Главная » 2014 » Июнь » 11 » Хурулы Области войска Донского

Хурулы Области войска Донского

11.06.2014 23:20
Хурулы Области войска Донского

Доклад на Международной научной конференции
«Тибет глазами российских путешественников»

г. Элиста, 7 июня 2014 г.

Первое упоминание о калмыках, принятых в донское казачество, относится к 1670 году. В 1694 году на донских калмыков был распространён статус казаков, выделили земли в сальских и манычских степях. Массовый приход калмыков на Дон происходил на добровольных началах, что было для тех веков редкостью. Местная войсковая старшина всегда с охотой принимала себе на службу «...добрых конников, храбростью отличных, к службе всегда готовых и ревностных и так необходимых для хозяев пастухов и коновалов, войску весьма полезных».[1]
 

В 1806 году образовали Калмыцкий округ, ранее он назывался Кочевьем донских калмыков.

В отношениях калмыков и Донских казаков были сложности, но связывающего элемента было намного больше, чем противоречий. Ещё в 1682 году войсковой атаман Фрол Минаев писал в Москву, «что с калмыками донские казаки живут нынче в миру и задоров меж них никаких нет».[2]
 

Казаки поняли, что «учение ламаитов чуждо проповеди вражды и ненависти к последователям других религий, а калмыки сами по себе народ мягкий, чуждый фанатизма и нетерпимости».[3] Это позволило калмыкам достаточно быстро, хотя и не без конфликтов и столкновений, вписаться в казачье сообщество. Поспособствовала и буддийская этика, которая призывала к смирению, к непротивлению злу, полагая, что зло в душе, обида умножают зло в мире.
 

Калмыков и донских казаков объединяло врождённое чувство гордости, они ценили достойное мнение о себе, о своей семье. Современник отмечал: «Калмыки никогда не нищенствуют, даже находясь в крайней бедности».[4]
 

Повседневные контакты, заинтересованность в эффективном ведении хозяйства, развитие бытовых, межсемейных связей постепенно устраняли бывшие противостояния. Примером может служить усыновление атаманом хутора Иловлиновского станицы Атаманской Иваном Тимофеевичем Колесовым. Когда младенец-калмык из соседнего хутора остался без родителей, атаман взял его в свою семью, воспитал, дал имя Николай Колесов.[5]
 

В связи с переходом на оседлый образ жизни калмыки давали хуторам новые наименования. Свидетельством уважения к религии стало возникновение названий хуторов — Хурульный (было три таких хутора).
 

На территории современного Дубовского района Ростовской области кочевали казачьи сотни Балдрская, Эркетеневская и Чунусовская. Сначала у них были хурульские кибитки.
 

В Балдрской сотне хурул был основан в 1804 году.

В юрте станицы Потаповской имелось пять калмыцких хурулов, в самой станице действовал калмыцкий храм, который носил тибетское название «Банчей-чойлин», а в просторечии назывался «Балдыр-хурул».

Хурул ст. Потаповской
Фото из кн.: Богачёв В. Очерки географии Всевеликого Войска Донского. Новочеркасск. 1919 г.

Эркетеневский храм был утверждён правительством к постройке в 1842 году, а до этой даты эркетеневцы построили маленькую кумирню, величиною около двух с половиной сажень, затем деревянный хурул. Организатором строительства нового хурула был Бакша Дамбо (Домбо-Даши) Ульянов. В возрасте 13 лет он прибыл в станицу Эркетинскую и поступил в духовную школу при хуруле. Затем служил в хуруле станицы Власовской. В 1886 году стал штатным войсковым гелюнгом Потаповской станицы, открыл при хуруле школу, а также небольшую больницу, где лечил методами тибетской медицины. В 1889–1891 годах в междуречье Дона и Волги разразилась эпидемия холеры, уносившая жизни целых поселений. Д. Ульянов врачевал людей и добивался несомненных успехов. Однако, по мнению недальновидных чиновников, врачевал незаконно, за что судили, но оправдали из-за успешности своего лечения и по показаниям пациентов.
 

Станицу Потаповскую разделили на две станицы — Потаповскую и Эркетинскую. Д. Ульянов совершил поездку в Петербург, где представил новый проект Эркетинского храма, Император его утвердил. Хурул был сооружён из кирпича, печи, стены и пол выложили белой кафельной плиткой, на стенах плитка с этюдами из буддийской символики. Это был не отдельно стоящий храм, а целый комплекс построек, включавших лечебный корпус, школу, столовую, жилище бакши, гелюнгов. В лечебном помещении стояли ванны, посылали в дальний путь повозки, на волах везли лечебную грязь, которую доставляли из Маныческо-Грузской санитарной станции «Вагнеровская». Уцелело одно из зданий, сейчас это жилой дом. А в 60-е годы XX века здесь находилась Эркетиновская начальная школа. Стены классов были отделаны кафельной плиткой, потолок — в лепнине, печь также покрыта кафелем.

Хурулы ст. Эркетинской, начало XX в.
Фото из кн. «Физическое и статистическое описание кочевий донских калмыков» / Сост. Н. Маслаковец. Новочеркасск, 1872

Д. Ульянов был похоронен в станице Эркетинской. В 70-е годы вели оросительный канал, местные жители станицы Андреевской обратились с просьбой к калмыцкому руководству перенести прах в Калмыкию.
 

Гелюнгом хурула станицы Эркетеневской был Лиджа Сармаданович Бакинов. В конце 20-х годов гелюнг долго скрывался от властей, приходил ночью к своей невестке, вдове младшего брата, за продуктами. На ночь не оставался, забирал сумку и уходил. Потом пропал. Видимо, служитель хурула уцелеть не смог.

Гелюнг Эркеневского хурула Лиджа Сармаданович Бакинов
Фото из архива Н.Ц. Худжиновой

Всего на Дону насчитывалось 14 хурулов со штатом 653 духовных лица.

В целях хозяйственного обустройства их поддержала местная власть. Высшее духовенство (бакши, гелюнги) освобождалось от службы, им выделялись земельные наделы. В станице Чунусовской 200 десятин было отдано хурульному духовенству. Более 30 лиц, принадлежащих к калмыцкому духовенству, сдавали свои паи в аренду.
 

Главами донского духовенства были ламы. В 1896 году институт ламы упразднили, заместителем верховного Ламы, главным духовным лицом считался Бакша-гелюнг. В калмыцких сотнях избирали три кандидата, одного из них в этом звании утверждал Наказный Донской Атаман.
 

Когда калмыки ходатайствовали Императору с просьбой о дозволении звания Ламы, Войсковой Атаман Н.И. Святополк-Мирский вызвал к себе всех хурульных бакшей, поставил в одну шеренгу и кричал на них: «Желаете иметь религиозного главу!? Ваш духовный, религиозный глава — окружной начальник!»[6] Лишь в 1903 году калмыцкий народ добился права иметь высшего духовного главу, «Ламу все Донских казаков».
 

Калмыцкое Духовенство первоначально располагалось в Ильинской слободе, его возглавляли Бакши донских калмыков Д.Г. Гонджинов, Д. Микулинов, А. Чубанов. В станицах хурулы возглавляли: в Эркетинской бакша Б. Ушанов, гелюнг Башинов Нурзун Лиджиевич (калмыки его чаще звали Нурзун-гелюнг), в Чунусовской Н. Цебеков и старший хурульский гелюнг Э. Хохлов. Бакша хурула станицы Чунусовской Н. Цебеков умер в эмиграции.

Гелюнг Эркетеневского хурула, участник разведывательной экспедиции в Тибет в 1904 г. Бадма Чубарович Ушанов
Фото предоставлено А.А. Назаровым

Видным представителем духовенства был М.Б. Борманжинов. Его избрали бакшой Денисовского хурула, а в 1903 году Ламой все Донских калмыков. Менько Бакеревич был очень образованным человеком и крепким сельским хозяином, на отдельном зимовнике вёл дело в широких размерах, кроме паевой земли арендовал войсковой земельный участок, засевал около 400 десятин. Он перевёл на калмыцкий язык священные буддийские тексты.
 

После кончины в марте 1919 года ламы Менько Борманжинова обязанности багши-ламы донских калмыков исполнял Шургучи Нимгиров, он эмигрировал с частями белой армии в Турцию. Простые монахи-гелюнги оказались в числе эмигрантов, часть из них в начале 20-х годов вернулась в Россию.
 

Пытались обратить калмыков в православную веру, закрыли четыре хурула, в том числе и Эркетинский. Но калмыки не могли смириться с таким положением дел, ходатайствовали о восстановлении храмов. Областная Канцелярия рассмотрела вопрос и в 1897 году упразднённые хурулы открыли вновь.[7]
 

Буддийская и православная конфессии сотрудничали. В 1875 году слободу Ильинскую посетил архиепископ Донской владыка Платон. Близ реки Большой Гашун его встретили заседатель калмыцкого правления П.О. Дудкин и калмыцкое духовенство.
 

Однако в отношениях представителей православия и буддизма было не всё так просто. Соперничество направлений в теологии заставляло вести борьбу. В начале XX века Иеромонах Гурий писал: «Прежде калмыцкое духовенство пользовалось громадным значением у калмыков, каждое слово гелюнга имело силу. Ныне замечается упадок почтения и уважения к своему духовенству, благодаря его распущенности и беззастенчивой эксплуатации тёмного народа».[8]

Ему вторил другой современник, преподаватель Воронежской семинарии Александр Крылов: «Нравственно и умственно цивилизирующего влияния на народ со стороны жрецов ждать нельзя; потому что жрецы составляют высшую касту народа, так сказать — аристократию, которая держит народ в почтительном отдалении, и служит для него разве примером праздности, пьянства, бродяжничества и т.п., только ничуть не примером каких-либо добродетелей».[9]
На этих примерах можно видеть уровень конкуренции идейных направлений.

Был создан Донской епархиальный комитет Православного миссионерского общества, призванный организовать миссионерскую деятельность среди калмыков. Крещёным калмыкам давали льготы от уплаты податей. Начинали сооружать православные храмы в калмыцких станицах. Для подготовки миссионеров в 1880 году в архиерейском доме слободы Ильинки открыли общину-приют для детей калмыков. Но реальных сдвигов не получилось, православные храмы и приют вскоре были закрыты.
 

Хурулы были центром воспитания защитников державы. В Государственном архиве Ростовской области хранится «Дело о постановке в буддийских храмах поминальных досок для увековечивания памяти воинских чинов-калмыков, погибших в войну с Японией».[10] Департамент Духовных Дел Министерства внутренних дел разработал эскиз поминальной доски, текст и язык подписей. Надпись «За веру, Царя и Отечество» производилась на калмыцком языке, имена убитых и умерших на русском языке. Доски установили во всех хурулах калмыцких станиц Сальского округа.
 

В ходе Гражданской войны и в 20-е годы все хурулы подверглись разрушению. Граббевский хурул сгорел от пулемётного огня, сокровища храма были уничтожены пожаром.[11] Служители — кто убит, кто эвакуировался за рубеж.
 

По прибытию красных в станицу Потаповскую были расстреляны бакша хурула Санджи (Джимба) Шагашов, гелюнги братья Яков и Намджал Бурвиновы. Хурул в 20-е годы, после уезда калмыцкого населения, пошёл на слом.
 

Хурул в станице Власовской сжёг местный учитель.[12]

Судьба Беляевского хурула тоже была трагичной. Белые убили семью Абрама Давыдова, иногороднего хутора Троилинского. Он сжёг хурул. По воспоминаниям старожилов, красные использовали этот пожар как ориентир для ведения артиллерийского огня по станице Беляевской со стороны возвышенности Ергени.
 

В 20-е годы молебенная часть Эркетинского хурула сгорела, а лечебная осталась, в 70-е годы стены ещё стояли. Строительные материалы пошли на сооружение нового школьного здания в станице Новониколаевской.
 

Чунусовский хурул в те же годы разобрали на строительные материалы.

Судьба разметала служителей храмов по разным странам и городам. Бакша Граббевской станицы, бакша все Донских калмыков Зодба Бурульдинов был погребён в США, на казачьем Свято-Владимирском кладбище в городке Кесвилл штата Нью-Джерси. Там же похоронен А.И. Деникин, упокоились Терский атаман К.К. Агоев, Походный атаман генерал-майор П.Х. Попов. Здесь же могила полковника Всевеликого Войска Донского Леонтия Константиновича Дронова.
 

Спустя долгие годы, уже в начале XXI века, приехал из Элисты в станицу Эркетиновскую А.А. Назаров, потомок казаков-калмыков Зартыновых, Цебековых. На месте хурула — одни развалины. Лишь кое-где видны остатки кирпичной кладки, фундамента калмыцкого храма… Рядом стоит дом, в нём ранее было жильё служителей, здесь по праздникам проводились торжественные обеды.
 

Потомки казаков-калмыков объединились в землячество. Договорились увековечить место, где стоял Эркетеневский хурул. В июне 2013 года в станице Эркетиновской состоялось открытие Памятного знака. По калмыцкому обычаю в основание плиты положили остатки кладки старинного здания хурула. Атаман Э.Н. Манжиков и председатель Совета Эркетинских казаков-калмыков А.А. Назаров открыли памятник.

Церемония открытия Памятного знака на месте Эркетеневского хурула, 2013

Прозвучала буддийская молитва. По калмыцкому обычаю территорию хурула обошли под водительством лам.
На территории Дубовского района Ростовской области остались населённые пункты, где ранее проживали калмыки — станица Эркетиновская, хутора Адьянов, Новосальский, Холостонур. Седой ковыль горестно склоняется над останками бывших станиц Потаповской и Чунусовской, хуторов Болдырского и Худжуртинского. От их сооружений не осталось и следа.


 

2014 г.
с. Дубовское

В. Дронов


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1.НА РК. Ф. Р.–145. Оп. 1. Д. 138. Л. 9.
2.Цит по: Шовунов К.П. Калмыки в составе российского казачества (вторая половина XVIII–XIX вв.) Элиста, 1992. С. 107.
3.Номикосов С.Ф. Статистическое описание области Войска Донского.
Новочеркасск, 1884. С. 281.
4.Богачёв В. Очерки географии Всевеликого Войска Донского. Новочеркасск, 1919. С. 308.
5.Колесов Г.С. Белый снег. Ростов-н/Д, 2002. С. 54.
6.Ленивов А. Памятные даты калмыцкого народа. // Ковыльные волны. 1931. №3. С. 7.
7.ГАРО. Ф. 301. Оп. 1. Д. 569.
8.Иеромонах Гурий. Донские калмыки и история их христианского просвещения. С. 7.
9.Крылов А. Умственное и нравственное развитие донских калмыков и особенности их бытия. // Донские епархиальные ведомости. 1873. С. 403.
10.ГАРО. Ф. 301. Оп. 1. Д. 569. Ф. 46. Оп. 1. Д. 3652.
11. Алексеева П.Э. Станица Граббевская (XVII век – декабрь 1943 г.)
Элиста, 1997. С. 29.
12. Жуковский районный музей краеведения. Историческая справка
М.А. Данилова. С. 10.

 

Категория: Всевеликое войско Донское | Просмотров: 2040 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: ростовская область, калмыки, казаки, элиста, Тибет, хурул | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]