Понедельник, 13:30
Главная / Потому что мы казаки

Потому что мы казаки

26.03.2015 08:41
Потому что мы казаки

История Пятигорска неразрывно связана с историей терского казачества. А много ли знают о казаках те же местные? 

Вроде и живут они по соседству, и на всех общегородских праздниках горожан из полевой кухни кашей угощают, и во время народных гуляний да Крестных ходов порядок охраняют, да еще верхом на лошадях, купель обустроили в поселке Горячеводском, школу казачьей нарекли, памятник наместнику Кавказа генералу Ермолову установили, а как поют! Но кто такие по характеру, сути своей? Почему сословием себя не считают, а говорят, что казак — это национальность? Что решают на своих Кругах, как детей воспитывают, во что верят, о чем мечтают? А ведь и глава Пятигорска Лев Травнев в ряды казачества вступил. Да и сам город-курорт появился на карте Государства Российского именно стараниями казаков.

Напомним читателям: официальной датой основания Пятигорска считается 1780 год, когда по Высочайшему Указу Екатерины II началось строительство Константиногорской крепости. Возводили ее казаки, оборонявшие форпосты России на Северном Кавказе, и стала она первым на Пятигорье постоянным русским укреплением Азово-Моздокской оборонительной линии. Тогда и прибыл в наши края из Полтавской губернии хорунжий Трофим Козюба, служивший под началом Александра Васильевича Суворова, — славный предок героя нашего рассказа казачьего есаула Андрея Козюбы. 

— С этого момента и пошла моя родословная, — рассказывает Андрей Алексеевич. — Мой дедушка Семен Андреевич Козюба был офицером Волгского полка, Георгиевским кавалером. Рассказывал, какие сильные были репрессии после революции. Даже внушал нам, чтобы мы посторонним не рассказывали, что мы из казаков. А внутри семьи все сохранялось, чтобы мы помнили, откуда пришли. Мой дядька Андрей Семенович погиб во время Второй мировой под Голубой линией, на Таманском полуострове. Другой дядька — Григорий Семенович — офицер-орденоносец, тоже воевал в Великую Отечественную, награжден орденом Красной Звезды. Сейчас из старшего поколения остались мой старший брат двоюродный Валентин Григорьевич и родной младший — Алексей Алексеевич. А Тонины предки идут от Емельяна Пугачева, она сибирская казачка. У Пугачева был такой есаул — Чика Зарубин. И бабушка ее носила фамилию Чикина.
Это уже о жене, Антонине Анатольевне. Она и подхватывает: 

— Даже в книге про Емельяна Пугачева подвиги моего предка описываются. Дедушка — Иван Прохорович Хохлов — ямщиком служил. Все казаки в Сибири были ямщиками, поскольку люди они смелые, отчаянные. Три войны прошел. Тоже Георгиевский кавалер. Жили они с бабушкой под Новосибирском. А бабушка — дворянского рода. Перед войной переехали в Учкекен. Им там дом дали. Потом, когда карачаевцы вернулись, бабушка с дедушкой уехали в Суворовку. 

Антонина Анатольевна — женщина милая, добрая, спокойная. Сразу и не признаешь, что казачка. Те, как представляют не слишком посвященные, за словом в карман не полезут. На самом деле сила Антонины Анатольевны именно в уверенном спокойствии. Но если потребуется, она и на край света за мужем пойдет, и за сына заступится, если тому трудно, — самой жизнью проверено. А еще она активистка Горячеводского женсовета. Да и дома все успевает.

— Все было на мне. Муж работал, а я — с сыновьями. Сейчас ребята вроде и говорят: мы уже взрослые, у нас в подчинении столько народу, а ты все нами руководишь, но случись что — идут со своими проблемами ко мне. Может, и не всегда соглашаются, но все равно прислушиваются... Мы православные. И своих сыновей и внуков в вере православной воспитываем. С мужем мы обвенчанные. В церковь пошли осознанно, а не потому, что сегодня так принято, — продолжает Антонина Анатольевна, а на вопрос, как с суженым познакомились, отвечает:

— Родители жили в Кисловодске, а я — на квартире в Пятигорске, на Ермолова, работала на трикотажной фабрике. Как-то принесла черствый хлеб для коровы домой человеку, жившему по соседству. А у того в гостях был его брат Андрей. Так и встретились...

— Я тогда жил в Ростовской области, — включается в беседу Андрей Алексеевич. — Первый мой брак, как и у Антонины, не сложился. И вот месяца за три до нашего знакомства снится мне сон, да такой яркий, будто несу я на руках через Подкумок молодую женщину (а до этого Тоню не знал), а рядом мальчонка бежит. А вода в речке такая чистая! Наяву увидел ее и обомлел... И вот уже почти 34 года вместе. Еще одного сына родили, Максима. Он 13 лет отслужил в ракетных войсках, был кадровым военным. В нашем роду кадровые военные в каждом поколении. Сейчас Максим — начальник штаба в Горячеводской казачьей общине. Побывал и в Крыму прошлой весной, и на Донбасс гуманитарную помощь от горячеводских казаков возил. У него два высших образования — окончил Ставропольский институт связи и Новосибирскую академию права. Старший сын тоже казачьей профессии — ветеринар. Есть внук и две внучки. Ребята хорошие. Все освоили верховую езду на лошадях. Старший 16-летний внук видит себя в будущем программистом, но как только к дедушке из Ставрополя приезжает, сразу примеряет казачью папаху.

Сам Андрей Алексеевич в молодые годы служил в Азербайджане, на иранской границе, как и положено казаку. Еще сам Лев Толстой писал: «Граница родила казачество, а казачество создало Россию». После армии и в школе работал, и в геологии, и в охране аэропорта. В 1990 году вместе с казаком Родионовым из первой сотни Горячеводской общины предотвратили теракт, не дали бандиту угнать самолет, за что получили по награде «За личное мужество» (в наши дни приравненной к ордену Мужества). В том же 1990-м Андрей Козюба поднимал казачество в поселке Горячеводском. Сегодня в сотне выполняет обязанности казначея. Приказом из Москвы в 1998 году получил звание есаула. Потомственный казак вспоминает:

— 15 сентября 1990 года мы на сходе провозгласили возрождение казачества в Горячеводске. Люди начали записываться в общину. Стали потихонечку традиции возрождать. Собирать землю. На месте этого комплекса (а наша беседа происходит на территории, где размещается казачья конюшня. — Прим. авт.) власти хотели построить инфекционную больницу. Мы с женой ходили по людям, собирали подписи, чтобы отстоять участок. И всем миром своего добились. Сами видите, как здесь хорошо, привольно, какая природа. Здесь и казачье подворье продолжаем обустраивать, наши ребятишки футбольные баталии проводят на стадионе, лошадей объезжают. Однако сказать, что все надежды казаков оправдались, не могу. Казаки считают себя народом, а официально такая национальность не признана, в ЗАГСах в свидетельствах о рождении мы ее указать не можем, хотя в двух последних переписях населения казаков учитывали отдельно. До сих пор нас не хотят реабилитировать. Вроде мы не существуем. А ведь мы стараемся, как и наши предки, верой и правдой служить Отечеству. Казаки и в Чечне воевали, и Крым помогли отстоять. Где бы ни были казаки, они везде своих устоев придерживаются. Мы стараемся, чтобы и наши дети знали, что мы казаки. 

...Тут самое время и читателям историю вспомнить. Очень уж много бед принесла казакам Гражданская война, когда брат шел на брата, сын на отца. Однако решающую роль в уничтожении терского казачества сыграла директива оргбюро ЦК РКП(б) за подписью Свердлова, принятая 24 января 1919 года. Результатом данной директивы стало уничтожение полутора миллионов казаков на юге России. В некоторых станицах до 80% казачьего населения было «выбито» красными комиссарами.

Бабушка и дедушка Андрея Козюбы рассказывали, как к ним, зажиточным казакам — трудягам и пахарям, — приходили красные комиссары. В первый раз все веялки-сеялки, которые имелись в хозяйстве, а также лошадей и прочую живность забрали в коммуну на Юце. Во второй раз не побрезговали домашним скарбом. Ну а в третий, когда не осталось вообще ничего, всю солому со двора выгребли.

— И фотографий не сохранилось... — вздыхает Андрей Анатольевич. — Вот мы и хотим восстановить справедливость, чтобы на нас обратили внимание как на казаков и признали, что мы народ. Сколько лет нас уничтожали, сколько из нас выбивали. Уже и говор свой теряем. И молодежь не вся идет в общину, не всегда веру нашу православную хранит. 

Сами Антонина Анатольевна и Андрей Алексеевич купили себе казачью хату в поселке Горячеводском — настоящую мазанку (до того жили в Новопятигорске, где Константиногорская крепость, в родительском доме). Хотели строиться — не получилось, вот уже лет десять до ума свой дом доводят, ремонтируют, чтобы и детям было куда возвращаться. У них почти 18 соток земли. Большой сад. Ягодников много. Управляются сами, да и дети помогают. 

А родной для казаков Пятигорск, признают супруги, в последние годы на глазах преображается к лучшему. Потому как у руководства стоит умный, молодой, энергичный градоначальник. 

— Город у нас красивый, приветливый. Мы хотим, чтобы люди приезжали на наши курорты. Пусть знают — у нас хорошо и спокойно. А казачество — народ хлебосольный, всегда с открытой душой встречают тех, кто приходит с добром, — говорят потомственные казаки Андрей и Антонина Козюба.

Автор: Александр Волчек


Источник: http://gorodovoy.info/index.php/obshchestvo/600-potomu-chto-my-kazaki

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 816 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]