Главная / Кошевой атаман Анапы: «У меня с Сергеем Зириновым конфликтов по бизнесу не было»

Кошевой атаман Анапы: «У меня с Сергеем Зириновым конфликтов по бизнесу не было»

17.08.2015 11:58
Кошевой атаман Анапы: «У меня с Сергеем Зириновым конфликтов по бизнесу не было»

Центральным событием второго заседания по делу Зиринова, прошедшего в Ростове в Северо-Кавказском окружном военном суде, стал допрос кошевого атамана Анапы Николая Нестеренко. Он выступает в процессе в качестве потерпевшего.

Напомним, что 22 февраля 2013 года атаман стал жертвой покушения, в результате которого погиб его личный водитель — 61-летний Виктор Жук, а сам Нестеренко был ранен в плечо.

По версии стороны обвинения, это нападение было организовано известным кубанским предпринимателем Сергеем Зириновым. Вместе с ним на скамье подсудимых оказались ещё пять человек, которых обвинение называет бандой.

Фотографировать себя на процессе Николай Нестеренко не разрешил. «Идите бандюков снимайте», — посоветовал журналистам атаман, и это, как выяснилось, было не последнее откровение потерпевшего.

Перед тем как начать допрос, адвокат атамана обратился к суду с предложением удалить журналистов из зала заседания, но получил отказ.

— Процесс является открытым, и суд не видит оснований менять режим заседания, ограничивая доступ для получения прессой необходимой информации, — объявил судья.

Несмотря на то что в ходе допроса обсуждались трагические события, за те три часа, пока он длился, сидящие в зале не раз едва сдерживали смех после слов атамана.

О себе Николай Нестеренко сообщил, что он пенсионер, но работает директором комплекса курортного обслуживания, а по общественной линии является кошевым атаманом Анапского казачьего городского округа.

На вопросы, знает ли он Зиринова, встречался ли с ним и имеет ли к нему неприязненное отношение, Нестеренко заявил, что подсудимого знает и неприязни к нему не испытывает.

— Кто ж не знает Сергея Андреевича — он же хозяин Анапы! А Анапа — город маленький! — бодро сообщил кошевой атаман и тут же получил первое (и не последнее) возражение от стороны защиты и замечание от судьи.

Впоследствии фразы «Анапа — город маленький!» и «Да это же известно всем!» потерпевший повторял многократно, в качестве подтверждения правдивости сказанного.

В свою очередь, сторона защиты на протяжении всего допроса просила излагать факты, а не муссировать слухи.

По словам Нестеренко, с Сергеем Зириновым они встречались три раза. Первый раз это произошло в середине 90-х годов.

— Сергей пришёл ко мне потому, что, как я понял, у него были проблемы с «чеченами», — сказал Нестеренко.

— А кого вы имеете в виду, когда говорите «чечены»? — уточнил обвинитель.

— Ну, этническая группировка... Да давно это было, — как от назойливой мухи отмахнулся от вопроса атаман. — Потом мы ещё два раза встречались — в 97-м году в кабинете у архитектора Анапы и третий раз сразу после покушения.

— А когда к вам обращался Зиринов, кем вы были в Анапском казачьем обществе? — осведомился обвинитель.

— Я был и остаюсь кошевым атаманом (проще говоря, заместителем атамана по финансовым вопросам. — Прим. авт.). Атаманы у нас могут только два срока быть, а я, получается, вечный кошевой атаман, — скромно сообщил Николай Дмитриевич.

— А вы знаете подсудимого Паладьяна? — спросил обвинитель.

— Помню его с детства. Он у Зиринова в «шестёрках» ходил, — заявил казак.

Защитник 60-летнего Паладьяна, с трудом сдерживая эмоции, обратился к оратору:

— Вы же взрослый человек, неужели не понимаете, что оскорбляете пенсионера? Создаётся впечатление, что вы намеренно это делаете!

В итоге потерпевший получил очередное замечание, а присяжных судья попросил не учитывать сказанное казаком.

Кошевой атаман извинился, но тут же, когда обвинитель спросил, знает ли он других подсудимых, высказался в их адрес в прежнем духе. Завершил свой пассаж с явным раздражением в голосе:

— Я вам уж в который раз повторяю: Анапа — город маленький! Ну что непонятного? Все про всех знают, что кому, как и чего...

После сказанного невозмутимая Анна Ставицкая — адвокат Сергея Зиринова — не выдержала:

— Всё время мы слышим ссылки на какие-то слухи. Хотелось бы ближе к фактам. Мы все хотим услышать доводы, зачем Зиринову нужно было покушаться на уважаемого Николая Дмитриевича.

После очередного некорректного высказывания Нестеренко и последовавших за этим возражений со стороны защиты адвокат кошевого атамана попросил суд объявить перерыв, поскольку «его доверитель запутался».

— Да ничего я не запутался. Всё чётко и ясно, — огрызнулся Николай Нестеренко и сказал, что готов продолжать.

Тем не менее перерыв объявили.

Во время перерыва (слева направо): Карник Асланян, Сергей Зиринов и Амар Сулоев

В течение десяти минут, отведённых на отдых, доверители и представители обвинения пытались вразумить 66-летнего потерпевшего быть более осмотрительным в своих высказываниях. Нестеренко оправдывался:

— Но мне же надо произвести впечатление на присяжных, я же для этого так говорю!

После перерыва прокурор предложил атаману самому, без вопросов, рассказать о причинах, которые могли послужить поводом для покушения на него. Из рассказа Николая Дмитриевича выходило, что казаки действительно несколько раз конфликтовали с людьми, которые, по его словам, имели отношение к Сергею Зиринову. Последний такой конфликт касался речки Анапки, на которой предприниматель собирался построить развлекательный центр.

— Мне Сергей Андреевич показывал проект. Там, конечно, всё солидно, красиво. Вообще, всё, что строит Зиринов, хорошего качества. Но ведь надо же и нас было спросить перед тем как строить! И вот после случая с Анапкой на меня было совершено нападение, — сказал Нестеренко.

— А почему вы считаете, что покушение организовал Зиринов? — спросил прокурор.

— А больше некому! — простодушно и с неким удивлением ответил казак. После некоторой паузы и очередных протестов защиты Нестеренко пояснил со знанием дела:

— Чтобы совершить нападение, нужно организовать слежку, вести прослушку, знать обо всех моих передвижениях, потом найти киллера. За мной, я вам скажу, действительно вели слежку, а про то, что меня прослушивали, мне потом в ФСБ сказали. Да я и сам догадывался.

Обвинение плавно подошло к моменту покушения. Оказалось, что в тот злополучный день Нестеренко с женой собрался навестить тестя. Позвонил своему водителю Виктору Жуку, но тот сказал, что к 10 часам утра он должен поехать в больницу.

— Тогда я позвонил Сергею Кабакову и, сказав, что мне надо поехать в Краснодар, попросил его подъехать утром. Я звонил со своего телефона, который прослушивался. Когда утром я выглянул в окно, я увидел стоящего метрах в 15-16 от подъезда Кабакова, то взял и позвонил Жуку с телефона жены и попросил его всё же подъехать. Виктор подъехал и поставил машину прямо возле подъезда. Жена должна была поехать с Кабаковым, а я раньше вышел и сел в машину к Жуку. А у него, знаете, была такая привычка, которая меня прямо-таки бесила: перед тем как тронуться с места, он словно застывал — сосредотачивался. И это повторилось, но когда он замер, раздался хлопок и стекла разлетелись, а у меня на щеке что-то тёплое прицепилось. Оказалось, это мозги Жука. Я открыл дверь, вывалился из автомобиля и в этот момент меня ранили. Я спрятался за передним колесом. Потом переполз и спрятался за задним, — рассказал Николай Нестеренко.

По словам атамана, ему каким-то чудом удалось добежать до подъезда, из которого в этот момент должна была выйти его жена. Супруга сделала ему перевязку, а прибывшие врачи забрали Нестеренко в больницу. Но, по словам пострадавшего, пробыл он там всего несколько часов. Атаман позвонил родному брату и попросил договориться о встрече с Сергеем Зириновым.

Кошевой атаман Николай Нестеренко через несколько часов после полученного ранения (фото anapa-pro.com)

— Я человек поживший, и по тому, как отвечает человек, могу сказать, причастен ли он к преступлению. Я выбирал сам место для встречи. И сразу спросил Сергея, он ли покушался на меня, тот, естественно, ответил, что это не он, — рассказал кошевой атаман.

Прокурор решил сменить тему и спросил, занимается ли потерпевший предпринимательской деятельностью.

— У меня контрольный пакет акций ТКО «На крепостной», в народе его называют «Казачий рынок», ещё есть доля на рынке «Восточный», доля в таксомоторном предприятии. Я вообще не бедный человек, — ответил Нестеренко.

— У вас были проблемы, связанные с бизнесом? — поинтересовался прокурор.

— У нас в стране у всех, у кого есть недвижимость, есть проблемы, — уклончиво ответил атаман.

— У вас с Зириновым пересекались интересы по бизнесу и были ли с ним проблемы? — спросил прокурор

— Нет, не пересекались и проблем не было. Но у меня хотели купить доли. И понял, что это со стороны Зиринова ветер дует, — последовал ответ.

— А с чего вы взяли, что это Зиринов проявляет интерес к вашим долям? — последовал уточняющий вопрос.

— Можно я не будут отвечать?

— Скажите, что затрудняетесь, — последовала подсказка.

— Я затрудняюсь, — повиновался атаман.

— А по линии казачества у вас были проблемы, конфликты? — спросил прокурор.

— Да серьёзного ничего не было, — ответил Нестеренко.

— А что вы скажете по поводу общественной деятельности Зиринова? — продолжал прокурор.

— Я знаю, что он помогал инвалидам, спортсменам. Спонсировал выступление чемпиона мира, — последовал ответ.

Далее обвинитель опять резко сменил тему и стал выяснять, имелась ли у Зиринова связь с ныне покойным криминальным авторитетом Асланом Усояном, более известным как «дед Хасан».

Николай Нестеренко заявил, что такая связь имела место.

— А откуда у вас эти сведения? — последовал вопрос.

— Ну все знают об этом! Откройте интернет, там же всё написано, почитайте! — предложил атаман.

— А может, вам об этом кто-то говорил? — вкрадчиво спросил прокурор

— А, ну да, я ваш намёк понял, — простодушно сообщил атаман, обращаясь к обвинителю. После этой фразы в зале уже смех не сдерживали.

В итоге Нестеренко заявил, что о знакомстве с Усояном ему якобы говорил сам Зиринов.

Прокуроры, как показалось, не очень пытались выяснить, что же произошло на самом деле и установить причину покушения на Нестеренко, но при этом, видимо, очень хотели донести до присяжных слухи о знакомстве Зиринова и деда Хасана.

Сложилось впечатление, что отсутствие стройного рассказа потерпевшего обвинители пытались компенсировать информацией из жёлтой прессы.

В какой-то момент адвокат кошевого атамана опять обратился к суду с просьбой сделать перерыв, поскольку его доверитель устал. В этот день Николая Нестеренко больше не допрашивали, хотя у стороны обвинения ещё остались вопросы. Заседание перенесено на ближайший вторник, 18 августа. В этот же день вопросы будет задавать и сторона защиты. Можно не сомневаться: будет познавательно!

Автор: Алексей Новиков


Источник: http://www.donnews.ru/Koshevoy-ataman-Anapy-U-menya-s-Sergeem-Zirinovym-konfliktov-po-biznesu-ne-bylo_1444

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Острая тема | Просмотров: 848 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
В статье все представлено так, будто атаман делал ничем не обоснованные обвинения не предоставив никаких фактов указывающих на мотивы преступления. Однако, известно что в районе памятника "Русские ворота" в Анапе, казаки снесли незаконно возведенные торговые палатки принадлежащие Зиринову, и в этом месте приняли решение высадить деревья. Следующий конфликт казаков с Зириновым произошел во время засыпания реки Анапки грунтом. Был конфликт с ЧОП "ВАН" ("Вся Анапа наша"), принадлежащим тому же Зиринову. На месте осушения реки планировалось строительство подобия "Диснейленда", а за проект Зиринов заплатил 2 миллиона евро (сумма не шуточная).
Еще в статье не сказано, что экс-депутат и его пять предполагаемых сообщников обвиняются в создании преступной группировки, убийствах, покушениях на убийство "для физического устранения тех, чей бизнес им приглянулся", обвиняются в совершении убийства директора анапского санатория Виталия Садовничего и его жены, а также Салмана Набиева, бизнесмена из Новороссийска.
По словам официального представителя Следственного комитета России Владимира Маркина, банда, созданная Зириновым, контролировала значительную часть бизнеса в Анапе, и мало кому приходило в голову противостоять ее участникам. «На определенном этапе Зиринов настолько поверил в свою безнаказанность, что мог, например, присутствовать при исполнении таких вот смертных приговоров, которые он сам же и выносил. Во время убийства Садовничего и его супруги он лично давал указания исполнителям, как это нужно было делать», – подчеркнул Владимир Маркин, комментируя начало судебных разбирательств по делу Зиринова.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]