Воскресенье, 07:15
Главная / Как челябинские казаки атамана выбирали

Как челябинские казаки атамана выбирали

23.05.2014 17:17
Как челябинские казаки атамана выбирали

Вот ведь как меняются времена. Оказывается, у России не два союзника — армия и флот, — а три. Третий, вспомнили теперь, казачество. Вспомнили не случайно, потому что опереться по-настоящему в большом противостоянии, которое называется «Украина», не на кого, кроме казаков. Тем временем в прошлый вторник в Челябинск пришло известие из Оренбурга: казачьего полковника Михаила Лонщакова назначить наказным атаманом Челябинского регионального отделения общероссийского Союза казаков. Многие с этим назначением связывают большие надежды на возрождение казачества на Южном Урале.

Батьку уговорили

Уже прошло почти семь лет, как Михаил Николаевич, что называется, отошел от дел. Все-таки 62 года, а возрастной предел в реестре — 56 лет. И стало быть, первый реестровый атаман имеет все права повесить шашку на стену и засесть за мемуары. Однако в штабе Оренбургского войска отлично знают: не тот нрав у полковника, чтобы без масштабного дела сидеть, по-прежнему у него рука тверда, взор ясен и горячий темперамент никуда не делся. А главное — огромный опыт, непререкаемый авторитет у Лонщакова. Все указывало, что лучше кандидатуры не найти, чтобы приступить к созданию челябинского отдела Оренбургского казачьего войска. До этого в Челябинске не было атамана. Так и жили без главы. И Лонщакова уговаривали целый год. Не соглашался полковник на должность наказного атамана по веским резонам. И все-таки согласился.

— Союз казаков России — самая первая, мощная и самая многочисленная организация казаков-общественников, — рассказывает атаман Лонщаков. — Но, к сожалению, в Челябинской области официальной регистрации какого-то отдела никогда не было. По закону общественные организации могут существовать с образованием юридического лица, а могут и без. Существовали здесь отделы, например отдел троицких казаков, челябинский отдел. Я сам всех увел в реестр из «общественников». Поэтому сегодня говорят — возвращение старого атамана.

Лонщаков с самого возникновения общественной организации «Союз казаков России» работал в ней. Даже сформировал отдел в Челябинской области, но потом проникся реестром. Настоящему казаку не кабинетную работу, но службу подавай. Рвался охранять государственные границы. Тогда ведь было 11 видов госслужбы, на которую шли казаки. Стал первым реестровым атаманом в России. За Лонщаковым потянулись практически все казаки в Челябинской области. Но кое-кто остался в Союзе казаков. Существовали организации разрозненно. Нечего и говорить было о том, чтобы организоваться в какую-то структуру, образовать юридическое лицо.

В настоящий момент Союз казаков стабилизирует свою организацию по всем регионам и теперь представлен во всех регионах страны. Это самая многочисленная общественная организация. Единственная в своем роде, которая официально признает власть и принимает казаков даже без образования юридического лица.
 

Какие нас ждут перемены?

Павел Задорожный, верховный атаман, выбранный в Союзе казаков, естественно, борется за стабильность и развитие организации. Теперь курс — оформить в каждом регионе официальное, юридическое лицо, которое бы входило структурно в Союз казаков и в Оренбургское казачье войско. Это серьезный шаг. Недаром в Челябинск прибыл наказной атаман из Тюмени и начальник штаба Оренбургского казачьего войска, чтобы представить властям нового наказного атамана. Руководитель администрации губернатора Иван Сеничев делегацию принял радушно. И разговор получился деловой, с высоким градусом взаимопонимания. Так что прозвучавшее приглашение: «Приходите в любое время, будем работать, взаимодействовать» — не было формальной вежливостью.

Сегодня казачья географическая карта по-прежнему пестра. Где только не найдешь подразделения Союза казаков. Семиреченское войско, Оренбургское войско, Донское войско, Ставропольское войско и так далее, по всей России-матушке. Где-то есть выборные атаманы, имеющие юридическое лицо. Встречаются атаманы без юридического лица.

Но сегодня поставлен вопрос окончательно: на территории Оренбургского казачьего войска должны появиться настоящие структуры. Но не сохранять же безалаберность Запорожской Сечи XVII века?

— Организация приводит себя в порядок, — поясняет Михаил Николаевич. — И на совете атаманов, на кругу, решили, что региональные отделения должны иметь юридическое лицо. Некоторые это сделали. Но со временем выяснилось, что в Оренбургском войске эта работа не пошла. «Сидящего» в Уфе атамана отстранили и временно назначили наказным атаманом присланного полковника из Тюмени. Тот должен привести в норму все области. На очереди Курган, Оренбург, Челябинск. Как только там появятся региональные отделения, будет проведен круг по выборам Оренбургского казачьего войска.
Челябинск — центр казачества

А ведь многие вышли из Союза казаков России, дескать, мы вольные казаки. Нам не нужно «лицо». На них тоже теперь рассчитывает новый наказной атаман. Свою задачу он понимает так:

— Я должен помочь организовать казачий круг, оформить документы, получить юридическое лицо. Работу знаю, все-таки исполнял обязанности атамана Оренбургского казачьего войска.

Последнее время Лонщаков живет в непрерывном общении. Казаки звонят даже ночью — так горячи вопросы, незаметные для несведущих людей. Вот, например, все старые казаки, которые по возрасту не входят в реестр, как бы выпали из этого процесса. Как с ними быть? Лонщаков решительно заявил всем казакам, с кем возрождал движение 20 лет назад: «Вы снова в строю».

Проблем казачества много. Но есть одна, тяжелая, — это разобщенность. Одни казаки реестровые, другие — общественные, кто вступил в Союз казаков, а кто — в Союз казачьих войск России и зарубежья. И чего только нет.

— Понятно, что и главная задача соответственная, — говорит Лонщаков, — объединить казаков, преодолеть формальную чехарду. Любой казак из своей станицы может приходить к нам один или со своей структурой. Согласно уставу Союза казаков России любой казак может вступить. Здесь, в Челябинске, как был всегда центр казачества, так и будет. Большого труда не вижу собрать казаков.

— Михаил Николаевич, а кто может считаться казаком?
 

— Мы не меряем черепа. Но смотрим так: кровь никуда не уберешь. Каждый человек знает, казак он или не казак. Мы же не можем сказать «вступить в немцы, в татары или в киргизы». Точно так же нельзя «вступить в казаки». Я искренне считаю, что это славянская нация со своими обычаями, традициями, миро-ощущением. Признаешь устав Союза казаков — вступай.

Форма заявления будет размещена на сайте, который, кстати, появится через неделю.

— Скажите, а есть ли сегодня наши казачки на Украине?
 

— Это другое государство. А наши казаки едут в Крым — помогать на сельхозработах, «по виноградную лозу». Бывает, что и путают. Попадают в Донецкую область.

— Значит, казачье движение будет возрождаться.
 

— Разумеется. Начиналось оно в Челябинской области очень хорошо, еще при Вадиме Соловьеве. Тогда было Главное управление по казачеству. Только 11 человек штата в Челябинске. Еще человек 20 — по области. Работа велась. Мы первые в России вступили в реестр, начали заниматься восстановлением казачьих поселков вдоль границ. Но потом рассосалось. Сегодня вдруг вспомнили о казаках, когда неонацистская мораль пошла в Украине. Главная задача казаков — работа с молодежью. Это кадетские классы, воспитание в духе патриотизма. Почему я собираю всех стариков, которые 20 лет со мной начинали? Для выполнения этой задачи. Если мы упустим молодежь — у нас будут коктейли Молотова. Сволочей у нас хватает, которые прыгают на Болотной.

— Какие задачи вы будет выполнять на своем посту?
 

— Те, которые поставят передо мной казаки. Я вернулся, чтобы возродить дух казачества. И я верну много казаков сюда. 20 тысяч реестровых казаков было по Челябинской области. Это две полные дивизии. Три четвертых населения области — это потомки казаков. Кто здесь родился — казак. Даже башкиры и татары издавна здесь входили реестровыми казачьими сотнями в Оренбургское войско. Кстати, моя фамилия переводится как «строевой конь».

На приеме у замгубернатора я сказал — у нас есть сейчас уникальная возможность возродить казачью область. Кстати, у нас нет однофамильцев. У губернатора один предок три георгиевских креста имел, другой — один георгиевский крест. Он был из станицы Еткульской. Или вот Тефтелев, замгубернатора на общественных началах. Так у него предок за Кокандский поход стал полным георгиевским кавалером. А с Рединым мы собирались ехать в Австралию за казачьим знаменем. Есть сведения, что туда отряд казаков во главе с Дутовым ушел через Маньчжурию. Редин, между прочим, гордится тем, что у него бабка и дед — оренбургские казаки.

Казаки — мощнейшая самоорганизующаяся сила в России. Но ее специально раздирают, разобщают. Сейчас энтузиазма поубавилось. Но мы за численностью не гонимся.

— Готовы ли стать не наказным, а выбранным атаманом? Поменяется ли ваше звание?
 

— Попросят — значит, из наказного буду выбранным. Обратите внимание. У нас не звание, а чин согласно занимаемой должности. Я казачий полковник уже лет 15. И по всем моим должностям.

Сергей Таран
 


Источник: http://vecherka.su/katalogizdaniy/?id=52839

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество2 | Просмотров: 1956 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: казаки, наказной атаман, Михаил Лонщаков, Челябинск, СКР | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]