Понедельник, 01:22
Главная / Виктор Водолацкий: "Казаки хотят помочь государству в наведении порядка"

Виктор Водолацкий: "Казаки хотят помочь государству в наведении порядка"

23.09.2013 21:13
Виктор Водолацкий: "Казаки хотят помочь государству в наведении порядка"

Кого можно причислить к казакам, как казачьи формирования снижают риск межэтнических столкновений на юге России и чем живет казачья община за рубежом, рассказал "Голосу России" верховный атаман Союза казачьих войск России и зарубежья Виктор Водолацкий

Виктор Петрович Водолацкий, верховный атаман Союза казачьих войск России и зарубежья, депутат Государственной думы РФ, член Комитета Государственной думы по обороне, председатель Комиссии по духовно-нравственному и патриотическому воспитанию детей и молодежи Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям.

Косачев: В нашем разговоре я хотел бы идти от общего к частному. Какие-то вопросы я буду задавать, уже зная ответы на них, какие-то - даже не предполагая, что вы ответите. Как правильно говорить: казаки или казаки?

Водолацкий: Казаки - для тех, кто происходит от донских казаков, а это 10 из 11 казачьих войск России. Кубань - казаки, они происходят от запорожцев.

Косачев: Сколько казаков сейчас в России, по всему миру? Вы, как я понимаю, являетесь главным казаком и России, и всего русского зарубежья?

Водолацкий: На сегодняшний день в государственном реестре РФ находятся 780 тысяч казаков, которые взяли на себя обязательства по несению госслужбы. Учитывая последние данные, которые озвучил председатель Совета при президенте по делам казачества Александр Дмитриевич Беглов, казаков, которые проживают в России и разбросаны по всему миру, более 7 миллионов.

Косачев: Что включает понятие "казаки"? Что это - национальность, профессия, призвание, хобби? Что для вас казачество?

Водолацкий: Я всегда говорю: на тему казаков и казачества сегодня написано 28 докторских диссертаций и 136 кандидатских. Ни одна из них не дает четкого определения. Я всегда использую определение своего знаменитого земляка Михаила Александровича Шолохова, который в произведении "Тихий Дон", за которое он получил Нобелевскую премию, сказал: "Казаки от казаков ведутся".

В истории России советского периода говорилось о том, что казаки - это беглые крестьяне, которые бежали из крепостной России на окраины и там создали казачьи ватаги. Но все исследования показывают, то это ложь. Не могли беглые крестьяне создать мощные войска, которые сделали все, чтобы Россия выросла до тех размеров, которые есть сегодня.

Во взятии Азова, которое золотыми буквами вписано в историю России, 5 тысяч казаков противостояли 230-тысячному турецкому войску. Покорение и освоение Сибири - Ермак, Дежнев и Атласов. На Камчатке, Дальнем Востоке, в Сибири есть могилы казаков. Как говорил Лев Николаевич Толстой, "могилами казаков прирастала Россия".

В современной России это подгруппа русского народа, об этом говорил и руководитель Федеральной службы государственной статистики РФ, когда в переписи населения отдельно вывели две графы для поморов и казаков, чтобы посчитать, сколько в составе русского народа и тех, и других.

После Петра I было заведено казачье воинское сословие, до этого казаки в переписных листах Российской империи числились как народ наряду с русскими, украинцами и другими.

Косачев: То есть это прекратилось только после революции, с советской властью?

Водолацкий: Нет, это прекратилось после Петра I.

Косачев: 780 тысяч, о которых вы сейчас упомянули, - это добровольная регистрация, это волеизъявление тех, кто проходил перепись населения, или есть собственные реестры у вашей организации, у Союза казачьих войск, может быть, они ведутся по войскам? Я знаю, что вы были до недавнего времени атаманом Всевеликого войска Донского. Как организован учет казаков в России?

Водолацкий: Каждый казак берет на себя добровольное обязательство по несению госслужбы, заполняет учетную карточку из 11 видов госслужбы по указу президента, выбирает себе то, что ему по душе. Это или охрана общественного порядка, или воспитание подрастающего поколения. Это казачье образование - у нас развитая система казачьих кадетских корпусов, где мы растим настоящих патриотов современной России. Это и вопросы, связанные с муниципальной службой.

Каждое войско ведет такой учет - реестр, и все это сводится в общую базу данных Совета при президенте по делам казачества, которым руководит Александр Дмитриевич Беглов. 780 тысяч - это все казаки, которые находятся в распоряжении руководителя президентского совета.

Косачев: Можно ли сказать, что все эти 780 тысяч - это активные сознательные казаки, каждый из которых с полной ответственностью относится к своим обязанностям? Либо есть, как чаще всего это бывает, свой актив, свой пассив, свои формалисты? Можно ли исключить человека из этого реестра в случае, если он не выполняет своих обязательств?

Водолацкий:: Исключить всегда можно - и за нарушение в том числе. Но, естественно, не исключить из казаков, потому что человек - казак по рождению. А из казачьего общества - да, исключить можно. Так же и принять в казачье общество можно казака, который берет на себя обязательства или солидарен с тем уставом, который утверждал раньше президент РФ, сегодня - Минюст РФ.

Естественно, в каждой организации есть члены, которые занимаются активной деятельностью, и те, которые работают в производстве. Это преподаватели, сельхозработники, муниципальные служащие. Казаки заняты во всех сферах деятельности.

Но, если, не дай Бог, что-то случается, мы всегда становимся в строй и всегда готовы прийти на помощь и президенту как верховному главнокомандующему, и всей России. Сегодня это самая активная часть граждан нашей великой России.

Косачев: Как законодательно регулируется статус казачества, казачьего движения в Российской Федерации?

Водолацкий: Если брать федеральный уровень, есть Федеральный закон № 154 "О государственной службе российского казачества", Госдума приняла его в 1995 году, затем вносились поправки. Существует 11 указов президента Российской Федерации, 38 нормативно-правовых актов правительства РФ.

Кстати, в правительстве Российской Федерации есть уполномоченный орган по работе с казачеством - это Министерство регионального развития России, где существует отдельный департамент, который ведет конкретную работу с органами исполнительной власти по взаимодействию с казачеством.

Что касается территории субъектов федерации, сегодня есть 432 нормативно-правовых акта в различных субъектах РФ, где ведут активную деятельность казачьи войска России. Из 83 субъектов в 76 активно работает и развивается казачье общество.

Косачев: Насколько консолидированы структуры, существующие в различных субъектах РФ? Они объединены в общую российскую структуру, либо конкурируют друг с другом?

Водолацкий: В 1996 году, я считаю, произошло искусственное деление казаков на общественных и реестровых, когда казаки были сплоченными. После введения этих нормативно-правовых документов казаки разделились: одни захотели быть активными участниками госслужбы, остались общественные организации.

Сегодня в РФ есть четкое деление: одни казаки в реестре - это исторические казачьи войска (10 казачьих войск России, Уральское осталось за пределами России - в Казахстане). И есть общественные организации, которые на территории России, их объединяют две структуры - Союз казаков России (руководит им Павел Филиппович Задорожный) и Союз казачьих войск России и зарубежья, который возглавляю я.

Различные казачьи общины на муниципальном уровне малочисленны - есть около 600 таких организаций. В любом случае, они находятся на региональном уровне в реестре. Именно это деление казаков (мы делимся сами, никто не заставляет) привело к тому, что сегодня нет четкой консолидирующей силы. Хотя среди казаков ведутся разговоры, чтобы в ближайшее время создать ассоциацию общественных казачьих организаций, чтобы было две мощных платформы, на которые мог бы рассчитывать президент России, - это госреестр и общественные казачьи формирования России. Я думаю, мы к этому придем.

Самый хороший вариант - на территории любого муниципального образования должна быть одна структура, одна казачья община. Есть госслужба - мы направляем туда, в армию, в силы охраны общественного порядка, нет госслужбы - казаки возвращаются в свою общину.

Косачев: Есть ли какие-то изъятия или особые привилегии для казаков по сравнению с прочими гражданами РФ? Право на особые формы самоорганизации, право на ношение формы и оружия? Есть ли какие-то моменты, которые выделяют казаков с точки зрения норм действующего законодательства?

Водолацкий: Они есть, но не в экономическом, а в социальном плане. Если говорить об экономическом развитии, все граждане России едины. Если, например, мы ведем разговор об охране природных ресурсов, разыгрывается какой-то тендер, то казаки участвуют в нем на таких же основаниях, как и любая организация.

Что касается социальной реабилитации казачества, то президент России вручил каждому войску знамя в Георгиевском зале Кремля (ни одна структура, кроме Министерства обороны, никогда не получала знамена). Казаки удостоились такой чести. Самым символичным было то, что в Георгиевском зале на плитах выбиты названия казачьих формирований, которые получили Георгиевские знамена, и именно в этом зале потомки этих казаков получили от президента знамена. Я был участником этого события, и оно останется в моей памяти на всю жизнь.

Есть указ президента, постановление правительства о разрешении ношения холодного оружия вместе с формой, создания охранных предприятий казачьими войсками. Это определенная "привилегия", но ведь мы сами берем на себя эти обязательства, мы сами хотим помочь государству в наведении порядка, в воспитании молодежи, в борьбе с наркоманией и преступностью.

Когда говорят, мол, почему это дается вам, мы говорим: пожалуйста, выходите на улицы, охраняйте общественный порядок, никто вам не запрещает. Мы живем на своей земле и хотим, чтобы там, где живут наши жены, дети, внуки, были мир и порядок.

Косачев: Еще один, очень сложный, вопрос. Он связан с обстановкой на юге России. Известно, что там вопросы межэтнической, межкультурной, межконфессиональной напряженности выглядят по-особому, иначе, чем во многих других частях Российской Федерации.

В какой степени казаки - организованные, неорганизованные - оказываются стеснены этими противоречиями? Насколько они оказываются в эпицентре событий, вынуждены ли они принимать на себя первый удар тех противоречий, которые потенциально могут разорвать российское общество?

Водолацкий: Да, это очень сложный вопрос. Я более 10 лет был заместителем губернатора Ростовской области и атаманом войска Донского, всегда был в эпицентре событий, которые были на востоке нашей области, тех столкновений, которые квалифицировали как бытовые, но я-то знаю, что они были не бытовыми.

Те национальности, которые проживали и проживают на территории Ставропольского, Краснодарского краев - их молодежь не воспитывалась в традициях, идеологии, обычаях чеченского, дагестанского, ингушского народов. Когда нет единой идеологии воспитания, когда мы не вырастили единую политическую нацию граждан России, и происходят такие столкновения.

Косачев: Это, скорее, конфликт не между народами, а между поколениями, которые не знают собственных традиций и обычаев своих отцов?

Водолацкий: Конечно. Казаки всегда поднимаются, выезжают на место, чтобы восстановить статус-кво, восстановить порядок, не допустить столкновений между местным, коренным населением и теми, кто туда приехал. Общаясь с молодежью, я всегда говорю о том, что, приезжая на территорию Дона, Кубани, Терека, они приезжают на добрососедскую территорию. Мы всегда открыты для всех - мир, добро, благополучие. Но нужно знать наши традиции, культуру, обычаи, не нарушать их. Только тогда мы будем понимать друг друга.

Президентский совет по межнациональным отношениям начал такую работу. Но самое главное, я считаю, одна из основных задач моей комиссии - это воспитание подрастающего поколения. Среди нас есть хорошие профессионалы.

Оказалось, что за 23 года в Российской Федерации не появилось национальной идеи. В Российской империи она была - за веру, царя и Отечество. В Советском Союзе было строительство светлого будущего - коммунизма. И в большинстве стран сейчас есть национальная идея.

Мы для воспитания будущей нации, политической нации России разработали один из вариантов национальной идеи - жить по совести во благо Отечества. Если люди на юге России, на Северном Кавказе будут так себя вести, тогда не будет ни межэтнических, ни межконфессиональных конфликтов.

Когда мы проводим всемирные конгрессы казаков, когда приезжают казаки из 38 стран мира, они рассказывают про своих предков. Как известно, в 1920-х годах был исход казаков. Они рассказывают, что до революции, например, на Кавказе, было развито куначество, когда старейшины горцев и казаков садились за один стол и определяли порядок жития на своей земле. Я думаю, мы должны вернуться к этой форме работы, и все будет хорошо.

Косачев: В свое время общественный резонанс и дискуссию вызвала идея патрулирования казаками улиц крупных российских городов. Как вы относитесь к такой инициативе?

Водолацкий: Идея не нова. На территории Всевеликого войска Донского, начиная с 1999 года, действует областной закон о муниципальных казачьих дружинах. 1300 казаков на территории Ростовской области, 800 казаков на территории Волгоградской области выходят каждый день на патрулирование своих хуторов, станиц, городов. Есть 10 конных подразделений.

Три года назад Кубань, благодаря губернатору Ткачеву, последовала этому примеру: тысяча казаков Кубани сегодня выходят на охрану общественного порядка. Они пошли дальше, чем на Дону: дружинникам повысили зарплату, обеспечили формой, снабдили спецсредствами.

Косачев: Заплата идет от государства?

Водолацкий: Из бюджета региона, области, края. Это казачья территория, и население, которое там проживает, независимо от национальности, понимает, что это естественно, когда казаки в форме, вместе с органами полиции, выходят на охрану общественного порядка. Один участковый на 10 хуторов, приезжает раз в неделю. И люди приходят к местному атаману, командиру дружины со своими бедами и проблемами.

Но когда патрули вводятся на территориях, которые не являются исконно казачьими, когда в той же Москве - да, здесь есть казаки, офицеры, уволенные в запас, муниципальные, областные, федеральные деятели, выходцы с Дона, Терека, Кубани, Урала, Сибири, они здесь живут, работают - но для мегаполиса казачьи патрули противоестественны. Общественные - да, пожалуйста, гражданские - да. Но казачьи - они неестественны в Москве, Петрозаводске, в Ивановской, Тамбовской, Костромской областях.

Воронежская область - это часть территории войска Донского, Ставропольский край, Свердловская, Челябинская, Оренбургская области - хорошо, непротивоестественно. Когда на территории субъекта Федерации, где исторически были казачьи войска, совместно с полицией работают муниципальные казачьи дружины, это здорово, это снижает преступность, особенно уличную, снижает число преступлений против личности, преступность среди несовершеннолетних. В Москве эта практика, к сожалению, не приживается.

Косачев: Соглашусь. Теперь вопрос, который, я думаю, будет особенно интересен нашим зарубежным слушателям. Вы - атаман, предводитель Союза казачьих войск России и зарубежья, поэтому вопрос о зарубежном казачестве. Из каких корней оно происходит, из каких истоков? Как оно ощущает себя сейчас, в XXI веке?

Водолацкий: Историческое начало казачьего зарубежья трагическое. В 1920-е годы шла Гражданская война, была резолюция Троцкого-Свердлова о том, чтобы поголовно уничтожать казаков. Тогда залили кровью Дон, Кубань и Терек, погибли сотни тысяч казаков, от мала до велика, не только взрослые мужчины, но и дети, старики. Когда читаешь архивные справки - сердце кровью обливается от того, как уничтожали наших предков, моих предков.

После победы в Гражданской войне Красной армии большинство казачьих формирований, это целые корпуса, полки уходили из Крыма. Мы помним знаменитые стихи донского поэта Туроверова "Уходили мы из Крыма". Казаков разбросало по всему миру. Сначала они остановились на острове Лемнос и, благодаря Леониду Петровичу Решетникову - мы ему очень благодарны за то, что он восстановил все архивные документы, могилы казаков Кубани и Терека.

Представьте: 18 тысяч донских казаков и 26 тысяч кубанских высадились на голом, пронизываемом всеми ветрами острове Лемнос, многие там и нашли свои могилы. Естественно, многие были со своими детьми, женами. Когда читаешь надгробные плиты - дочь есаула такого-то, четыре годика, там она нашла свое последнее пристанище. Казаки стояли на берегу этого острова и не знали, куда податься. Позади остались Новочеркасск, Дон, могилы предков, они остались одни.

Галлиполи - там высадился немалый корпус казаков, несколько десятков тысяч, они выжили, разошлись по всему миру. В 38 странах мира казаки нашли свой кров, работу. Это Германия, Австрия, Чехия, США, Чили, Парагвай, Аргентина.

Мы, чествуя память атамана Платова, героя всех казаков, героя Отечественной войны 1812 года, решили провести первый всемирный съезд казаков. Все было экспромтом, решили собрать, и многие приехали, чтобы поклониться своей земле.

Многие были в России первый раз, казаки приехали из Австралии. Мы узнали от них, что очень много культурного наследия, казачьего наследия сегодня разбросано по музеям, частным коллекциям по всему миру. Когда я стал атаманом Союза казачьих войск России и зарубежья, для себя определил одну из задач: это консолидация казачьих сил за пределами России, с тем, чтобы они никогда не прерывали связь с родиной. Хотя они и родились за рубежом, это уже третье поколение, но они должны знать и чувствовать, где их родина, что казачьи корни здесь, в России, на юге России, в Сибири, на Дальнем Востоке.

Я думаю, потомки нам сегодня очень благодарны, потому что мы восстановили, нашли могилы предков. Они знали, что, к примеру, есть станица Елизаветинская. Приехала невестка атамана Кубанского войска Пивнева, нашла могилы своих родственников - дядей, теть, которые там похоронены.

Удивительно было находиться рядом: стоишь и смотришь на рыдающую женщину. Она говорит: мне мама рассказывала, что именно с этого места, от церкви Преображения господня, они уезжали на телегах со всем скарбом, покидали Дон. Они увозили иконы, литературу, хоругви, знамена, архивы - все увозили.

Косачев: Где-то это сейчас собрано?

Водолацкий: Да. Есть, к примеру, как мы его называем Дом Ермакова - это наш соотечественник, который приезжает на конгрессы, на съезды соотечественников. Он живет в Нью-Джерси, в США, у него четырехэтажный особняк, в котором сосредоточены не только архивы казаков, но и архивы Первой мировой войны.

Несколько лет назад соотечественники обращались к президенту Российской Федерации, тогда им был Дмитрий Медведев, чтобы преподнести эти архивы в дар российскому государству, чтобы это здание стало центром, куда могли бы приходить люди, чтобы почувствовать связь со своей родиной. К сожалению, этот вопрос до сих пор остается открытым, и я надеюсь, Константин Иосифович, что с вашей помощью мы все-таки доведем его до логического завершения.

Косачев: С удовольствием займусь.

Водолацкий: Есть архивы, наследие Донского войска в Бельгии, в музее вооруженных сил Бельгии есть отдельный зал войска Донского. Мы, благодаря Константину Николаевичу Хохульникову переиздаем "Казачье зарубежье" - произведения наших поэтов, писателей. Когда читаешь стихи, поэмы, рассказы казачьих писателей, понимаешь, что они актуальны и сегодня, для современной России.

Там боль за Россию, сострадание, переживания по поводу того, что происходит в России, там глубокий патриотизм, духовность, любовь к своему отечеству. Они ушли, когда им было по 20 лет, но через всю жизнь пронесли любовь к России. На этих произведениях нужно воспитывать молодежь, и мы это будем делать.

Если будет еще и помощь государства - она была в этот раз, IV Всемирный конгресс проходил при помощи Министерства иностранных дел, при поддержке Совета при президенте РФ. Я думаю, что Дмитрий Николаевич Козак, который является представителем президиума Всемирного конгресса казаков, убедился, что это важная работа. Это народная дипломатия.

Что было, к примеру, в Южной Осетии? Оболгали все, что там происходило. Казаки в Брюсселе вышли с плакатами, мы им прислали все материалы. Они показывали, кто начал войну. Эти люди не связаны с Россией. Они родились в Европе, они там учатся, живут, занимают прекрасные должности - от замминистра культуры Болгарии до руководителей правоохранительных органов своих стран. Но они все вышли с плакатами, с фотографиями, потому что они - казаки. Показывали, кто развязал войну против югоосетинского народа.

Эта народная дипломатия должна развиваться и укрепляться. И государство в лице структур, которые занимаются международным и культурным сотрудничеством, должны активнее работать в этом направлении.


Константин Косачев, руководитель Россотрудничества, спецпредставитель президента России


Источник: http://rus.ruvr.ru/2013_09_23/Viktor-Vodolackij-Kazaki-hotjat-pomoch-gosudarstvu-v-navedenii-porjadka-7169/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество2 | Просмотров: 1361 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]