Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная » 2020 » Декабрь » 12 » Нужен ли казакам государственный реестр казачьих обществ? Спросим у Косова

Нужен ли казакам государственный реестр казачьих обществ? Спросим у Косова

12.12.2020 18:36
Нужен ли казакам государственный реестр казачьих обществ? Спросим у Косова

Предисловие КИАЦ

Краткая справка:

Государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации — созданная в соответствии с Указом Президента РФ от 09.08.1995 № 835 система учёта казачьих обществ, члены которых в установленном порядке взяли на себя обязательства по несению государственной службы (без права создания в своем составе военизированных объединений и вооруженных формирований).

Искусственно созданный водораздел между казаками, входящими в реестровые казачьи общества и состоящими в общественных и прочих казачьих организациях, привел к постоянному спору, а иногда и противостоянию, между «реестровиками» и «общественниками». В новой Стратегии государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества предусмотрены механизмы снятия напряженности вызванной таким делением, но возникшие проблемы пока остаются и их решение во-многом будет зависеть от самих казаков. Это понимают и авторы Стратегии, заявившие целью государственной политики – СОДЕЙСТВИЕ консолидации российского казачества. Т.е. консолидироваться должны сами казаки. Государство, через имеющиеся у него инструменты влияния, обязуется содействовать консолидации. К таким инструментам, прежде всего, относится Совет при Президенте РФ по делам казачества. Вторым инструментом, как следует из плана реализации стратегии, должно выступить Всероссийское казачье общество. В качестве еще одного инструмента на практике также пытаются задействовать наиболее крупные казачьи объединения, из которых наибольшим влиянием пользуется Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья.

Сложность задачи по консолидации «Реестра» и не реестра, особенно той его части, что именует себя казачьим народом и сторонниками национального пути развития, крайне сложна. У «Реестра» и «Народников» разные цели. Первые в обязательном порядке должны брать на себя обязательства по несению государственной службы, что автоматически лишает их права отстаивать свои интересы через участие в политических партиях и движениях. Таким образом, несение государственной службы их членами превращается в главную целевую задачу создания реестровых казачьих обществ. Вторые, во главу своих целей ставят реальное возрождение казачества, как некогда существовавшего, по их мнению, народа. С использованием для достижения этой цели разные, включая политические, инструменты, порою скатываясь на экстремистские и сепаратистские позиции.

На сегодня отсутствует готовая концепция того как консолидироваться. Государство справедливо считает, что её должны вырабатывать и реализовывать сами казаки и готово их в этом деле поддержать.  А казаки, причем довольно значительная их часть и с той и с другой стороны, не хотят консолидироваться. Почему? Это отдельная тема. В какой-то степени ответы на этот вопрос можно найти в присланном на КИАЦ интервью Петра Севостьяновича Косова, где он отвечает на вопросы корреспондента относительно нужности Реестра.


Корреспондент: Петр Севостьянович, скажите пожалуйста с чем связано то что вы уменьшили градус критики в адрес Реестра? Что вы сошли с национального пути возрождения?

Косов: Два сложных вопроса, требующих развернутого пояснения. Скажу сразу – я по-прежнему придерживаюсь национального пути возрождения. Ну какое сословное возрождение? За окном 21 век. Деление на сословия — это эпоха феодализма. И, кстати, казаки немало сил потратили, чтобы основная масса получила права служилого сословия. И нечего здесь тень на плетень наводить. И указ Николая первого от 1835 года чётко зафиксировал сословные рамки.

Но начался процесс, как и положения о Великой Земельной реформе, еще при Александре I. Была создана комиссия под председательством самого Чернышёва, которого у нас обзывают вешателем Декабристов. В комиссию еще входил выдающийся донской казак историк своего времени Сухоруков. Но это отдельная большая тема и в рамках сегодняшней беседы её не разобрать.

Корреспондент: Да. Видимо, Вы правы. Давайте объясним отношения к Реестру. Вы состоите в нём? Состояли?

Косов: Нет, не состоял и не состою. По принципиальным позициям. Не считал магистральным путем.

Корреспондент: Да, вы достаточно активно критикуете этот путь. Но делаете это, что называется, в рамках приличия. Есть ведь более радикальные суждения на сей счёт.

Косов: Ну радикальные суждения дела радикалов. Я себя к оным не отношу. Даже радикал Ленин критиковал своих сверх радикалов, что отразил в своей работе под названием «Детская болезнь левизны».

Корреспондент: А что у нас есть левый уклон?

Косов: В Казачьем движении имеется как левый, так и правый уклон. Такой же журналист как вы задавал похожий вопрос о том какой из уклонов опаснее. Я отвечал: «Оба».

Ярким левым радикалом, или ярким его образчиком считаю атамана Красного Казачества Сутормина. С его бабенками в синих юбках с алыми лампасами под красными знаменами. Но он ныне депутат городской думы от партии Коммунисты России. Но не один он. И лейтмотив там один – назад в СССР. Скажу фразой "Если вы не сожалеете о развале СССР, вы не имеете сердца. Если мечтаете о его восстановление, вы не имеете ума".


В штабе Красного казачества

Корреспондент: Ну а к правому уклону вы кого-нибудь отнесли?

Косов: К правому? Здесь тоже спектр личностей. Но наиболее яркая это Владимир Петрович Мелихов. Личность яркая и деятельная. Однако, при всём уважении к нему, его теоретические взгляды утопичны, поскольку стоят в хронологическом аспекте ещё дальше Сутормина.


Бизнесмен Владимир Мелихов. Открыл на территории своей усадьбы в станице Еланская Ростовской области мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками». Значительная часть выставки мемориала оказалась посвящена казакам-коллаборационистам, сражавшимся в воинских формированиях фашистской Германии. См. «Атаман Краснов. Как предатель стал героем».

Корреспондент: Мы как-то отошли от реестра и сословия.

Косов: Вроде договорились, что с сословием в общих чертах мы разобрались. Казаки- народ, поставленный в условия сословия. Это его существенно отличало от Запорожского казачества. Там царь принимал определённое количество человек на службу. В пределах 5-20 тысяч. Увеличивал, уменьшал численность по своему усмотрению. Но платил жалованье. А где вы у нас видели такое?

Корреспондент: Ну как? Списочный состав реестровых Казаков несколько тысяч?

Косов: Бумага всё стерпит. А служивые то где? То, что сегодня именуется реестром это в основном конные и пешие дружинники по 100 - 120 человек в юрту. И какая-то часть казаков, находящихся на различных «экзотических» должностях в администрациях различного уровни. Вот их условно как-то ещё можно отнести к реестру. Узок их круг. И всё.

Корреспондент: А дружинников можно отнести к Реестру?

Косов: Ну какой Реестр? Какое служение? Тем не менее я и за них хочу замолвить слово. Я не согласен с теми, кто огульно порочит эту функцию и обвиняет их образование, как выдумку властей.

Всё сложнее. Зачатки дружинного патрулирования начались ещё в начале девяностых годов. И это, скажем, движение, как, впрочем и казацкое, началось снизу, а не сверху. Власть просто за это ухватилась. И правильно на том этапе сделала, что поддержала, оформила инициативу снизу. Это было связано с тем, что во время реформ и ослабления демократической власти резко возросла преступность. Хутора и станицы вызывали к властям о помощи. А милиция тоже реформировалась и была мало эффективным заслоном в связи с массовостью правонарушений. Когда Атаман Романов создал конную дружину в Бело-Калитвинском юрту, преступность в хуторах и поселках резка пошла на убыль.

Но всё проходит. Сейчас полиция с серьезным оснащением, с хорошей материальной базой. К тому же есть Национальная гвардия, МЧС. Эти структуры со многими проблемами в области правопорядка способны справиться, чтобы о них не говорили и как бы к ним не относились. Поэтому будущее у казачьих дружин призрачно. Я здесь не касаюсь этнического состава дружин. Были времена, когда и милиция была на добровольной основе, без отрыва от производства. Всё меняется. Всё проходит и это тоже пройдёт. Казакам надо быть готовым к этому повороту событий.

Корреспондент: Так я не пойму, Вы плохо или хорошо относитесь к Реестру. Если плохо, почему не обличайте? Если хорошо, почему не хвалите?

Косов: Не плохо и не хорошо. Я отношусь к этому как к данности. Я что мало критических замечаний высказываю их адрес?

Корреспондент: Не мало. Но мы это слышим радикальные возгласы: «Закрыть!», «Нахлебники!», «Казаков там нет!», «Нагаечники!», «Распустить!».

Косов: От крика и оскорблений толку мало. Если надо будет, распустят, закроют и никого не спросят. Давайте будем реалистами. А кому от этого будет хорошо? Уж оплевать любое доброе дело у нас мастера. Ну, а что будет дальше-то?

Да. Сегодня Реестр это осыпавшаяся, но всё же структурированная организация и какие-никакие мобилизационные ресурсы имеются. И некоторые проблемы может решать. Пока не создано что-то новое, надо держаться за данность, за то, что есть. Хотя элемент подмены здесь имеется.

Корреспондент: Ну, а эту часть, которую вы отнесли, как бы, к условному Реестру? Здесь что?

Косов: Он достаточно тонкий этот слой. Надо стремиться к его расширению на иные сферы деятельности. И прежде всего на культуру, просвещение, образование и сельхозпроизводство. Процессы здесь тоже идут. 280 казачьих коллективов только в Ростовской области, 7 кадетских корпусов. Большой вклад привносят братья Вечёркины – золотые голоса, книги Венкова, Скорика, Астапенко, пишущих замечательные произведения о казаках. Сооружены, созданные с высоким мастерством и ставшие украшением и символами ряда городов, памятники казакам. Спасибо за это скульпторам Скнарину, Чернявскому. Но этого недостаточно как по масштабам, так по глубине. В руководящем слое этих организаций должны присутствовать казачьи представители.


Памятник в центре Ростова «Не вернувшимся казакам, защищавшим Родину». Автор памятника - скульптур Анатолий Скнарин. Фото: администрация Ростова.


Памятник Матвею Ивановичу Платову - атаману Донского казачьего войска. Один из известнейших героев Отечественной войны 1812 года и участник всех войн Российской империи конца 18 - начала 19 века. Авторы памятника: скульптор Константин Чернявский, художник Александр Шапин.

Корреспондент: А не будет это...

Косов: Не будет! Я только из-за событий на Южном Кавказе не буду упоминать этническую группу, которая в разных структурах нашей области занимает не пропорциональное представительство. В судах, полиции, приставах, медицине, искусстве. Но я не против. А упрек в адрес казачества неуместен. Мы коренной народ, поскольку киммерийцев, скифов, половцев больше нет.

Корреспондент: Известный русский, он же и казачий вопрос: «Что делать»?

Косов: Постоянно учиться и совершенствоваться. Учить детей и внуков. На вызовы времени давать адекватный ответ. Ведь ещё немного и бухгалтеров, водителей, сторожей вообще не будет. Путин что сказал? Искусственный интеллект!

Корреспондент: Так что с Реестром делать?

Косов: Реформировать под вызовы времени. Но не так как обычно, а то мы уже 30 лет обсуждаем и принимаем новые уставы. А Бобыльченко вообще говорит: «Да мне плевать что там написано, что организация не менее одного раза должна проводить Большой Круг. Я решил, что Круга не будет. Год ничего не делали – почему бы и два не делать?». Опасаюсь, что так оно и будет.

Корреспондент: Вот вроде так решили старики. А Совет Стариков нужен?

Косов: Никакой Совет Стариков это не решил и не решал. Это так решил уважаемый Александр Алексеевич Бирюков – опытный администратор, слов нет. Но положение устава никто не отменял и нарушать его при нынешней прокуратуре не следует. Вот не проведут, а прокуратура после возьмёт и прикроет «лавочку». И кому от этого будет хорошо? На Кубани в прокуратуре уже лежат ряд заявлений подобного характера.


Совет стариков войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское». Фото от 12 августа 2016 года. Как сообщается на официальном сайте Администрации Ермаковского сельского поселения, где размещено это фото, «Совет стариков является основным хранителем культуры и традиций казаков, обладает значимым идеологическим влиянием, что является определяющим в деле воспитания молодежи, профилактике экстремизма и терроризма.»

Корреспондент: Вы надеетесь, что вас услышат и поймут?

Косов: Я всего лишь инвалид по слуху. Но у меня есть глаза и мозги. Очень хотелось бы чтобы какая-то часть казаков поняла о чём я говорю. Мне же остается только надеяться, что говорю не зря.

Захар Ясырев

Категория: Новости КИАЦ | Просмотров: 2229 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]