Главная / Выступление К.Ф. Затулина на Первой Секции Всемирного конгресса российских соотечественников (6 ноября 2015 г.)

Выступление К.Ф. Затулина на Первой Секции Всемирного конгресса российских соотечественников (6 ноября 2015 г.)

10.11.2015 21:22
Выступление К.Ф. Затулина на Первой Секции Всемирного конгресса российских соотечественников (6 ноября 2015 г.)

Уважаемые коллеги, первый день работы Конгресса, безусловно, произвел впечатление; прежде всего, конечно же, выступление Президента Российской Федерации. Сам факт выступления был важным. Но я хотел сказать о другом впечатлении, которое у меня осталось от первого дня Конгресса. Это личное впечатление, и оно возникло из-за того разговора, который произошел у меня с одним из делегатов нашего Конгресса, приехавшего из Украины.

Этот человек был вполне откровенен со мной и в силу этого я сейчас не должен и не буду называть кто это. О чем он сказал? О том, что его беспокоит, и, безусловно, задевает за живое. Вот его главный тезис: «Что с нами сделали?». Личная история: двое сыновей, один из которых работал в Крыму и делал успешную карьеру, а другой, младший, оказался на территории Украины и был призван в ряды Вооруженных сил для участия в антитеррористической операции. То есть, говоря другими словами, в гражданской войне, которая идет – или шла, сегодня затихла – на Востоке Украины. И пошел служить, и отслужил 18 месяцев в этой зоне.

И вот мой собеседник говорит о том, что его младший сын – русский, который учился в русской школе, – безусловно, герой. Потому что благодаря ему и таким, как он, русские, оставшиеся на территории Украины, имеют право голоса. Потому что власть киевская нынешняя не может их не уважать за то, что они воевали. И вот с этим мой собеседник, делегат Конгресса, связывает то, что русским на Украине все-таки есть место в жизни.

Да, конечно, мой собеседник говорил о том, что его сын ничего не имеет против русских на Донбассе. То, о чем он не говорил, я могу догадаться, все равно состоит в том, что тот, кто участвовал в боевых действиях (а он участвовал в них, в том числе и в Дебальцево), безусловно, вынужден и должен был стрелять – хотя бы в ответ на то, как стреляют в него.

В общем, это классическая история о том, как в семье русских соотечественников один оказался с одной стороны, другой с другой. Кстати, тот сын, который был в Крыму, пострадал в результате, потому что был уволен со своей должности, как только узнали, что брат его воюет против Новороссии.

Зачем я об этом рассказываю? Для того чтобы лишний раз подчеркнуть вызов, который нам брошен всем происходящим на Украине. Не только тем, кто живет на Украине и попал в эту ситуацию, но и огромной массе наших соотечественников, которые вообще-то на Украине никогда не были, но так или иначе в своих семьях, находясь за или работая за рубежом, живя за рубежом, должны как-то реагировать на бытовые или публичные разговоры о том, что Россия виновата, Россия отобрала исконную, родную крымскую землю у Украины и так далее.

Этот водораздел, вы знаете, прошел. И мы здесь, обсуждая проблемы наших соотечественников за рубежом, уже не обладаем монополией на обсуждение этой темы. Потому что есть дюди, в том числе еще недавно бывавшие на этих конгрессах, которые выступают у себя в аудитории – в Соединенных Штатах или в Англии – и обличают «агентов Кремля», которые на самом деле затаились в движении соотечественников. Это очень неприятно, но это, конечно, гораздо легче, чем то, что приходится переживать людям на Украине – тем, которые попали в эту ситуацию.

Я понимаю своего собеседника, но я, конечно, не могу его поддержать в его точке зрения. Потому что поддержать его в той точке зрения, что лучший рецепт для русских Украины – быть лояльным к государству, которое истребляет одних русских руками других в части своей территории – это значит признать, что коллаборационисты в годы Великой Отечественной войны по необходимости вынуждены были служить гитлеровцам. Потому что – а какой был другой выход? Ну не в партизаны же идти, это некомфортно.

У нас продолжает действовать Украинский филиал Института стран СНГ, директор которого уже в течение нескольких месяцев является беженцем в Москве. По одной простой причине: потому что его призвали в ряды Вооруженных сил Украины, а он сам, будучи донецким по происхождению, отказался служить и вынужден был эмигрировать из Украины. Это другой выбор.

Честно ли было бы нам сказать: «Знаете, все должны были сделать такой выбор»? Я думаю, что не совсем, потому что на самом деле, хотя миллион человек с Украины оказались на территории России, 1,5 миллиона с Донбасса, вы знаете, переехало в другие области Украины. Это раскол. И вот этот раскол заставляет нас заново посмотреть на проблему народного единства.

Вот вчера выступавшие с трибуны поздравляли всех присутствующих с тем, что мы вместе отмечали День народного единства. Можем мы считать народным единством ситуацию, когда одни русские воюют против других русских и убивают их? Было бы кощунственным считать это народным единством. Мы сейчас должны очень серьезно переоценить все, связанное не только с положением наших соотечественников, но и с теми действиями, которые мы в России в состоянии предпринять, для того чтобы помочь нашим соотечественникам. Убедить их в своей правоте и сделать их ближе, сделать их причастными к радостям и бедам российского государства, которое сегодня подвергается санкциям и по сути оказалось в ситуации новой холодной войны.

Эта война была бы совершенно очевидна, если бы не операция в Сирии, теперь побуждает западные правительства, которые не снимают свои санкции, сотрудничать с той самой Россией, на которую они санкции наложили. Но вот в том, что касается соотечественников, здесь никакого «водяного перемирия» не предусматривается. Вы прекрасно знаете, и особенно кто живет в западных странах, каким образом сегодня ведется работа по разобщению русских за рубежом. Как ведут себя представители правительств в какой-нибудь Канаде или в Австралии.

В Канаде министр по делам миграции надел вышиванку и заявил о том, что любой, кто приходит в российское посольство в Оттаве, потенциально является агентом Кремля. Ему показали фотографию, на которой он сам изображен вместе с послом Российской Федерации в обнимку, в предшествующий период, но это его не убедило. Слава богу, это бывшее правительство Канады теперь. Но я не уверен, что от нового правительства Канады мы дождемся большего взаимопонимания.

Я уверен, что мне кажется, мы должны перейти от только работы с активом, периодических встреч раз в три года на конгрессе, раз в год на конференциях, к тому, чтобы создать условия для того, чтобы вся российская диаспора имела особый статус и права в России.

И я, чтобы сократить свое выступление, хочу сказать, что на эту тему я высказался вчера в газете «Известия». Пожалуйста, вы можете посмотреть эту статью. Я считаю, что есть две вещи, которые наиболее существенны в этой ситуации. Это поддержка русского языка и образования на русском языке, чтобы русский язык не исчез у наших соотечественников. Но, как мы видим, этого недостаточно для того, чтобы люди делали свой выбор в пользу служения в Вооруженных силах, которые ведут гражданскую войну против русских на Донбассе. Эти люди говорят по-русски, и тем не менее многие из них сегодня совершенно искренне считают, что они защищают так свои права.

Вторая, мне кажется, еще более очевидная вещь – это необходимость реализовать эти самые положения об упрощенном предоставлении российского гражданства соотечественникам за рубежом, которые заложены в Законе «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» и не реализованы, к сожалению, в нашей практике. Потому что гражданство в России предоставляется не по закону «О государственной политике», а по другому закону, более важному – «О гражданстве». И в нем упрощенное получение гражданства относится только к тем, кто участвует в Программе добровольного переселения соотечественников в Россию. То есть чтобы соотечественнику стать гражданином России по упрощенной схеме, он должен перестать быть соотечественником за рубежом.

Посмотрите, в нашей Конституции Российской Федерации нет запрета на двойное и множественное гражданство. У нас есть люди, всем известные, например, наш выдающийся киноведущий Познер, у которого три гражданства, он не устает об этом напоминать время от времени. И ничего, чувствует себя хорошо. У нас люди со вторым гражданством после ряда законов, которые приняты Государственной Думой, не имеют права баллотироваться в президенты или в депутаты.

Но я не уверен, что 25 миллионов человек наших русских людей, живущих за рубежом, все хотят в президенты и все хотят в депутаты Российской Федерации. Но я уверен в том, что значительная их часть хочет быть гражданами Российской Федерации. Есть только одно препятствие: для того чтобы реализовать это свое право, они как минимум должны в соответствии с нашим законом о гражданстве заявить о выходе из гражданства страны проживания. Вот об это требование рассыпается любая работа по предоставлению гражданства Российской Федерации.

Именно сейчас, мне кажется, нужно открыть шлюзы, для того чтобы люди получили гражданство, и была снята эта норма. Для соотечественников, хочу подчеркнуть, не для мигрантов из Азии и Африки и даже не для мигрантов из среднеазиатских республик, а для соотечественников, которые принадлежат к национальностям, которые нигде, кроме как в России, не обрели своего национального государства, или национально-культурного самоопределения.

Потому что кроме России, у русских нет другого государства. Кроме России, у татар нет другого государства. Кроме России, у якутов нет другого государства. А вот у уважаемых нами украинцев или, допустим, у киргизов есть государства – Киргизия, Украина. Это их государства, в рамках которого они обрели свое национальное государственное самоопределение – хорошее или плохое.

К сожалению, любые попытки сегодня разбиваются о непонимание. Я это непонимание не отношу к Министерству иностранных дел, потому что Министерство иностранных дел, честно говоря, не отвечает за разработку законодательства о гражданстве. Но я бы очень хотел, чтобы министерство поставило этот вопрос.

В 2012 году Президент Российской Федерации, чувствуя, что проблема существует, сказал, что нужно расширить предоставление гражданства по упрощенной схеме для носителей русского языка. Вчера об этом несколько раз с трибун говорили очень высокие лица, рассказывая о том, что они сделали за это время. Они реализовали это поручение Президента, действительно реализовали. Но как? Когда этот проект шел через Государственную Думу, некоторые депутаты из перестраховочных соображений взяли и добавили, что только те носители русского языка имеют право на упрощенное предоставление гражданства, чьи предки или они сами происходят с территории Советского Союза или Российской Империи, но в границах нынешней Российской Федерации.

Вот это «но в границах нынешней Российской Федерации» сразу сделало это бессмысленным. Потому что Николай Васильевич Гоголь, захоти он обратиться по поводу гражданства, никогда бы его не получил. Он в Диканьке родился. Масса людей, которые поколениями жили в Средней Азии, например, семиреченские казаки, не имеют права в соответствии с этим законом, претендовать на то, чтобы быть «носителями русского языка» (хотя они его знают), имеющими право претендовать на упрощенное гражданство.

И каков результат? Вчера уважаемый представитель Федеральной миграционной службы, которая осуществляет этот закон, говорил о том, что целых 15 тысяч человек обратились за статусом в соответствии с этой нормой о носителях русского языка. Он не сказал только одного – что за время действия этой поправки, с августа прошлого года, гражданство на самом деле получил 791 человек.

Разве это то, что нужно, когда речь заходит о реальной необходимости предоставления упрощенного гражданства? Ведь предоставление гражданства – это самая яркая форма идентификации своей «русскости» в тот момент, когда Россию изо всех сил обкладывают санкциями. В то время, когда возникают все эти проблемы, о которых я сказал вначале, желание стать российским гражданином – доказательство патриотизма и желания быть вместе со своим Отечеством.

Не с Родиной, хочу заметить для многих из вас, потому что Родина там, где я родился. Может быть, я родился в Киргизии, а может быть, я родился в Англии. Но Отечество все равно одно, какая бы ни была Родина, это Отечество – это Россия. Почему мы в этом вопросе так скромны и так не хотим пойти по пути других государств?

Еще очень коротко, два предложения, которые, я надеюсь, будут восприняты вами и, я надеюсь, войдут в какие-то итоговые документы. Потому что при всем глубоком уважении к собравшемуся конгрессу, конгресс нужно проводить с двумя целями: дать выговориться людям, и это важно; и второе – принять какие-то решения, к чему-то подтолкнуть, чтобы на это обратили внимание. Было бы очень обидно, если бы конгресс ограничился только тем, что дал бы друг другу выговориться.

Так вот, второе, о чем я хочу сказать. У нас по Конституции Российской Федерации все граждане равны, и если, например, в семье смешанной, где один член семьи – это гражданин России, другой – иностранец, родился ребенок, то достаточно обращения члена семьи, гражданина Российской Федерации, чтобы этот ребенок был зачислен в граждане России. По крайней мере, до совершеннолетия, когда он может принять другое решение – сам. Это если эта семья живет в России.

А вот теперь представьте, если эта семья живет, она создалась – и уехали куда-нибудь в Азию, в Африку, в Латинскую Америку, в Западную Европу. Тут вступает новая норма в отношении ребенка: кроме обращения гражданина Российской Федерации и родителя за гражданством ребенка, требуется согласие другого родителя. На каком основании? Ни в одном законе ни в одной стране нет такого требования. Спрашивать у иностранца, можно ли человеку стать гражданином Российской Федерации? И вы представьте положение этой женщины (в основном речь идет о женщинах), эти браки, которые уже давно распались, они уже давно живут раздельно, а все равно ребенку нельзя предоставить без согласия родителя.

Я дважды, будучи депутатом Государственной Думы предыдущих созывов, вносил этот проект. Оба раза, к большому сожалению, этот законопроект отклоняли. Наконец, президент Российской Федерации, это был еще Дмитрий Медведев, внес такой же законопроект в 2012 году. И что с этим законопроектом, который, кстати говоря, полностью поддерживает министра иностранных дел Сергей Лавров? Этот законопроект до сих пор валяется в Государственной Думе и не принят.

Послушайте, с вашей трибуны выступали замечательные люди: председатель комитета, который я прежде возглавлял, господин Слуцкий, много говорил правильных слов. Что слова говорить – возьми законопроект, поставь его на голосование и прими! Хотя бы сделай попытку. И не надо говорить слова о соотечественниках.

Мы провели в мае слушания в Общественной палате, где я теперь пребываю. Мы, например, предложили: давайте не соотечественникам даже, а гражданам России, живущим за рубежом, если им свыше 70 лет – это как раз те самые ветераны Великой Отечественной войны – разрешим получение бессрочных заграничных паспортов Российской Федерации. Ну в состоянии мы такой вопрос поставить или нет, чтобы эти люди не обращались каждый раз? Заново. Им за 70.

Мы в свое время предоставили в Абхазии и Южной Осетии загранпаспорта, а сейчас там требуется этих людей, которым уже за 70, вывозить из Абхазии или из Осетии, и из других стран, чтобы они заново оформляли документы на загранпаспорт Российской Федерации, раз они живут за рубежом. Это же простая вещь.

Мне кажется, что та скорость, с которой гражданство предоставляется Жерару Депардье и Рою Джонсу, она должна быть как раз проявлена, когда дело касается русских соотечественников, которых, как мы выяснили, все еще 25 миллионов за пределами Российской Федерации. Давайте это сделаем, и если мы хотя бы на этом настоим, мы уже не зря сюда приехали. Спасибо.

Обсуждение предложений К.Ф. Затулина 6 ноября на первой секции V Всемирного конгресса соотечественников

Затулин К.Ф.: Объясните, пожалуйста, почему это нельзя вставить в итоговые документы? Почему нельзя - и тут же выяснится, какие есть проблемы.

Макаров А.А. (директор Департамента МИД России по работе с соотечественниками за рубежом):Мы принимаем такие документы, которые должны реализовываться, а понимаете, если принимать такие решения, которые не могут быть реализованы. Ну, я не могу тогда этого сделать. Потому что это зависит не только от одного вида, вы сами говорили...

Затулин К.Ф.: Да не вы сделайте, они пускай примут. Вы-то не делайте, они...

Макаров А.А.: Нет, я говорю еще раз, почему мы не делаем. Все делалось, я понимаю так, просто... Понимаете, невозможно все самим,... Я понимаю, что у них есть вопросы, которые не решаются.

У нас есть представитель Консульского департамента, это Андрей Евгеньевич Фролов, он должен был прийти.

Фролов А.Е. (заместитель директора Консульского департамента МИД Российской Федерации): Попытаюсь дать ответы на те вопросы, которые были поставлены в выступлении, при необходимости по завершении своего краткого обзора готов дать ответы на возможные вопросы.

Ну, вот начнем с того, что Константин Федорович сказал, носитель русского языка, к сожалению, это не в полной мере в нынешних условиях доказательство преданности Отчизне, как показывают события на Украине, одни на одной стороне, а другие партизаны. Если бы раздали российские паспорта в свое время тем людям, которые проживали на Украине до раскола, а потом начался раскол. Значит, одни были бы коллаборационисты, граждане Российской Федерации с российскими паспортами, другие партизаны, это было бы хорошо?

Затулин К.Ф.: Просто не было бы раскола.

Фролов А.Е.: Это большой вопрос. Второе...

Из зала: Хорошо бы, было бы хорошо.

Фролов А.Е.: ...Каждая точка зрения имеет право на жизнь, имеет право на существование, в том числе применительно к вопросу гражданства. Есть такая точка зрения, что нужно раздать паспорта всем желающим – вот захотел, пришел, и получил паспорт. Есть другая точка зрения, которая исходит из понятия гражданства, которое заложено в действующем Федеральном законе «О гражданстве Российской Федерации».

Что такое гражданство? Устойчивая правовая связь конкретного человека с конкретным государством, которая выражается в совокупности взаимных прав и обязанностей. Я вот с трудом себе могу представить, как такая устойчивая правовая связь может возникнуть у человека с Россией, который проживает далеко за ее пределами, скажем так, где-нибудь на Мадагаскаре. Ну, возьмем более близкие пределы, Германия, Франция. Одно дело, понятие «соотечественник», да, носитель русского языка, ценитель русской культуры. Я, например, тоже французскую культуру и литературу люблю, немецкую музыку, но мне в голову не приходит идентифицировать себя этими двумя языками, которыми я действительно владею по работе. Мне не приходит в голову идентифицировать себя с жителями этой страны, и настаивать на том, чтобы мне дали паспорта, соответственно, одной или другой уважаемой страны.

Ныне действующая власть в Российской Федерации, а именно Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и Федеральное Собрание Российской Федерации исходят из понятия «устойчивая правовая связь конкретного лица с государством». Если мы проследим историю становления российского гражданства, то мы можем отметить, что первый закон, который был принят осенью 1991 года, был очень либеральный. В порядке регистрации – то есть человек пришел в посольство, написал заявление, тебе зарегистрировали гражданство, оформляют паспорт. Тогда гражданство могли получить практически все, кто хотели. Потом, десять лет спустя, наметилось некоторое ужесточение линии на гражданство, то есть категории возможных соискателей были сокращены. Сейчас, как мне видится, линия тоже просматривается, сдерживающая. Скажем, количество оснований, по которым гражданство могли приобрести жители зарубежные, было сокращено с трех до двух. И вот в том законе о носителях русского языка, о котором упомянул Константин Федорович, там прописана норма, которая ранее не действовала и не действует для всех остальных соискателей российского гражданства, до получения гражданства по этой норме необходимо оформить до конца выход из имеющегося иного гражданства.

То есть, как мне видится, президент и законодатель исходят из того, что все-таки должно действовать основное правило. Правило сводится к тому, что соискатель гражданства в подавляющем большинстве случаев должен проживать на территории Российской Федерации. Вот к реплике Константина Федоровича «о Гоголе», о том, что он не получил бы российское гражданство, поскольку он родился вечером на хуторе близ Диканьки, на самом деле это не так, он получил бы, переехав на территорию Российской Федерации, получив разрешение на временное проживание, прожив год, по виду на жительство в течение пяти лет, и у него появились бы, как и у любого другого человека, все основания для того чтобы получить российское гражданство.

То есть Родина, она не закрыта для выходцев с ее территории – пожалуйста, но для этого надо вернуться и соблюсти ряд формальностей, и тогда ты можешь стать полноправным гражданином.

Еще одна у меня пометка по ходу выступления Константина Федоровича. Упрощенный порядок, чтобы была ясность, он распространяется не только на тех, кто подпадает под действие государственной программы по переселению соотечественников за рубежом, это не так. Под упрощенный порядок подпадают категории лиц, которые проживают за пределами Российской Федерации, которые имеют хотя бы одного из родителей, имеющих гражданство Российской Федерации, и проживающих в России. Вот они получают гражданство без переезда на территорию Российской Федерации.

Ну, и категория лиц без гражданства, которые в силу каких-то причин после распада Советского Союза проживали и проживают на территории республик, входивших в состав Союза, и не получили гражданство этих государств. В первую очередь здесь речь идет о русскоязычных жителях Прибалтики – Литвы, Эстонии и Латвии.

Кроме того, под упрощенный порядок подпадают те, кто родился на территории Российской Федерации, кто не менее трех лет состоит в браке с гражданином Российской Федерации, пожилые, нетрудоспособные люди, которые переехали на жительство в Российскую Федерацию к своим совершеннолетним, дееспособным и трудоспособным детям, ну, и еще несколько категорий. В отношении них решение принимается руководителем территориального органа Федеральной миграционной службы, и заявление рассматривается в срок не свыше шести месяцев.

Вот призыв брать пример с других стран с точки зрения массовой раздачи российских паспортов. Хотелось бы получить уточнение, какие страны имеются в виду. Мы здесь недавно провели небольшой зондаж, направили поручения в большинство европейских стран и в Северную Америку с просьбой представить нам конечные данные о лицах, которые получают гражданства, из числа проживающих за пределами этих государств. Ну, данные в основном закрыты, их власти этих стран не очень охотно раскрывают, но понять можно было так, что речь идет о единицах, по пальцам можно было сосчитать, да, о единицах. Ну, например, в США действует правило, если американец женился на иностранке, вот они там живут какое-то время, и то должен быть ценз вот этого совместного проживания, только тогда может новая американка просить о получении американского паспорта. В то время как у нас, кстати говоря, цифры не такие уж и бедные, в том, что касается оформления приема в гражданство за рубежом. Порядка 38 тысяч приняли гражданство в истекшем 2014 году. Порядка 60% из них – это несовершеннолетние дети по заявлениям их родителей, да, об этой категории тоже разговор шел, но где-то двадцать с лишним тысяч совершеннолетних, взрослых. Просьба назвать мне другую страну, где в столь массовом порядке раздаются паспорта тем, кто проживает за пределами этого государства.

Из зала: Израиль 50 тысяч в этом году.

Фролов А.Е.: Израиль – это территория некоторым образом особая, и потом, честно говоря, я эти цифры не видел и не очень им доверяю. Это может быть цифра, которая касается тех, кто уже въехал на жительство на территорию Израиля, а вот так, чтобы раздавать израильские паспорта тем, кто живет за рубежом... Потом продолжим дискуссию, потом.

И, наконец, вот тот законопроект, который был внесен по поручению Дмитрия Анатольевича Медведева, об отмене согласия второго родителя на приобретение гражданства Российской Федерации ребенком, который родился в смешанном браке, из числа проживающих за рубежом, конечно, есть основания ставить этот вопрос, но как на это посмотреть? Ведь родитель-иностранец, он тоже имеет некие права на этого ребенка, и прошу заметить, что если...

Затулин К.Ф.: А вы не могли бы назвать, в каком-нибудь другом законе в другой стране есть такая норма? Вы ведь говорите о другом, зарубежном опыте.

Фролов А.Е.: Значит, Константин Федорович, dura lex, sed lex, да, закон плохой, закон суров, но это закон. Вот так записано. Я еще раз говорю, здесь можно порассуждать. Родитель-иностранец имеет такие же права на этого ребенка, как и его российская мать.

Затулин К.Ф.: Президент, что, отозвал свой законопроект? Вы с ним спорите сейчас?

Фролов А.Е.: Я с ним не спорю, я выражаю свою точку зрения, я ни с кем не спорю.

Значит, есть – я сейчас не помню наизусть – но есть некая международная конвенция из числа Гаагских, начала века. Она касается вопросов гражданства, и вот там говорится, что если есть множественное гражданство, а у таких детей множественное, да, потому что он родился во Франции, вот у него французское, и ему российское оформляют, два гражданства, но приоритет имеет гражданство той страны, в которой он проживает. Вот есть такой международный... Сейчас не помню, как называется эта конвенция.

Затулин К.Ф.: Причем тут это?

Фролов А.Е.: Я к тому говорю, что законодатель в свое время недаром записал вот эту норму, наличие согласия второго родителя, чтобы, возможно – я тут только размышляю – для того чтобы снять конфликтные ситуации в семье. Потому что можно, конечно, реализовать ее, отменить согласие второго родителя, который тут же закроет выезд такого ребенка с территории своей страны, и массу других неприятных вещей может сделать.

Уважаемые коллеги, это то, что я хотел сказать. Если у вас есть какие-то вопросы, я готов на них ответить.

Из зала: Вот новые поправки ввели, главное, чтобы человек говорил на русском языке, а получается, так, студент, проживший шесть-семь лет на территории Российской Федерации, не имеет права подавать на российское гражданство. Наши дети, которые по стечению обстоятельств не смогли в свое время получить гражданство, потому что до 14 лет родители не могли определиться между собой, а по этому же закону, если дети не получили российское гражданство, значит, когда им 16 или 18, они уже не имеют права получать российское гражданство, вы же не даете. А они живут в таких условиях, они не могут приехать и жить на территории Российской Федерации.

Фролов А.Е.: Родители имеют восемнадцать лет на то, чтобы определиться в отношении гражданства своего ребенка.

Из зала: Закон ограничивает.

Фролов А.Е.: Родители имеют восемнадцать лет для того чтобы определиться в отношении гражданства своего ребенка, я имею в виду родителя-россиянина, да? Он может подать заявление в дипломатическое представительство либо консульское учреждение Российской Федерации о приеме своего ребенка в российское гражданство при наличии письменного согласия другого родителя и при наличии письменного согласия этого ребенка в случае, если он достиг четырнадцатилетнего возраста.

Из зала: Извините, я вас перебиваю, вы не поняли мой вопрос. Нынешний закон дает возможность всем иностранцам, приехавшим учиться, получать российское гражданство, а нашим детям, которые переросли этот возраст, и живут они в своих... вот там, они не могут получить гражданство.

Фролов А.Е.: Нынешний закон позволяет выпускникам российских вузов, которые проработали в российских структурах на территории Российской Федерации в течение трех лет, претендовать на получение российского гражданства в упрощенном порядке, поскольку законодатель исходил из того, что они уже интегрировались в российское сообщество, и уже активно трудятся здесь.

Из зала: А наши дети, имея одного из родителей с российским гражданством, ну, он перерос этот возраст...

Фролов А.Е.: Это он перерос, или родители недоделали что-то?

Из зала: Неважно.

Из зала: Ну, это неважно.

Фролов А.Е.: Да как это неважно? Вопрос, о чем думали родители восемнадцать лет?

Из зала: Десять лет было дано на приобретение гражданства...

Фролов А.Е.: Давайте перейдем к дальнейшей работе, а такие вопросы, индивидуальные, может быть, даже...

Затулин К.Ф.: Могу задать один вопрос сейчас? Только один вопрос можно задать, один вопрос? Я хотел задать вам вопрос. Вы с таким пафосом говорили о том, что вы не понимаете, как это можно жить в другой стране, и иметь связь с Родиной, устойчивую правовую. Скажите, сколько граждан России живет за рубежом? Вы что, им закроете выезд, чтобы они имели правовую связь? Сколько миллионов граждан России живет за рубежом?

Фролов А.Е.: Я точных цифр, Константин Федорович, не знаю.

Затулин К.Ф.: Так вы их будете лишать гражданства?

Фролов А.Е.: Я никого гражданства не лишаю, я говорил о другом, кто может претендовать на получение гражданства. Гражданства у нас никого лишить нельзя по Конституции.

Затулин К.Ф.: Так разве вы не видите, что вы сами себе противоречите?

Фролов А.Е.: Нет, не вижу.

Затулин К.Ф.: Миллионы граждан России живут за рубежом, и при этом никто не задается вопросом, имеют они устойчивую правовую связь, как вы сказали, или нет. А вы здесь в начале рассуждали о том, что если человек не живет в России, он этой связи не имеет.

Фролов А.Е.: Значит, у нас каждый гражданин Российской Федерации имеет право на выбор места проживания. В силу тех или иных причин люди уезжают за границу, там живут. Мы говорили о другом, кто имеет право на получение российского гражданства. И опять же, в этом же контексте вы говорили, что неправильно требовать от них выхода из имеющегося иного гражданства.

Затулин К.Ф.: Потому что, извините, у нас с вами разные логики: вы считаете, что это зло, а я считаю, что это благо. Если бы…

Фролов А.Е.: Нет-нет...

Затулин К.Ф.: Секунду. Если бы в свое время предоставили гражданство всем, кто хочет, без выхода из украинского, всем, кто хочет на Украине, я уверен, половина граждан Украины была бы сегодня гражданами России. И знаете, к чему бы это привело? К тому, что не было бы этого конфликта, не было бы этого переворота, и уж, по крайней мере, никто не посмел бы по российским гражданам стрелять из установок залпового огня в Донбассе. Вот цена решения.

Фролов А.Е.: Константин Федорович, история не знает сослагательного наклонения...

Затулин К.Ф.: Спасибо, я историк по образованию.

Фролов А.Е.: Я знаю, что вы очень грамотный человек и блестящий полемист, я этого признал в самом начале, и спорить с вами я ни в коем случае не собирался. Я высказывал во многом свою точку зрения, не более того.

Затулин К.Ф.: Понятно.

Макаров А.А.: Спасибо. Я думаю, мы перейдем дальше.

Затулин К.Ф.: Спасибо.

Фото: business-gazeta.ru


Источник: http://materik.ru/rubric/detail.php?ID=21641

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 535 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]