Главная / «Татарстан — такое же казачье место, как Дон и Кубань»

«Татарстан — такое же казачье место, как Дон и Кубань»

22.06.2015 19:26
«Татарстан — такое же казачье место, как Дон и Кубань»

В Казани открылся первый в России региональный координационный центр возрождения казачества. Его руководитель — атаман Казанского городского казачьего общества, подъесаул Евгений Тренин рассказал «Русской планете», почему важно возродить культуру казачества, каковы принципы жизни и военного искусства у казаков и кто сегодня вступает в их ряды.

– Евгений, кто и с какой целью создал центр?

– Центр основали Казачья партия РФ, Казанское городское казачье общество в составе Волжского войска, Союз казаков-воинов России и зарубежья. Прежде всего, это площадка, где будут встречаться казаки. До сих пор в Казани такого места не было, хотя казачество здесь возрождается с 1993 года. Некоторые люди, начинавшие это дело, уже состарились и умерли, эстафету подхватило следующее поколение. Сейчас на базе нашего центра действует кабинет бесплатной юридической помощи. В самое ближайшее время начнем разрабатывать законопроект о государственной службе казаков в Татарстане. Здесь мы будем общаться, набирать новых казаков, изучать казачью культуру. Почему мы этим занимаемся? Без культуры человек, как без почвы под ногами. Если он не знает историю своего народа, своих песен, традиций, танцев, частушек, не умеет играть на балалайке или гармони, как его можно назвать русским человеком, казаком?

– Но разве Татарстан исторически связан с казаками?

– Мне часто задают этот вопрос, особенно когда мы, одетые в казачью форму, участвуем в официальных мероприятиях. Люди подходят и спрашивают, откуда мы приехали — с Кубани или из Оренбурга? Народ не знает свою историю.

До революции Казанская губерния по площади была гораздо больше, чем нынешняя республика. И исторически здесь казаки жили с XVI века. Когда Иван Грозный взял Казань, рядом с Казанью очень долгое время проходила граница Московского государства, которую охраняли казаки. Засечная линия — поселок Черемшан, там до сих пор сохранились крепостной вал и остатки казачьих крепостей. И вплоть до революции 1917 года именно в Казани находился штаб Оренбургского казачьего войска, полки размешались в Казанском Кремле. Поэтому Татарстан — это такое же казачье место, как Дон и Кубань, здесь казаки жили 350 лет. И это отразилось на топонимике: несколько деревень в разных районах республики называются «Казаклар».

– Среди поволжских казаков были татары?

– Иногда я слышу сегодня, что казаки, культура которых ассоциируется с православием, противопоставляют себя мусульманам. Но это не так. В истории не найти ни одного конфликта с казаками на почве национализма. Нужно понять, что казаки — это ветвь российского народа. Люди, в основном крестьяне, не желавшие жить в неволе, убегали от помещиков и селились в диких местах. Причем среди них были не только русские, украинцы, но и турки, и крымские татары. Единственное условие для вступления в казачьи ряды в то время было — принять православную веру.

Но в более позднее время, в XIX веке, на территории Казанской губернии появились казаки-мусульмане. Они отличались от православных казаков только вероисповеданием. Это тоже было не податное сословие, точно так же казачья деревня должна была выставлять определенное количество шашек и сабель в случае необходимости, с детства там велась воинская подготовка, каждый казак-мусульманин имел шашку, боевого коня, винтовку, патроны.

В наши дни пока только православные люди взялись возрождать казачество. Но если у нас появятся мусульмане-казаки, мы будем только приветствовать и помогать.

– А женщин принимаете?

– Истории известны казачки. Но их в круг мужчин не допускали. Сейчас, я знаю, в Волжское войско вступают женщины. В Казани пока такого нет — у нас здесь более консервативно настроены люди. Но мы никому не отказываем, открыты к диалогу.

– Сколько сейчас казаков в Татарстане?

– Есть люди, которые считают себя казаками, но не входят ни в какие организации. Официально зарегистрировано Волжское войско, оно признано всеми властями, вплоть до президента России, и в нем состоят порядка 250 человек. Всего же в Татарстане более 1 тыс. казаков, а с учетом семейных будет и более двух тысяч.

Вступают в ряды казаков в основном уже состоявшиеся зрелые люди 30–40 лет. По профессиям самые разные: есть охранники, бизнесмены, преподаватели — все, кому близка идея казачества.

– Какова эта «идея казачества»? По каким принципам должен жить казак?

– Исторически казаков называли воинами Христовыми. Основной принцип — это служение Родине, народу и православной вере. Казак дает присягу на священном писании, и не людям, не президенту страны, а перед Богом. Наш принцип: сам погибай — товарища выручай. Или же: не щади живота своего ради друга своя. В прежние века военные конфликты случались часто, и в боевых действиях казаки всегда ценили дружбу.

В казачьих семьях, как правило, было много детей. А если в семье пока нет наследника, то такую семью берегли, на войну не брали. Потому что продолжение рода считалось важным. В казачьих хуторах жили сообща, на дверях не было замков, никто ничего друг у друга не воровал, работали и отдыхали вместе.

Каждый казак всегда был искусным воином — не только умел рубить шашкой, но и знал тактические приемы. И сегодня мы сохранили принцип, что любой рядовой казак, если он недоволен атаманом, может созвать круг и поставить вопрос о переизбрании атамана. Казачья демократия — уникальное явление, такого нигде в силовых структурах нет.

Сегодня мы живем по уставу, который утвержден президентом России. На основе казачьих воинских традиций занимаемся с молодежью, готовим ее к службе в вооруженных силах и других силовых структурах. Я лично провожу тренировки с молодежью по системе казачьего рукопашного боя. С самыми маленькими детьми занимаемся народными играми, разучиваем казачьи песни, учимся играть на народных инструментах.

– Сегодня остались потомственные казаки или они все пострадали в годы советской власти?

– Казаки сильно пострадали от советской власти. Большевики уничтожили их имущество, забрали земли. Конечно, часть казаков перешла на сторону красных — тот же Чапаев. Но в истории есть много трагических страниц. После Великой Отечественной войны англичане выдали почти 200 тыс. казаков, которые после революции эмигрировали на Запад, членам советского правительства. Потому что многие казаки — генералы Белой армии — воевали на стороне Гитлера, правда они рассматривали это как войну с большевизмом, да и с красными им сражаться не довелось, они в основном были партизанами в Европе. А после войны их выдали большевикам, и всех 200 тыс. человек — а там были и женщины, и дети — расстреляли.

В годы советской власти те казаки, которые остались в СССР, всячески скрывали свое происхождение. Даже подчас меняли фамилию, уезжали на другой конец страны. Один человек в Казани мне рассказывал, что, когда он вернулся из армии, его прадед сообщил ему, что они казаки и что фамилию они взяли крестьянскую, потому что в то время люди знали казачьи фамилии и роды, и что об этом никому ничего нельзя рассказывать. Они всей семьей уехали в Забайкалье, продали за копейки дом, землю, чтобы остаться в живых.

В основном бежали за рубеж — и сейчас казаки живут по всему миру, вплоть до Австралии и США. И у них там, кстати, сохранились исконные традиции, как это было до революции. Один человек у нас проводил семинары, он ездил в Австралию и общался там со столетними дедами-казаками. В СССР все это было утрачено.

И сейчас трудно установить род и происхождение, остается верить человеку, когда он говорит, что от своих предков узнал, что он родовой казак. Но в основном к нам сейчас приходят не родовые казаки, обычные люди.

– Вы сотрудничаете с Русской православной церковью?

– Раньше у нас было недопонимание, но, слава Богу, в последние 2–3 года нашли общий язык с митрополитом Казанским и Татарстанским Анастасием, регулярно встречаемся. У него есть заместитель, настоятель храма в Болгарах, он заведует делами казачества. В Казани мы проводим казачьи летние лагеря с воскресными школами. Православной молодежи становится все больше, раньше мужчин в храмах было мало, в основном бабушки и женщины, а сейчас ситуация изменилась, митрополия активизировала миссионерскую деятельность. Мы в этом плане тоже сотрудничаем.

– В последние годы стала популярна идея возрождения дореволюционной русской культуры, особенно в РПЦ. На ваш взгляд, почему это происходит?

– Ответ прост. В связи с глобализацией этническая и национальная идентичность размывается. 95% молодых людей не знают историю, не знают народные песни, танцы. Семейные ценности тоже активно уничтожаются. Европа навязывает нам чуждый образ жизни, свободные нравы, распущенность. Все стены Собора Парижской Богоматери во Франции исписаны непотребствами в адрес христиан, там избивают и оскорбляют католических верующих. И все это движется в Россию.

По-моему, Россия — островок, который пока еще противостоит этому нашествию. И борьба тут должна идти не на жизнь, а на смерть. Если мы сейчас нашу молодежь потеряем, потом уже ничто нас не спасет. Надо уже с детского садика детям объяснять, кто такие русские, православные.

– Но как тут не впасть в другую крайность — агрессивный национализм? Например сейчас появились православные байкеры с надписями на черных косухах «С нами Бог». Выглядит устрашающе.

– В нашем случае — это стремление узнать свою культуру, историю. Ничего устрашающего. А вот православных байкеров я тоже не понимаю. Это же все с Запада. Это одна из западных субкультур. Все это связано с рок-музыкой, металлом. Какая связь с православием?

– У вас на странице в соцсетях я прочитала, что вы в казачьих лагерях, на тренировках обучаете таким приемам, как «взятие силы», «пустоты», боевому плясу, работе с бревном и «куколкой». Что это такое?

– Русское боевое искусство неотделимо от пляса. Наши деды говорили: пляс и бой — два ловких брата. И раньше в деревнях за парней, которые умели хорошо петь и танцевать, выходили замуж лучшие девушки. Было ясно, что такой человек является также искусным воином. Если внимательнее посмотреть на русский танец, то станет понятно, что в нем много боевых элементов.

Сейчас популярны «качалки» (тренажерные залы — Примеч. РП.). Но это все искусственное. У казаков специально заниматься спортом времени не было, хозяйство нужно было вести. Поэтому работали с тем, что было под рукой, — кувалдой, бревном. Все это гармонично развивает тело, дает силу, ловкость, выносливость, человек не становится искусственно накачанным и похожим на гориллу. Нормальный сильный мужчина.

Бревно подбирается под каждого человека. Мальчики начинали заниматься с 12 лет. Потом в бревнышко забивались гвозди, и оно постепенно утяжелялось. В 25 лет человек мог уже очень тяжелое бревно вращать. Это и есть работа с бревном или с «куколкой» — коротким бревном.

«Взятие силы», «пустоты» — это возвращение силы удара противника ему самому. Тут кроется ключевая особенность русской системы рукопашного боя. В ней есть смирение, нет жесткой агрессии. Когда человек производит в отношении тебя агрессию, ты ему ее возвращаешь. Мы не учим тому, чтобы драться на улице или выйти на ринг и биться за деньги. Обучаем людей, чтобы они могли защитить Родину, готовим людей к службе, чтобы они могли постоять за себя и своих близких, защитить женщин и детей. Это не спортивная, а боевая техника.

Перед тренировкой и в конце читаем православные молитвы — благодарим Бога и просим, чтобы Он защитил от травм. Конечно, у нас также занимаются люди неправославные — они просто стоят во время молитвы в стороне. Занятия для взрослых платные, а с детьми до 16 лет бесплатные. Вынуждены были ввести небольшую плату, чтобы платить за аренду зала. Летом занимаемся в лесу.

– Как вы сами стали казаком?

– Моя юность пришлась на 1990-е. Тогда было время гопников, группировок. Просто чтобы остаться живым и здоровым, приходилось уметь за себя постоять. Я никогда не любил насилие. Но в то время не было даже драк один на один, подходили группой, били арматурой, бросались железными шарами. Страшное время. Каждый день были драки.

Я смотрел фильмы с Брюсом Ли, Джеки Чаном. Стал заниматься каратэ, у меня были успехи, хотел стать инструктором. А в 2000 году к нам приехал в Казань Саша Тертычный (популяризатор системы рукопашного боя Кадочникова — Примеч. РП.), большой семинар собрался в Казани, пришли ушуисты, боксеры, каратисты. И он показал, что такое русский стиль, победил всех борцов. Показал работу с саперной лопаткой, автоматом, штыком, плащ-палаткой, каской. Армейская тема и его техника меня привлекли. Стали ездить к нему на семинары, познакомились с казаками. Потом приняли присягу, вступили в казачество.

– Какие планы у казанских казаков на ближайшее будущее?

– В будущем хотелось бы создать свою станицу, потому что только в станице казачья культура может полноценно развиваться. Со временем решим вопрос финансирования и ресурсов. Восстановим в станице жизнь по историческим хроникам, будем заниматься общим делом, например сельским хозяйством, разведением рыбы. Главное — если дети будут вырастать в станице, то они станут полноценными казаками.

Автор: Наталия Федорова


Источник: http://kazan.rusplt.ru/index/tatarstan--takoe-je-kazache-mesto-kak-don-i-kuban-17589.html

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 835 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]