Воскресенье, 13:11
Главная / Николай Дьяконов: Помимо армии и флота у России есть третий и очень важный союзник — добровольцы

Николай Дьяконов: Помимо армии и флота у России есть третий и очень важный союзник — добровольцы

28.11.2015 20:06
Николай Дьяконов: Помимо армии и флота у России есть третий и очень важный союзник — добровольцы
Интервью с членом правления СДД, майором запаса, кандидатом исторических наук, заместителем атамана СКВРиЗ, донским казаком Н.Дьяконовым.
Каков масштаб вовлечённости казаков в добровольческое движение на Донбассе?
— В рядах добровольцев на Донбассе было около 18-19 тысяч казаков.
С чем это связано и почему так произошло: во-первых территории современных Луганской и Донецкой областей входили в историческую Область Войска Донского.
Там проживают казаки, там есть казачьи хутора, станицы. Там возвышаются наши Храмы, там погосты наших предков. А могилы предков казаки очень чтят также как и свои устои. На Донбассе проживают много казаков, имеющих родственников, живущих в России. После всем известных событий, которые произошли с казачеством в большевистской России, казаков «раскидало»: они могут находиться в Луганской станице или где-то под Новоазовском (на месте бывшей Новониколаевской станицы, тоже Войска Донского), а дети, братья одного и того же рода - в Сибири, Белоруссии, Казахстане, кто-то на Дальнем Востоке, в Ростове-на-Дону. К примеру, часть моих родственников проживала в Красном Луче и в самом Луганске.
Так что у казаков был повод. Они пришли защищать своих родственников,
свою землю, свою культуру.
 
Какую роль на себя взяли казаки на Донбассе, какие функции они выполняют там?
— Казаки являются потомственными воинами. В постсоветский период они принимали самое активное участие во всех вооружённых конфликтах - это и Абхазия, и Южная Осетия, и Приднестровье, также они были в Средней Азии и на Северном Кавказе. Группы казаков-добровольцев участвовали в событиях в Югославии, когда там были конфликты.

Казаки вставали за Русский Мир, за Православную веру. Конечно, когда случилась беда на наших исконных территориях, там, где проживают наши люди, не согласные с политикой нынешнего Киева, который устраивает уничтожение собственного народа; когда мы увидели свастику на эмблемах и знамёнах их подразделений — естественно, это вызвало негативную реакцию, как у любого нормального, здорового человека, который воспитан патриотом своей страны, который любит свою Родину, гордится своим народом и его великой историей. Поэтому казаки были одними из первых, кто отправился на территорию Донбасса. Выполняли свои задачи они там достойно, а весь негатив, который поначалу присутствовал в их отношении, уже преодолён. Да, бывало всякое, но вы же понимаете — в семье не без урода, и не каждый, кто надевал кубанки и заявлял о себе как о казаках, на самом деле являлись этими казаками. Мы боролись, наказывали и пресекали...
 
Считается, что казаки — люди горячих нравов и быстрых решений. Учитывая такую их особенность, какой вы видите модель их взаимодействия с остальными участниками борьбы?
— Не все казаки такие горячие, как кажется. Всё-таки, есть клише, шаблоны... Это такие же люди, уравновешенные и спокойные, практически все из них служили в армии, многие являются офицерами, кто-то служил в других силовых ведомствах.
Мы живём в 21 веке, казачья вольница, в понимании 15-16 века, сейчас вообще на войне невозможна.

Должно существовать определённое единоначалие. В наших традициях казачий круг вольно принимает решения, но в тот же момент есть походный атаман, существует вертикаль власти. В конце концов, это война, а не какой-то набег, или, как бы сейчас сказали - рейд, это не шестнадцатый век. Должна быть чёткая выстроенная система. Изначально многие из казаков этого не поняли, недооценили. На самом деле, в начале всех событий сложилась ситуация, как в басне «Лебедь, рак и щука », — так и было, каждый себе командовал. Слава Богу, сейчас всё это прошло. Сейчас в Луганской Народной Республике 80% казаков входят в ряды Народной милиции.

Конечно, лихость и отвага присущи казакам. Но в то же время, должна существовать дисциплина, вертикаль власти, иначе будет бардак. Мы научились этому, в том числе и на Донбассе, через кровь...
 
То есть, по-сути, война структурировала казачье движение и «шелуху» скинула?
- Да, на самом деле, это так. Но вы не забывайте, что это было добровольное дело. Всё-таки, существовали добровольцы, которые приходили со всей страны, а были те, кто не мог приехать, но тоже «горел» и пытался как-то помогать. Были и есть множество добровольцев, которые не только с оружием в руках защищали жителей Донбасса, но и обеспечивали гуманитарную помощь. Могу сказать, что на этом была замкнута какая-то часть казачества. С разных казачьих войск ОТПРАВЛЯЛИ гуманитарные конвои, это происходило не один раз, были конвои даже из Казахстана, Киргизии и так далее...
 
Возможно ли образование некого подобия казачьих республик на Донбассе?
— Нет, это невозможно. Потому что, вы прекрасно знаете, есть такие же протестные отношения и в Харькове, и в Днепропетровске, и в Одессе. И если появится казачья республика, я не думаю, что эти области захотят примкнуть к такой республике.
Не в обиду нашим казакам, но я просто считаю этот момент недальновидным.
 
В ходе противостояния, по сути, гражданской войны на Донбассе, конфликты на этой почве стали причиной разрывов многих семей. Очевидно, что подобные процессы могут происходить и в среде казачьего движения. Скажите, как повлияла война на взаимоотношения казаков, разделённых «линией соприкосновения»?
— Увы, повлияла. Считаю, это результат нашей слабой политики в отношении Украины, которая существовала до определённого периода. Мы прекрасно понимали друг друга, вот оно, наше БРАТСТВО , оно незыблемо. Но кто-то был "заморочен" внутренними межэтническими конфликтами и прочее. В итоге получилось, что два одинаковых... да не братских народа, это вообще один народ — стали друг против друга. Это величайшая трагедия. Всё это — результат работы той идеологии, которая прокралась мимо, которую мы просто прозевали. Поэтому там, на Украине, сейчас есть неонацизм, язычество, да чего там только нет. Когда люди отходят от собственной Веры, от собственной истории, понимания её и того, как она важна, - я считаю, это величайшая трагедия, которая произошла с русским народом.

Нынешняя борьба необандеровцев против единого русско-украинского духовного и мировоззренческого целого, против наших общих героев и мучеников, в конце концов, обречена на провал. Русских и украинцев за всю нашу многовековую историю пытались расколоть не один раз. Отрезвление наступит. Потому что, когда идеология основана на лжи и мифах, рано или поздно, ей приходит конец. Новый Богдан Хмельницкий для Украины неизбежен. Но чем дольше украинцы будут отказываться от нашего общего прошлого, тем дольше они будут отказываться от самих себя.
 
Представители украинского «козачества», на волне декоммунизации считают наших казаков «красными». Тем не менее, в нашем казачьем движении некое деление на «красных» и «белых»
всё ещё присутствует. Так вот, что ответить «козакам»?
— Я сам не из «красных». Мои предки были «расказачены», сосланы в лагеря и по отцу, и по матери. Кто-то погиб в Первую Мировую, кто-то в Гражданскую. Некоторые ветви рода вообще прекратили существование по мужской линии.

Но это не помешало тем, кто всё это пережил, в момент, когда пришёл враг, взять в руки оружие и идти защищать свою страну в 41-м году. Это не мешало потом моим предкам становиться офицерами, защищать свою собственную страну далее, в других конфликтах. Это не мешало моим родственникам погибать в Афганистане. Это не мешало мне выбрать судьбу офицера Российской Армии. И моим детям это не будет мешать.

Да, был террор. И я этого не забываю. Я всегда хожу в храм 24 января, всегда ставлю в церкви свечку, обязательно хожу со своей семьёй на поминальную панихиду. Мы это помним, мы это знаем.

Но «красные», «белые» казаки сегодня... Я не понимаю этого. Существует Россия и её интересы. И как можно сейчас вытаскивать нож и бить в спину нашей стране, которая только-только начала подниматься?

Деление на «красных» и «белых» существовало всегда, и не только в патриотической среде, а вообще в казачестве, причём там оно приобрело гипертрофированную форму. Этому предшествовали определённые события, мы их прекрасно знаем. Но сейчас Новая История. Когда были события в Крыму, я встречался с крымскими татарами в разных городах, где стояли наши подразделения Крымского казачьего полка. Я им объяснял, что мы такие же репрессированные, как и они. И если сейчас что-то произойдёт, этого не переживём ни мы, ни они. То есть люди об этом задумывались и чётко понимали: те, кто виноваты в том, что произошло в те годы — их уже давно нет. У нас совершенно другая страна, у нас всё по-другому.
 
Какие шаги, кроме военных, по Вашему мнению, должны быть предприняты, чтобы объединить
и весь разделённый русский народ, и казачество?
— В первую очередь, нужно остановить кровопролитие, эту братоубийственную войну. Минские соглашения должны полностью исполняться. Сейчас же мы опять видим наращивание боевой техники со стороны Киева. Всё же складывается в одну большую картину: если есть победы России в Сирии, значит, нужно снова разжечь у неё под боком конфликт. Да, возобновление конфликта вполне возможно в данной ситуации.

На сегодняшний момент о каком-то сотрудничестве среди казаков и «козаков» мы не говорим. К счастью, не все на Украине поддерживают хунту, то есть, ненавидят Россию и русских людей. Народ там сейчас оказался в безысходной ситуации.

Никто не вернёт погибших сыновей матерям, но добро должно быть с кулаками.
Мы должны чётко отстаивать свою идентичность, КУЛЬТУРУ, мы должны защищать свой собственный мир. И - распространять свои ценности, возвращать заблудших и хранить свою Веру. Главное - воспитывать в этом духе своих детей.
 
Каковы планы сотрудничества казачьих организаций с Союзом Добровольцев Донбасса?
— Сейчас народ начал возвращаться с Донбасса: естественно, кто-то ранен, были погибшие, их семьи остались без кормильцев. Добровольцы, которые пожертвовали собой ради Русского Мира, ради своего казачьего братства, поддержки своих родственников на той территории — мы готовы и стараемся оказывать им всю необходимую помощь.

Казаки-добровольцы есть в каждом регионе России, и сейчас важно понять их количество и какая помощь им необходима. Мы готовы не просто поддерживать морально или финансово, основная задача, которая стоит перед нами — сделать так, чтобы люди не чувствовали себя брошенными, То есть, когда они выполнили свои определённые обязанности, они должны понимать, что они не одни, что существует братство, что есть такие же братья по всей стране, которые всегда протянут руку помощи. Наша задача — чтобы ни один доброволец из казаков не был забыт, чтобы он не противостоял трудностям в одиночку.

Кроме того, казаки, которые получили опыт и своими глазами увидели, что такое война — они же несут в себе то самое «здоровое зерно». Они должны рассказать другим людям, что происходило на Донбассе, что это такое, когда мирные города бомбят, когда рядом погибают дети и старики.

Сейчас на этих казаках лежит ответственность — не допустить такого же в своей собственной стране. Не только казаки, но и все добровольцы в России становятся таким столпом, сдерживающим фактором. Они сами в собственном городе могут пресекать какие-то определённые поползновения, которые направлены на создание хаоса и повторение донбасских событий, только в масштабах нашей огромной страны. Я считаю, тот опыт, который они приобрели, — это сдерживающий опыт.
И внутренне люди уже готовы не допустить таких событий в нашей стране.
Это немаловажно. Я считаю, что помимо армии и флота, как был убежден Государь Император, у России есть ещё один, очень важный союзник — и это именно добровольцы.

Союз добровольцев Донбасса


Николай Дьяконов, член правления СДД, майор запаса, кандидат исторических наук, заместитель атамана СКВРиЗ, донской казак.


Источник: http://sdonbassa.ru

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 921 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 3.8/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]