Воскресенье, 02:50
Главная / Походный атаман Андрей Макаров: жизнь и мысли вслух

Походный атаман Андрей Макаров: жизнь и мысли вслух

07.07.2015 18:58
Походный атаман Андрей Макаров: жизнь и мысли вслух

«Откуда появились красные кавалеристы? Эти люди служили царю-батюшке, в гражданскую поначалу воевали за белых, потом примкнули к красным. Такая вот трансформация, — говорит походный атаман Уссурийской первой конной сотни Андрей Макаров. — У меня же обратная история. В составе комсомольского конного отряда я ходил под красным знаменем. Последние полтора десятка лет — в казаках...»

Мы сидим на ступеньках крыльца его дома в селе Могилевка района Лазо. Макаров, которому пошел шестой десяток, сухощав, невелик ростом, в футболке и брюках пятнистого форменного цвета. В разговоре откровенен, заметно, что не все из глобальных перетрясок российского предназначения ему по нутру. Впрочем, потуги центра и периферии Андрей Витальевич оценивает, по его выражению, с чисто конной части. 

Увлечение лошадьми, непреходящее и всеохватное, привело его в общество «Казачий хутор Могилевский». Позже Макаров был в числе инициаторов создания общества «Уссурийская первая конная сотня», где однозначно на первом месте обременительная, но прекрасная конная часть.

Старый кавалерист 

Своим учителем Макаров считает Леонида Петровича Рященко, воевавшего в кавалерии как в Гражданскую войну, так и в Великую Отечественную, возглавлявшего конноспортивную школу, которая существовала при учебном хозяйстве Приморского сельскохозяйственного института. 

Институт располагался в Уссурийске, там же обосновалась семья Макаровых, покинувшая леспромхозовский поселок на Колыме, поскольку в нем не было средней школы, а родители очень хотели, чтобы Андрей получил достойное образование. Он окончил десятилетку, в профтехучилище получил рабочую специальность, поступил в сельхозинститут... И все годы учебы не прекращались занятия в конноспортивной школе, где под руководством старого кавалериста Рященко ребята познавали не только навыки верховой езды.

Они кормили и запрягали коней, ухаживали за ними. А еще учились на них работать, например, пахать землю, и делали это не по принуждению, а по желанию, поскольку лошадушки стали для них настоящими друзьями, общение с которыми не в тягость, а в радость. 

С наступлением летних каникул под алым стягом комсомольского конного отряда имени Сергея Лазо воспитанники конноспортивного клуба оправлялись в поход по местам боевой славы. Были даже в Волочаевке близ Хабаровска, где в 1922 году красные одолели белых. Как правило, поход занимал несколько дней. При движении верхом случалось всякое, однако желания оставить строй не возникало. Ночевать приходилось в палатках, еду готовили на костре. Романтика!.. 

— Леонид Петрович Рященко не говорил с нами о политике, но все мы понимали, что красная кавалерия — наследница царской кавалерии, которая достойно противостояла противнику в Отечественной войне 1812 года, предшествующих и последующих войнах, — говорит Макаров. 

Срочную службу он проходил на Камчатке, увольнялся в запас в звании старшины. В Уссурийске у бравого дембеля едва не навернулись слезы: Леонид Петрович Рященко умер, дело его жизни рушилось на глазах... Последователь нашелся в Хабаровском крае. Директор Котиковского совхоза Борис Леонтьевич Ежеля, который запомнил уссурийских конников, направлявшихся в Волочаевку, решил выкупить у Приморского сельхозинститута лошадей. За ними потянулись в село Котиково Вяземского района коневоды. Среди них был Макаров. 

Понятно, что Ежеля состоял в партии, иначе его вряд ли бы назначили директором совхоза. Но в Котиково знали и то, что он — потомственный казак. Его любовь к лошадям не остановила даже административно-командная система, регламентировавшая и распределявшая до мелочей. Совхоз построил ипподром, на котором проходили скачки и конкур — преодоление препятствий, захватывающее и вдохновляющее. Открылась конноспортивная школа, куда устремилась котиковская детвора. Из Ростовской области привезли лошадей буденновской породы, которая известна спортивными достижениями. 

— На майские и ноябрьские демонстрации в Хабаровске мы выставляли полтора десятка конников с тачанкой. Это впечатляло, но не уберегло Бориса Леонтьевича от снятия с должности. Новому совхозному начальству ни лошади, ни коневоды были не нужны, — вспоминает Макаров. 

На этот раз спасителем оказался директор Веринского совхоза Георгий Гаврилович Торхов. В село Могилевка района Лазо, где располагалась центральная усадьба Веринского совхоза, перегнали буденновских скакунов. На новое место жительства отправились из Котиково коневоды, где им пришлось начинать с нуля. Строить ипподром, создавать конноспортивную школу, заниматься племенной работой.

Тогда, в перестроечное время, заговорили о возрождении казачества. С одобрения Торхова могилевские ребята, участвующие в состязаниях на ипподроме, надевали брюки с желтыми лампасами, которые отличали амурских и уссурийских казаков дореволюционной России. Сам Георгий Гаврилович появлялся в казачьей форме на заседаниях представительного органа местной власти, что было немыслимо в приснопамятные советские годы. 

Как опытный хозяйственник и потомственный казак, он взялся за возрождении Трехсвятительской станицы, которая была основана в 1860 году и названа в честь Василия Великого, Григория Богослова, Иоана Златоуста, вселенских учителей православной церкви, живших в IV- V веках. В пору социалистического строительства станица Трехсвятительская была переименована в село Новосоветское, однако оно пришло в запустение. 

— И Торхова сняли, как Ежелю. Какая-то напасть: как только руководитель начинает заниматься коневодством, приглашает специалистов, вовлекает молодежь, возрождает казачество, его лишают должности. А кто приходит на смену? Мелкие личности, которые действительно разваливают хозяйство, — не скрывает возмущение Макаров, который помнит, как растаскивали не только машинный двор, но и конеферму в триста голов, обрекая на голодную смерть, отправляя на мясо элитных рысаков. 

Конным строем 9 мая 

Что было потом? Андрей Витальевич работает объездчиком в Хорском профтехучилище. На жеребце Руслан он охраняет поля, на подворье держит коров, у него полтора гектара пахотной земли и три гектара сенокосных угодий. Впрочем, от коров семья вынуждена отказаться: пастбища распахивают под зерновые и сою. К тому же в Могилевке не найти пастуха для стада с подворий...

О работе тренера по конному спорту на профсоюзную ставку, которая появилась по указанию Торхова, когда в Могилевку приезжали подростки со всей округи, пришлось забыть. Как и о парадах в Хабаровске, в которых участвовало два конных взвода из Могилевки — порядка четырех десятков всадников. 

Чтобы не расставаться с любимым делом и заработать на хлеб насущный, Макаров взялся за подготовку спортивных лошадей. Можно сказать, вернулся к урокам старого кавалериста Рященко, к практике, востребованной в хозяйствах Ежели и Торхова. Когда лошади исполняется полтора года, Андрей Витальевич начинает ее обучать. Спрос на подготовленных лошадей есть. Прежде всего в спортивных клубах. Кстати, «Мустанг», вероятно, первый в крае конноспортивный клуб, Сергей Владимирович Кочуровский, его основатель и первый руководитель, создавал на базе могилевской конефермы, где имелись буденновские и донские верховые лошади, без преувеличения, цвет отечественного коневодства. 

Казачье движение Макаров воспринял как силу, способную обеспечить стабильное развитие коневодства. Он участвовал в крещении знамен казачьих формирований, в обмундировании горожан и селян в традиционную одежду Амурского и Уссурийского казачьих войск, в многочисленных сборах и кругах. У него стало копиться раздражение от того, что заверения и декларации не становились делом, что вне поля зрения оказалась многовековая взаимосвязь казака и лошади. Впрочем, в обществе «Уссурийская первая конная сотня», созданном в прошлом году, Макаров обрел единомышленников. В их числе глава крестьянско-фермерского хозяйства «Серебряная подкова» Юрий Иванович Марченко. 

Его хозяйство расположено на 2-м сплавном участке, бывшем леспромхозовском поселке, что в 45 километрах от районного центра. Именно там весной прошлого года казаки Уссурийской первой конной сотни из тренировочного круга сделали ипподром. Установили ограждение, судейские будки. Подготовили поле для конкура. Оборудовали автостоянку, сцену... Причем, на собственные средства, сбросившись, не потратив ни рубля из бюджета. Была кстати подмога лесного бизнеса, который поддержал инициативу казаков брусом и доской. 

В конце мая 2014 года на этом ипподроме состоялись состязания на кубок памяти Георгия Гавриловича Торхова. Они включали в себя заезд для рысистых пород, скачки на 1600 и 1800 метров, конкур. Появление ипподрома не осталось незамеченными: в сентябре, под занавес сезона, местные и приезжие конники боролись на нем за кубок главы района. Владимир Владимирович Сорокин, глава района имени Лазо, приехал, чтобы вручить награды победителям. Не пустовала сцена у ипподрома, на который выступали самодеятельные артисты из Марусина, Полетного, других поселений района, а также ансамбли украинского и белорусского землячеств из Хабаровска. 

За год до 70-летия Победы было решено участвовать конным строем в параде в Переяславке. Начались тренировки...

— Я сдал полномочия походному атаману Макарову, выполнял его команды, когда оседлал Кардинала, своего коня. У меня одиночный конь, этим объясняется его норов. В общем, Макаров крепким словцом наставлял нас обоих, — с улыбкой признается атаман Уссурийской первой конной сотни Олег Анатольевич Клочков.

В день Победы лошадушки не подвели. Хотя у них вызвали беспокойство скопление людей, шары и флаги, музыка и разговоры по мегафону. Но во время шествия они показали впечатляющую выучку и природную грациозность, снискав неописуемый восторг.

Конники двигались за коробкой казачьего хутора Могилевский. Впереди были воспитанники военно-патриотических клубов, бессмертный полк с фотографиями и военные. Возглавлял конный строй на восхитительном Эссэре походный атаман Макаров. 

— Он у меня английских кровей. Поэтому у него такое имя. Первые буквы от отца Эстракта. А что такое сэр, вряд ли нужно объяснять, — говорит Андрей Витальевич, выведя коня на прогулку у дома, где грядки и парники, трактор и навесное оборудование.

Эссэр действительно красавец — высокий, стройный, в каждом шаге изящество. Гордость хозяина объяснима: казаку конь себя дороже.

Автор: Михаил Карпач


Источник: http://priamurka.ru/society/6047/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 608 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]