Главная » 2013 » Апрель » 1 » Кунаки

Кунаки

01.04.2013 17:58
Кунаки
Удивительная штука – жизнь. Каждый из нас, волею судьбы появившись на свет Божий, живёт своей жизнью согласно предначертанного Богом и судьбой пути. Только пройдя солидную часть этого пути, невольно задумываешься о том, а могло бы в твоей жизни произойти нечто, способное коренным образом изменить или повлиять на ход этой самой жизни. Да и есть ли гарантия того, что некий неожиданный поворот судьбы не прервёт ход твоей жизни, или не изменит её коренным образом? Вот и сегодня я очередной раз убедился в том, насколько мало мы задумываемся над закономерностями и собственной судьбы, и судьбами людей нас окружающих. Задуматься о силе зла и добра. Задуматься о значении людей в обществе имеющих особый дар Божий быть настоящим человеком с Богом и Совестью в душе. Задуматься о людях, дарующих другим людям своим действием саму возможность продолжать и свою жизнь, и жизнь Рода своего.

История, о которой хочется рассказать началась просто. Пользуясь возможностями интернета я стал собирать крупинки информации о нашей «родовой». «Родовой» - имея в виду возможную совокупность всех  близких и далёких родственников раскиданных по земному шару прошедшими за последнее столетие бурями, прокатившимися по судьбам и самим жизням моих дальних и близких предков неумолимым катком уничтожения и распыления. Совсем недавно это было просто технически невозможно, да и опасно по ряду причин в связи с политикой репрессий и порой прямого геноцида, пережитого многими народами страны. Сам я из рода, предки которого известны и среди казаков запорожских, и казаков донских, и казаков Кубани и Терека, и казаков заложивших якутский острог и русских первопроходцев и просветителей Сибири. Вот я и интересуюсь судьбами родственников, сокрытыми от постороннего взора, подчиняясь требованиям вынужденной целесообразности выживания.

Пару дней назад, мой брат прислал сканы архивных фотографий из своего семейного альбома. На одной из фотографий была изображена семья одного из дедушек – Духина Сергея Александровича, кубанского казака, георгиевского кавалера, репрессированного вместе с семьёй в 30е годы в станице Темиргоевской. Стало интересно, а нет ли в интернете каких либо сведений об этом человеке? Поисковик «выкинул» статью из газеты «Советская Адыгея» - «Дружили два кунака» под авторством заслуженного журналиста Адыгеи Аслана Кикова. Читаю ещё не понимая, причём тут «Кунаки» и дедушка Духин… Читаю…и по телу пополз холодок адреналина!

Эту историю я знаю до мельчайших подробностей в изложении моих дорогих тётушек! Собственно эта история о случайном (?), или закономерном (?) выживании моей родни, физическом их выживании в те страшные 30е годы. Годы предательства, ненависти и страха! Но и годы истинной братской, куначеской любви простых людей. Вот та статья:


Дружили два кунака
(Газета "Советская Адыгея": http://www.sov-adyg.ru/index.php?newsid=12268)

Незадолго до своей кончины тетя Буба, старшая сестра моего отца, получила из Москвы письмо от Полины Сергеевны Сарыгиной. В письме этом говорилось о том, как адыгейская семья помогала семье казачьей пережить тяжелое время, вошедшее в историю как «расказачивание».

Как рассказывается в письме П.С.Сарыгиной, в 1930 году в станице Темиргоевской, находящейся на другом берегу реки от аула Хакуринохабль, была создана коммуна имени МОПРа (Международная организация помощи пролетарской революции). В коммуну вступил и отец Полины Сергеевны Сергей Александрович Духин. Свезли все свое имущество, продовольствие — в общий котел, согнали в один двор весь скот — молочный и рабочий.

В коммуне работали и дети Сергея Духина, в том числе и Полина, которой было тогда 12 лет.

Коммуна оказалась неудачной формой организации труда и жизни бедных слоев сельского населения. Проев все свезенное в общий котел, коммунары не знали, что делать. И тогда начался поиск «врагов народа». В их число попал и Сергей Александрович Духин. Его как принадлежащего к казачьему сословию исключили из коммуны и отправили в ссылку. Из дома вывезли все остатки имущества, а детей посадили в подводу и вывезли на край станицы, где стоял одинокий полуразрушенный домик без крыши. На дворе был морозный декабрь. Согреться было негде, потому как дров не было.

Неизвестно, что было бы с нами, рассказывает далее в своем письме Полина Сергеевна, если бы о беде не прознал кунак нашего отца Борен Киков из аула Хакуринохабль (мой дедушка. — А.К.). Он прислал за казачьими детьми своего младшего брата Кушука. Кушук забрал осиротевших казачат, посадил на подводу и привез в аул.

Казачат было четверо, столько же детей было и у Борена. Ребята четыре года прожили в адыгейской семье. Борен и его супруга Нанага не делили детей на своих и чужих. Всех одинаково кормили, обували, одевали, отправляли на учебу в школу. Казачата научились говорить на адыгейском языке, а дети Борена переняли у детей из станицы Темиргоевской русский язык.

Окончив школу, дети казака Сергея Александровича Духина разлетелись по разным уголкам страны. Как говорится в конце письма Полины Сергеевны Сарыгиной, старший брат Семен посвятил себя воинскому делу, дослужился до майора, работал в милиции следователем. Валентина и сама Полина выбрали профессию учителя и всю жизнь преподавали в школе.

«Вся наша семья до сих пор помнит доброту Борена и Нанаги Киковых, — говорится в письме П.С.Сарыгиной. — Они, как и весь род Киковых, стали для нас настоящей родней».

Тетя Поля, как называем ее мы, внуки Борена, не раз приезжала к нам в гости. Мы всегда тепло ее встречали.

Если бы жили поближе друг к другу — ежегодно бы встречались, говорила тетя Поля. Но расстояние, да и годы взяли свое. Трудно пожилому человеку пускаться в столь далекое путешествие, хоть это и путешествие в детство, в радость.

...Дружили два кунака — адыг и казак. Они не заканчивали университетов, не имели ученых званий, но как же хорошо они понимали жизнь, понимали, что ничего на свете нет дороже дружбы человеческой. Они сумели передать это понимание своим детям и нам — внукам. И мы обязаны делать все для укрепления дружбы между людьми разных национальностей. Так заявляем мы — внуки и правнуки кунаков Борена Кикова и Сергея Духина.

Аслан КИКОВ,
заслуженный журналист Республики Адыгея.



Да! Именно так всё и было!

Нужно ли говорить о том, что в течении ночи все мысли были только об одном – найти неизвестного мне Аслана Кикова. Аслана Кикова – потомка того адыга-кунака дедушки Духина!

Утром я уже говорил с потомком того человека, который явился для брошенных в декабрьский снег казачат посланником Всевышнего и Милосердного давшего им по сути возможность просто жить! Вдумываясь в этот факт, ощущаешь всё величие человеческой души простого человека. Ведь именно он, как Всевышний, согрел всем живительным теплом своей души те семена казачьей младенческой поросли давших впоследствии и свои плоды в жизни своих детей и внуков. Разве можно переоценить потомкам этих выживших казачат по сути Божественный, жизнеутверждающий пример человеческой любви к ближнему своему! Как же мелки и ничтожны на этом благородном фоне все попытки мастеров национального раздора разделить благодарную память нашу, потомков тех Великих душой простых людей по национальным «квартирам»! Остаётся только надеяться на то, что мы, потомки, сможем достойно продолжить традицию дружбы, куначества, заложенную нашими предками. Кланяюсь всем кунакам, где бы они ни находились! Мир Вам всем и Справедливость!

Войсковой старшина ВКО ВВД
Анатолий Болтенко.
Категория: Разное о казачестве | Просмотров: 1251 | Добавил: Сталкер | Теги: казаки, адыги, кунаки | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
3  
Много очень хороших собственных воспоминаний навеяла эта статья...

2  
Если ты кунак, то мой порог
Ждёт тебя, сдувая облака.
Если ты от жажды изнемог,
То моя река – твоя река.

Если даже на дворе черно,
Встречу сам, подай лишь только знак.
Вот мой хлеб, вот розы, вот вино,
Всё, чем я богат, – твоё, кунак.

Холодно – сядь ближе к очагу,
Я получше разожгу кизяк.
Голодно – не сетуй, помогу:
Полем поделюсь с тобой, кунак.

Если станешь таять, как свеча,
Проклиная рану иль недуг,
Я успею привезти врача,
Кровь моя твоею станет, друг.

Если страшно – мой возьми кинжал
И носи, повесив на боку.
Если ты, кунак, затосковал,
Станем вместе разгонять тоску.

Пал скакун – вот мой под чепраком,
Мчись, скачи и самым хмурым днём
Оставайся верным кунаком,
Будь я на коне иль под конём.

Расул Гамзатов.

1  
Сеодня утром я услышал эту историю от Анатолия, и можно сказать чуть не прослезился, то ли от участия то ли от сентементальности. Вот это и есть истина... так жили наши деды и батькИ... так жили и мы во времена нашей цветущей молодости... Что же с нами произошло... люди... кому это нужно... кому это выгодно... из-за придурков мы теряем человечность, перестаем общаться с людьми которые когда то нам сделали добро...

Я рад, Анатолий, что ты пронес в сердцэ, то чувство которое ни когда не должно покидать душевных чертогов, Сегодня ты вновь обрел брата, кунака, друга, и не просто по вертуальному обычаю позволяющему праздно и дешево раскидываться словом "Брат" ... а по обычаю завещанному нашими предками - казаками... А каков это обычай, как раз и подтверждает история которую ты изложил...Внуки кунаков должны быть кунаками, это адат.

Сегодня я как будто вновь ощутил себя в прошлом... Сегодня у меня с утра хорошее настроение, сегодня я узнал и вновь уверовал что наши настоящие традиции живы и будут жить в веках, пусть и в единичных случаях...Толя, спасибо за подаренное ощущение что я еще человек и что вокруг еще есть люди...
Есаул Лях А.П.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]