Чечня и Ингушетия – практически мононациональные образования. Что касается самих территориальных единиц, следует сразу пояснить, одни этнические группы имеют «свою территорию», другие – нет. Это усугубляет конфликтность межнациональных отношений. Можно упомянуть и о кавказском казачестве, чьи отношения с окружающими народами исконно и по сей день являются довольно напряженными. Внутренние миграции населения с Кавказа – острейшая проблема даже в современной России. Переселение на Ставрополье, в Ростовскую область и в Краснодарский край часто и неизбежно вызывают острейший негатив у местных жителей.

Несколько столетий тому назад Русь открыла для себя кавказские земли. Казаки Московского княжества переселялись и активно осваивали территории нынешнего Дагестана и Чечни.

На левом берегу Терека после столкновений с чеченцами казаки заложили широко известную «Кавказскую линию» — систему пограничных укреплений. Вся дальнейшая история «российского Кавказа» — это драматичная и кровавая история. Особенно глобальными столкновения с кавказскими народами были после просьб Грузии о помощи.

В 1594 году в Кахетии дагестанскими войсками были разгромлены 7 тыс. дружинников московского царя Федора. Спустя десять лет там же потерпели поражение два войска Бориса Годунова. Много лет после этих неудачных походов Москва предпочитала держаться подальше от Кавказа.

Во времена Петра Великого русские войска завоевали Дербент, Тарки, Куба, Баку, овладели побережьем Каспия. Неудачная попытка захвата кавалерийскими войсками чеченского города Эндери явилась продолжением смутной и жестокой летописи кавказской истории. В 1735 русские построили в Дагестане крепость Кизляр, которая практически стала столицей русских на Кавказе, а в 1763 году была основана крепость Моздок, что привело к многолетней войне с кабардинцами.

Непрекращающиеся конфликты с Персией, противостояние турецкой экспансии – Кавказ был ареной для конфликтов мирового масштаба, израненной и обескровленной землей.

После Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 года река Кубань стала границей между Россией и Турцией, — окрестные народы сполна ощутили на себе всю жестокость противостояния двух держав. Когда были возведены Георгиевск, Екатеринодар, Ставрополь – важнейшие узлы Кавказской линии, ногайские кочевники узнали две «любопытные» новости: национальный лидер ногайцев Шагин-Гирей отказывается от власти в пользу Екатерины, а самим ногайцам предстоит переселиться на земли между Волгой и рекой Урал. Сопротивляясь, загнанные в болота кочевники, убивали своих жен и детей. Немногие выжили, часть спаслась среди черкесов, остальных переселили в Крым.

Верности российской короне кавказские народы клялись на Коране, — нельзя с уверенностью говорить о том, что российские самодержцы очень уж активно продвигали на Кавказе православие. Многочисленные восстания, массовое добровольное переселение народов и депортации, приучение местных царьков к подачкам от столицы, активное процветание лихоимства при тотальном равнодушии к непрекращающимся междоусобицам среди горцев, подстрекательство к массовым переселениям со стороны иностранных держав – скупая характеристика того времени.

России нужен был Кавказ, и она его получила. Россия начала осваивать Кавказ — без особых привнесений света цивилизации, без продвижения русского мессианства, и вот почему: как и в настоящее время, предпочитали идти по пути наименьшего сопротивления. Где надо было – подкупали, где не могли – уничтожали.

Строили города и курорты. Горцев – удерживали в горах, либеральным жителям давали льготы, протестующим сулили жесткие наказания.

Царское правительство поддерживало строительство мечетей и исламизацию кавказских племен, видя в этом прекрасную возможность для управления свободолюбивыми подданными. Это были усилия, направленные на достижение временных результатов.

В мае 1917 года во Владикавказе был создан Совет горцев Северного Кавказа. Предполагалось объединить племена от Каспия до Черного моря и создать Горскую республику для того, чтобы выйти из состава России. Было сформировано Тереко-Дагестанское правительство, которое заключило договор о дружбе с Турцией и уведомило Россию об отделении от РСФСР.

Кавказ как регион, образованный многочисленными и гордыми народами, много столетий находился (да и сейчас находится) на стыке двух цивилизаций - христианской и мусульманской, испытывая все «прелести» влияния двух отличных друг от друга культур и религий. Упрямо и упорно боролись народы с угрозой потери своей идентичности. Особенно актуально стояли вопросы самоидентификации в 20-е годы, когда создавались национально-административные единицы. Возникали сложнейшие споры, каждая народность требовала себе автономию. Но, поскольку народности были малочисленны и при этом точечно рассеяны по большим территориям, удовлетворить интересы каждого народа не представлялось возможным.

 Если же автономия создавалась в местах компактного проживания этносов, моментально возникала борьба за власть – каждая национальность требовала наличия в правительстве автономии именно своих представителей, стремилась расширить территорию проживания.

Поскольку четкие территориальные границы для автономии многих народов исторически не могли возникнуть — столетиями горцы мигрировали по Кавказу, возникали бесконечные споры из-за территории, каждая диаспора претендовала на роль коренных жителей данной земли. Турецкая агитация, самоуправство советских горцев (царские жадные наместники сменились советскими царьками), слабое понимание коммунистической идеологии – всё это порождало хаос, соответственно, и новые трагедии народов.

Во время объединения Кабарды в автономную область, в Карачае и Черкесии распространились слухи о том, что у кабардинцев больше земли, нежели у карачаевцев. Потребовали переселения кабардинцев. В 1923 году между Кабардой и Балкарией возник острейший территориальный спор, Адыгейско-Черкесская область сделала попытку организации единой Адыгейской республики, а в Чечне создание автономии расценили как освобождение от русского влияния.

Поскольку разные народности в той или иной степени исконно испытывали друг к другу имущественные и территориальные претензии, разумеется, все выставляли себя в качестве потерпевшей стороны, требовали выдвижения своего представителя в руководящие органы. Иногда конфликт между народами решался весьма любопытным способом, последнее слово сами горцы оставляли за приглашенным русским начальником из центра.

Часто после создания автономии из неё начинали выселять ставшие «ненужными» национальности. Так, после создания Шапсугского района, его власти выселили армян и русских. В 1943-1944 году были применены репрессии: ингуши, чеченцы, карачаевцы, балкарцы были выселены в Среднюю Азию, Сибирь и на Дальний Восток. За людьми без предупреждения приезжали ночью, давали на сборы пятнадцать минут, — впереди их ждали территории без жилья, голод и высокая смертность. Молодежь не имела право на среднее и высшее образование.

После 1954 года ссыльных реабилитировали без права возвращения на родину. Минуя запреты, изгои пытались вернуться в родные места, иногда приходилось прорываться сквозь военизированные заслоны. А в родных местах уже жили другие люди. Это привело к новым вспышкам социальных и межнациональных конфликтов. Представьте положение людей, которые, пройдя через все круги ада, возвращаются и видят: в родных домах живут представители других народов.

Можно привести и такой случай: Указом Верховного Совета РСФСР в 1957 году часть ногайской степи была передана Дагестану, Ставропольскому краю и Чечено-Ингушетии. Территориальная проблематика Северного Кавказа сводится к простой и горькой истине: если исполнить желания каждого народа – мы получим десятки автономий, ведущих между собой беспрерывные тяжбы. Это прямое следствие политического влияния «дружественных» стран на Кавказ – судьбы многих народов были искалечены войнами и захватами территорий, депортациями и «культурным и религиозным» влиянием.

Кровавый узел – между СССР и РФ

Распад СССР вновь привел к спорным границам и разделенным народам (аварцы, осетины, ингуши, лезгины). Вспыхнули конфликты между соседствующими общностями (карачаево-черкесский конфликт), появились этнические противостояния (осетино-ингушетское столкновение), начались войны (Чеченские войны). После образования Российской Федерации в некоторых автономиях активизировались антироссийские воззрения, возникли вооруженные бандформирования. К власти пришли люди с политическими воззрениями националистического характера.

Передел границ бывших братских советских республик привел к сложнейшим ситуациям: например, два дагестанских села, где исторически проживали лезгины, оказались на территории Азербайджана. В настоящее время лезгины жалуются на насильственную ассимиляцию и отсутствие правовой и материальной помощи от чиновников для возвращения в Россию.

Растущая политизация ислама усилила и без того беспокойную обстановку в регионах.

Распространение салафитских организаций с идеями о чистоте и истинности традиционного ислама, призывы к тому чтобы вернуться к образу жизни и вере ранних мусульманских общин — породили протестные войны (в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.). Ислам и политика сплавились в единое целое, сепаратизм начал набирать обороты.

После того как Ингушетия в 1992 году получила статус национальной республики, началась территориальная война ингушей с осетинами на территории Северной Осетии. Основные действия велись во Владикавказе и Пригородном районе (он не был включен в состав Ингушетии). Погибли сотни человек, десятки тысяч стали беженцами – в основном, ингуши.

В 1994 году ввод войск в Чечню привел к войне и многотысячным жертвам, был объявлен джихад России. За время работы тренировочного лагеря в Сержень-Юрте террористической и военной работе были обучены тысячи человек.

Вторая чеченская война началась после очередного ввода войск в Чечню в 1999 году.

Москва шла по пути устранения небольших группировок боевиков, избегая массовой гибели гражданского населения. Тем не менее, «точечные удары», бомбардировки с воздуха привели к обширным разрушениям и большим потерям местного населения.

Террористические действия боевиков (только за пределами Чечни было совершено более 40 терактов) потрясали своей жестокостью. Данные о жертвах второй чеченской войны до сих пор уточняются. В 2000 году, после операции у села Комсомольское и штурма Грозного большая часть республики была освобождена от вооруженных отрядов сепаратистов. Путем сотрудничества с некоторыми чеченскими группировками был достигнуто такое соглашение: командиры занимают руководящие должности в правительстве республики, они же гарантируют Москве восстановление мира и порядка в регионе.

Мир и порядок был добыт трудной ценой – вновь и вновь погибали люди. Партизанское противостояние радикалов было жестко подавленно местными новыми политическими элитами. Т.о. именно сформированное политическими российскими элитами национальное правительство добилось стабилизации обстановки.

В 2003 году была утверждена Конституция Чеченской республики. Чечня была восстановлена из руин путем огромных денежных и трудовых вложений. Одновременно с восстановлением республики начался очередной виток коррупции и рост национальных чиновничьих кланов. Многие люди так и не вернулись на историческую родину, многим для адаптации к мирной жизни пришлось полагаться только на свои силы. Противостояние остатков отрядов боевиков вылилось в партизанское экстремистское движение. Произошел ряд терактов и в Северной Осетии. В 2004 году захват террористами свыше 1000 заложников в школе Беслана привел к гибели более чем трехсот людей, в т.ч. и детей.

Говорить о торжестве воцарившейся демократии на Кавказе пока еще не приходится – часто улаживание возникающих конфликтов происходит «по старинке». Продолжается исламизация населения. Открыто говорят о перманентной утрате Россией своего суверенитета на Кавказе – власть передана лояльным национальным элитам, которые руководят регионами исходя не только из интересов своего народа, но и в корыстных целях.

Особое отношение к Северному Кавказу можно подчеркнуть на широко известном всем примере: Министерство обороны РФ ограничивает набор призывников из СКФО.

Стоит заметить, что большинство жителей кавказских республик не являются идеологическими сторонниками обособленного от российской действительности образа жизни – мы не имеем дело с абсолютно замкнутыми этническими группами.

Но кровавые исторические события, сепаратистские и диктаторские наклонности лидеров северокавказских республик, борьба за власть среди кланов, националистические и территориальные конфликты – всё это заставляет относиться к Северному Кавказу как к региону, заслуживающему более пристального внимания СМИ и правительственных органов.

Зимние Олимпийские игры пройдут на местах, где в 1864 году состоялась кровопролитная битва, окончившаяся победой российских войск. Черкесы, ранее депортированные из этих мест, до сих пор добиваются признания факта геноцида черкесского народа в международных организациях.

Курорты, коррупция и отторжение Кавказа

Можно бесконечно долго рассуждать о великолепии, богатстве и красочности природных зон Кавказа. Нальчик – 18 уникальных минеральных источников. В Северной Осетии – более трехсот лечебных источников. Курорты Тамиск, Кармадон, Урсдон – лечебные, термальные, минеральные воды. Курорт Тиб: вода «Тиб-1» — это аналог «Боржоми», а вода «Тиб-2» обладает чудодейственным эффектом – это панацея для больных мочекаменной болезнью, камни отходят, восстанавливается функция почек.

В российской прессе уже годы скорбят о «Боржоми», а факт обладания собственными замечательными лечебными водами никого не интересует. Почему?

Во Владикавказе в санатории «Осетия» минеральная вода подается с глубины 2 тысячи метров.

В Чеченской республике курорт Серноводск-Кавказский известен с 19 века, курорт ежегодно принимал 2 тысячи человек.

Петр Великий осознавал ценность курортов Кавказа. В 1717 году он подписал указ «О приискании в России минеральных вод». Император Александр I в 1803 году признал Кавказские минеральные воды – лечебной местностью государственного значения.
 Добавим: только в 1980-х курорты ежегодно принимали не менее миллиона человек. Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск – это достояние мирового масштаба.

Если в СССР Кавказ был всесоюзной здравницей, сейчас курорты переживают не самые лучшие времена. Конечно, многие области в России нуждаются в преобразовании, но что касается кавказских территорий — мы имеем дело с давней и сложной ситуацией.

Привожу цитату «Выписки из информсводки Дагестанской губчека»: «В большинстве случаев сельские и участковые Ревкомы состоят из элементов, которые занимаются только взяточничеством и обирательством граждан. Делают они все это от имени Советской власти, которая дала будто бы им неограниченные полномочия. Каково же может быть после этого отношение горцев к Компартии?».

Это было написано в 1921 году. А в сентябре 1923 года секретарь Юго-Восточного бюро ЦК Микоян писал: «Часто по инициативе русских затевается борьба с «зарождающимся капитализмом» в виде контрибуции, налагаемой на «буржуазию», преследуя контрреволюцию, творят бесчинства».

Мы столкнулись с давней проблемой элементарного взяточничества и лихоимства, где воедино сплелись корыстные мотивы чиновников и отсутствие пристального внимания столицы к управленцам на Кавказе. Кавказ далеко, Кавказ тяжело контролировать, они там сами как-нибудь разберутся, — воруют, конечно, но гарантируют относительное спокойствие в регионе. Так было во времена зарождающегося СССР, так примерно обстоят дела и в нынешнее время.

Иначе говоря, сегодняшняя логика такова: если начать проводить слишком активную антикоррупционную политику – мы вновь столкнемся с отсутствием лояльности и неизбежностью появления новых горячих точек, поэтому будем довольствоваться тем, что есть – а воруют сейчас не только на Кавказе.

Есть смысл напомнить и о неотвратимых процессах, происходящих в среде кавказских народов: продолжается увеличение роста радикализма в исламе, растет полигамия, падает роль женщины в обществе. Кавказ становится одним из крупных центров исламской культуры. По учебным программам ежегодно выезжают за рубеж в исламские университеты тысячи абитуриентов. Происходит паломничество в Мекку и Медину – практически все крупные политики Кавказа совершили этот важнейшую для мусульман поездку. Кавказ преображается буквально на глазах, и, к сожалению, все эти процессы не только не отражаются в полной мере в СМИ, но и особо не интересуют наше общество. Мы не привыкли болеть за происходящее на Кавказе.

Тем временем радикализм опять набирает обороты. Уже вновь появились политизированные проповедники, упрекающие свой электорат в «излишней мягкости», пропагандирующие отказ от исторических и культурных традиций в угоду правоверности. Стоит признать, что у сторонников тотальной чистоты исламского вероучения на Кавказе не большая армия последователей – большинство жителей Кавказа помнят времена СССР, не испытывают особых претензий к «русским захватчикам», да и нынешние демократические реформы, достаточно спокойное отношение московских властей к особенностям региона играют свою роль.

Вернемся вновь к курортам Кавказа. В настоящее время предполагается создать единый кластер горнолыжного туризма – от Каспия до Черного моря. Средства должны окупиться. Также планируется развить сельское хозяйство. Цели – самые благие, из напряженного и сложного региона мы получим цветущий край. Правда, есть доля и скептицизма – когда-то и братские Грузию и Молдавию мы считали своей территорией.

Кто-то впрямую говорит о процессе «распила» денег, о том, что экологии Кавказа будет нанесен ущерб, да и не будут курорты конкурентоспособными. Зарубежные курорты давно уже предоставили РФ зону дешевого и благоустроенного отдыха. Учитывая постоянный рост цен абсолютно на всё в России, скептики сомневаются в том, что на Кавказе отдых будет по карману рядовому российскому туристу. За последние несколько лет отрицательный образ региона активно муссируется СМИ – криминал, коррупция, убийства журналистов, незаконная приватизация, угроза новых терактов.

По-прежнему актуальны вопросы споров из-за территорий, отсутствие помощи беженцам и репатриантам. Если раньше курорты Кавказа принадлежали всему Советскому Союзу, в настоящее время они будут собственностью инвесторов. Сумеют ли инвесторы обеспечить кавказским народам благополучие, при этом никого не обидеть и работать в рамках законов РФ? Что касается полной окупаемости Северного Кавказа – пока это еще только планы, убедиться в полной реализации столь благих намерений придется, надо полагать, не в самом скором будущем.

Этому много причин: деньги выделяются «адресно», проверить справедливость требований и реализацию средств трудно. «Непрозрачность» расхода средств проявляется в госзакупках, кредитах, субсидиях. Чтобы кавказские курорты приносили ощутимый доход, требуется не менее 10 млн. туристов в год. Такого количество отдыхающих не было даже во времена СССР, когда отдых являлся для многих граждан доступным удовольствием.

Задачи таковы: требуется устранить коррупцию (она формирует не только лояльность, но и экстремизм), создать рынок доступного жилья, обеспечить всех работой. Но это касается всей территории России, не только Северного Кавказа, и надо признать, что излишняя идеализация прихода светлого будущего скорее принесет вред, давно уже настало время экономического прагматизма. Выделяем большие деньги – получаем новых коррупционеров и взяточников, соответственно имеем дело с «покупными» должностями.

Поскольку увольнением чиновников не решить проблему клановости власти, а сами чиновники давно уже слились с представителями криминала и политических элит – мы имеем дело с регрессом исполнения планов правительства по отношению к Кавказскому региону. Да и жители самого Кавказа настороженно относятся к экономическим и политическим событиям, происходящим в РФ – не секрет, что и им приходится платить взятки, давать «откаты». Где же торжество демократических процессов?

Порядок должен быть наведен во всей России, а не только на Северном Кавказе, экономическое процветание должно расти во всей РФ, а не на конкретных курортах – иначе туда будет некому ездить.

Единственно возможный путь

Решение «кавказской проблемы» заключается в ответе на простой вопрос: почему еще 10-15 лет назад при упоминании не только Кавказа, но и Узбекистана, Армении, перед глазами ассоциативно вставали интереснейшие сказки и предания, а также ряды сочных фруктов, ароматный шашлык, минеральная вода, Каспийское море, романтика покорения горных вершин? Каждый регион Советского Союза чем-то славился. Любой житель Северного Кавказа воспринимался не только с точки зрения торговца гранатами на рынке («торговали» все), а как представитель этноса с особой историей и культурой.

Что происходит в настоящее время? Происходит элементарный духовно-моральный коллапс общества без идеологии. Той идеологии, которую нам могут дать современные политические лидеры. Нас «усреднили» без уточнения того – кто мы? А мы – это не просто «российская нация» — а общество народов с самыми разными языковыми и культурными особенностями. И путь сближения – это не путь отрицания собственного взгляда на происходящие события, не путь терпимости (любая терпимость имеет свой предел), а путь уважения к чужим традициям.

Жители Кавказа говорят: Россию создал Аллах, мы все равны на территории этой страны! Они абсолютно правы.

Жители Подмосковья говорят: Кавказ — это территория России, он должен подчиняться основному закону – Конституции РФ. И они абсолютно правы.

И это не означает, что должны быть созданы одинаковые культурные ценности и нормы поведения — это абсурд. Девушка в мини-юбке вызовет своим видом негатив на сельских улицах Дагестана или Чечни, точно также лезгинка и стрельба не приветствуются на улицах Москвы, Питера и не только.

Борьба с историческим национальным обликом городов только усугубляет проблему.

Мы можем спокойно сказать: дагестанское село, чеченский городок, подразумевая что эта местность имеет ярко выраженные национальные черты того народа, что жил в ней изначально. При этом если прозвучат: русский город, русская деревенька – сразу же возникнут крики возмущения – «позор», «экстремизм», «национальный сепаратизм».

И поверьте, это будут кричать не кавказские народы, не «сионистские захватчики Руси», а банальные обыватели у власти, не знающие цены происхождению и традициям люди.

Мы – не безликая масса, не ведающая корней. Мы все разные, и в этом наша сила.

Сторонники «размытия национальностей» считают, что народы Кавказа должны ассимилироваться в российском культурном обществе. Это абсолютная чушь.

Давайте смотреть правде в глаза: народ дичает повсеместно, бесконечные реформы в образовании и культуре ведут нас в каменный век. Московские болельщики ведут себя не лучше приезжих с Кавказа. Кавказофобия – это продолжение процессов, начавшихся много веков назад, и в силу невнятной политики по отношению к кавказским народам, до сих пор не завершившихся. Более того, за счет излишней либерализации общества и безграмотного отношения к российской истории – конфликтность межнациональных отношений возрастает с каждым днем. Предотвращением конфликтов не устранить проблему.

Воспитывать кого-либо можно только за счет противопоставления другой альтернативы мышления и поведения. Но поскольку именно наша духовная действительность сейчас переживает острейший кризис, понятно, что кавказцы, испытывая негатив по отношению к себе, создают обособленные группы внутри России.

То, что мы принимаем за высокомерие, может являться чувством собственного достоинства, присущим конкретной нации. То, что мы воспринимаем как агрессию, может быть проявлением неуверенности или обиды. Адаптироваться, ассимилироваться. А почему кавказские народы должны адаптироваться или ассимилироваться? Русская и чеченская культуры – одинаково важны и должны быть сохранены для потомков.

Никогда вы не сделаете кавказские народы «рядовыми россиянами», потому как они – особенные, и это должно вызывать уважение. Мы все особенные, потому как в каждом из нас – традиции и культура великих предков. Нас не усреднять надо, а учить уважению к окружающим следует. И не должны мы проявлять излишнюю толерантность, принося в жертву терпимости чьи-то убеждения.

Речь не идет о культурном или религиозном делении России на зоны влияния той или иной точки зрения на поведение и нормы жизни. Речь идет о возвращении России ее исконного исторического облика. Есть чеченские города со своими особенностями, есть русские или татарские города – и в них есть свои традиции, которые следует чтить и уважать. Основные наши проблемы — неграмотность в отношении истории России, неисполнение и открытое игнорирование законов РФ, неуважение к обычным нормам элементарной этики. Проведите опрос на улицах Москвы и спросите: кто такие тувинцы или лакцы? Вы получите минимальное количество внятных ответов.

Точно такая же проблематика лежит в отношениях со странами СНГ. Мы видим в общении с ними только экономические стороны. Это объясняется отсутствием нашей внутренней идеологии – мы сами себе давно не интересны. Когда встает речь о будущем Евразийского пространства – можно услышать самые пространные и отвлеченные рассуждения только по одной простой причине – Россия не имеет собственных взглядов на своё будущее. Кто из политиков за последнее время пытался представить общественности желаемый облик РФ в 2050 году?

Развитие идеологии не означает, что во имя сказочных идеалов заставят бесплатно работать или пошлют в лагеря махать кайлом и лопатой в вечной мерзлоте. Идеология – это взгляд на то, как мы будем жить в будущем, это мнение – ради чего стоит жить сегодня.

Многонациональность России нужно показывать с гордостью, силу многонационального общества надо открыто пропагандировать, гордиться вкладом каждого народа в современную Россию. Вспоминаются фестивали и мероприятия, проводимые в СССР – танцы народов Кавказа, литература народов Средней Азии, и пр. В настоящее время до этого никому нет дела, а если руки и доходят – всё происходит с какой-то натяжкой, искусственно, ради галочки.

С коррупцией следует бороться не только на Кавказе, а повсеместно. Культуру надо повышать не в среде кавказских народов – они уже имеют свою многовековую культуру. Культуру, порядок, закон надо возвести в ранг идеологии нашего общества. Жить по принципу открытости и честности. Если не использовать слова «Родина», «Отчизна», значит, скоро Родину и Отчизну придется с кем-то делить.

Любое правильное и полезное свершение в деле управления государством вызовет желание соответствовать подобному опыту. Для того чтобы изменить что-то, следует в первую очередь изменить самого себя. Но не процессами «плавильных котлов для национальностей», не решительным шагом в пропасть тотальной глобализации, а сохранением своих традиций, торжеством справедливости закона, обучению подрастающего поколения реальному уважению к многонациональности общества.

И поверьте, если подобные процессы действительно начнут происходить с нашим обществом — не на словах, не на бумаге, а в реальной жизни, то первые, кто помогут всем встать на путь гордости за свою страну – Великую Россию, будут народы Северного Кавказа.


Денис Башкиров
писатель, журналист


Источник: http://kavpolit.com/tragediya-kotoruyu-eshhe-mozhno-predotvratit-kavkazofobiya-v-rossii/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 1024 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: кавказофобия, Северный Кавказ, история, Россия | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]