Воскресенье, 21:26
Главная / Российское казачество: дела и мысли

Российское казачество: дела и мысли

11.11.2013 14:18
Российское казачество: дела и мысли
Состоялось ли возрождение российского казачества, о котором громко заговорили – в частности, и с высоких трибун – уже более 20 лет назад? Однозначного ответа на этот вопрос, конечно, нет, хотя казаки, как сообщают СМИ, патрулируют улицы и проводят фестивали казачьей культуры, собираются обеспечивать безопасность на Олимпиаде в Сочи и борются с чуждыми культурными веяниями.

ФОМ провел опрос о казаках с целью выяснить, что знают о них россияне. Мы также воспользовались удобным случаем – Всероссийским чемпионатом по джигитовке, – чтобы расспросить самих казаков, принимающих в нем участие, о традициях и мировоззрении, о прошлом, настоящем и, по возможности, будущем казачества.

Предлагаем фрагменты 5 интервью, которые нам удалось взять. А одно интервью приведем целиком.

Можно ли стать казаком

«Прежде всего, казака делает казаком его происхождение, то есть казак должен быть казак по крови. То же самое – украинец, белорус или немец. Как можно стать немцем, как можно принять в немцы или во французы? В казаки нельзя принять – казаком нужно родиться. Казак – это национальность».

«Знаю от старых казаков, что, скажем, с течением времени человек, который жил среди казаков, выполняя определенные казачьи традиции, согласно традициям живет, всё делает для развития казачества, казачьего народа. И на кругу уже принимают решение, верстают его в казаки, одобряет священник, окормляет священник, и со следующего поколения его дети – уже родовые казаки».

«Я сам стал казаком, в первом поколении. Жизнь к этому подвела. Мы в свое время картошку охраняли на полях, в 90-е годы. Народу было мало, а полей много, и вот мы думали, как бы решить эту задачу так, чтобы и денег заработать, и работу выполнить. Ну и искали образец, основу, за что можно взяться, и вот лучше, чем казачество, ничего не нашлось для этой цели. Мы впятером больше двухсот пятидесяти гектаров полей охраняли на двух лошадях – и справлялись».

Об устройстве казачьей общины

«А у казаков нет проблем. Есть жизнь, есть вопросы, которые надо решать. Матушку-Россию поворачивать <…> Мы все равны. Выбирается атаман. Но атаман – это как-бы не руководитель, это человек, который несет крест».

«Есть принцип общинного управления, который казаки не всегда выдерживают. Что, например, атаман – он выражает волю, то, что его выбирают, а это не какой-то назначенный человек откуда-то сверху. Он исполняет волю тех, той общины, которой управляет. Вот это существует во многих общинах естественным образом, как среда вообще, не смотря ни на какие технологии. Технологий много и управленческих. Тут надо разбираться и с политикой, что такое демократия, с чем ее едят…»

Традиции казаков

«Ну, например то, что в три года сажают детей на коня и смотрят, как ребенок, возьмется, да, держится за луку. Если держится – казак, если нет – то плохо. Ну, новорожденному дарят нож длинный, бибут называется. Это дядька-казак обычно. От того казака, которого выбирают дядькой. Скажем, в нашей общине есть такое правило: когда мы встречаемся, мы пускаем братину. Братина – это чаша, наполненная святой водой. И по кругу выпиваем, то есть это значит, что мы друг другу доверяем. Вот мы даже там втроем встретились – можем чашу выпить. Это как подтверждение братства».

«Основной казачий праздник – это Покров. На него народные гуляния проходят, и смысл не в том, чтобы напиться водки и песни горланить, у нас в основном поддержка традиций идет через боевые традиции, то есть владение оружием, соответственно, джигитовку».

«Оружие носим с детства. Я вот ношу, дети тоже с ножами все время – никого не зарезали еще. Это традиционно. Нож или топор всегда был с собой, и не убивали друг друга. 80% вообще убито кухонными ножами, вилками, молотками, напьются и лупят друг друга. Вот эта традиция одежная основная. Я занимался в свое время стилями. На одну гастроль поехали как-то – девчонка забыла одежду, пришлось ей в народном костюме ехать большой кусок, километров 500, в сарафане. Это так удобно оказалось! Все там, знаешь, в поезде в ретузиках, девки жмутся, а эта ноги крестом, развалится – ей удобно. И вот мы года три там изучали, много ученых подключили. Все что угодно было, главное – функционально. То, что не функционально, то не традиционно. Сейчас камуфляж, ну и что, подумаешь. Гимнастерки тоже не носили. Как было удобно для каких времен, так и одевались».

О мировоззрении

«Ну, есть особенности. Ну, например, лихость, это вы увидите сегодня на выступлении, и отношение к делам. Вот книгу если Даури читали – там пытаются разобрать белые офицеры сарай, чтоб сбежать из плена, и один другому говорит: «Не пытайтесь, поручик, казаки все на совесть делают». Ну, еще неприятие халявы какой-то. Исторический пример: когда отмечали трехсотлетие дома Романовых, на Ходынском поле выдавали стаканчики сувенирные, и народ так за ними ломанулся, что были жертвы, потоптали людей насмерть, и казаки искренне недоумевали: как можно за какой-то стаканчик ломануться, кого-то там топтать».

«Казаки вообще – это активная часть населения. Вот Троцкий, когда подписывал указ о расказачивании в 1919 году, он выдал следующую фразу: «Казачество – это единственная нация, способная к самореорганизации, поэтому должна быть, безусловно, уничтожена» И в принципе, из 9 миллионов с лишним казаков больше половины было уничтожено».

«Самое главное – забота о потомстве. Семейные ценности сильно очень ценятся, во главе угла стоят».

«Для нашей общины самое главное – это воспитание детей правильно. Казачат воспитание по казачьим традициям. Вот. Всех детей растить воинами, воспитывать именно воинами. Воин силен духом. Если больше таких будет детей, сильных духом, то естественно, сила нашей Родины будет возрастать».

«У мужчины должно быть обострённое чувство справедливости, я бы сказал. Отсюда растёт некоторая доброта. Сила, обязательно хорошая физическая форма. Казак – в первую очередь воин. Женщина – хранительница очага. Хранительница традиций. Она мать детей, которая должна, так сказать, поддерживать в будущем поколении настрой на продолжение казачьих традиций, на воспитание детишек. Женщина – это такая подзарядочная станция для воина. Она дает ему способность сохраниться. Наполняет смыслом его жизнь, все его военные действия, все его подвиги, которые он совершает, в общем-то, ради неё, ради семьи».

О религии

«Казак не может быть неверующим, да. Казаки – защитники веры православия, безусловно».

«Казак без религии – оно пряник без сахара, так считай».

«Среди казаков были и мусульмане. Калмыки – это буддисты были… Вы никогда на круге не были? Главенствующая – православная вера. Вначале встает батюшка, освещает, потом мусульманин встает – молитву, потому буддисты свою эту читают мантру. Нормально происходит все».

О казачьих патрулях

«Реестровые казачества только создают патрули и ездят. Внештатные дружины являются незаконными. То есть их легко признать экстремистами, на самом деле. Если такая внештатная дружина защитит какую-нибудь бабушку от кого-нибудь. И нас быстро признают экстремистами».

О современности

«То, что сейчас говорят, что 20 лет возрождают казачество, – я не очень это вижу и не очень понимаю как, каким образом его возрождают. Вот джигитовка – реальное возрождение, боевое искусство. А так называемые ряженые, которые одевают на себя медалей кучу, – это не возрождение казачества. <…> Сейчас у нас в области в месте, где вырезали казаков, заселяли активно людьми из Мордовии. Идет мордвин какой-нибудь и одел казачью одежду – ну какой он казак? То есть это же видно сразу».

«Нужен Верховный атаман, у нас нет Верховного атамана. Наверное, это должен быть президент. Почему-то просто время не созрело. Просто объективно еще очень много разных отношений в казачестве, внутри казачества. Такой быстрый взлет в 90-х годах… За двадцать лет не собрать то, что было разрушено в ноль вообще. Могу сказать одно: что первые гинекологи – казаки, стоматологи – казаки».

«В современном обществе всё с ног на голову переставлено. Казаки – единственные… ну, одни из немногих людей, которые стоят, стараются стоять на ногах».

«Раньше казаки проживали на территории казачьего войска, они владели землей, вели экономическую деятельность, несли государственную военную службу. И все это накладывало на казаков определенный отпечаток. Сейчас казакам никто земли не дает, военной особой службы они не несут, все, как говорится, на общих основаниях. У нас, как говорится, демократия, поэтому все равны».

О прошлом

«Я считаю, оно [казачество] просто сделала всю нашу историю. Казачество сделало её».

«На сцену казачество выходит так уверенно уже при Иване Грозном, когда казаки участвовали в осаде Казани, уже как полноправные воинские подразделения, союзники царя. Даже не слуги – а союзники. Потому что отношениями с казаками занимался посольский приказ, то есть МИД того времени».

«Вы ж, может быть, слышали такую фразу – Лев Толстой, по-моему, сказал, – что казаки создали Россию. Вот если бы не было казаков – не было бы и России в том виде, как она существует <…> во всех войнах от больших до малых казаки участвовали, и все значимые события в истории России, присоединения земель не обходились без казаков. И первопроходцы, практически все первопроходцы – казаки. Сибирь завоевал кто? Ермак, тоже донской казак, Ермак Тимофеевич».

«Дядька попал в плен и уходил оттуда с Ирана, прикинулся мусульманином, у них там молчальники есть. И он как мусульманин прошел всю Азию, вернулся на родину, принес много всяких разведданных. Ему говорят: «Молодец! Прикинулся мусульманином, принес много всяких разведданных – чего хочешь?» Он говорит: «Вот я хочу, чтобы казакам разрешили бороды носить». Петр I всех брить заставлял – а казаков нет, вот за такое добротное дело. И ему дали фамилию Бородин, род Бородиных пошел оттуда как раз. А традиция была такая, что если ты где-то отрекся, то ты три года ложишься в храме на паперть, и через тебя на службу идут люди. Это не позор, это не епитимья – это для душевного успокоения. Вот он отлежал три года, встал и пошел дальше нормальный человек».

«Я из Сибири и до Ермака еще…Когда начинают рассказывать, что Ермак взял и 150 человек Сибирь покорил – это неправда. Лет 300 с Дона заселяли люди, челдоны назывались, человеки с Дона. Заселяли потихонечку, жили среди народов, готовили ситуацию, потом просто оперативка царя пришла. Сейчас много по фактам разбираются: кто-то кого-то убил, кто-то там зарезал – «А, это казаки!». Находят сейчас письма, там несколько ханств было, распри постоянные. Навели там порядок просто, и это все под царя и ушло».

О будущем

«Трудно прогнозировать что-то с высокой достоверностью, как что будет. Сейчас – да, оно, как модно сегодня говорить, в тренде. Нельзя предугадать, какой произойдёт оборот. Но всё может поменяться, как на протяжении всей истории это и было. То есть казачество то расцветало, то попадало в немилость. Я думаю, эта линия так и будет продолжаться по синусоиде».



Интервью с сотником казачьих войск Дмитрием Владимировичем Любомудровым

- Скажите, пожалуйста, какую роль, по Вашему мнению, сыграло казачество в истории России?

- Ну конечно, об истории казачества рассказывать можно целые тома, но смысл тот, что казаки – пограничники, которые жили на земле: одновременно и жили, и всегда были готовы сесть на коня… ну, через вот примерно 15 минут сотня должна быть построена на околице села, полностью вооруженная, с конями и готовая к походу. И поэтому у каждого казака, конечно, всегда конь – он в фуражке, шашка всегда висела на стене: моментально вскочил на коня и поскакал. То есть казаки – это не регулярная армия, которая строем ходит, а это образ жизни. В принципе и женщины тоже защищали свою станицу, когда мужья ушли. Холодным оружием не рубили, а стрелять стреляли.

- А каков образ жизни современного казака?

- Современные задачи несколько другие. Современное казачество – это в общем цементирующее, чуть ли не единственное православное сообщество, которое реально каждый день живет соблюдением заповедей. Есть люди, которые верят, так сказать, и в церковь ходят, но это как бы в воскресенье, а на работе возникают сложности.

Я по себе знаю, что очень сложно, так сказать, не в церкви соблюдать заповеди, а на работе: не обманывать, не нарушать договоры, платить по обязательствам, платить работникам, не воровать. Это ужасно тяжело. И вот казачество – это такое явное сообщество, которое поддерживает друг друга, помогает друг другу не нарушать. Во-вторых, казак другому казаку может вполне указать на ошибку, на то, что это нарушение заповеди, и он будет услышан. Вот я сам в бизнесе работал, в торгово-промышленной палате. Вот когда я какому-то бизнесмену говорю: это же обман, вы же договор не выполняете, а он говорит: подумаешь, а все так живут, а если я не буду обманывать, я тогда не заработаю ничего. Типа не обманешь – не продашь. И что ему в ответ сказать, понимаете? Сказать нечего. У нас вроде православная страна. У нас, так сказать, люди вроде стараются, по крайней мере, внешне… но призвать кого-то к тому, чтобы и на дороге не хамили, и старших уважали, да? То есть речь ведь не идет о том, чтобы проверять, кто там как крестится и кто куда когда ходит, а именно соблюдение… вот, как он живет, как человек живет.

- Скажите, а Вы передаете своим детям традиции?

- Да, конечно. А для чего же тогда это всё [чемпионат по джигитовке] делается?

- А какие традиции казачества Вы считаете самыми важными?

- Ну, основная традиция – это православная жизнь. Потому что православный человек истинно любит свою Родину. Это тоже, вот, не общие слова, потому что народ сейчас, видите, в Лондон уехал – и трава не расти, футбольный клуб какой-нибудь купил, да? Деньги завелись… а что ты ему скажешь? Он скажет: а мне что? А мне так удобнее, мне так интереснее. То есть какая тут Родина, понимаете? И нет другого сообщества в России, которое вот так вот могло бы, так сказать, встать поперек дороги и какому-нибудь гей-параду сказать: «Вы здесь не пройдете!», каких-нибудь Pussy Riot взять и, так сказать… Милиция? Полиция? Они всё смотрят на начальство, а начальство – оно, так сказать, смотрит на Европу: а в Европе там – а вот как они там отреагируют? А плевать на Европу! У нас своих мозгов нет, что ли? А вот казачество – это как раз…

- …воспитывает патриотизм?

- Не то что воспитывает. Воспитывать должны сами себя. Взрослых людей воспитать нельзя. Мы должны своей жизнью показать, что такое любить Родину, что такое воспитывать детей в православии. А что такое воспитывать детей? Если сам человек, например, курит, а сыну говорит не курить…

- Собственным примером нужно воспитывать, конечно…

- Да! Ведь дети учатся не тому, что я им там говорю, а они смотрят, как я живу, как я поступаю. Вот казаки, так сказать, помогают друг другу… Один человек слаб. Вот он может сделать вид, что он там что-то не понял, ну и ладно… что-то не увидел, не заметил. А когда нас много, я понимаю, что если что-то не то, то меня братья-казаки поправят. Скажут: «Ну что ж ты творишь-то? Нас всех позоришь». Вот. И, так сказать, человек уже заранее думает, что вот я сейчас сделаю, но это… не поймут, сразу не поймут. Сразу скажут: что-то не то. И это удерживает гораздо лучше, чем полиция, чем там какие-то штрафы, какие-то, так сказать, законы. Вот такие законы. Потому что наш закон, видите как, прокуроры – «крышовщики» казино все на свободе, всякие вот эти все… он там человека сбил – откупился, вышел, какой-нибудь там «Мерседес» Лукойла убил кого-то – все такие: ой, ну ничего, камеры выключились, это пропало, менты не видели, да-да-да, ай-ай-ай и т. д. Вот он – моральный облик общества. То есть всё за деньги. Это западный принцип: я, моё, меня не тронь, моя индивидуальность, моя свобода личная. А то, что эта свобода наступает… они Платона не читали, чтоб знать, где кончается моя личная свобода и начинается свобода другого, да? А я тоже свободен. Я не хочу, чтобы мои дети смотрели на ***расов. Смотрели и говорили: «Да, может, так можно жить?» Так что…

- А я вот как-то слышала, что в Москве были казачьи отряды, которые следили за порядком.

- Вы знаете, Москва не показатель!

- А Вы или кто-то из знакомых участвовали в таком?

- Участвовали, да. Но Москва не показатель, потому что здесь уж больно много начальства, очень много политики. И казаки попробовали, но пока начальство очень боится, что вот будут какие-то эксцессы. А вот на Кубани, на периферии – там буквально прям ко мне подходил глава района, где у меня дом, и говорил: «Слушайте, я хочу, чтобы была казачья дружина. Я хочу, я буду помогать». То есть вот понимаете, да? Мы были одни, не было никакого пафоса. Глава района – он, так сказать, 8 мая красил кисточкой памятник со всеми сотрудниками. То есть есть приличные люди. И они очень хотят, чтобы… потому что казаки – это некая сила, которую нельзя купить. Типа пошел там оранжевую революцию…

- То есть, у людей, которых задержала казачья дружина, нет шансов уйти, да?

- Купить казаков? (Смеется) Я думаю, ни малейших. Наоборот, можно еще огрести… (смеется)

- А сейчас вообще осуждают казаков, которые, например, за что-то могут брать взятки, которые нарушают заповеди?

- Я про таких не слышал вообще, но если такие могут быть (так как любой человек может быть слаб), мы сами занимаемся чисткой рядов. Если вдруг такого найдем, мы погоны с него снимем и пинком, так сказать… Но для начала, может быть, как-то пожурим общественно, вразумим. Ну, если человек казак, если он потомственный тем более казак, если он гордится этим, если его на круг вызовут и скажут: ты что позоришь нас, мы тебя сейчас, так сказать, публично выгоним, то для людей это очень большое значение имеет. Как сказали бы англичане, it depends (смеется)

- А круг – это вот среди общин? Есть община и сбор общины – это круг, да?

- Есть казачий хутор или, так сказать станица. Есть вот казачий круг – все коллективно, демократия (смеется) А вы, кстати, знаете западное определение demos?

- Общество?

- Нет. Вот посмотрите западные учебники университетские. Вы увидите, что demos на западе – это не народ, как все мы, это владельцы собственности. Знаете что такое демократия? Так что демократия – это управление узким кругом владельцев собственности. То есть демократия по-западному – это вовсе не власть народа, это власть избранных. Так что надо это иметь в виду. Об этом мало говорят. Вы должны это знать.

- Скажите, пожалуйста, откуда идёт ваш казачий род?

- У меня род разный… там есть и казаки, есть и тульские оружейники, есть и священники. Фамилия вот моя – Любомудров – давалась священником.

- А у казаков род передается только от отца к сыну?

- Нет, почему…

- Мне вот тут рассказали, что только от отца к сыну, что даже готовы рожать детей, пока сын не родится.

- Это всё хорошо. Но у нас женщины, девочки – все казачки. Всё передаётся по линии отца и матери. Кто-то, может быть, просто пытается к этому более строго подходить. Нет, так скажем, писаного… Вот, например, у евреев – четко по матери. Это и в Торе у них написано. Это написанный закон. У казаков такого писаного… Вот Вы знаете, есть Устав казачьей службы, и то это, так сказать, этих уставов было много, они без конца переписывались, отменялись, принимались, то есть, они больше неписаные. Кстати, это всё никуда не делось. Как ни расказачивали – всё равно часть людей выжила, всё сохранилось. Как ни странно, видите как… При советской России и оружие было запрещено, и конями владеть было нельзя. Даже подумать ни о чем таком было нельзя! И тем не менее, вот смотрите, вот пожалуйста, мы делаем абсолютно всё, что делали в царской России.

- Спасибо Вам большое за то, что уделили нам время!

- Пожалуйста!



Материал подготовила Катерина Кожевина

ФОМ благодарит за помощь в сборе материала Александру Вакулинскую, Леонида Енова, Марину Сивкову, Марию Якунину, Элину Балакину, Алину Войлову, Инну Кузнецову, Ольгу Панферову, Андрея Боярского, Евгению Кордонскую.

ФОМ также благодарит пользователя сайта fom.ru Яну, которая предложила провести исследование о казачестве.


Источник: http://kavpolit.com/rossijskoe-kazachestvo-dela-i-mysli/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество2 | Просмотров: 1467 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: возрождение российского казачества, казаки, Дмитрий Любомудров, опрос ФОМ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]