КИАЦ Казачий Информационно-Аналитический Центр

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Игнатий, Стрельцов_АВ  
Казачий Форум » Авторские форумы » Ступени духовной жизни » Албазин. (История и современность древней столицы Дальнего Востока.)
Албазин.
Елена_НиколаевнаДата: Четверг, 15.08.2019, 17:12 | Сообщение # 226
Группа: Удаленные





Отец Игнатий, оно скачивается, как только кликаете на приложение мышкой и слетает в Ваше устройство в раздел Загрузки. Формат обычный. Это текстовый материал моей работы. А вот презентацию, к сожалению, не смогла выставить - пыталась форматировать, архивировать но, увы. Не пошла. Много фото с большим разрешением, много "весят". А прикрепленный к сообщению выше файл, скачивается. Смотрите в папках своего устройства, он скачался.На всякий случай, прикрепляю еще раз.
Прикрепления: 2691173.doc(87.5 Kb)
 
ИгнатийДата: Среда, 06.05.2020, 15:33 | Сообщение # 227
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Пытаюсь найти ответ на вопрос - с кем же мог прийти в Сибирь, в Забайкалье и на каком этапе освоения восточной "украины" иеромонах Гермоген. Есть повод поразмышлять, поискать, заглянуть за исторический горизонт в далекий, а в общем то, и не такой уж далекий 17-й век, по меркам человеческого века. Отвечая на данный вопрос, может удастся немного поглубже проанализировать и жизнь казачьей вольницы того времени. Можно сказать, что тот век стал тоже своего рода переходным в бытии казачества, как и ныне переживаемый... Материал есть, понемножку продолжим разговор.
Констатация фактов дело доброе и нужное, стоит лишь хорошенько поискать. Но вот с «хорошенько» - пробуксовка. Есть немного книг, есть интернет… Кому-то надо в архивах покопаться, но где он, тот копатель-исследователь?.. Поэтому, как всегда, с предположениями, которых, увы, также будет много, проблем нет, а подтверждения, вырисовка четкой исторической картины, подтверждающей или опровергающий эти предположения, видимо - дело будущего. Уж, извиняйте. Ну, да ладно, как говорится, дорогу осилит идущий. Может и мой «шлепок» в эту общую картину добром обратится. Могу ж я пофантазировать? Тем более, когда есть постоянно «зудящее" увлечение бытийной историей буйного, но необходимого для России казачества, откуда и я родом……
Интересен анализ исторических переходных этапов, периодов, эпох (в том числе и возрастов человеческой жизни). Изумительное, поучительное, наверное, нужное дело. Не исключаю из-за своей малообразованности, неведения, что такая наука даже существует, а если нет, то, думаю, на нее историки все равно обращают пристальное внимание и рано или поздно выделят в особое научное русло… Простите за многословие, но, сначала серьезно намерен извиниться, мало ли чем буду раздражать читателя, тем более, что такие прецеденты уже были.
Вот и 1653 год, явился, по моему мнению, одним из интересных региональных переходных этапов (а в масштабах Руси?). Я акцентирую внимание на границу Ерофея Хабаровского и Онуфрия Степановского влияния в Приамурье. Мог ли находиться иеромонах Гермоген, которому в то время было около 30-ти лет в этой «приграничной» зоне?..


Сообщение отредактировал Игнатий - Среда, 06.05.2020, 15:43
 
ИгнатийДата: Четверг, 07.05.2020, 13:59 | Сообщение # 228
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
С Ерофеем Хабаровым, в бытность его предводителем казачьего отряда в Приамурье в 1650-1653 гг., иеромонах Гермоген навряд ли был знаком. Хотя бы потому, что он славился миротворцем, умиротворителем и в его присутствии Хабаров воздерживался бы от многих своих злодеяний. Конечно, он стал другим после того, как был отвезен в Москву для расследования его злоупотреблений на Амуре. Вот во время пребывания в Москве, или в последующий период до своего возвращения на Лену в 1656 году, он уже мог с ним познакомиться. В дальнейшем их связывали добрые отношения.
Видимо, священника вообще не было в ерофеевской ватаге. Хотя Спасский корабль, с находящейся там часовенкой появился уже в первые годы пребывания русских на Амуре – это было традицией у казаков, иметь походную часовню. Конечно, кто-то все равно руководил «церковными требами», «духовно окормлял» воинство.
В сибирской вольнице явила себя и была довольно распространенной категория священников, оказавшихся на далекой восточной окраине Руси – казачьи попы. К ним относились духовные лица, присоединившиеся к отрядам казаков. В 17 веке считалось, что каждый крупный отряд должен иметь в своем составе «попа». При этом его реальный сан значения не имел. Наряду с казаками он носил оружие, участвовал в боевых действиях, кроме того, еще исполнял, как мог церковные службы. Вместе со своими отрядами «казачьи попы» оказались в Восточной Сибири и многие из них постепенно оседали при острожных или городских церквях. Закрепившись на новом месте, они получали «выбор» от прихожан и отправлялись на поставление в Тобольск, где официально получали грамоту на служение.
В среде казачьих священнослужителей были представители и других категорий людей принимавших духовный сан: «крестцовые попы», «странники», «попы-разстриги», «перехожие попы», а также выходцы из податных сословий.
Все священнослужители были грамотными людьми и обычно в челобитных, донесениях в Москву «прикладывали руку». Взять, к примеру, Челобитную даурских служилых людей о наказании протопопа Аввакума "за многие непристойные свои речи", написанные им в "безымянной" "подметной памяти", где первым подписался «даурской службы черной поп», почему то без указания имени, хотя, возможно, и имя было, надо смотреть сам документ.
В «хабаровских» документах подобных священнических «скреп» пока не найдено. То есть, можно сделать вывод, что «законного попа» там не было…


Сообщение отредактировал Игнатий - Четверг, 07.05.2020, 14:07
 
ИгнатийДата: Суббота, 09.05.2020, 15:09 | Сообщение # 229
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
С днем Великой Победы!!!
 
ИгнатийДата: Понедельник, 11.05.2020, 09:24 | Сообщение # 230
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Владимир Бахмутов (Красноярский), исследователь истории, автор книг и очерков по освоению восточной украины России, в очерке «На Амуре после Хабарова» пишет об Онуфрие Степанове – Кузнеце. С удовольствием читаю его исследования. В вышеуказанном очерке меня заинтересовала постановка вопроса о способности Онуфрия Степанова руководить, достойно вести за собой русскую вольницу на Амуре. Соответствовал ли он этому призванию?
В.Бахмутов пишет:
«Что же происходило на Амуре после ареста Хабарова Зиновьевым и его отправки в Москву?
Г.А. Леонтьева в своей книге пишет, что назначенный на место Хабарова Степанов по убытии Зиновьева взял себе в помощники Артемия Петриловского – племянника Ерофея. Исторических свидетельств на этот счет она не привела, но, вероятно, так оно и было. Во-первых, по причине растерянности неопытного в подобного рода делах есаула, который принял назначение «в неволю». А во-вторых, по причине собственного стремления Петриловского оказаться «у власти», чтобы не упустить контроля над войском.
Слабость Степанова, как приказного человека, его психологическая неготовность к новому назначению проявилась сразу же. Он стал отказываться от назначения, и принял его лишь под нажимом Зиновьева. Позже в своих отписках якутскому воеводе он неоднократно на это жаловался: «… велел (Зиновьев) быть на великой реке Амуре у государева дела мне, Онофрейку, и меж служилых людей велел росправу чинить и наказную память дал в неволю…».
Вскоре стала проявляться его полная беспомощность в управлении людьми. Он пишет якутскому воеводе: «… он же, Дмитрей Зиновьев, велел с служилых людей десятую пошлину сбирать, я, Онофрейко, с тех служилых людей десятую пошлину прошал с погромново их живота, а те служилые люди десятую пошлину не платят…».
Степанов находился как бы между двух огней. С одной стороны, он, как приказной человек, обязан был следовать государевым указам и приказам якутского воеводы, отчитываться перед ним о деятельности отряда на Амуре. С другой стороны, вынужден был считаться с порядками, заведенными в отряде еще самим Хабаровым, охраняемыми теперь Петриловским».
 
ИгнатийДата: Понедельник, 11.05.2020, 09:33 | Сообщение # 231
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Дале: «Известны четыре отписки Онуфрия Степанова с Амура. В первых двух из них нет ни одной фразы, которая свидетельствовала бы о его командирской воле, как приказного человека, его самостоятельных, пусть даже и ошибочных решениях. Напротив, каждая из них (особенно – первая) говорит о том, что он действовал по воле окружавших его людей.
«Поплыл я, Онофрейко, со всем войским с усть Зеи-реки по совету с войским для хлебной нужи и для судов на низ…», – сообщает он о своих действиях после отъезда Зиновьева. Описывая столкновение с маньчжурами на Сунгари, пишет: « … и по совету с войским и с ясаулы, я, Онофрейко, судами пошел вверх…», «… по совету со всем войским, отпущал казаков в стругах…», «… выплыли из Шингалу-реки и побежали парусами на судах вверх по великой реке Амуру по совету со всем воиским». Разыскивая следы пропавшего посольства Третьяка Чечигина, сообщает: «… и я, Онофрейко, по совету с служилыми людьми ходил на них в поход, на тех изменников, и тех ево братей Тоенчиных не мог сыскать…».
В течение всего первого года «правления» Степанова людьми Петриловского шла морально-психологическая обработка, как его самого, так и казаков, прибывших на Амур с Зиновьевым. В июне 1654 года она завершилась тем, что, как писал Степанов, «служилые люди и вольные охочие казаки, которые оставлены от Дмитрея Зиновьева, … подали мне, Онофрейку, челобитные и я те их челобитные принял…». И там же: «ясаулам Трофимке Никитину да Симанке Захарову в кругу все войско от ясаульства … отказали, а те ясаулы были написаны в наказной памяти от Дмитрея Зиновьева».
Степанов таким образом оказался заложником казачьей воли. То немногое, что попытался сделать Зиновьев, чтобы искоренить в войске мародерские настроения, к этому времени по существу было сведено к нулю. В войске, конечно же, были люди (прежде всего из числа бывших «бунтовщиков»), которые не разделяли бытовавших там порядков, но они вынуждены были молчать, не проявлять своих настроений, подавленные агрессивным, мародерски настроенным большинством.
Что же касается Артемия Петриловского, то он, без сомнения, обладал качествами лидера – хитрого, властного и жестокого. В этом он мало чем уступал Ерофею Хабарову. Подчинить своей воле простодушного Онуфрия Степанова для него, судя по всему, не составляло особого труда. Он оставил за ним право официально считаться приказным человеком, отчитываться за действия отряда перед якутским руководством. Фактическая же власть в войске принадлежала ему, - Артемию Петриловскому».
 
ИгнатийДата: Понедельник, 11.05.2020, 14:43 | Сообщение # 232
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
А вот другая характеристика, высказанная профессором В.Г.Шведовым: «Известно, что Степанов ранее, находясь в отряде Хабарова, командовал артиллерией. Для этого необходимо специальное образование и опыт. Превращение им Кумарского острога в неприступную крепость указывает на глубокие военно-инженерные знания. Степанов мог организовывать и выигрывать сражения любого типа – от генеральных битв до мелких боестолкновений. Известно, что он великолепно владел техникой боя любыми видами оружия, обладал уникальным даром «обоерукости». Кроме того, этот человек был грамотен, что для 17-го века было редким явлением. Иными словами, перед нами вырисовывается личность незаурядная, всесторонне подготовленная, крайне загадочная».
Ему вторит профессор П.Н.Толстогузов: «Им (Степановым) дается точная характеристика ситуации, доставшейся его отряду после Хабарова: «земля вся сколыбылась, драки стоят частые»… Он подробно обозначает происхождение людей своего отряда, за которыми был опыт нелегкого освоения Западной и Восточной Сибири:"И сидели в осаде в том Комарском острожке служилые люди и охочие амурские казаки, и которые пришли с Дмитрием Ивановичем Зиновьевым розных городов тобольские, тюменские, сургутские, верхотурские, Туринского острожку и Верхоленского Братцкаго острожку и охочие казаки, и которые пришли сверх Шилки-реки с Байкалово-озера с енисейским сыном боярским Петром Бекетовым». За пять лет, начиная с первых попыток Хабарова пройти на Амур, отряд, после походов вверх и вниз по Амуру, стычек и сражений, внутренних нестроений и даже бунтов, видимо, превратился из чего-то среднего между промысловой ватагой и собственно разведывательным отрядом – в группу профессионалов, объединенных своим «изнурительным подвигом» (Валентин Распутин) и сознанием общей судьбы, и не последнюю роль в таком сплочении, как мы думаем, сыграл именно Кузнец… И еще один момент. Степанов симпатичен тем, что в его действиях нет той плохо мотивированной , а иногда и совсем немотивированной жестокости, которая отличала в Приамурье многие действия Василия Пояркова и Ерофея Хабарова. Многие свои дела он предпринимал «по совету с войском» Нам кажется, что военная доблесть и человеческие качества этого землепроходца (оказавшегося не по своей воле в безвыходной ситуации) стали своего рода предвестием той нормальной политики, которую смогли осуществить в Приамурье русские люди два века спустя».


Сообщение отредактировал Игнатий - Понедельник, 11.05.2020, 15:00
 
ИгнатийДата: Вторник, 12.05.2020, 14:15 | Сообщение # 233
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
По поводу слов П.Н. Толстогузова о О.Степанове: «Многие свои дела он предпринимал «по совету с войском». Конечно, не слабоволие в деле управления амурским воинством проявлял прославленный есаул. Как атаман, он был приверженцем казачьей демократии, принципы которой были ярко выражены в дружине Ермака.
Приведу выдержки из книги В.А. Александрова, Н.Н. Покровского «Власть и общество. Сибирь в 17 в.»:
«Для того чтобы понять военную, политическую и социальную сущность сибирского войска, прежде всего следует иметь в виду историю его сложения и особенности статуса. Только после этого можно реально представить себе мировоззрение сибирских служилых людей, их роль в многочисленных социальных коллизиях бурной жизни Сибири XVII в.
При всей противоречивости данных сибирских летописей о походе Ермака и его хронологии они содержат неоспоримый материал о характере организации дружин Ермака. «Казацкий обычай» решать свои дела на войсковом круге четко прослеживается во всех сибирских летописях и «Синодике ермаковым казакам».
С поступления на службу к Строгановым и на протяжении всего похода общность мнения «казаков» или «Ермака с товарищи» была неоспоримым принципом. «Ермак и казаки действуют как единое целое», — отмечала Е. К. Ромодановская исследуя сибирское летописание8; «...Ермак в Есиповской летописи олицетворяет сословие казаков — именно поэтому он для автора (летописи.— Лет,) неотделим от дружины»…
Обязательность коллективного решения отразилась и в важнейшем акте, принятом дружиной, — в посылке посольства в Москву. Учитывая свою относительную малочисленность, тем более после понесенных потерь, казаки не могли не понимать шаткости своего успеха в разгроме Сибирского ханства. Но дело заключалось не только в этом. Посольством в Москву казачья дружина определяла политическую цель своего похода, а успех этого дипломатического шага имел огромное значение в официальном положении сибирского казачьего войска и его дальнейшей истории.
Кстати, сам факт посольства свидетельствует против высказывавшегося в сибиреведческой литературе мнения о правительственной инициативе в организации похода Ермака за Урал. Своим посольством дружина Ермака, собранная из разнородных казачьих отрядов преимущественно с Волги и Яика, а также Дона и Терека, предстала консолидированным сибирским «воинством», коллективно обратившимся к царю.
Даже по Строгановской летописи организация посольства в Москву предстает инициативой самого войска. Сообщив Строгановым об успехе, «тогда же они, атаманы и казаки волстии Ермак Тимофеев з дружиной своею, из Сибири писаше к Москве государю царю и великому князю Ивану Васильевичи... о усмирении Сибирския земли».
 
ИгнатийДата: Вторник, 12.05.2020, 14:21 | Сообщение # 234
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Продолжим: "В XVII в. казачьи сообщества имели разную судьбу. В результате укрепления среднего и нижнего течения Волги целой системой городов-крепостей, созданных московским правительством в 1586—1590 гг., волжское казачество не смогло консолидироваться и сошло с исторической арены уже в первой половине XVII в.
Иная судьба была у донского казачества. На протяжении всего XVII в. московские власти не смогли полностью поставить под свой контроль внешние сношения этого крупнейшего в то время казачьего войска, а тем более вторгаться во внутренние порядки казачьих общин.
Более того, по заслуживающему большого внимания мнению А. Л. Станиславского, в ходе крестьянской войны начала XVII в. в центре страны у «вольного» казачества, к тому же тесно связанного с Доном, начала складываться сословная организация, цели которой были существенно иными, чем у приборных людей и мелкого дворянства, а интересы отличались от чаяний основной массы крестьян, холопов и посадских людей. Находясь в годы Смуты в центре России, многотысячная масса «вольного» казачества была грозным противником дворянства.
Правительству Михаила Романова, затратив много энергии, удалось локализовать угрозу дворянству со стороны этого «вольного» казачества и не без выгоды для себя использовать его в своих целях. К 1619 г. казачество рас­
сеялось по многочисленным провинциальным гарнизонам западного пограничья, окончательно утратив свой статус «вольного».
В Сибири же складывалась иная, своеобразная ситуация. Своим челобитьем о приобретении нового «царства» казаки Ермака признали над собой юрисдикцию верховной, царской власти, что принципиально меняло положение войска. Не будучи в состоянии из-за слабости своего административного аппарата, отдаленности сибирских земель, отсутствия частнофеодального землевладения устанавливать в Сибири централизованное воинское управление, русское правительство вынуждено было не только сохранить казачью организацию, но и считаться с ее тради­ционными формами".


Сообщение отредактировал Игнатий - Вторник, 12.05.2020, 14:23
 
ИгнатийДата: Вторник, 12.05.2020, 14:55 | Сообщение # 235
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Нужна ли была Е.Хабарову казачья демократия? Однозначно – нет. Он не был казаком, а поэтому не был и атаманом казачьей вольницы. Он более подходил под вожака разбойничьей шайки. И таких как он, "не казаков", в войске было немало, на них он и опирался в своем руководстве людьми. Хабаров выражал интересы тех, кому нужен был грабеж, нажива, жестокость и насилие… На этой волне он и запечатлел себя в истории освоения Приамурья. Чтобы удержать власть, он жесткой рукой смирял любое неповиновение, иначе было нельзя. Прежде всего, страдала от этого казачья часть амурского воинства. Поэтому и было столько жалоб по прибытии Д. Зиновьева на Амур в 1653 году, на своеволие и жестокость, деспотизм Хабарова. Понятна и реакция Д. Зиновьева – удаление Хабарова с Амура и отправка его в Москву для расследования, после того, как он увидел настоящее положение дел в войске, всю анархию в таком важном деле, как освоение Приамурья. Можно сказать, что Хабаров стал заложником обстоятельств, сложившихся на Амуре в пору его командования с 1650 по 1653 год. Он стал таким из-за этих обстоятельств, как стал в последствии совершенно другим, когда обстоятельства изменились после смещения с руководства. В дальнейшем он стал более походить на кроткого ягненка…
Можно сказать и то, что казачья вольница в лице есаула О.Степанова-Кузнеца получила настоящего, достойного атамана на Амуре…


Сообщение отредактировал Игнатий - Вторник, 12.05.2020, 15:06
 
ИгнатийДата: Среда, 13.05.2020, 02:57 | Сообщение # 236
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Мог ли тридцатилетний иеромонах Гермоген прибыть вместе с Дмитрием Зиновьевым на Амур в 1653-м году? Москву интересовало Приамурье. Уже два с лишним года оттуда в первопрестольную шли обнадеживающие Отписки якутского и сибирских воевод, гонцы везли головокружительные донесения Е. Хабарова с прочими доказательствами «прибытности» для России от Приамурья. Тандем государей – молодого Алексия Михайловича и вошедшего в силу почти уже Патриарха митрополита Никона – готовились облагодетельствовать Россию своими совместными в мощной симфонии властей великими деяниями. На Амуре много вопросов, которые надо разрешить. Отправлен первый инспектирующий с деньгами, наградами, людьми и большим обозом всего, что понадобится в новой вотчине Российского Царя. Строятся планы, через год будет уже подготовлен Наказ первому Даурскому воеводе А. Пашкову с требованием немедленного отправления в новооткрытые просторы… Вопрос духовного окормления амурского воинства безусловно стоял наравне с другими при подготовке миссии дворянина Д. Зиновьева, тем более по итогам его работы.
Можно вопрос поставить и так. Чтобы добраться от Москвы до далекой Даурии, требовалось даже при всем старании и содействии сибирских властей не менее полугода, фактически – гораздо больше. Могла ли такая масштабная зиновьевская миссия обойтись без своего священника? Навряд ли, при такой то незаурядности предпринятого дела. А если так, то и сопутствующий им в долготрудном пути священник должен был обладать незаурядными качествами, что в последствии иеромонах Гермоген и проявил. Много людей из свиты Зиновьева было оставлено при его разбирательстве в устье реки Зеи, где сейчас расположен оластной центр Приамурья – г. Благовещенск, после его отъезда. Положение в войске Е.Хабарова было плачевным, надежды на полноценное, скорое присоединение Даурской стороны к России мало. Нужны были надежные и талантливые люди, тем более был удален с Амура тот, кто хоть как-то, но держал в руках Амурское дело. Конечно, мог остаться тогда там и иеромонах Гермоген… Положение в Приамурье стабилизировалось, но не надо недооценивать одного из главных стабилизирующих факторов – духовного, тем более при наличии талантливого священника… В Москве строились большие планы по Даурской стороне, все могло быть иначе, чем стало. Но вскоре все дела подобного рода перейдут на второй план, первостепенным станет дело присоединения западной украины и разразившаяся в связи с этим многолетняя война с Польшей… На Амурских же просторах героизм и крепкий, несгибаемый казачий православный дух пребудет непоколебимым и неизменным…
 
ИгнатийДата: Среда, 13.05.2020, 05:42 | Сообщение # 237
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Известный исследователь истории освоения Приамурья Артемьев А.Р. в книге «Русская православная церковь в Забайкалье и Приамурье во второй половине XVII—XVIII в.» пишет следующее:
«Источники ничего не сообщают о присутствии в составе отряда на Амуре священника. По-видимому, его функции выполнял кто-то из грамотных служилых людей. Так, известно, что незадолго до Комарской обороны двух китайцев, проданных маньчжурами в холопы даурам, по их челобитью крестил сам приказной О. Степанов».
Такой вывод он делает, изучив отписку Онуфрия Степанова от 1655 г. — «Отписка приказного человека Онуфрия Степанова якутскому воеводе М. С. Ладыженскому об осаде Кумарского острога маньчжурскими войсками». В ней атаман сообщает: «Да в нынешнем во 163 году с государевою ясашною соболиною казною и с служилыми людьми посланы к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии к Москве выежжие новокрещеные иноземцы Никанского царства полонеников 2 человека./л. 138/ А полонил де их богдойский царь в свою Богдойскую землю, и из тое Богдойские земли проданы те полоненики на великую реку Амур в Даурскую землю в холопи. И те никанские люди били челом государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии и подали челобитные на великой реке Амуре в судной избе мне, Онофрейку, о крещении, чтобы их государь пожаловал, велел привесть в православную христианскую веру по правилу святых апостол и святых отец. И те никанские люди в нынешнем 163 году по их челобитью в православную христианскую веру приведены по правилам святых апостол и святых отец».
Но здесь не говорится, что Таинство Крещения совершил сам О. Степанов. Сказано же, что крещены они «по правилам святых апостол и святых отец». По таким «правилам» мог крестить только «законный» священник, находящийся в каноническом общении с Русской Православной Церковью. Наоборот, этот отрывок свидетельствует о наличии священника в войске О. Степанова. К «правилам святых апостол и святых отец» относились в то время очень трепетно и со страхом Божиим. В самом крайнем случае, «страха ради смертного» (когда человек умирает и просит его покрестить, а священника рядом нет), конечно, может покрестить и мирянин, но в вышеуказанном случае такого «страха» не было. И если даже О. Степанов вынужден был крестить, то это крещение не соответствовало бы «правилам святых апостол и святых отец». Этих двух новокрещенных «никанцев» надо было бы «докрещивать», то есть совершить еще Таинство Миропомазания, а его мог совершить только канонически поставленный священник, у которого, кстати, только и наличествовало Святое Миро. Тем более, что об этом событии сообщалось в Москву.


Сообщение отредактировал Игнатий - Среда, 13.05.2020, 05:46
 
ИгнатийДата: Среда, 13.05.2020, 13:07 | Сообщение # 238
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Интересная история произошла со Спасским судном, где располагалась казачья походная церковь, во время последнего сражения с маньчжурами амурской флотилии под руководством атамана О. Степанова летом 1658 года. Чудесным образом Спасский дощаник смог вырваться из окружения врага и спастись. Немалый вклад в эту победу мог вложить и священник. (Чем-то напоминает уход иеромонаха Гермогена с казаками на Амур в 1665 году…) Как это произошло предлагаю читателю узнать из статьи Владимира Бахмутова (Красноярского) «На Амуре после Хабарова».
" Сохранившиеся в русских исторических актах свидетельства о состоявшемся сражении весьма кратки и противоречивы. Между тем есть еще два источника, в деталях повествующие об этом сражении, - работы А. М. Пастухова «Корейская пехотная тактика самсу в 17 веке и проблема участия корейских войск в Амурских походах маньчжурской армии» и Т.М. Симбирцевой «Участие корейских отрядов в Албазинских войнах 1654 и 1658 гг.».
Из них следует, что казаки не знали, что в начале июня маньчжурский военачальник Шархода выступил с войском из Нингуты и двинулся вниз по Сунгари в Приамурье. За зиму на верфи в Гирине было построено 52 речных судна (40 боевых и 12 грузовых). Силы объединенного цинско-корейского войска включали в себя около 600 латников знаменных войск, 100 канониров, присланных из Пекина, 109 стрелков из ручного огнестрельного оружия, и отряда из 200 корейских аркебузиров, пришедших по приказу императора Цин из вассальной Кореи под командованием пёнма уху (генерала) провинции Хамгён - Син Ню. Этот Син Ню был, видимо, весьма образованным и способным человеком. Мало того, что он умело командовал своими аркебузирами, но еще и вел полевой дневник, в котором подробно описал детали состоявшегося сражения. Содержание этих записей сохранилось до нашего времени.
По свидетельству Син Ню, из Пекина прибыло не менее 50 орудий. Общая численность отряда составила около 2100 человек. Местные племена, по плану Шарходы в самом бою не участвовали, ограничивались ведением разведки, а после боя использовались лишь для поимки скрывавшихся в лесах раненых казаков.
Утром 30 июня 1658 г. цинская флотилия из 47 судов вышла из Сунгари на Амур и сразу же обнаружила стоявшие посередине реки на якорях 11 русских дощаников, которые, видимо, дожидались попутного ветра. Увидев превосходящие числом вражеские корабли, русские снялись с якорей, подняли паруса и направились вниз по течению Амура. Маньчжуры, разделившись на три отряда, устремились в погоню, постепенно настигая тяжелые русские суда.
На дальней дистанции завязалась артиллерийская перестрелка, в которой маньчжуры имели полное огневое преимущество перед русскими, имевшими только 6 пушек. Понимая, что дощаникам не уйти от быстроходных маньчжурских судов, Степанов направился к правому берегу Амура, где выстроил корабли в оборонительную линию поперек небольшого залива - Корчеевской луки в 10 верстах ниже устья Сунгари.
Шархода повел свою флотилию на сближение с казачьим отрядом. Когда флотилии сошлись, между ними завязалась жестокая перестрелка. Пули и стрелы, - писал в своем дневнике Син Ню, - падали, как струи дождя.


Сообщение отредактировал Игнатий - Среда, 13.05.2020, 13:15
 
ИгнатийДата: Среда, 13.05.2020, 13:09 | Сообщение # 239
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Имея мало пушек, казаки не уступали противнику в ручном огнестрельном оружии. У них было свыше 300 пищалей, к тому же более совершенных, чем фитильные ружья маньчжур и корейцев. Однако пороховые запасы в отряде Степанова были на исходе, поэтому огонь русских пищалей был слабее, чем у противника. Через некоторое время маньчжурам удалось сбить казаков с палуб дощаников, они частью бежали под огнем на берег, частью укрылись в трюмах под защитой толстых палубных досок.
"Наши корабли, - писал предводитель корейских аркебузиров, - окружили врага и зацепили их крюками. Подтянув их к себе, стрелки перешли на вражеские корабли и развели огонь, чтобы поджечь их, однако от дацзяна (командующего войском, - Шарходы) поступил внезапный запрет жечь корабли…». Считая казачьи суда покинутыми, Шархода запретил их поджигать, намереваясь захватить собранные казаками меха.
Русские, воспользовавшись промедлением противника, выбрались их трюмов и вступили в схватку, нанеся ему серьезные потери. Син Ню пишет, что при этом было убито около 100 нападавших, более 200 ранено. Однако маньчжуры вновь стали обстреливать дощаники зажигательными стрелами, и семь кораблей загорелись.
Казаки бежали с дощаников на заросший лесом берег, где их тучами стрел встретило ополчение дючеров. Маньчжуры окружили четыре несгоревших русских судна. Наступали сумерки, и они отложили повторный их штурм до утра. Суда были оставлены у берега под охраной трех цинских кораблей, стоявших на якорях. Другие корабли флотилии причалили к берегу для ночного отдыха войска.

Хотя три наших корабля стояли на страже, - писал далее Син Ню, - когда наступила ночь, солдаты противника (казаки), скрывавшиеся в охраняемых четырех кораблях, взошли на один из них и бежали. Было очень темно, преследовать их было невозможно». Как стало потом известно, это было «Спасское» судно с походной церковью во имя Христа Спасителя. Син Ню пишет, что «казакам удалось уйти, поскольку они увели судно против ветра и течения бичевой».
Из русских источников мы знаем лишь то, что оставшиеся на берегу казаки, отбиваясь от наседавшего противника саблями, пытались оторваться, и уйти в заросшие лесом сопки. Части из них разрозненными группами удалось скрыться. Однако на следующий день те, кто не успел, или не сумел уйти далеко в сопки, - а их оказалось более полутора десятков человек, были окружены, схвачены и оказались в плену. По некоторым данным раненый Степанов тоже был пленен...
 
ИгнатийДата: Среда, 13.05.2020, 13:10 | Сообщение # 240
Группа: Аккредитованные
Сообщений: 605
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
Последняя запись в дневнике Син Ню о битве в устье Сунгари и вовсе обыденная: «… Моросит. Дует сильный ветер. Все еще стоим на месте битвы. Вчера покинул наш мир получивший в бою тяжелую рану Ли Чхунъин из Онсона. Сегодня продолжаем стоять на месте сражения. Передают, что несколько варваров (дючеров) перессорились по поводу своих подвигов, …в трюме одного из захваченных русских судов союзники (т. е. маньчжуры) нашли около сотни пленниц, … опасаясь, что кто-то из вражеских воинов еще остался на свободе, они направили латников и стрелков на обыск окрестностей, обнаружили бессчетное число трупов, истыканных стрелами и со следами пуль, из чего заключили, что вражеская армия погибла… Десять вражеских солдат, что скрывались в лесу, вышли и просили о пощаде. Командир их не казнил, а взял в плен, разместив на разных кораблях».
Сколько погибло в том бою казаков, толком не могли сказать даже сами амурцы, оставшиеся в живых. На допросе в Енисейске они называли 220, в Москве – 270, наивно пытаясь кого-то скрыть от воеводских властей. В руки врагов попала ясачная казна – 87 сороков соболей, пушнина охочих людей, – плод многомесячных трудов отряда; все имущество казаков, - и своё и награбленное, и весь воинский наряд, – войсковые знамена, пушки, ядра, остатки пороховых запасов и свинца, большая часть пищалей. Это был полный, страшный своими последствиями разгром. Маньчжуры, наконец, взяли реванш.
О том, что произошло с казаками, вырвавшимися из богдойского окружения на Спасском дощанике, никаких прямых свидетельств не сохранилось. Ни того, кто был среди этих героев, ни того, как они ушли от богдойцев, где находились и чем занимались до весны следующего 1659 года. Однако отрывочные сведения из сохранившихся документов того далекого времени, все же дают возможность восстановить хотя бы приблизительную картину событий.

Кто был организатором и руководителем этой акции, - неизвестно, но есть все основания полагать, что таким человеком был Абрашка Парфенов. Он не напрасно избрал для прорыва «Спасский» дощаник, - судно с походной церковью, где находилась святыня отряда - икона Христа Спасителя. Казаки были людьми верующими, и образ Христа был для них символом надежды.
Со стрельбой или без неё, но дощанику удалось прорваться сквозь окружение. Син Ню писал на следующий день в своем дневнике: «… было очень темно, преследовать их было невозможно», но здесь он, судя по всему, лукавил, - преследование состоялось, но оказалось безуспешным.
Неожиданный выход на форватер русского дощаника, без сомнения, вызвал переполох на богдойских сторожевых судах. Однако вряд ли преследовать беглецов принялись все три богдойских судна, стоявшие в охранении. Ведь у берега стояли еше три русских дощаника, и неизвестно было, не готовились ли и там к прорыву. Так что, скорее всего, два корабля охраны остались на своих местах, а в погоню пошел лишь один из них.
 
Казачий Форум » Авторские форумы » Ступени духовной жизни » Албазин. (История и современность древней столицы Дальнего Востока.)
Поиск: