КИАЦ Казачий Информационно-Аналитический Центр
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Танюша_Алексеевна 
Казачий Форум » Казачки » Казачий дом » Колыбеля (все, что необходимо для воспитания казачат)
Колыбеля
Танюша_АлексеевнаДата: Четверг, 09.03.2017, 13:30 | Сообщение # 16
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


ЛЕГЕНДА ОБ ОЛЕНЕ

Когда сотворил Бог небо и землю, и всё, что на ней произрастало, и отделил воду от суши и указал рекам путь ихний, вот и потек тогда Дон наш батюшка от Иван-озера к морю Азовскому. И расселились тогда же казаки по Полю Дикому, по степи казачьей, по Дону по реке. И послал тогда Бог Оленя, зверя доброго, казакам в степи, в знак того, что добро он казакам хочет и что быть тому Оленю у казаков знаком Божьяго к ним благоволения. И не свелел Бог казакам на Оленя охотиться, а Оленю у казаков пшеницу топтать. Зимой же, когда занесет всё снегом, и нечего Оленю есть будет, нехай он в первый же курень заходит, всего ему детишки натащат. Вот так и жили они, казаки и олени, в дружбе доброй. И много лет над землей пролетело, и много снежных зим прошло, и была в степи жизнь счастливая, да случилась беда страшная. Там, на севере лютом, далеко-далеко, где люди промеж кочек да болот, да в лесах дремучих жили, злым царям своим покоряючись, судьям неправедным дань принося...В царстве людей тех, Темным оно прозывалось, не вытерпел народ поругания над собой царско-боярского, и снялись многие с мест своих и пошли, в страхе и горе, через те болота, через те трясины, через те леса темные вольной, правильной жизни искать. А слыхали они, прошла земля слухом, будто есть она только в Поле Диком. Шли они шли, шли-шли, вышли из лесу - и дух у них захватило: легла перед ними степь необъятная, куда ни глянешь, ни конца ни краю ей не видно. Огляделись получше, а во-он, у балки, не только жилье человеческое видать, но и церковь Божия стоит и горит на колокольне крест православный. И пошли они, оборванные, голодные, босые, бездорожьем, прямо по степи, к тому жилью человеческому, путь свой на тот крест сияющий держа. А был то хутор казачий и звался он - Порубежный.
Увидали казаки, что прет какая-то толпа людей незнаемых, вышли на зады, диву даются: кто бы это быть мог, што за люди чудные такие? А вышли, как казакам полагается - при оружии, луки-стрелы у них, ружья-самопалы, сабли вострые. Как разглядели те пришельцы казаков вооруженных, пали на землю, земно кланяться зачали, бабы ихние истошными голосами завыли, детишки ихние заплакали. И такой они все шум и гам несусветный подняли, што схватились птицы небесные с попасу степного, высоко в небо залетели, тучами над землей закружились, закагакали, засвистели, закурлыкали. Стоят казаки порубежинские и ничего понять не могут: света это преставление или ишо беда какая? Тут и вышел вперед атаман хуторской. Махнул он своей насекой:
- Гей, - шумить, - а ну бросьтя вы кувыркаться, голосить бросьтя, а расскажитя вы нам, што вы за люди и чего вам от нас, казаков, надо?
Вышел тут из толпы новоприходной один из них, тот, што трошки побойчей был, пал обратно на колени и говорит:
- Не прикажи, атаман, казнить, прикажи слово молвить.
- Да говори, шут с тобой, того тольки я и добиваюсь.
И обсказал итот пришелец, Микишкой звать его было, што рабы они, холопы бояр и царей царства Темного, што попухли они с голодухи, на господ своих работая, что мучат их и безвинно казнят судьи неправедные, што пытают их и бьют в башнях пытошных, в железа кидают, продают, как скотину, жену от мужа, детей от родителей, а то и на собак меняют. И вот порешили они из царства того убечь, куда глаза глядят, может быть, найдут они пристанище тихое. Сказал он те слова и снова толпа пришельцев тех заголосила, бабы взвыли, детишки заплакали, старухи запричитали. А мужики, те шапки поскидали, стали все, а как есть, в траву на колени, поклонились ишо раз казакам земно и еще раз сказали:
- Примите нас, казаки, Бога для!
Переглянулись меж собой казаки, подивились тому рассказу, получше к пришедшим попригляделись: тю, а ить тоже вроде люди! Похожи на людей! И Господа Бога нашего поминают. Почесали затылки и порешили:
- Оставайтесь промеж нас, люди добрые. Расселяйтесь в городках и хуторах наших. Мастяруйтя и трудитесь, земли и степи, и рыбы, и живности для всех нас хватит. И ничего не бойтесь, никаких царей лютых, с Дону нашего нету выдачи. Так вот и остались пришельцы те промеж казаками жить. И много тому времени прошло, и жили они, как у Христа за пазухой, да так, одново разу, прибегает тот Микишка к атаману и слезно просит его вдарить в колокол церковный, скликать казаков на сход, потому - хочет он, Микишка, весть какую-то сапчить. Свелел атаман в колокол вдарить, созвал казаков на сход, вышел тот Микишка на середку, шапку скинул, поясно во все четыре стороны поклонился и враз же зачал, плача, рассказывать:
- Браты вы наши, казачьи. И с тех самых пор, как пришедчи мы к вам в земли ваши, никак не потеряли мы вестей притоку с царства Темного. И дале всё, как есть, знали про жизнь про тамошнюю, обратно иттить никак не собирались, рабство-то кому сносить охота! Да довелось нам таперь дознатца, што ударили на царство Темное турки и татары, побили тыщи народу православного, мужиков и баб молодых в полон угнали, а детей и стариков со старухами лютой смерти предали. Храмы же Божий жгли они, поганцы, из икон костры складали. И потекла рекой кровь народа нашего. Братья казаки, християне православные! Пособитя! Прогонитя вы тех ханов, и салтанов, и князей, и пребудет слава ваша во век и век, пока солнце над землей светит.
Долго промеж себя казаки советовались. Долго туды и суды прикидывали и порешили:
- За веру и Бога Единого, за свободу и правду, против рабства и неволи, на коней, братцы!
Эх, как взыграли коники на дыбошки! Эх, как вострубили трубы ратные, Эх, как взмыли к самому небу казачьи песни походные!
И пошли казаки против врагов и супостатов. Бьются они в чужих землях, кладут свои головы, множат сирот и вдов по Дону, пашней не пашут, в житницы сбирать некому, одно знают - за Веру и Правду бьются.
И до того у них дошло на Дону, што тем, кто еще остался там, есть нечего стало, страшным мором, повальной смертью захозяйничал в Степи - голод. Повертались воевавшие в странах далеких, собрались все до одного, оглянулись - мало их, вовсе мало осталось, а и тем, кто остался из них, тоже есть нечего.
И забывши свое слово крепкое, Богу данное, побили они в степи друзей своих - оленей, посвежевали, сели на траву и только что трапезовать хотели, той жареной оленины отведать, как вдарил гром в небе чистом. Полохнула молонья в небе безоблачном и раздался над Степью голос Самого Господа и Бога нашего:
- Мир сей сотворивши, отвел Я детям моим, казакам донским, Дон-реку и Степи для жизни вольной. И послал Я к вам, казакам Донским, Оленя, зверя доброго, залогом любви моей и вашего в степи благоденствия. Вы же, славою земною прельстившись, пошли на брань за дело вам чужое и ненужное и тем преступили мои законы. Рабскому царству покорили вы полсвета, славу себе суетную стяжали, словом же Божьим пренебрегли. И запустел Дон казачьими головами, заросли сорняками пашни ваши, и пошел гулять по степи вашей черный голод. И, его убоясь, перебили вы Оленей моих, Мною вам посланных. Теперь же знайте - упокою всех в боях павших, но нет живущим моего прощения.
И когда стих голос Господен - померкло солнце, и не дал месяц света своего, пал, затих степной ветер, заволокло тучей небо и потухли в нем звезды ясные, непроглядной ночью окуталась земля и покрылась немым молчанием.
В ужасе и в тоске, в слезах безнадежных пали казаки ниц, не смея и головы поднять и глянуть в тьму непроглядную.
И вовосплакал какой-то младенец писком птичьим. Один. За ним - другой, за другим - третий. И понесся тот плач детский всё выше и выше, проник сквозь облака и тучи и пал у престола Божия.
В гневе был Господь, болело сердце Его от непослушания казачьяго и не думал Он прощать ослушников. Но всё громче, всё сильней, всё явственней звенел плач младенцев невинных, и не смог Бог стерпеть горя несмышленышей. Отлегло сердце Его и уронил и Он сам слезу горькую на землю. И где пала она, там и брызнули от нее искры и зажгли и звезду, и луну, и солнце. Стали казаки на колени, устремили взоря свои туда, где далеко-далеко, за толпой планет, солнц и созвездий, в неизмерном пространстве стоял трон Господен.
И смиловался Бог. И снова на Дону услыхали голос Его: «Много, много крови прольете вы, казаки, в сраженьях, вам ненужных, по-пустому. И пойдет на вас сила сатанинская и смутит, и соблазнит, и переведет, и побьет пошти што во-взят племя ваше. Но - упомните: придет он, день и час, и исполнится мера грехов ваших, с лихвой выплатится цена крови Оленей невинных, цена напрасного искания славы суетной. И придет тогда с Востока лавой новый табун добрых Оленей в степи ваши. И заживете вы тогда снова в мире вольным народом. А в память всего этого даю вам отныне в герб ваш Оленя, стрелой пронзенного, помните, в знаке этом - ваши грехи и ваше спасение.
На месте же том, где побили вы зверей моих любимых, выступят там воды черные и нальется там озеро, без рыбы, без ничего в нем живущаго. Следите за ним - слушайте, как кричат над ним бакланы, птицы вещие. Когда же не станет того озера, когда вдруг поднимутся в лёт и исчезнут оттуда бакланы, знайте - близок будет час избавления вашего.

Из романа П.С. Полякова «Смерть Тихого Дона»
Прикрепления: 4841923.jpg(23Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Четверг, 09.03.2017, 13:37 | Сообщение # 17
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
СБОРНИК АУДИО СПЕКТАКЛЕЙ "КАЗАЧЬИ СКАЗКИ"





СКАЧАТЬ
Прикрепления: 8136899.jpg(60Kb) · 4048086.jpg(258Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Четверг, 09.03.2017, 13:39
 
Танюша_АлексеевнаДата: Понедельник, 13.03.2017, 13:42 | Сообщение # 18
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Понедельник, 13.03.2017, 17:04
 
Танюша_АлексеевнаДата: Понедельник, 13.03.2017, 13:44 | Сообщение # 19
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Дайте в руки шашку востру, дайте бурого коня.
Ничего,что мал я ростом, не обскачите меня!
Конь,как ветер, грива вьётся.
Шашка рубит на скаку.
Жизнь, что волею зовётся, нет милее казаку!

Я лихие выкрутасы буду шашкой выводить,
Вы мне яркие лампасы разрешите поносить.
Ведь уже казачью справу, мне отец давно собрал,
Лишь трофейную забаву прячет- старенький кинжал.

Дед фамильную папаху подарить мне обещал.
Эх! Не дал бы только маху!
Нынче день такой настал.
Посвящают в казачата. С дедом я стою в строю.
Атаману крикнем: «Любо! Не сробеем мы в бою!»

На станичную заставу мы сегодня поглядим,
По- казачьи погутарим, о погибших помолчим.
Обещаем, всему люду,жизнь по совести прожить.
И иконочку в папахе по традиции хранить.

За родимую отчизну, за свободу постоим.
И семью,казачью нашу, мы ничем не осрамим.
Не ругайте нас девчата, что вас замуж не зовём,
Мы пока что казачата. Дайте время, подрастём!
Прикрепления: 8505731.jpg(151Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Понедельник, 13.03.2017, 17:20
 
Танюша_АлексеевнаДата: Понедельник, 13.03.2017, 13:46 | Сообщение # 20
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Чебрец

Случилось это в старые времена, в старые и давние. Одному казаку, Ивану Бесстрашному, пришлось мимо татарской заставы ехать. Ехал он мимо нее без всякой опаски, потому что в это время татары с казаками мирно жили.

Увидели татары казака, из своей палатки повыскочили, руками машут, к себе его в гости кличут. Приостановил своего коня казак, слез с него и к татарам подошел. Забыл Иван Бесстрашный, что против старых врагов всегда нужно опаску да осторожность иметь. Вошел он в палатку, сел и начал вместе с ними вино пить.

Татары ему в ковш вина подливают - и вина не простого, а с наговорным зельем. С таким наговорным зельем, что кто с ним вина отведает, тот своих верных друзей-товарищей и родных отца с матерью навеки забудет. Захмелел казак, спать повалился. Наутро поднялся, в татарскую одежду нарядился и сам татарином стал. Служит он татарскому царю прилежно.

Выслужился он у него и стал большим начальником. Узнали об этом казаки, собрались они все и решили послать к Ивану Бесстрашному гонцов. Приехали к нему гонцы и говорят: - Не стыдно ли не дурно ли тебе, Ивано, старых друзей-товарищей забывать? А Иван Бесстрашный им в ответ: - Вот у меня теперь друзья-товарищи! - и сам на татар указывает. И чего ему гонцы ни говорили, - он их и слушать не хочет. Так ни с чем они к своим и воротились.

Собрались опять казаки и наказывают гонцам, чтобы сказали они Ивану Бесстрашному, что кличут его на тихий Дон родные отец с матерью. Во второй раз приехали гонцы к Ивану Бесстрашному и говорят: - Кланялись тебе родимый батюшка и родимая матушка, кличут тебя к себе на тихий Дон - домой. А Иван Бесстрашный им в ответ:

- Вот тут у меня и дом, а вот эти люди, - сам на татар указывает, - для меня отца с матерью милее. Больше не дал он гонцам и слова вымолвить, от себя сразу вон выпроводил. Так ни с чем гонцы опять домой и воротились. Собрались тут все казаки до единого и в третий раз гонцов к Ивану Бесстрашному посылают. Случилось тут и одному старому казаку быть. Сорвал он чебреца, травки степной - душистой и пахучей. Подошел к гонцам и говорит:

- Приедете к Ивану Бесстрашному - ничего ему не говорите, ни о чем не просите, а только вот эту степную травку перед ним на стол положите. Так и сделали гонцы, как приехали они к Ивану Бесстрашному. Слова ему не сказали, а перед ним пучок сухого чебреца на стол положили. Запах его сразу учуял Иван Бесстрашный - и тут же он гонцов спрашивает:
- А чем это пахнет?
Они ему в ответ:
- Травой чебрецом, какую тебе родина и тихий Дон-батюшка в подарочек прислали. Спали тут с Ивана Бесстрашного татарские чары. Схватил он свою острую шашку, побил стражу, что к нему татарский царь для почета приставил. Побил и ускакал с гонцами на тихий Дон. Не один раз после этого Иван Бесстрашный вместе с другими казаками крепко бил татар и всегда говорил своим верным друзьям-товарищам:

- Не верьте никогда врагам. Не ешьте их хлеба и соли, не пейте вина - от этого вам добра не будет, а только одно худо. Всегда помните о верных друзьях-товарищах, о родных отце с матерью, помните и никогда не забывайте о родите, что вас вспоила и вскормила. Спасибо вам, друзья-товарищи, что вы меня навеки от хитрых вражеских чар избавили.
Прикрепления: 4813332.jpg(292Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Понедельник, 13.03.2017, 17:24
 
Танюша_АлексеевнаДата: Среда, 15.03.2017, 14:56 | Сообщение # 21
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Отцовская любовь не уступает, может быть, в силе материнской, но в обнаружении имеет свой оттенок. У отца больше отрезвляющей строгости, а у матери согревающего снисхождения. Та и другая вместе, в пределах благоразумия, верно достигают цели - хорошего воспитания детей.

© святитель Феофан Затворник
Прикрепления: 7142929.jpg(159Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Четверг, 23.03.2017, 11:20 | Сообщение # 22
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
ФОЛЬКЛОРНО-ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ПОСТАНОВКА "СОРОКИ"

Сценарий - Доронина М.
В главной роли - Арчакова Дарья и учащиеся объединения "Качалинские казачата".
Номер был подготовлен для областного конкурса "Донская Казачка 2013г", г.Волгоград.



Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Четверг, 23.03.2017, 11:23 | Сообщение # 23
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Прикрепления: 8400405.jpg(275Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Пятница, 24.03.2017, 19:36 | Сообщение # 24
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Казачья сказка.



- Бабунечка, а расскажи мне сказку.
- Ну что ж, жалюшка, расскажу, пожалуй. Только энто не сказка, а быль будеть. Было энто не в давние времена, да только заявилси на наши казачьи земли, на наш самим Богом дарованный Присуд, басурман-анчибел, чтоб известь на корню остатки народа нашего да Еленя
священного погубить. Не с оружием пришёл вражина, не с войском, а только хитрость и лукавство в помощь сабе взял.

Разселси поганый, окопалси на Хопре-реке, стал речи сладкие да приятные гутарить, кубыть жили вы тут люд тёмный плохо да трудно, а я вот пришёл и будете вы таперича как сыр в масле кататься. А сам тишком стал землицу нашу портить да водицу травить.

Заплакали воды наши чистыя, завыла степь-матушка, накренилися деревья, поникли лазорики, закричали птицы и взвыли звери дикие. Скачет Елень по полям, остановитси, прислушаетси: стонет земля наша стоном тяжким, больно ей милай. Басурманин её родимую мучаить, ковыряить железом и когтями рвёть, ядом щедро поливаить.

Поскакал Елень в ближние хутора да станицы:
- Эй, казаки! Беда в дому нашем! Враг уж вволю хозяйствует и куражится на земле нашей!

Но не услыхали его казаки. Заняты были. Кто водку пил, кто с бабами гулял, кто о пустом лясы точил.

Поскакал Елень дальше.
- Сполох, казаки! Басурман с самого аду к нам пришёл дома наши порушить.

Но снова не услыхали Еленя казаки. Ходют друг перед дружкой, красуютси, нарядилися в справы красочныя, значки да мядальки липовыя понавешали, погон на плечи накидали да званьи незаслужанныя сами сабе поприсвоили. И нет у них других забот, как мерятьси у кого чины важнее да пузо толще.

- Ой, бабунюшка, да нешто они были как наш кочет на базу?

- Да, твоя правда, внучек. Кочеты они и были. Ну, слухай дальше. Скачет наш Елень по земле казачьей, ищет, кто ж Присуд защитить.

Эй, бойцы-молодцы! Поганыя лапы рвуть землю нашу!

Не ответили яму казаки. Уселися у ярких экранов, на кнопки тыкають, ругаютси и спорять, свою гордыню со своей же глупостью мешають. Сиднем сидять цельными днями и дела им не до чего более нету.

Опустил голову Елень, загрустил, и от энтих лоботёсов помощи и защиты не дождешси. Делать нечего, поскакал он дальше.

Эй, народ отважный! Распоясаласи погань, ваших чадушек жизней лишает.

Но не приметили даже Еленя те казаки. Громко они песни играють
да пляшуть, что есть сил, в бубны-барабаны стучать, гармони тянуть. Некогда им, веселятьси.

Вздохнул тяжко Елень и дальше поскакал оборону собирать.

- Братья, казаки! Ноги вражьи Присуд топчуть!

Но не до того казакам было. Собралися в стяпу, играютси, шашками, в сувенирной гамазее купленными, машуть, с прутиками да бутылками пластмассовыми сражаютси, умелыми да храбрыми воинами прикидываютси. Ну а как устануть, так начинають с грозными
лицами фотографироватси да про дедов своих гутрить, мол, герои все как один были. И тут уж как начнуть чужой славой хвалитси, не остановишь. Сидять круг кострищ, грудь выпячивають, носы задирають, а чего гордятьси и сами не знають. Сами-то они только посередь своих такия смелыя да не сваёй храбростью хвастатьси горазды. А как по куреням разбредутьси, так зараз молчок, тише воды да ниже травы становятси. Даже жёнам своим повинуютси во всём да под их командованием живуть.

Снова поскакал наш Елень. Видит, вроде как казаки Богу молятси.

- Эй, православныя! Черти адовы терзають народ наш!

Но и в энтот раз осталси без ответа призыв. Понаставили столбов-деревяшек да пяньков-идолов, на коленки перед ними бухаютси,
молютси на них, бесов призывають, а Господа Бога нашего погаными словами попирають. А другия и вовсе одёжу даже исподнюю посымають и давай через кострища сигать да непотребства творить. Срам один, даже гутарить за энто противно.

- Бабунечка, да что-то не похожи все энти люди на казаков. Разве ж казака надобно уговаривать да просить свой дом и семью защищать? Он ведь и сам энто знает и врага бъеть и гонить со своего куреня. Али не так?

- Так, внучек. Да только в те времена много разного сброду посередь казаков затесалось, а настоящих и не было тогда почти.

- Так что же, совсем некому, стало быть, было защитить Присуд?

- А вот ты послухай дальше. Смотрит на Еленя басурман, ухмыляетси, лапы свои мохнатыя потираеть. Ну, что, гутарить, собрал казаков меня с вашей земли гнать? Нет у вас на мене управы, я тут таперича хозяин и вы все до конца своих дней мне служить будитя. А помрётя, так
и няхай, не велика потеря, я новых холопов найду.

Отчаялси Елень, огляделси вокруг. Люд простой уж больной-истерзанный да в язвах страшных стоить, матери своих чадушек
к сабе прижимають, а те ревуть и в страшных муках исходють.

Упал Елень, потякли из глаз яго горючия слёзы, и взмолилси он Господу нашему, Иисусу Христу. Господи, да как же так? Да нешто нету боле казаков? Да разве ж исчез народ отважный и Присуд наш обречён
на погибель страшную постыдную?

Услыхал Господь молитву ту. И явил Он перед Еленем защитников – лишь малое число казаков, казачек да их чадушек. Вышли они к няму и тихонько сели рядом.

- Кто ж вы такия будяте? Откудава взялися?

- Так ить казаки мы. Поди уж как не первый год Присуд обороняем от силы вражьей сатанинской.

Возрадовалси Елень, но и встревожилси.

- Да как же? Вас ведь вон всяго ничаго. Раз-два и обчёлси.

- Мало нас, то правда чистая. Но силы и духа в нас Господь на цельную армию вложил. И бил нас басурман, и пугал, и деньгами своими погаными соблазнить пыталси, а мы всё стоим и не сломалися. И
стоять будем, покуда живы. А как придёт час помирать, так вон дети наши встануть на наше место и снова будуть гнать злодея, покуда не уберётся тот с земли нашей.

- Бабунюшка, так победили казаки басурмана? Прогнали?

- Конечно победили! Басурман он ведь что, всего лишь слуга сатанинский, а потому хотя и хитрый, но слабый. А казакам Господь дал оружие, которое любого врага побьёть. Кто вместе с Богом за правду сражаетси – тот завсегда непобедим.

- Бабушка, а что же стало с теми, кто не пошёл родную землю защищать?

- Наказал их Господь за малодушие и безпечность. Пресёкси род их и безславно сгинули они в веках. А те, что Присуд отстояли народили казачат малых и разошлися они по всей казачьей земле, по станицам
и хуторам, и встали стеной нерушимой новым Христовым воинством – сильным, храбрым и непобедимым.

Автор: Светлана Глазина
Казачка хутора Дурновский
Хопёрского округа
Области войска Донского
Прикрепления: 7944728.jpg(23Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Пятница, 24.03.2017, 20:50 | Сообщение # 25
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Прикрепления: 9237903.jpg(200Kb) · 6566253.jpg(145Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Пятница, 24.03.2017, 20:51
 
Танюша_АлексеевнаДата: Пятница, 24.03.2017, 23:53 | Сообщение # 26
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Среда, 19.04.2017, 11:11 | Сообщение # 27
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


КАЗАЧЬЯ СКАЗКА "ПОСТРИГ — ПОСВЯЩЕНИЕ В КАЗАКИ"

Был на Яике обычай такой: постриг, посвящение в казаки.

Справляли постриг один раз в год, осенью. Как исполнится отроку три годика, усаживали его на коня в день Симеона-летопроводца. И поныне так делают. Посадят мальчонку на смирную лошадь и водят по станице коня уздой. Ныне постриг — шутейный, ласковый, для забавы.

А ране детей всурьёз усаживали на горячих коней. Бросят дитятку на спину жеребца, свистнут, нагайкой щёлкнут. И рванется конь в степь, аж ковыли пригибаются. Ан редко детишки с коней падали. Уцепятся они в гривы и скачут, как будто казаки в истине. Ежли мальцы и падали, кони никогда не наступали на них. Конь — существо доброе. Не калечились дети на постриге.

Но как-то появился на Яике злой человек. Был горбат он с детства. С полатей упал и вырос горбатым, потому и звали его Горбуном. Бог шельму метит. Однажды перед постригом Горбун прокрался ночью в загон, где стояли кони. И намазал, натёр воском Горбун спины всех лошадей. Чтобы скользкими стали спины коней, чтобы падали детишки на постриге.

— Я горбат. И они пущай искалечатся, растут горбатыми! — рассудил злыдень.

Полагал Горбун, что никто не заметит его пакость, но злодея увидел случайно в ту ночь станичный кузнец. Не спалось что-то кузнецу, и собаки брехали. Вышел коваль на крыльцо. Тут и луна из-за облака выглянула, осветила мир божий.

— Что это Горбун по загону шастает? Верхом не умеет он ездить, может, колдует, порчу наводит на коней? Или кобылиц тайком доит?

Подошёл поближе кузнец крадучись. Встал за туловом тополя, глядит. А Горбун спины конские чем-то мажет. Ничего не понял кузнец. Рано утром пришёл он к атаману: мол, видел ночью, как чародействовал Горбун в загоне конском. Атаман взял кузнеца с собой:

— Пойдём, осмотрим коней.

Так вот и раскрылся умысел Горбуна.

— Воском натёр злодей спины конские, дабы детишки на постриге падали и калечились.

Но, ить, казачата у нас шустрые, цепкие. Они энто испытание выдержат. Ты молчи, кузнец. Я сам придумаю наказание Горбуну, — сказал атаман.

И пошёл постриг, как обычно. Посадили родители детишек на коней. Взмахнул булавой атаман, пушка стрельнула. Разгородили казаки загон, гикнули, нагайками щёлкнули.
Понеслись горячие кони в степь, аж земля загудела. И ни один казачонок не упал с коня.
Догнали казаки верховые детишек, сняли их с коней. Празднество началось хлебосольное. Горбун вместе со всеми ковш вина выпил. Тут атаман и обратился к миру:

— Слушайте, люди добрые! Ночью видел кузнец случайно, как мазал Горбун воском спины конские в загоне. Хотел злодей, чтобы детишки наши упали на постриге и покалечились. Какое наказание мы придумаем для пакостника? Как порешим? Может, посадим Горбуна на дикого жеребца да ужалим коня под брюхом нагайкой? И пущай скачет Горбун в степь.

Схватили казаки Горбуна, забросили на жеребца и выжгли коня плетью. Полетел бешеный конь в степь. Горбун долго на коне не продержался, упал, ногу сломал, плечо вывихнул. Приполз он в станицу на четвереньках, заскулил:

— Помилуйте, казаки! Бес меня попутал!

Выл жалобно Горбун, а сам со злобой затаённой на кузнеца поглядывал. Но кузнец не боялся Горбуна. Кузнец мог быка за рога схватить и свалить пороса, шею ему сломать.
Так уж устроены люди. Кто-то силой славен, а кто-то наполнен коварством и злобой. Кто-то богат умом, а кто-то набит....
Прикрепления: 1136249.jpg(101Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Воскресенье, 23.04.2017, 18:51 | Сообщение # 28
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Казак был обязан знать все степени родства и своих предков поимённо. Этому способствовали «Поминальники», которые сохранялись за иконой в киоте каждой семьи. Воспитание казака начиналось с семейных рассказов о жизни предков. На этом строился комплекс славы, который стоял у казака в системе ценностей на первом месте, затем честь, и лишь на третьем – жизнь.
Прикрепления: 9166435.jpg(89Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!

Сообщение отредактировал Танюша_Алексеевна - Воскресенье, 23.04.2017, 18:52
 
Танюша_АлексеевнаДата: Воскресенье, 23.04.2017, 19:02 | Сообщение # 29
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Ох, брехать я не мастак.
На войне, ребяты,
Пали коник и казак
От одной гранаты.
И едва затихнул бой,
К поднебесной выси
Души их, само собой,
Плавно вознеслися.
В Рай калитка, а на ней
Строгая записка,
Мол, нельзя сюда коней
Подводить и близко.
Горько стало, но казак,
Слёзы утирая,
Твёрдо молвил – Коли так,
Обойдусь без Рая.
Другу места не нашли,
Дык и мне не надо.
И по облаку пошли
Вместе вдоль ограды.
Долго шли, а может нет,
Видят – что такое?
Вновь калитка, рядом дед
Старенький с клюкою.
– Дед, ты ангел али бес?
Признавайся, кто ты?
И в какую часть небес
Стережёшь ворота?
– Рай у нас, станичник, тут –
Дед ответил просто.
– Все Петром меня зовут,
Звание – апостол.
– Я с конём могу пройти?
– Проходи, воитель.
Нет запрета на пути
В Райскую обитель.
– Почему ж у тех ворот
Для коней преграда?
– Там не Рай, наоборот,
То – ворота Ада.
Ты искус прошёл, и вот
В том твоя заслуга.
Рай найдёт лишь только тот,
Кто не бросит друга.
Прикрепления: 8496990.jpg(205Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Танюша_АлексеевнаДата: Суббота, 13.05.2017, 23:43 | Сообщение # 30
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 187
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
КАЗАЧЬИ ИГРЫ и ЗАБАВЫ



Заря-заряница

Ход игры:
Дети встают в круг, руки держат за спиной, а один из играющих — Заря. Она ходит сзади с лентой и говорит:

Заря–зарница, красная девица,
По полю ходила, ключи обронила,
Ключи золотые, ленты голубые,
Кольца обвитые — за водой пошла!


С последними словами «Заря» осторожно кладёт ленту на плечо одному из играющих. Тот, заметив это, быстро берёт ленту, и они оба бегут в разные стороны по кругу. Кто останется без места, становится Зарей.

Правила игры:
Игроки не поворачиваются, пока водящий выбирает, кому положить на плечо ленту. Бегущие не должны пересекать круг.

Иголка, нитка, узелок

Ход игры:
Игроки становятся в круг и берутся за руки. Считалкой выбирают «Иголку», «Нитку»
и «Узелок».
Герои друг за другом то забегают в круг, то выбегают из него. Если же «Нитка» или
«Узелок» оторвались (отстали или неправильно выбежали, вбежали в круг), то эта группа
считается проигравшей. Выбираются другие герои.
Выигрывает та тройка, в которой дети двигались быстро, ловко, не отставая друг от
друга.

Правила игры.
«Иголку», «Нитку», «Узелок» надо впускать и выпускать из круга, не
задерживая, и сразу же закрывать круг.

Веретено

С помощью считалки выбирается «веретено» и ведущий. «Веретено» стоит
посередине зала или площадки, наступив на конец веревки ногами. Ведущий ребенок
стоит на расстояние 5-6 шагов от веретена, держа в руке другой конец веревки. Ведущий
бегает по кругу вокруг «веретена», наматывая веревку вокруг него, поднимая вверх или
опуская вниз. Дети в этот момент стараются подлезть под веревку, перепрыгнуть или
перешагнуть через неѐ. Тот, кто ошибся, выполнил упражнения неправильно, выходит из
игры. Ведущий, запутав «веретено», распутывает его, двигаясь в обратную сторону по
кругу. Дети выполняют те же движения и при распутывании «веретена».
Прикрепления: 8113495.jpg(58Kb)


Воля - не своеволие, лихость - не разбой, а доблесть - не жестокость!
 
Казачий Форум » Казачки » Казачий дом » Колыбеля (все, что необходимо для воспитания казачат)
Страница 2 из 3«123»
Поиск: