Воскресенье, 06:53
Главная / «Вмешательство России – вопрос времени»

«Вмешательство России – вопрос времени»

04.06.2014 00:36
«Вмешательство России – вопрос времени»

Организованное в Ростовской области представительство Донецкой народной республики взяло на себя координацию потоков гуманитарной помощи, которая сейчас направляется в Донбасс из многих регионов России. Одновременно налаживаются связи с органами власти Ростовской области и местными представительствами политических партий. Руководителем донского представительства ДНР – кстати, пока единственного в российских регионах – стал ростовский ученый-украинист, кандидат исторических и доктор философских наук Эдуард Попов, родившийся в Донецкой области. Еще с 2008 года он возглавляет созданный в Южном федеральном университете Центр украинистики, а также является руководителем Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований (РИСИ). О задачах, которые поставлены перед представительством ДНР в Ростовской области, и о будущем южных и восточных регионов разваливающейся на глазах Украины Эдуард Попов рассказал «Эксперту ЮГ» непосредственно в ходе своей миссии – по пути к украинской границе с гуманитарным грузом для Донбасса.

– До того, как стать представителем ДНР в Ростове, вы были знакомы с руководством республики – Денисом Пушилиным, Павлом Губаревым и прочими?

– Нет. Когда начались события в Донбассе, я не мог не откликнуться на призывы о помощи, которые звучали от моих земляков. Сначала на индивидуальном уровне, а затем уже создавая прообразы общественных объединений, я начал пытаться оказывать Донбассу посильную помощь, найти тех людей, которые нуждаются в помощи. С Денисом Пушилиным я познакомился в конце апреля, когда занимался вопросом организации приема членов семей ополченцев Донбасса. Мы обсудили широкий круг проблем, прежде всего вопросы гуманитарного сотрудничества: прием беженцев, сбор и переправка гуманитарной помощи. Кроме того, мы обсуждали ряд пунктов политической программы, и сейчас я вижу, что все они начинают реализовываться – и проект федеративной республики Новороссии, и ряд других. Тогда же мне было сделано предложение стать представителем ДНР в Ростове. Сначала в силу разных причин я ответил отказом, но затем дал согласие, и с 8 мая я являюсь представителем ДНР в Ростовской области. Приказ о моем утверждении в этом статусе был подписан Денисом Пушилиным как сопредседателем президиума ДНР.

– Какие задачи сейчас перед вами поставлены? В чем заключаются ваши функции?

– Самая главная задача – оказание гуманитарной помощи народу Донецкой республики. Второе – выход на общественные структуры, причем не только Ростовской области – географически мы затрагиваем гораздо более широкий ареал. Третье – налаживание контактов с представителями органов местного самоуправления и государственной власти. Кроме того, очень важна работа в информационном пространстве, и здесь я совмещаю деятельность как представителя ДНР и ведущего научного сотрудника РИСИ. Мы видим, что в России сейчас уделяется очень большое внимание происходящему в Донбассе, но как специалист по Украине я могу сказать, что очень многое утверждаемое журналистами и даже экспертами следует воспринимать весьма критически. У нас очень мало серьезных специалистов по Украине.

– В каких еще регионах России появились представительства ДНР?

– Пока нигде, кроме Москвы и Ростова, который является воротами на Донбасс. Первым появилось представительство ДНР в Москве, которое возглавили Алексей Муратов и Андрей Крамар - патриотические общественники, давно поддерживающие контакт с активом ДНР. Что касается других регионов, то на меня они активно выходят. На данный момент через меня прошли грузы из Москвы, Петербурга и – возможно, вы удивитесь – Уральского региона и Кемерово, которые оказались неравнодушны в отношении Донбасса. Там очень активно действует общественная группа, которая собирает деньги и медикаменты. Например, большая часть медикаментов, которые мы сегодня везем в Донецк, собрана усилиями священников Кемеровской епархии Русской православной церкви. А руководитель Красного креста Свердловской области Дмитрий Вершинин рассказывал мне, что буквально в течение двух дней после того, как в Екатеринбурге был объявлен сбор гуманитарной помощи, их склад был забит. Помощь приносили даже очень бедные люди. Хотя, казалось бы, где Донбасс, а где Урал.

– Что уже сделано вами в организации работы с органами государственной власти в Ростовской области?

– Прежде всего, я добился того, чтобы информация о моем назначении была официальной. У людей в Донецке хватает работы, но я настоял, чтобы этот приказ был подписан и вывешен на сайте ДНР – это определенная гарантия того, что ее представитель в Ростове не самозванец, политический Хлестаков. После этого мы направили на имя губернатора Ростовской области официальное обращение, подписанное Денисом Пушилиным, с просьбой об оказании всемерной гуманитарной помощи народу Донбасса. С органами власти Ростовской области у нас уже налажен постоянный диалог. Сегодня, когда мы отправляли груз, нашим партнером выступило министерство труда и социального развития Ростовской области в лице его заместителя Дмитрия Савотина. Налаживается контакт с политическими партиями – надеемся, что не за горами организация совместного мероприятия, где партнерами представительства ДНР в Ростове и организаций, занимающихся гуманитарной помощью Донбассу, выступят региональные власти.Кроме того, мы подготовили письма на имя глав законодательных собраний Свердловской и Челябинской областей, обращение к главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. В нем мы подчеркнули, что Дагестан одним из первых оказал гуманитарную помощь народу Крыма, и мы надеемся, что народ Дагестана не откажет в такой же помощи народу Донбасса.

– Как вы планируете организовать работу с теми организациями и гражданами, которые по собственной инициативе ведут сбор гуманитарной помощи для Донбасса?

– Сейчас мы действительно видим очень большую помощь нашего народа народу Донбасса, но она децентрализована, много очень хаотичных движений – пока это тоненькие ручейки, которые стекаются в одно море. Но надо попытаться, чтобы хотя бы основной поток этой помощи представлял собой широкую полноводную реку. Это позволит централизовать работу по сбору, доставке и распределению помощи. Я уже предложил организовать совместный круглый стол, в котором приняли бы участие представители общественности, занимающиеся сбором помощи, поскольку еще до моего назначения эту помощь в огромном количестве оказывали другие люди. Это, например, руководитель организации «Русская община» Алексей Зотьев, гуманитарный батальон «Донбасс» Сергея Паршикова и другие. Они начали эту работу намного раньше, чем я, и я ни в коем случае не хочу выглядеть человеком, с приходом которого она была налажена. Я просто пытаюсь эту работу перевести на более организованный уровень, чтобы она работа была общественно-государственной.

– Какова роль казачества в поддержке ДНР?

– Значительная часть добровольцев Донбасса – это казаки. Я не могу точно сказать, какова точная доля казаков среди российских добровольцев, но то, что она очень велика, - несомненно. Помимо этого, казаки оказывают гуманитарную помощь. Я уже установил контакты с представителями и реестрового, и общественного казачества – люди выражают готовность помочь либо в качестве добровольцев, либо, как минимум, товарами, прежде всего продовольствием. У меня был разговор с одним из представителей казачества, в котором речь шла о закупке продовольствия для Донбасса на сумму 500 тысяч рублей, в первую очередь детского питания.

– Много ли сейчас, по вашей оценке, на территории Ростовской области беженцев из Донбасса или тех, кто готов переехать сюда?

– На днях появилась информация, что, по данным российских госструктур, за последнее время территорию Украины покинули и перешли на территорию России 140 тысяч граждан Украины. Прежде всего это жители Донбасса и Луганщины. Недели три назад, до активизации бомбардировок Славянска и Донецка, счет беженцев шел на тысячи – может быть, на несколько десятков тысяч, но это только начало - скоро это будут сотни тысяч. Сейчас у меня есть ряд звонков от людей, которые собираются уезжать, но, поверьте, их будет очень много – возможно, просто не все еще знают мой телефон. И, как бы это цинично ни звучало, лучше помогать людям там, в том числе оказывая им гуманитарную помощь, чем принимать сотни и тысячи беженцев здесь.

– В российском обществе сегодня явно созрел запрос на то, что Россия должна вмешаться в происходящее на Донбассе и в целом на Украине. Какое влияние эти массовые настроения могут оказать на дальнейшее развитие событий?

– В России этот запрос очень силен, он буквально всенароден, и постепенно намерения России донести голос разума до киевских «властей» получают все меньшую поддержку широких слоев общества и даже вызывают некоторое раздражение, которое затем может аккумулироваться в виде резко оппозиционных настроений. Поэтому федеральной власти надо ни в коем случае не дать тому положительному эффекту, который возник после возвращения Крыма на историческую родину, сработать в противоположную сторону. Смею думать, что разговоры о том, что Путин-де «сливает Донбасс», которые ведутся в том числе в экспертном сообществе – это весьма преждевременная позиция, и скоро мы увидим какие-то шаги в прямо противоположном направлении. Не секрет, что в экспертных кругах и интеллигенции сильны позиции того, что принято называть атлантизмом, - намного сильнее, чем в целом в обществе. Из этого можно сделать неправильный вывод, что мнение журналистов или экспертов является срезом общественного мнения. Это не совсем так. Общественное мнение от 80 до 90 процентов выступает за радикальное, если угодно, хирургическое вмешательство России в процессы на бывшей Украине, за вооруженный отпор агрессору. И я полагаю, что это вопрос времени - в той или иной форме: либо использование регулярной армии, либо непрепятствование потоку добровольцев на Донбасс. То, что Россия своих не сдаст, - в этом я никогда не сомневался. Если переходить к роли личности в истории, то президент Путин уже слишком далеко зашел, чтобы, попав в историю как собиратель земель русских, вдруг отступать. Предательство Россией наших людей на Донбассе привело бы к экспорту этой революции к нам.

– А каково восприятие российской позиции на Донбассе? Нет ли там ощущения, что «Путин сливает Донбасс»?

– До самого недавнего времени там действительно были сильны тревожные настроения, в том числе часто высказывались недоуменные, а подчас и более резкие оценки позиции России. Однако в последние дни, когда появились пока не подтвержденные сообщения о притоке российских добровольцев и особенно после заявления пресс-секретаря президента Пескова, что Россия окажет гуманитарную помощь, эта тревога и даже паника сменяются настроениями надеждой. Все-таки русские на Украине и в особенности в Донбассе привыкли расценивать Путина как своего президента – рейтинг поддержки Путина там был всегда выше, чем на территории России. Народ Донбасса смотрит на Россию как на единственного защитника, который может спасти его от киевской хунты.

– При каких условиях может состояться признание Россией Донецкой и Луганской республик?

– Быстрота признания независимости ДНР будет зависеть от степени агрессивности и неумности политики Киева – чем более агрессивной и суицидальной она будет, тем скорее Россия будет вынуждена пойти либо на признание независимости ДНР или Новороссии, либо на повторение крымского сценария с проведением референдума о присоединении Донбасса или Новороссии к России. В военно-политическом отношении в ближайшие месяцы хунта надломит свой хребет, стратегическая инициатива перейдет к антифашистскому сопротивлению Донбасса, после чего огонь перекинется на другие регионы Новороссии, а отчасти и Малороссии, где уже сейчас зреют очаги недовольства – в Харькове, Одессе и не только там. Добровольцы Донбасса будут оказывать содействие тем активистам в этих регионах, которые действуют пока очень разрозненно и копят силы. Плюс чем дальше, тем острее перед бывшей Украиной будут стоять экономические и финансовые проблемы – страна идет по пути гибели, не говоря уже о политических разногласиях и внутри так называемых элит, и между украинскими кланами. Они пока не перешли в стадию острой конфронтации только по той причине, что у них сейчас есть общий враг – Донбасс. Как только Украина поймет, что Донбасс она потеряла, или так или иначе дистанцируется от вмешательства в его дела, все линии раскола – ментальные, географические, социально-экономические, финансовые, внутриполитические – углубятся. Наконец, внешнеполитические противоречия, поскольку Украина обладает территориями, исторические права на которые, мягко говоря, не обоснованны. Поэтому в ближайшие месяцы Россия, скорее всего, не будет идти по пути признания ДНР и ЛНР, но когда будет создана Федеративная республика Новороссия, а это вопрос месяцев, может быть, года, Россия станет перед фактом признания этого образования и признает его.

 

Николай Проценко
 

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Острая тема2 | Просмотров: 1096 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: Донбасс, ростовская область, Политика, гуманитарная помощь, Россия, Эдуард Попов, ДНР | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]