Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

Главная » 2019 » Август » 5 » Казачий ли Первый казачий?

Казачий ли Первый казачий?

05.08.2019 13:10
Казачий ли Первый казачий?

Совсем недавно исполнилось пять лет с того момента, как Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г.Разумовского получил статус Первого казачьего университета. Событие это прошло незаметно-буднично, что не характерно для ректора университета Валентины Ивановой, большой любительницы помпезных праздников. Мы попытались разобраться, почему этот, пусть и не «круглый», но юбилей не был никак отмечен, а заодно проанализировать текущее положение МГУТУ и его роль в казачьем образовании.

«Каким ты был – таким остался …»

Появление в мае 2014 года на образовательной карте нашей страны Первого казачьего университета породило надежды на реальное формирование на всероссийском уровне адаптированной к современным условиям системы казачьего образования, построенной на основе традиций казаков. Однако очень скоро стало понятно, что казачество является для него не главной целью, а всего лишь «ширмой» для защиты от возможных негативных сценариев, например, поглощения со стороны более успешных учреждений высшего образования или массовой потери региональных филиалов, которая произошла во многих даже более успешных чем Первый казачий университет вузах столицы. Долгое время «ширма» эта исправно работала, тем более что до недавних времен она имела серьезную административную поддержку – бывший долгое время председателем Совета по делам казачества при Президенте России А.Д.Беглов в свое время успешно защитил в МГУТУ диссертацию доктора экономических наук, а научным консультантом его выступала не кто иная как профессор Валентина Николаевна Иванова. Поэтому он и стремился максимально содействовать продвижению университета. Однако всему когда-то приходит конец – как известно А.Д.Беглов стал и.о. губернатора Санкт-Петербурга, сложив с себя полномочия председателя Совета по делам казачества.

Но может быть наш вывод поверхностен, и мы сгущаем краски, ибо не все не так уж плохо в Первом казачьем с казачеством? Чтобы понять это, зададимся вопросом: «Откуда берутся казаки в Первом казачьем университете?». Ответ прост – в вуз проводится целевой набор казачьей молодежи. Но вот насколько велик он? По планам 2019 года в Первый казачий университет по целевому набору на первый курс должны поступить 112 человек (72 – в Москву, в головной вуз, и 40 – в филиалы Первого казачьего университета). Вроде бы хорошо, но если сопоставить эти цифры с общим планом набора, а всего университет планирует набрать 5 тысяч 42 человека, то очевидно, что казачий набор – это капля в море, которая растворится в общей массе первокурсников – неказаков, что на протяжении пяти лет и происходит в Первом казачьем. К тому же, на целевые места с недавних пор могут претендовать не только целевики-казаки, но и любые другие абитуриенты, заключившие договор о направлении на целевое обучение от государственных органов, государственных предприятий и организаций, что еще больше снижает удельный вес казачьей молодежи в общем количестве студентов университета.

Дотошный читатель вполне резонно задаст вопросы: «Но ведь можно же оказачиться в процессе обучения в университете? Наверно в нем созданы все условия для этого?». И здесь ждет главное разочарование. При наборе в университет к абитуриентам-казакам предъявляется требование – иметь казачью справу (понятно, в нее не входит конь и ряд традиционных атрибутов казачьего снаряжения), для того, чтобы посещать те или иные казачьи и неказачьи мероприятия, фиксируя факт присутствия на них представителей Первого казачьего университета. Никакой мало-мальски подготовительной работы, направленной на предварительное знакомство с тем, что будет происходить, с отправляемыми на мероприятия студентами не ведется, а задавать студентам вопросы о том, что будет происходить, зачем они идут куда-то в Первом казачьем не принято. Молебны, конференции, выставки, парады и еще множество дел с калейдоскопической скоростью «пролетают», как правило, не оставляя в сознании молодых казаков и казачек ничего.

Поскольку мероприятий, в которых нужно участвовать, много, а студентов «в казачьих справах» мало, «представительская нагрузка» на последних весьма велика, то к моменту окончания первого курса многим студентам-казакам надоедает обилие таких по большей части непонятных для них мероприятий. Кому-то хочется нормально учиться, кому-то – иметь свободное время для подработки, а кто-то просто стремится к «вольной студенческой жизни». Осознав это, значительная часть студентов-казаков, по нашим данным примерно со второго курса, всячески стремится минимизировать свое участие в казачьей жизни «по версии Первого казачьего университета». Здесь и происходит самое страшное – то, на что ориентировали молодых людей родители-казаки, педагоги казачьих кадетских корпусов, казачьих школ и классов, казаки-старики, перестает быть значимым для многих студентов из числа казачьей молодежи. Удерживаются лишь две категории студентов - самые стойкие, наиболее «пропитанные» духом казаков, и те, кто видит в казачестве средство для достижения своих карьерных целей. Последние, кстати, в большинстве своем и составляют тот небольшой «ручеек оказаченных», который «подпитывает» казачество Первого казачьего университета.

Конечно, МГУТУ - не маленький по российским меркам университет. В нем есть и положительные примеры подготовки и воспитания казаков. Стоит упомянуть неформальную системную работу, которая ведется в этом направлении в филиалах университета в Ростове и Темрюке. Особенно следует отметить такую работу в Вязьме. Смоленская область не является территорией традиционного расселения казаков, но именно филиал МГУТУ в этом городе стал центром казачьей жизни региона. Но деятельность этих филиалов резко диссонирует с ситуацией в головном вузе в Москве, который, по сути своей, за те пять лет, что пребывает в статусе Первого казачьего, «каким был – таким и остался».

«Кого ж тебе, матушка, еще нужно?»

Рассуждая о происходящем в Первом казачьем университете, коротко рассмотрим деятельность тех лиц, которые отвечали и отвечают в нем за его «казачью» составляющую.

Практически сразу, как только МГУТУ стал Первым казачьим университетом, в нем появилась должность проректора, отвечавшего за работу с казачеством, что было весьма логично. Первым в череде занимавших ее стал Андрей Бакурадзе, который до прихода в Первый казачий университет успешно руководил организацией на базе федеральной Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования проведением инициированного Президентом России смотра-конкурса на звание «Лучший казачий кадетский корпус России». По оценкам многих руководителей казачьих кадетских корпусов в это время смотр-конкурс дал мощный толчок развитию казачьего кадетского образования, поэтому, даже не будучи казаком, Андрей Бакурадзе пользовался уважением в среде руководителей казачьих образовательных учреждений и казачьих атаманов как человек, искренне ратовавший за реальное развитие системы казачьего образования, и профессионал в сфере управления образовательными организациями. По отзывам работников Первого казачьего университета он запомнился как руководитель, пытавшийся придать системность работе с казаками, в частности целевому набору студентов из числа казачьей молодежи, и сделать вуз настоящим центром научно-методической поддержки всех казачьих образовательных учреждений России. Однако по истечении своего контракта с МГУТУ А.Бакурадзе не стал продлевать его, что крайне редко встречается в вузах. Остается только догадываться, что стало причиной этого шага, но судя по его публикациям, посвященным казачеству и казачьему образованию, в том числе и на КИАЦ, в которых деятельность Первого казачьего университета периодически подвергается критике, первый по счету «казачий» проректор МГУТУ серьезным образом разошелся со своим начальником, ректором В.Н.Ивановой, во взглядах на пути развития университета.

В отличие от «неказака» Андрея Бакурадзе, пришедший ему на смену проректор Игорь Казарезов являлся родовым донским казаком из Азова. К моменту появления в Первом казачьем университете он, будучи казачьим полковником, имел значительный опыт административной деятельности, почти десять лет возглавляя Департамент по делам казачества и кадетских образовательных учреждений Ростовской области и долгое время являясь первым товарищем атамана Всевеликого Войска Донского. К заслугам И.Казарезова следует отнести становление и активное развитие на Дону систем казачьего кадетского образования и непрерывного образования казаков. Уникальность и эффективность этих систем была признана казаками всех войск, донской опыт был взят за основу построения аналогичных казачьих образовательных систем. Придя в Первый казачий университет, И.Казарезов попытался укрепить связи вуза с реестровыми войсковыми казачьими обществами и общественными организациями казаков, а также продолжить дела, начатые предшественником. Судя по отзывам и сотрудников университета, и казаков, взаимодействовавших с МГУТУ, делал это И.Казарезов весьма успешно, то есть был, как принято в таких случаях говорить, «на своем месте». Однако и он не долго оставался «в проректорах», уступив курирование казачества проректору Андрею Шатину.

Такой «кадровый разворот» немало удивил всех, поскольку до прихода в Первый казачий университет, А.Шатин, будучи ректором Челябинского государственного университета, неоднократно оказывался в центре различных коррупционных дел. По данным наших челябинских коллег, замечен он был и в связях с неоязычниками, что никак не укрепляет доверие к человеку в казачьей среде, даже если он и пытается представляться родовым казаком. Став ответственным за казачество в университете, главное, чем запомнился Андрей Шатин было его «переодевание» в казачью справу, что послужило предметом многочисленных насмешек. По нашим данным основной функцией проректора Шатина в университете и в период его курирования казачества, и в настоящее время является подготовка докладов для ректора В.Н.Ивановой. В отличие от своих предшественников, в самостоятельных действиях по отношению к казакам он замечен не был.

Однако быть руководителем и быть писарчуком – далеко не одно и то же. Возможно поэтому или по каким-то иным, как всегда неясным до конца, причинам В.Н.Иванова «отобрала» курирование казаков у Шатина и впредь не поручала это ведущее, по своей сути, направление работы университета ни одному из проректоров. Данный факт явно показывает снижение «веса» казачьих дел в деятельности МГУТУ, что не может не настораживать.

Ныне казачество в университете курирует советник ректора, директор департамента по коммуникациям и проектной деятельности Евгений Васильевич Буслов, в ближайшее время готовящийся отметить свой 80-летний юбилей. В традициях казаков всегда было особое почтение к старикам, однако они выступали в качестве консультантов, судей, хранителей традиций, но никак не ключевых работников. И такое назначение, при всем уважении к многоопытному Евгению Васильевичу, свидетельствует как о скудности сегодняшнего кадрового ресурса МГУТУ, так и о нежелании его ректора что-либо серьезно менять в казачьем направлении деятельности вуза.

Быть ли МГУТУ Первым казачьим и блеф ректора В.Н.Ивановой

Анализ работы университета в последние месяцы показывает, что инициативы его руководства практически никак не связаны с казачеством, за исключением участия в церемониальных мероприятиях, на которых планировали быть руководители Совета по делам казачества при Президенте России и атаманы войсковых казачьих обществ. Многие действия Первого казачьего университета просто вызывают удивление и даже возмущение. Так, в конце января этого года все казаки России и зарубежья отмечали скорбную дату столетия начала расказачивания. А Первый казачий университет, практически никак не отреагировав на эту траурную дату, с помпой провел мероприятия, посвященные памяти В.И.Ленина, в период правления которого как раз и проводилось расказачивание.

Поэтому настороженность, о которой мы сказали выше, совсем не беспочвенна. Как нам стало известно, в настоящее время руководством МГУТУ взят стратегический курс на отказ от статуса Первого казачьего университета. В окружении ректора В.Н.Ивановой активно прорабатывается вопрос о тактике «ухода из казачества».

Обосновать попытку такого «ухода» только тем, что А.Д.Беглов перестал курировать казачество слишком просто. Известно, что осенью этого года должно быть сформировано Всероссийское казачье общество. При всей неоднозначности отношения к нему казаков, оно преследует благую цель - консолидацию деятельности казачества. Появление Всероссийского казачьего общества со штабом в Москве, если это общество рассматривать как серьезную общественно-политическую силу, потребует резкой активизации реальной системной работы Первого казачьего университета по поддержке казачества. Понятно, что уже перестанут быть востребованными так любимые Валентиной Ивановой и ее ближайшим окружением «показушные» и весьма затратные мероприятия. Работа предстоит серьезная, а к ней, как показали пять лет существования Первого казачьего университета, он в том виде, в котором существует на сегодня, попросту не готов. Ситуация еще усугубляется и тем, что на поддержку казачества вряд ли будут направлены значительные средства – придется экономить, думать об эффективности деятельности, а это для привыкшей мало в чем себе отказывать В.Ивановой будет ох как тяжело.

Наконец, значительную нервозность в деятельность Первого казачьего университета вносит и то обстоятельство, что в начале октября этого года истекает срок контракта Валентины Ивановой как ректора. Известно, что по российскому законодательству в выборах ректора не может принимать участия человек, достигший 65-летнего возраста, а именно столько на момент истечения контракта исполнится почтенной Валентине Николаевне (да простится нам раскрытие этой маленькой женской тайны!). В апреле она объявила своим подчиненным, что новый договор с ней сроком до октября 2020 года уже подписан Министерством науки и высшего образования России – учредителем Первого казачьего университета. Но ни на сайте университета, ни на сайте министерства приказа о заключении такого договора нам найти не удалось. По имеющимся у нас данным в недрах Министерства науки и высшего образования России даже проекта такого договора не существует.

Так что блефует многоуважаемая Валентина Николаевна! А нас же не столько этот блеф, сколько озабоченность судьбой Первого казачьего университета стимулирует пристальней изучать ситуацию вокруг этого вуза. Ведь в случае значительного переформатирования его работы Первый казачий может стать сильной опорой в возрождении и развитии российского казачества. Надеемся, Совет по делам казачества при Президенте России в лице нового его председателя А.А.Серышева обратит внимание на сложившуюся в Первом казачьем университете ситуацию и серьезным образом повлияет на нее.

Мария Заяц, Николай Зубов

Категория: Новости КИАЦ | Просмотров: 497 | Добавил: Сталкер | Теги: российское казачество, казачье образование, Первый казачий университет | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1  
Это вверху не иллюстрация ли к фразе из известного произведения Крылова:
"Тебя, мой куманек, век слушать я готова
- А ты, красавица, божусь,
Лишь только замолчишь, то жду я не дождусь,
Чтоб начала ты снова"...
biggrin
И батюшка там, в тему веселую, но явно не воробей...

Серьёзно, священники РПЦ что ответили бы на такой вопрос: "Лесть, подхалимство, лизоблюдство, чинопоклонство - не грех батюшкам?"

А насчет т.н. "Первого казачьего" у казаков иллюзий нет и не было никогда.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]