Понедельник, 05:29
Главная / Встали грудью за своих (Крыша для браконьеров)

Встали грудью за своих (Крыша для браконьеров)

10.12.2012 12:50
Встали грудью за своих (Крыша для браконьеров)

Казаки, охраняющие судоверфь, хорунжий А. Цветков(слева), и
непосредственный участник происшествия, Казелин Игорь Витальевич
(справа).


В споре судоверфских казаков-охранников и местных браконьеров полиция и органы следствия откровенно встали на сторону браконьеров. Подтасовка обстоятельств, сокрытие вещественных улик, циничное искажение фактов – все пущено в ход, чтобы оправдать браконьеров и обвинить борющихся с ними казаков.

По какой причине это происходит? Не потому ли, что двое из браконьеров – бывшие сотрудники органов?

В нашу газету обратилась некомерческая организация «Казачье общество РМО Ярославского отдела» в составе пятидесяти человек. Казаки попросили разобраться в их случае по совести и довести до общественности факт вопиюще несправедливого отношения к ним со стороны полиции и органов следствия.

Вот что они рассказали.

В Казачье общество входят в основном жители поселка Судоверфь, отчасти поселка Волжский и других районов города. Для чего создаются казачьи сообщества, какова их цель? Служить согражданам, охранять порядок, стоять на защите традиций, семейных и общественных устоев. Для этого было создано и «Казачье общество РМО Ярославского отдела». Казаки помогали органам правопорядка, несли охрану на общественных мероприятиях. Создали добровольную пожарную дружину, боролись с поджогами травы. Защищали экологию своего района, следили за тем, чтоб не было незаконных свалок. Кроме этого, работали в охране ОАО «Рыбинская судостроительная верфь» (завод Судоверфь).

Двадцать второго мая 2012 года казаки, состоящие в охране завода, провели обычный утренний развод. Прочитали молитву, пообщались и распределили обязанности на сегодняшний день. После этого двое из них отправились на обход территории. Это были Геннадий Михайлович Разиньков, атаман казачьего общества, и Игорь Витальевич Казелин, начальник караула охраны завода, он же начальник караула добровольной пожарной дружины.

Подойдя к лодочной станции, которая входит в охраняемую территорию завода Судоверфь, казаки увидели, что на воду спущен моторный катер. В катере – сети для ловли рыбы. А четверо задержанных казаками мужчин явно собирались выйти на браконьерский промысел рыбы сетями в период нереста.

Одним из четверых браконьеров оказался бывший сотрудник милиции, бывший участковый поселка Судоверфь, Сивцов Сергей Геннадьевич. Казаки были единодушны в своем мнении о Сивцове – хорошего о нем сказать нечего.

- Пока был здесь участковым, показал себя с самой плохой стороны. Пил, крышевал притоны. И сам содержал и до сих пор содержит притон – выстроенную на берегу баню. В бане этой происходят оргии, приезжают его дружки, приводят проституток, пьянствуют, употребляют наркотики. Мы находили там шприцы. Жаловались жители, но все без толку – полиция приезжает, застает сборище, а Сивцов заявляет, что все эти люди ему неизвестны. Сидят у него в бане, пьют – но он их не знает. На том дело и кончается. С этого притона он и живет. А еще, конечно – с браконьерства. Тут же, недалеко от бани, у него построен сарай, в нем он потрошит свои сети.

Это – теперь, когда его выгнали из милиции за пьянство и с нашего завода за воровство. Он и у нас поработал. Пришел после того, как попросили из участковых, Геннадий Михайлович его взял в охрану. Но поймали на воровстве леса и тут же выгнали.

Сивцов счел себя обиженным и затаил злобу.

***

И вот этот самый Сивцов оказался среди четверых браконьеров, собравшихся половить рыбу сетями и спустивших моторный катер в заводь лодочной станции завода Судоверфь. Первым делом охранники позвонили в отделение полиции. Трубку никто не взял. Тогда они попытались своими силами задержать нарушителей. Действовали они в полном соответствии с законом. Во-первых, браконьеры находились на территории завода, а в обязанности казаков входит охранять эту территорию. А во-вторых – они, в соответствии со своими полномочиями, пресекли противоправные действия и предотвратили нарушение закона – браконьерский лов рыбы.

Итак, казаки попытались задержать четверых браконьеров. Потребовали прекратить незаконные действия и убрать лодку из заводи. В ответ Сивцов выругался, выхватил из лодки железный гвоздодер и пошел с угрозами на Геннадия Михайловича Разинькова. Трое других криками ободряли его и готовились к нему присоединиться. Защищая свою жизнь, Разиньков достал травматический пистолет. Первый выстрел он дал в воду, надеясь этим отрезвить нападавшего. Но поскольку Сивцов продолжал надвигаться на него с угрозами и руганью, Разиньков выстрелил. Стрелял по ногам нападавшего, чтобы не повредить жизненно важные органы и не поставить его жизнь в опасность. Выстрелы по ногам, очевидно, не причинили серьезного вреда Сивцову. Он достиг Геннадия Михайловича и набросился на него с кулаками. Трое остальных подбежали и тоже ввязались в драку, и один из них при этом кричал Сивцову: «Сивый, бери карабин и вали их».

Второй охранник, Игорь Казелин, насколько мог, разнимал дерущихся и защищал своего атамана. Несмотря на численный перевес браконьеров и угрозы карабином, двое казаков справились с ними. Сети были изъяты, был составлен акт, и нарушителей передали вызванному наряду полиции из ГОМ 1.

***

До сих пор все ясно и понятно. Дальше начинается цепь загадок. Загадочны и необъяснимы все действия приехавшей полиции.

Во-первых – сотрудники полиции мгновенно стали хватать изъятые казаками браконьерские сети и бегом относить их в багажник своей машины. Игорь Казелин пытался их остановить, требовал сначала составить акт, но его не слушали. Все сети с необыкновенной быстротой были сложены в багажник. Игорь Витальевич успел сфотографировать момент, когда сети относили в полицейскую машину, фотография приобщена к делу.

А Сивцову офицер полиции сразу отдал такой приказ:

- Убирай лодку! Быстро!

Сивцов не заставил просить себя дважды, лодка была тут же спрятана в сарае.

Полиция уехала. А для казачьего общества настала пора удивляться и не понимать. Во-первых – чем закончился вызов 22 мая? Вечером в этот же день Сивцов и его дружки поставили сети, а утром 23 мая эти же ребята пошли снимать их. При этом ухватили охранника за воротник и сказали, что утопят его. Вновь была вызвана полиция. Прибыл капитан из ГОМ 1, ему была предложена помощь в задержании браконьеров. Но, побыв десять минут, он уехал, посмотрев на браконьеров в предложенный ему бинокль.

Сивцовская компания и дальше спокойно и невозбранно продолжала заниматься браконьерством. Проходя мимо охраны, потрясала своим карабином и выкрикивала угрозы. Браконьерская банда уверилась в своей безнаказанности и распоясалась окончательно.

Сарай, в котором браконьеры потрошат сети.

На атамана же Казачьего общества, Разинькова Геннадия Михайловича, было заведено уголовное дело. Обвинение звучало так – Геннадий Разиньков встретил на берегу Рыбинского водохранилища Сивцова, на почве личной неприязни завязал с ним ссору, потом применил оружие, желая затронуть жизненно важные органы, и нанес ему телесные повреждения.

Теперь казакам стало ясно - почему 22 мая полицией так поспешно были убраны лодки и браконьерские сети. Все было сделано для того, чтобы задержание браконьеров свести к бытовому конфликту, к личной ссоре.

В этом же направлении продолжала действовать и следовательница, Федорова Надежда Юрьевна. Ей указывали, что все произошедшее случилось не просто на «берегу Рыбинского водохранилища» - а на охраняемой территории завода Судоверфь. Она оставляла это без внимания, и сохраняла прежнюю формулировку «на берегу водохранилища». Ей указывали, что это никак нельзя назвать «ссорой на почве личной неприязни», поскольку Разиньков и его товарищ находились при исполнении служебных обязанностей, и действовали в соответствии со своими обязанностями. Федорова никак не реагировала, и продолжала писать: «личная ссора».

Объясняли в который раз, что охранники пресекли противоправные действия, задержали браконьеров. Вновь и вновь указывали, что Сивцов и его группа собирались заняться незаконным выловом рыбы, говорили про лодку, про сети. Федорова как будто не слышала, и в материалах дела не упоминала ни про лодку, ни про сети. Вместо этого отвечала, что она не расследует дело о браконьерстве - и советовала казакам написать отдельное заявление в Рыбнадзор.

Указывали, что Геннадий Разиньков имел право применить разрешенное травматическое оружие при защите жизни и исполняя обязанности начальника охраны. Следовательница и это оставляла без внимания – продолжала писать в материалах дела, что Геннадий Михайлович применил оружие при личной ссоре, безо всякого на то права и основания. Объясняли, что Геннадий Разиньков не хотел подвергать жизнь Сивцова опасности, и именно с этой целью стрелял сперва в воду, а потом по ногам. Кстати, единственные повреждения от травматических пуль на теле Сивцова – три синяка на ногах. Но и это проходило мимо ушей Надежды Юрьевны Федоровой. И в материалах дела по-прежнему утверждалось, что Разиньков старался затронуть жизненно важные органы Сивцова.

Словом – ни одно реальное обстоятельство происшествия, благодаря стараниям следовательницы, не попало в материал дела. Охраняемая территория завода, лодка, набитая сетями и четверо браконьеров, угрожающих карабином, их задержание казаками-охранниками, исполнявшими свой служебный долг - ничего этого в материалах дела нет. Просто – Разиньков встретил где-то на берегу Сивцова, ни с того ни с сего поругался и стрелял в него.

У казаков, с которыми я говорила, создалось одинаковое впечатление - Федорова действовала по заранее заданной программе.

Баня-притон, в которой браконьеры устраивают свои оргии.

Чем можно объяснить подобные действия сперва полиции, быстренько спрятавшей сети и лодку, а затем следовательницы, делающей все возможное, чтобы представить задержание браконьеров как бытовой конфликт по вине Геннадия Разинькова? Исчерпывающе ответить на это мы не можем. Но вот одно обстоятельство, оно, хотя и не отвечает на вопрос, но дает некоторые зацепки.

Помимо Сивцова, среди четверых браконьеров имеется еще один бывший сотрудник органов – Бердышев Андрей. А лодка, на которой Сивцов с дружками выплывает для браконьерства – принадлежит ныне работающему сотруднику патрульно-постовой службы, Цыганову.

***

Казачье общество, состоящее из добровольной народной дружины, добровольной пожарной команды «Казачье» и ООО ЧОП «Редут», будет добиваться объективного расследования этого дела.

Кстати. Казаки написали участковому заявление по факту незаконного хранения Сивцовым нарезного огнестрельного оружия и его угроз сотрудникам охраны. Нынешний участковый Судоверфи, Андрей Иванов, отказывается принимать меры по заявлению. Отвечает – вот когда убьют, тогда и будем разбираться.

"Рыбинская Правда"


Источник: http://shturmnovosti.com/view.php?id=48977&utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество2 | Просмотров: 741 | Добавил: Сталкер | Теги: ярославские казаки, казаки, Оборотни в погонах | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Хорошо бы из казаков создать федеральные службы... лес,рыб,охот и т.д. надзор. Менты б не сунулись...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]