Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная » 2021 » Август » 27 » Казачий полковник Бабичев

Казачий полковник Бабичев

27.08.2021 12:46
Казачий полковник Бабичев

Так получилось, что у меня никогда не было знакомых казаков ни только на Донбассе, но и во всем Донском войске. Приехав на Донбасс, я оказался среди незнакомых людей и в новом для себя месте. Начало знакомства с Донбассом пошло не с теми людьми с кем бы я хотел быть рядом и воевать. После отступления из Лутугино, судьба закинула меня в Ровеньки. Там я и познакомился с героем моего повествования, А.Ф. Бабичев был местным. С первых дней он оказался вовлечённым в круговорот русской весны.

Наши пути ходили около. Но не переплетались. Поэтому скажу о нем из тех отрывков, которые узнал, что-то рассказали мне, а что-то я увидел лично.

Первоначально штаб 2-го казачьего батальона был в здании Ровеньковской городской администрации. Правда, 2-м казачьим его еще не называли, просто был казачий штаб, ВСЕ! Федорович, пришел познакомиться, а заодно задать несколько вопросов, прояснить для себя, те-ли это люди, что ему нужны. Говорят, что он свои вопросы, часов 5 задавал, допек атамана до «печенок». Оба остались удовлетворенные своими выводами о собеседнике. И когда был объявлен набор добровольце, уже во 2-й казачий батальон, атаман предложил Бабичеву возглавить штаб. Так бы это и продолжалось, но в июне 2014 года в батальоне появились пушки. (Вообще надо ПУШКИ писать крупным шрифтом, Федорович был в них влюблен, более того он сам был артиллерист и именно на Д-30). Обучить артиллерийскому делу личный состав взялся войсковой старшина Бабичев. Командир оказывал максимальное содействие, более того привез казаков артиллеристов из Луганска, уговорил их на неделю в Ровеньки. Атаман слово сдержал и через неделю, кто захотел, вернулись домой. А обучение проходило во дворе Комбикормового завода, под раскидистым кленом, скрывающим от авиации ВСУ орудие, остальные пушки загнали (спрятали) в боксах.  Через 2 недели, упорного труда, были готовы 4 расчета полного комплекта. Оставалось теорию закрепить практикой. Бабичев, вдвоем с атаманом, объездили все близлежащие поляны, поля и опушки в поисках подходящих позиций.

А стрелять с открытой позиции, откровенный идиотизм, учитывая количество войск ВСУ на Зеленополье (откуда Ровеньки просматривались как на ладони), Дьяково, Клуниках… Да и вооружение ВСУ, на порядок выше чем в формирующемся батальоне. Это потом 2-й казачий разживется и ГРАДами и броней, после разгрома этой группировки ВСУ. Особенно жаркий спор был у Конкина с Бабичевым о количестве снарядов для отстрела на пробных стрельбах. На «выпускном экзамене, как они его назвали. Атаман осторожничал и считал, что по 3 снаряда на орудие достаточно, а Федорович хотел по 5, как минимум, а лучше 10 – сошлись на 5. Отвлекусь.

После выпускного экзамена, стрельбы стали проводить регулярно, постоянно меняя позиции. ВСУ тоже не дремали, после третьего выстрела прилетала ответка. Эта игра в «кошки, мышки» закаляла артиллеристов и заставляла постоянно увеличивать скорость разворачивания и сворачивания батареи, а также мгновенный уход с позиций. Росло мастерство расчетов! Личная «влюбленность» Федоровича в артиллерию передавалась и его бойцам. Атаман создал все условия для батальонных «Богов войны», а они радовали результатами. Можете мне не верить, но, для определения позиций ВСУ использовали Атлас автомобильных дорог (???), данные своих разведчиков и собственное знание местности. За что атаман стабильно выхватывал в штабе, за самодеятельность! И получал строгие приказы ВСУ не злить, иначе они его батальон сметут. Ага.., попробуй удержи Федоровича. Стрелять он готов был и день и ночь. Но и пушки требовали к себе постоянного внимания и ухода.

Выскажу сугубо личное мнение, хотя знаю, что Конкин с ним не согласится.

Пользуясь тем, что командир батальона не имел боевого опыта, но отличался исполнительностью и казачьей бесшабашностью, батальон использовал штаб (Заря), бездарно, ставился в заведомо неудобных местах. Более того, его постоянно дергали для «латания дыр» в обороне Луганска. И на невыгодных позициях, там, где все отказались или самовольно их оставили, «Заря» дисциплиной не грешила.

Командование не проводило рекогносцировку позиций. А давало на карте. (Кстати, заведомо зная, что карт в батальоне нет и быть не должно). Что не значило правильно. Так были даны позиции около Георгиевки.  Пушки Бабичева стояли как батарея Раевского при Бородине в открытую. Я с оказией ехавший в ту пору мимо, увидев это, ошалел. По книгам зная, что с русско-японской войны артиллерия не воюет прямой наводкой. А если воюет то не долго. Укры обошли открыто стоящую батарею и позиции, сбили ополченцев на блокпостах и заняли Лутугино. Георгиевка их мало интересовала, только пока шла эвакуация из аэропорта, они в ней держали броню. Именно в это время, батарея, а с ней вместе и позиции роты 2-го казачьего батальона, подверглись жесточайшему арт обстрелу. А минометный огонь был постоянным в течении 2-х суток.  В этом бою Бабичев был ранен, атакуя вдвоем с атаманом бороню ВСУ. Осколок разорвал ему шею. И чудом не вскрыл сонную артерию. Бабичев будучи раненым, вернулся на позиции организовывать группу бойцов для поиска тела, как он посчитал, погибшего атамана, которого потерял из виду в бою. Узнав, что атаман жив-здоров и из боя вышел победителем, Федорович махнул рукой, развернулся и …  Он почти в бессознательном состоянии брел в открытую под минометным огнем на Луганск в госпиталь.

Через несколько дней, он опять воевал. Не смотря на то что одно орудие было разбито на Георгиевке и 2 пришлось бросить, сняв прицелы и замки и незажившую рану. Я столкнулся с ним второй раз. Обороняя Лутугино, имея 2 рпг против около 80 танков. Я обратился к Конкину за помощью. Приехав для сопровождения пушек, узнал, что они уже умчались стрелять где-то. В тот день мы попали в окружение и сдали Лутугино. Через неделю мы передислоцировались в Ровеньки. И вот тогда я и познакомился с Федоровичем уже лично и ближе. Федорович был активным штыком в обороне 2 казачего. Имея около 80 километров оборонительных рубежей между Антрацитом и Свердловкой, Ровеньки были окружены и с севера и с юга. Бабичев летал то туда, то сюда обстреливая укров. И все, потому что появился стимул…

Сама большая беда была в том, что карт – банально не было. Нашли «умельца», им оказался юный ополченец 15 лет, выудивший их из сети! Выбрали свои квадраты, привязались к местности и… дело пошло! С этого момента и до самого Дебальцево, все карты батальона были собственной печати. Как сейчас помню, все были склеенными, так как печатались на принтере на листах А4.

В один из погожих дней рано утром он выскочил на Македоново. Имея целью обстрелять придвинувшиеся близко украинские войска. К возможному несчастью. Укры передовыми отрядами с вечера ночевали на окраине Македоново. И Бабичев развернул батарею напротив передового отряда укров. Метрах в 800 от них. Не ясно почему передовой отряд не обстрелял артиллеристов.  Те развернулись и начали стрельбу по основным силам. Расстреляв боекомплект, они стали сворачиваться.  Вот тут-то они и увидели укропов в упор. Потянулись долгие минуты ожидания огня, ответки в упор. Но укры, поражённые наглостью, смотрели без единого выстрела на отчаянную батарею. И на взрывы в лагере основных сил. Никто не может сказать почему батарея была не расстреляна. Ни один танк или бмп не выстрелил. После того как Федорович вздохнул свободно, поняв, что они драпают необстрелянные. Авангард выстроился на асфальте и стал во все лопатки драпать в Волнухино. Так в тот день не произошло соединение Македоновской и Изваринской группировок. А между ними было не больше 12-15 километров.  Позволившее бы окружить все пространство южнее Луганска.  Вообще в обороне Донбасса было несколько моментов, которые едва-едва не позволили выиграть им войну.  Я перечислю их.

ВСУ почти окружили все ополчение. Им не хватило сил и времени взять Изварино. И полностью отрезать Донбасс от России. 

Они не взяли Луганск, когда после первых стычек его некому было оборонять. Они вошли в Хрещеватого и почти окружили Луганск. Им осталось пройти не более 15 километров.

Они почти окружили всех перехватив между Свердловкой и Македоново, что позволило бы по прямой снабжать Изваринскую группировку горючим и боеприпасами. Ну и они, окружив Стрелкова Козицина и Мозгового, не смогли их уничтожить. Причем только Стрелков активно пробивал коридор на границе. Ни Козицын ни Мозговой окружением не тяготились.

И вот один из тех, кто не дал ВСУ победить, был Бабичев со своими артиллеристами.

Прибыв в Ровеньки, мы активно влились в бои по уничтожению Должанского и Дьяковского котлов.  Вернее мы были прикрытием батареи и разведкой. Активно гнали отступающие украинские войска и корректировали огонь артиллерии. Бабичев неустанно то занимался с артиллеристами то выезжал и стрелял. Ему все было мало.

– Дайте цели мы их поразим то и дело канючил он.

Ему приходилось самому иногда выдвигаться в разведку, мало того лазить на пузе по нейтралке и терриконам. Пришлось одевать в гражданку людей и отправлять их полями в тыл. Южнее Луганска Бабичев был единственной артиллерией ополчения. Которая в ту пору работала на износ. Мало того она работала на 200%. Начальник артиллерии штаба Юго-Востока (командующий Дельфин) спросил Конкина, где он набрал столько отпускников и не поверил, что это шахтеры, учителя и таксисты, под командой единственного артиллериста Бабичева, побежал беседовать с каждым, проверяя слова атамана.

Вершиной ее успехов было взятие Лутугино. Именно батарея второго казачьего, под командованием Бабичева, нанесла больше всего потерь. Практически уничтожив целую бригаду ДШБ с техникой в Лутугино. Когда наша разведка сообщила что техника на заводе валков, а рабочие завода там как щит, пришлось устроить страшилку. Артиллерия Бабичева стреляла по холму за Лутугино. Причем снаряды с воем проносились над заводом.  По нашей просьбе на заводе женщины устроили панику и организованное бегство с завода гражданских. Бабичев сработал ФИЛИГРАННО, ни один снаряд не упал в частном секторе.  Следующий день начали бить по заводу. Сначала гора. Потом отвал за заводом, потом артиллерия еще чуток снизила прицел. Били от Шелковой протоки, из распадка перед Лесным и от Волнухино.

И вот корректировщики доложили на заводе идут взрывы складов боезапаса, а потом стала рваться техника. Огонь корректировался с верхнего этажа жилого дома напротив завода. Корректировщик рисковал, ибо снаряды летели почти над самой крышей. Но это было единственное место, где в Лутугино была связь. Еще было около блокпоста по дороге на Лесное. Через пару налетов укры стали выгонять технику и формировать колонну возле переезда. Я честно не пойму почему у укров оказалось мехводов и шоферов меньше чем техники.  Или разбежались во время обстрела или их изначально было меньше. Но они выгоняли технику и бежали на завод за той что осталась. Этот кипишь попал в поле зрения «Эфиопа» корректировщика. И тут нам сообщили, что вчерашняя метка на ГЛОНАСС по которой мы давали сноску на блокпост на переезде, соответствует центру колоны которую формируют. У нас были настолько точные координаты что перехватило дух. Но Федорович ответил, что не спешите.

– Снаряды расстрелял.

Машины ушли в Ровеньки под погрузку, придут уничтожим.  Теперь цель видели по цепочке. Корректировщики сидели на бугре на дачах. Они передавали передовому посту. Тот мне лично. Я Конкину. Конкин на батарею. У корректировщиков началась истерика - колону строили в три ряда справа от дороги и в 2 слева. Такого квадрата, построенного на убой и который мы ясно видим - центр которого снят на ГЛОНАСС навигатор, просто не было. Ни до ни после. Наконец Конкину удалось найти связь с Градами и штабом. Штаб дал 2 самоходки «Акация». И все это совпало с прибытием снарядов на батарею Бабичева. Никогда и нигде после я не видел такого плотного поражения техники. Машины взрывались и горели от взрыва боезапаса танка, или БМП. Даже Зеленополье и Дебальцево меркнут от результативности огня. По данным украинского интернет портала в тот день на заводе и переезде уничтожено около 52 единиц бронетехники.

После этого началось формирование артбригады ЛНР и основой ее стала батарея 2 казачьего, а командиром стал Бабичев. Когда мне поставили ультиматум войти в корпус, то Бабичев «уболтал» организовать в ней разведку. Так мы стали командир и подчинённый. Будучи уже хорошими друзьями.  Всю осень мы учились корректировать огонь арты, на абсолютно новой основе и аппаратуре. Все в боевых условиях. А в середине зимы началась Дебальцевская эпопея.

Войну за Дебальцево выиграла артиллерия.  Именно артиллерия размозжила всю бронетехнику и бетонные узлы обороны. Когда стали к штурму стягивать войска, именно артиллерия смогла отразить контрудары в местах далеких от Дебальцева. Где прорыв решил бы войну. Украинское командование к сожалению, оказалось в этом деятельней и предприимчивей нашего. Но Дебальцево была звездой, которая ярко горела над Бабичевым. Он почти не спал. В его руках сосредоточилась вся артиллерия всего севера.  Имея большую организационную структуру, бригада координировала весь ответный огонь, имея централизовано структурированное подразделение разведчиков корректировщиков и налаженную связь. Поэтому Бабичев стрелял круглосуточно. Его батарейцы единственные кто не покинул позиций. С длинными, ниже колен, как у обезьян руками, от постоянной разгрузки снарядов. Бабичев увлекаясь боем ловил кураж. Он, услышав от разведки что началась детонация хватал трубку и кричал на батарею. Попали! Казаки они горят! Они взлетели на воздух и прочая. Его энергия передавалась батарее. Он за вычислителя зная, где находится дивизион, диктовал уже координаты для арты. И арта начинала огонь раньше на несколько секунд, что не давало цели сместиться. И поражения целей были стабильными. В момент обстрелов Бабичев отказывался спускаться в бомбоубежище. Он говорил я посплю, не выспался. Перечислять все его подвиги и боестолкновения можно очень долго. Все прошло на моих глазах.

Тут бы фильм снять. Интересная вещь кураж. Бабичев имел лысину и носил прядь волос которую зачесывал поперек этой лысины.  В момент куража прядь вставала как антенна вертикально. Будучи в кураже, он безошибочно попадал навскидку, а подчиненные если мазали, то мазали туда, где было нечто еще более значимое.

Пару случаев.

Звонок, на севере укры ставят понтонный мост. Там откуда войска сняли и арту сняли. Стрелять нечем. Координаты между этим и тем. За месяц мы стреляли по понтонам с помощью беспилотника не попали. А тут кураж. С чего стрелять? И Бабичев говорит. Вот тут у нас стоит 2 гаубицы. Без дела. Ложит линейку на карту, ровно 21 км. На пределе! Попадут! Звонят, одна гаубица ушла без разрешения и делает профилактику.

Врут, замерзли и ушли.

Короче, одна может стрелять. Ладно какие координаты моста. Бабичев слюнявит карандаш и ставит точку. Эти. Я смотрю. Антенна стоит. Замеряю и передаю арте. Бабичев командует 2 беглым. Пристрелка.  На столе резко звонит тапик. Голос в трубе говорит мост поплыл вниз по течению. Оба выстрела в мост!!!

Второй.  Доклад разведки что сегодня мы с 18 автоматов долбили по беспилотнику. Не попали. Я думаю беспилотник в то время дефицитная вещь. И в глухой точке что там оно ищет? Взял и перегнал туда ПСНР. Вечером затихло все. Вдруг включается рация Арахис. И робкий голос говорит – это Шустрый, нахожусь около трубы. Мимо меня на восток прошли 12 танков и 2 грузовика с пушками.

Взял и отключился.  Бабичев спрашивает Шустрый кто? Корректировщик на 305-й. (Самое горячее место, там казаки Дремова, и как казакам отдал корректировщика неслыханная щедрость).  Труба это где? В километре в глубине украинских позиций. То есть из укровского тыла в наш тыл идут танки. Говорю – Заря там была вчера, сбежали. Там брешь в нашей обороне. Звоню на ПСНР. Те говорят танки идут, дают координаты. Включается штаб – огонь не открывать это наши. В общем, результат препирательств со штабом – танки исчезают с экрана локатора. И тут в дело вступает Бабичев. Он начинает диктовать координаты. Спрашиваю почему? Он говорит они или сюда или сюда нырнули. И разворачивает самоходки. Бой начинается.  Сначала уничтожаются эти. Звонок - вторая колона 9 танков. Огонь.

–  3 колона 12 танков. Огонь.

– 4 колона. 12танков. Огонь. 

Так в ту ночь была разгромлена батальонно-тактическая группа. И сорвана грамотная операция по снятию блокады с Дебальцево. Укры за один вечер могли нам сделать погром, разгром и …, даже боюсь представить, что.

Что сказать за А.Ф. Бабичева?

Недавно ему поставили памятник. 

Отметились все. И в первую очередь те, кто его гнобил. Кто его из армии гнал. Кто его место хотел. Трудно было человеку без войны, он ее искренне любил, это была его стихия. 

Не стало человека, казака! А мы всегда будем помнить его добрые дела!

Ополченец, казачий полковник Че Гевара.


Справка КИАЦ.

Александр Бабичев известный в ЛНР командир. В 2014 году в Ровеньках он создал бригаду, основу которой составили казаки. Свой первый бой воины приняли на окраине поселка Георгиевка под Луганском. В октябре 2014 года Бабичев возглавил артиллерийскую бригаду на базе казачьей батареи. Артбригада участвовала в Чернухино-Дебальцевской операции, успех которой в значительной степени зависел от артиллеристов Бабичева. После окончания активных боевых действий комбриг служил еще два года. А после увольнения умер от сердечного приступа в 2017 году.

Источник и фото: https://www.donetsk.kp.ru/online/news/4399230/

Категория: Новости КИАЦ | Просмотров: 555 | Добавил: Сталкер | Теги: Александр Бабичев, казаки ЛНР | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]