Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная / Валерий ЛАТЫНИН. Атаманская глава писателя Гария Немченко

Валерий ЛАТЫНИН. Атаманская глава писателя Гария Немченко

17.07.2021 11:48
Валерий ЛАТЫНИН. Атаманская глава писателя Гария Немченко

Непростое это дело – сказать что-то новое, малоизвестное о признанном мастере литературы Гарии Леонтьевиче Немченко, романы, повести и рассказы которого издавались многотысячными тиражами, а то и миллионными – в «Роман-газете», переводились на иностранные языки, по ним сняты художественные и документальные фильмы. И всё же накануне солидного жизненного рубежа писателя – 85-летия со дня его рождения как-то не по-товарищески будет не рассказать о брате-казаке того, чему был очевидцем, тем более что судьба свела нас довольно необычным образом.

В конце восьмидесятых годов прошлого века в Москве, на первый взгляд – стихийно, а если посмотреть глубже, то можно увидеть в этом и некий промысел свыше, стала формироваться группа выходцев из казачьих земель, состоящая в основном из представителей творческой интеллигенции и офицеров. Горбачёвская перестройка, открывшая для общего доступа спецхраны с ранее засекреченными документами и книгами, свобода слова, активизировавшаяся на критике издержек и мрачных страниц советской истории либеральная пресса внутри страны и за её рубежами, вызвали не свежий ветер, очищающий сознание граждан, а невиданный до селе шквал, грозивший разнести в щепки все социалистические надстройки государственного корабля СССР и пустить его ко дну. Потомки тех, кто создавал русское государство и много веков охранял его не могли безучастно наблюдать начавшийся процесс разрушения страны, раздувания пожаров межэтнических конфликтов, и, подобно тяжёлым частицам при образовании ядра, начали стягиваться в неформальную группу единомышленников. Во всяком случае в начале этого процесса в 1987-1988 годах так представлялось подавляющему большинству его участников.

Что послужило толчком для начала объединения, достоверно утверждать не берусь, но, как думается мне, глубинную генетическую память пробудили исполнители казачьих песен, созданных в Москве фольклорных коллективов под руководством Владимира Скунцева и Светланы Заградской. На их спевки в Центральном доме пропаганды Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) на улице Разина (нынешней Варварке) стало собираться всё больше людей неравнодушных к своим казачьим корням.

Никаких оповещений об этих сборах не было, информация передавалась при дружеских встречах или по телефону. Меня на «вечёрку» заманил как-то мой давний друг и сослуживец по журналу «Советский воин», фотохудожник и любитель старины Алексей Шадрин. Послушав выступление коллективов «Казачий круг» и «Маланка», я был очарован исполнителями, их истинно казачьей манерой распевов с подголосками (поддишканиванием), как говорят на Дону, и в свою очередь зазвал на очередную встречу знакомых военных журналистов и поэтов с казачьими корнями – Дмитрия Алентьева, Николая Старикова, Дмитрия Семёнова. И постепенно к концу 1988 года сформировалась устойчивая группа завсегдатаев казачьих вечеров, где не только с удовольствием слушали знакомые и любимые с детства песни, но и говорили о славной и трагической истории казачества, делились воспоминаниями о семейных преданиях, читали стихи на эту тему.

Особо эмоциональными и яркими были всегда выступления ветерана Великой Отечественной войны, писателя, биографа командарма 2-й Конной армии Филиппа Кузьмича Миронова – Лосева Евгения Фёдоровича; молодых писателей братьев Левченко – Виктора и Владимира, один занимался исследованием жизни и творчества М.А. Шолохова, другой редактировал в издательстве «Молодая гвардия» книги из серии «Жизнь замечательных людей»; военного журналиста и критика Петра Ткаченко из «Красной звезды»; фотокорреспондента ТАСС, исколесившего многие страны мира, но пуще всего влюблённого в свою кубанскую станицу Передовую, Алексея Жигайлова; казака из семиречья, руководителя поэтического семинара в Литературном институте Владимира Цыбина. Я быстро нашёл с ними общий язык и общие темы для обсуждений. И вскоре мы задумали провести в Москве литературно-музыкальный вечер, посвящённый трагедии расказачивания, начавшейся после циркулярного письма Я. Свердлова от 24 января 1919 года.

Вечер «Шашки наголо!» организовали и провели в день 70-летия кровавой драмы в Доме культура Метростроя при полном аншлаге. После опубликования информации о нём в нескольких столичных газетах наша неформальная казачья группа стала расти день ото дня и вскоре зазвучали предложения об официальном создании и регистрации казачьего землячества в Москве. Все восприняли это как само собой разумеющееся и стали обговаривать организационные вопросы, устав и программу общественного объединения.

Не ведаю, за какие заслуги, в литературе я делал только первые шаги – выпустил три небольших сборника стихов и книгу поэтических переводов моей однокурсницы по Литературному институту даргинки Аминат Абдулманаповой, возможно, за громкий командирский голос, отработанный в годы учёбы в Алма-Атинском высшем общевойсковом командном училище и на полевых занятиях и учениях в 117-й гвардейской танковой дивизии, где начинал офицерскую службу, но московские братья-казаки мне поручили возглавить инициативную группу по созданию землячества и провести учредительный круг.

5 января 1990 года запланированный круг состоялся в Знаменском соборе на улице Разина. Собралось 70 постоянных участников наших еженедельных сборов. По казачьему обычаю высокое собрание благословил священник Михаил Дронов. За создание Землячества казаков в Москве проголосовали единогласно. Обсудили и приняли с добавлениями и уточнениями устав и программу организации. А когда подошли к главному вопросу – выбору атамана, тут неожиданно для многих возникла неприятная заминка. Как повелось исстари на Руси, любая инициатива наказуема повинностью в её реализации самим инициатором. Большинство участников круга не сомневалось, что атаманом должен стать председательствующий. Пришлось объяснять, что я – человек подневольный, действующий офицер Вооружённых Сил и не могу быть юридическим лицом, подписывающим финансовые и иные документы, что готов войти в правление и помогать атаману в организационной работе во внеслужебное время. А атаманом, по моему мнению, должен стать человек более авторитетный в широких кругах, чтобы его имя было своего рода знаменем организации и не вызывало недоумения и кривотолков во властных структурах. Мне таковым представлялся потомок семиреченских казаков, известный поэт, прозаик и переводчик, член правления Союза писателей СССР В.Д. Цыбин, о чём я и объявил кругу.

Владимир Дмитриевич, присутствовавший на круге, поблагодарил меня за доверие, но сослался на чрезмерную занятость и попросил не рассматривать его кандидатуру на должность атамана. Войти в состав правления и помогать атаману он был не против.

В зале начал нарастать возмущённый ропот. Кто-то выкрикнул, что у казаков не принято отказываться от атаманства, раньше бы таковых за неуважение казачьего мнения угостили досыта нагайкой, а то и – «в куль – да в воду» (т.е. утопили). Некоторые восприняли эту реплику за шутку и засмеялись, а часть делегатов на полном серьёзе продолжила осуждать отказников.

Я лихорадочно соображал, как выйти из этой неприятной ситуации. Выручил, попросивший дозволения молвить слово, Алексей Николаевич Жигайлов.

– Есть в Москве родовой кубанский станичник и широко известный писатель и журналист Гарий Леонтьевич Немченко, думаю, что он по всем статьям годится в атаманы – скорый на подъём, трудностей не боится, правдоруб, перед сильными мира сего спину не гнёт, ближнего в беде не оставит, да и герои большинства его книг – казачьего роду-племени. Предлагаю его в атаманы землячества, не подведёт, ручаюсь.

В.Д. Цыбин согласно закивал головой, говоря: «Точно, точно! Гарий не подведёт, человек слова и казак, что надо!»

– А как же мы без его присутствия голосовать будем, вдруг и у него доводы найдутся, чтобы отказаться? – спросил кто-то из зала.

– Я берусь уладить этот вопрос, – пообещал Алексей Николаевич, широко улыбаясь своей обаятельной улыбкой.

Большинство присутствующих приняли его предложение и решили – быть Г.Л. Немченко атаманом. Далее процесс пошёл без сбоев. Избрали правление землячества: трёх заместителей атамана (помощников) – В.Д. Цыбина, В.Н. Скунцева и меня, девять старшин по основным направлениям работы и писаря, которым стал сотрудник ВООПИиК Г.В. Кокунько.

Так Гарий Леонтьевич, ни сном, ни духом не ведавший об этой участи, был провозглашён первым атаманом и призван на службу казачеству. К его чести, появившись на улице Разина на очередном сборе, Немченко не стал сокрушаться по поводу заочных выборов и выговаривать – «что ж вы, братцы, без меня меня женили?», а сразу включился в работу, наметив первоочередные шаги, о которых мы раньше не задумывались. Он задался целью изучить в столице места, связанные с размещением посольских станиц, воинских подразделений из бывших 12 казачьих войск Российской империи, храмов, где окормлялись казаки и члены их семей, отыскать сохранившиеся здания подворий, принадлежавшие донским, кубанским, терским и иным общинам, существовавшим в Москве до 1917 года, и попытаться договориться с городскими властями о создании там Казачьего культурного центра, с залом для сборов и концертов, музеем, выставочными площадками и магазином для торговли традиционными товарами и продуктами из казачьих областей и краёв. В планы атамана входило издание газеты землячества, он и название ей придумал «Казачьи ведомости», установление связи со всеми казачьими организациями в СССР и за рубежом – в Болгарии, Югославии, Франции, США, Австралии. Некоторые намётки для этого уже существовали – собкор «Комсомольской правды» Н. Долгополов опубликовал в декабре 1989 года большую статью «Казаки в Париже». Занозила душу Гария Леонтьевича и идея участника учредительного круга доктора технических наук Аркадия Павловича Федотова о формировании из учёных, писателей и журналистов землячества научно-редакционного совета для подготовки и издания энциклопедии «Казачество». От таких заманчивых идей у меня дух захватывало, думаю, что не только у меня, когда, слушая атамана, мысленно представляли масштабы великих дел.

Не откладывая задуманное на неопределённую перспективу, Г.Л. Немченко начал свои практические шаги с похода в район бывшей Казачьей слободы, что находится в шаговой доступности от Кремля, между улицами Большая Ордынка и Большая Полянка. Память о былом нахождении здесь казачьего поселения хранят до сей поры 1-й и 2-й Казачьи переулки, храм Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей слободе. А вот новые врасти района и города, как оказалось, ничего не ведают о насельниках былых времён и не проявили ни малейшей заинтересованности, чтобы помочь известному писателю найти точку опоры для культурного и духовного возрождения казачьей общины в Москве. Гарий Леонтьевич сказал о своей задумке чиновникам в Октябрьском райисполкоме столицы, но они только недоумённо заулыбались, как глухонемые. Ни о каком возрождении исторической памяти и культурных традиций казачества здесь отродясь не думали. А вот киргизские и узбекские республиканские власти додумались, где расположить свои представительства в Москве, улица Большая Ордынка подсказала.

И всё же хождения по Казачьим переулкам не были напрасными. Пытливый ум писателя нашёл необходимую зацепку для землячества в местах былого компактного проживания казаков. Зацепкой этой явился храм 17 века, где окормлялось не одно поколение жителей Казачьей слободы. В тот момент данный храм, как и многие другие московские церкви, служил далеко не по прямому назначению – в нём размещались типография и архив одного из образовательных учреждений. Не найдя поддержки со стороны районных и московских чиновников, Г.Л. Немченко отправился в Московскую Патриархию с идеей возвращения храма в Казачьей слободе в родное лоно РПЦ и создания в нём общины прихожан из членов Московского землячества казаков. А в качестве авангарда для успешного наступления на этом направлении предложил создать инициативную группу по выселению из храма безбожных арендаторов.

В Патриархии доводы Гария Леонтьевича оценили по достоинству и начали совместную с казаками деятельность, которая уже к концу 1990 года увенчалась решением властей города о возвращении храма Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей слободе Русской Православной Церкви.


На фото:  Братья-казаки. 1-й справа в 1-м ряду Г.Л. Немченко. 1990 г.

Между тем известия о создании землячества казаков в Москве, после нескольких публикаций об этом в газетах, стремительно расходились по стране, подобно взрывной волне, вызывая небывалый подъём казачьего движения во многих регионах, не только на Дону, Кубани, Тереке, Оренбуржье, Урале, Сибири, Забайкалье и Приморье, но в Калмыкии, Осетии, Якутии, Башкирии, Молдавии. В Центральном доме пропаганды ВООПИиК на улице Разина, где поначалу базировалось правление землячества, не смолкал телефон, туда постоянно прибывали ходоки из разных уголков страны для установления связи с московскими собратьями и объединения усилий для совместной деятельности.

3 марта 1990 года газета «Сельская жизнь», выходившая в то время миллионными тиражами, опубликовала обширную беседу с Г.Л. Немченко корреспондента Е. Прошина «Казачий круг», вызвавшую очередной всплеск звонков и писем. О создании Московского землячества казаков, его целях и задачах писали так же М. Астапенко, П. Ткаченко, В. Левченко, Г. Кокунько, Л. Горовой, Д. Семёнов и другие авторы.

Правление под руководством своего атамана организовало и провело ряд интересных массовых мероприятий – встречу с популярным писателем Анатолием Знаменским, автором романа «Красные дни» о гражданской войне на Юге России; литературно-музыкальный вечер в ДК автомобилистов, посвящённый 120-летию донского писателя Фёдора Крюкова; концерты казачьих коллективов Москвы, а так же народных ансамблей из станиц Вёшенской и Боковской, что вызвало ещё больший интерес к землячеству и приток новых сил. В наши ряды влились представители «казачьей гвардии» (в прямом и переносном смысле): участник Великой Отечественной войны, ветеран казачьего кавалерийского корпуса Г. Рыбин, профессор Литературного института Ф. Бирюков, доктор технических и экономических наук, автор книги об истории русской авиации, П. Друзь, доктор философских наук Р. Косолапов, доктор экономических наук В. Шаманаев, доктор медицинских наук И. Алпатов, тренер из конно-спортивного дивизиона ЦСКА, подготовивший не один десяток чемпионов мира, Европы, СССР по конному спорту, В. Прутко, многие другие заслуженные представители старшего поколения, придавшие не только авторитет организации, но и новый импульс в коллективной работе.

Мало сказать, что интерес к новому казачьему землячеству был необычайно высок, он зашкаливал за предел наших возможностей. Правление заваливали письмами, воспоминаниями о славных деяниях казачьих родов до революции и трагических моментах братоубийственной войны, расказачивания и выселения с родных земель, несли сохранившиеся в домашних архивах фотографии, документы, старые книги, возлагали надежды на то, что с нашей помощью смогут добиться справедливости и правды в отношении оклеветанных и подвергшихся гонениям родственников. Обращались за помощью и в решении новых насущных проблем, связанных с ростом воинствующего национализма в союзных и автономных республиках. Землячество всё больше выполняло функции не местного масштаба, а выступало координатором между казачьими организациями в регионах и федеральным центром. Рамки землячества стали тесны для такой деятельности, и многие казачьи активисты в регионах и в столице всё настойчивей начали инициировать создание всесоюзной казачьей организации.

Уже в конце апреля 1990 года на базе Мострансагентства, которым руководит по сию пору донской казак В. Горин, был проведён Всесоюзный казачий сбор, на который прибыли представители казачьих структур с Дона, Кубани, Днепра, Терека, Урала, Сибири, Уссури. Они создали подготовительный комитет по созыву Большого круга и учреждению Союза казаков. Г.Л. Немченко доверили стать председателем комитета. А.Г. Мартынов, В.Н. Скунцев, я и ещё несколько человек были утверждены сопредседателями.

Началась активная подготовительная работа. Член землячества художник Ю. Бельмач создал знак Учредительного Большого круга, впоследствии ставший знаком Союза казаков. Гарий Леонтьевич и его давний приятель-журналист разработали логотип (начертание) названия газеты «Казачьи ведомости», куда вставили этот знак и девиз «Нет уз святее товарищества» (слова Тараса Бульбы). Они же готовили материалы и макет пилотного номера газеты для делегатов круга. Я вместе с сослуживцем полковником Г. Черезовым готовил и печатал в Воениздате приглашения, мандаты делегатам, гостевые билеты, рабочие документы круга, культурную программу, небольшой сборник казачьих песен в подарок участникам форума. Атаман подписывал и рассылал по областям, отпечатанные в Воениздате официальные письма с приглашением на круг и определением квот для делегаций (число участников ограничивалось наличием мест в гостиницах Мострансагентства, где были забронированы номера для казаков). Продолжил он и выступления в печати, разъясняя цели и задачи предстоящего Большого учредительного круга. «Сельская жизнь» вновь опубликовала беседу с Г. Немченко «Большой круг – съезд Союза казаков страны», а главная газета Ростовской области «Молот» дала интервью с ним по телефону уже во время проведения круга «Донцы-молодцы». Все члены подготовительного комитета работали, как одержимые, с утра до позднего вечера, работали на одном энтузиазме, окрыляемые верой, что наш труд поможет возникнуть массовому движению по стабилизации обстановки в стране, вернёт традиции истинного казачьего народовластия и жертвенного служения Отечеству.

Наверное, сегодня многие иронически улыбнутся, читая эти строки. Но они не придуманы ради красного словца, они отражают наш настрой того периода, когда большинство участников этих событий были движимы общей идеей и общей надеждой.

Большой учредительный круг наметили провести 28-30 июня в Доме культуры «Серп и молот», где руководил фольклорным коллективом «Казачий круг» один из заместителей председателя подготовительного комитета Владимир Скунцев. Им вместе с соратниками по землячеству Н. Шантаренковым, С. Заградской, Г. Подшиваловым и художником С. Гавриляченко была подготовлена обширная программа выступлений фольклорных ансамблей в дни работы круга «Песни казачьей вольницы». Это сложно представить, что по зову души на различных площадках ДК три дня пели и плясали 14 музыкальных коллективов из разных краёв страны: ансамбли из станиц Кубанская и Белореченская Краснодарского края (руководители Н. Гвоздев и С. Устанина); ансамбль «Православный Дон» из станицы Боковской Ростовской области  (руководители братья Вечёркины Владимир и Геннадий); ансамбль «Курагод» из станицы Кумылжинской Волгоградской области (руководитель В. Кубракова); фольклорная группа из города Сорочинска Оренбургской области (руководитель З. Смирнова); ансамбль казачьей песни Покровского совхоза-техникума Оренбургской области (руководитель Ю. Рощепкин); ансамбль казаков-некрасовцев из посёлка Левокумский Ставропольского края (руководитель Л. Евдокимова); московские молодёжные группы – «Русичи» (руководитель В. Алексеев), «Наследие» (руководитель Н. Бабкина), «Оранта» (руководитель В. Бутров), «Живая песня» (руководитель А. Кабанов), студия казачьего фольклора Всероссийского центра народного творчества под руководством С. Заградской, «Казачий Круг» В. Скунцева; ещё два ансамбля прибыли из городов Уральск и Павлодар Казахской ССР.

Культурная программа Большого учредительного круга Союза казаков по замыслу подготовительного комитета во главе с Г.Л. Немченко должна была стать не дополнительным придатком к заседаниям делегатов, а грандиозным праздником казачьей культуры и духа. И она оправдала надежды устроителей, всколыхнув не только души казачьих потомков, но и многих жителей столицы, оказавшихся в эти дни в ореоле удивительно яркого и зажигательного фестиваля народных песен и танцев.

На этом круге атаманом учреждённого Союза казаков стал потомственный донской казак, директор одного из столичных автокомбинатов, кандидат экономических наук А.Г. Мартынов, имевший большой опыт руководства различными коллективами, проработавший несколько лет инструктором и заместителем заведующего промышленно-транспортным отделом Железнодорожного райкома КПСС города Москвы. Делегаты посчитали, что его управленческий опыт и связи во властных структурах помогут и в становлении всесоюзной казачьей организации. Меня избрали его первым заместителем (товарищем), а Гария Леонтьевича – заместителем атамана по внешним связям и культуре, эта сфера деятельности была наиболее близка ему.


На фото: Заместитель атамана Союза казаков по культуре Г. Немченко с деятелями культуры 1990 г.

Начался новый, более масштабный и напряжённый этап развития и становления казачьего движения в стране, отношение к которому было далеко не везде положительным. Приходилось объяснять и устно, и письменно, кто мы такие, зачем собираемся на свои круги и сходы в дедовской форме, не вознамерились ли свергать советскую власть и возрождать монархию. Интересовались не только любопытные простые соотечественники, но и высокие чиновники в серьёзных ведомствах: ЦК КПСС, КГБ, МВД, Генеральном штабе Вооружённых Сил СССР, Министерстве культуры. Естественно, отвечать приходилось атаману и его заместителям – мне, Гарию Леонтьевичу и походному атаману, военному переводчику, депутату Моссовета Владимиру Наумову. Где-то довольствовались итогами бесед, а где-то приходилось делать и более пространные экскурсы в историю. Г.Л. Немченко, в отличии от других членов правления Союза казаков, просвещал самую массовую аудиторию – читателей прессы. 26 июля 1990 года газета «Труд» опубликовала беседу с ним корреспондента В. Белых «Последнее рыцарство» (Вымыслы и правда о казачьем сословии). А в августе с провокационными вопросами на эту тему к московскому атаману и заместителю всесоюзного атамана по культуре обратился небезызвестный либеральный журналист и писатель Дмитрий Быков. Гария Леонтьевича не испугали заковыристые намёки на возможное противостояние казаков либерально настроенной части общества, и он достойно и дипломатично нейтрализовал словесные выпады своего собеседника. В газете «Собеседник» номер 32 за август 1990 года появилась пространная публикация этого разговора двух московских писателей с противоположными убеждениями «Желание быть казаком или красное, белое, чёрное». Быков таки вплёл свою жёлтую строку в заголовок материала. Но Г.Л. Немченко только иронически улыбнулся хитро-мудрому кульбиту своего столичного коллеги – собаки лают, а караван идёт.

Казачье движение уверенно набирало обороты. Начали создаваться региональные организации в областях и краях традиционного проживания казаков. Члены правления Союза казаков выезжали на места, консультировали собратьев, помогали преодолеть чиновничьи барьеры. Гарий Леонтьевич одним из первых включился в эту работу ещё до создания Союза казаков. В конце марта 1990 года он летал во Владикавказ на учредительный круг, провозгласивший образование Терского казачьего войска во главе с фронтовиком, Героем Советского Союза Василием Коняхиным, встречался и беседовал с другими инициаторами казачьего движения на Северном Кавказе – Ю. Мащенко, Г. Галкиным, А. Луганским, А. Подколзиным, возглавивших организационную работу в самом проблемном регионе – в Чечено-Ингушской Республике, постоянно наталкиваясь на воинственное сопротивление со стороны местных националистов. Возвратившись в Москву Г.Л. Немченко долго и упорно ходил по начальственным инстанциям, обращая внимание чиновников и народных депутатов на проблемы казаков в национальных республиках и вызревающие там межэтнические конфликты. Не забывал он и об основных направлениях своей деятельности в организации. Продолжал выпускать газету «Казачьи ведомости», зарегистрировал в Министерстве печати и информации РСФСР журнал «Казак» и детский журнал «Стремя», подготовил и провёл вместе с другим замечательным писателем и музыкантом с казачьими корнями, атаманом станицы «Невской» Борисом Алмазовым фольклорный праздник на одной из самых престижных площадок Москвы – в Колонном зале Дома Союзов, установил связи с многими бывшими соотечественниками за рубежом.

Вслед за отцом активно включились в деятельность Союза казаков его сыновья – Сергей и Георгий. Сергей (капитан Вооружённых Сил) создал и возглавил «Казачью заставу» в зенитно-ракетном полку Московского округа ПВО. Это начинание потом подхватили и в других воинских частях, а некоторые подразделения и заставы даже целиком стали формировать из призывников, подготовленных к службе в казачьих организациях. Георгий (врач по специальности) стал инициатором создания казачьего общества в городе Звенигороде Московской области.

За год казачьего возрождения ряды Союза казаков выросли в разы. Число его участников в зарегистрированных организациях приблизилось к 800 тысячам человек. Но и проблемы, в том числе создаваемые искусственно, возрастали с каждым днём. В марте 1991 года ингушскими радикальными националистами был убит в станице Троицкой Чечено-Ингушской АССР подросток из казачьей семьи Виктор Типайлов. 7 апреля в посёлке Карабулак националисты убили атамана А. Подколзина, а через три недели учинили погром в станице Троицкой, убив 5 человек и несколько десятков ранив. Властные структуры в Москве не предприняли никаких действенных мер, чтобы пресечь разгул терроризма. Правление Союза казаков своими силами пыталось помочь пострадавшим, ведя переговоры с руководством Чечено-Ингушетии, силовых ведомств, казачьими организациями на Северном Кавказе. Подобные конфликты в той или иной степени назревали и в других союзных и автономных республиках – Нагорный Карабах рикошетил осколками от взрывов ненависти по всей стране.  К годовщине учредительного круга Союза казаков 21 и 22 июня 1991 года (на базе отколовшейся ещё в апреле 1990 года части Московского землячества во главе с бывшим писарем Ю. Кокунько) расторопные представители военно-исторических клубов монархического толка и их либеральные покровители из числа прорабов перестройки создали альтернативную организацию Союз казачьих войск России и зарубежья (СКВРЗ) и начали активную подрывную работу в казачьей среде.

Правление Союза казаков во главе с атаманом А.Г. Мартыновым всё больше втягивалось в решение политических, межнациональных и хозяйственных проблем, которые сокрушающим валом покатились на Россию после распада СССР. Вопросы возрождения казачьего исторического наследия, культуры, традиций, ещё недавно ставившиеся во главе программы действий организации, отодвинулись на задний план. Зависло на неопределённое время из-за отсутствия финансирования издание журналов «Казак» и «Стремя», создание Казачьего культурного центра.

Тратить время на пустые разговоры о важности казачьих культурных программ и ждать с моря погоды было не по душе Г.Л. Немченко. И, не найдя поддержки со стороны атамана и коммерческих структур Союза казаков (кошевой службы), он подал прошение об отставке со всех постов, и ушёл на вольные писательские хлеба. Он ушёл, а следы его атаманской деятельности не затерялись с течением времени. Осталась газета «Казачьи ведомости» с тем лицом, которое создал Немченко в пилотном номере. Остался храм Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей слободе с прихожанами из членов землячества, куда настоятелем был назначен протоиерей Михаил Васильев – потомок казачьего рода из моей родной станицы Константиновской (ныне город Константиновск Ростовской области). В доме причта при этом храме несколько лет находился штаб Союза казаков и творческое объединение «Казачья энциклопедия», где членом научно-редакционного совета является и Г.Л. Немченко.  Вышло в свет уже три выпуска энциклопедии «Казачество», том числе с подготовленными им материалами и справкой о нём и других зачинателях казачьего движения. А во 2-м Казачьем переулке, где в начале 1990-го года Гарий Леонтьевич не смог отыскать помещения для Центра казачьей культуры, появилось солидное здание Постоянного представительства администрации Краснодарского края при правительстве Российской Федерации и там теперь нередко проходят мероприятия с участием казачьих общественных организаций столицы. Не ушёл в небытие и фестиваль казачьей песни, задуманный первым московским атаманом, он теперь получил поддержку столичной администрации и периодически проводится под названием «Казачья станица Москва». И Центр казачьей культуры, о котором беспокоился Немченко, и даже писал письмо своему «двойнику» – первому мэру Москвы Гавриилу Попову, тоже появился в первопрестольной, пусть и спустя 30 лет. Он создан на базе Дома культуры «Темп» в Бибиреве. 15 лет с небольшими перерывами выходит журнал «Казаки», его редколлегией совместно с казачьей секцией Союза писателей России проводится открытый творческий конкурс «О казаках замолвим слово». Немало и других благих дел на счету живущих в Москве казачьих потомков. А ведь начиналось всё в далёком 90-м году прошлого века с небольшого землячества, выбравшего своим первым атаманом Гария Леонтьевича Немченко. Как показало время, этот выбор был правильным и богоугодным! Низкий поклон тебе, дорогой батька, за твою жертвенную любовь к Отечеству, за то, что в смутную пору расшатывания государственных устоев взвалил на свои плечи такую тяжёлую, но необходимую для сохранения России ношу!

Валерий ЛАТЫНИН, член правления Союза писателей России, председатель Казачьей секции СП


На фото в заголовке: Гарий Леонтьевич Немченко

Автор: Валерий Латынин


Источник: http://suzhdenia.ruspole.info/node/13607

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Наиболее важные | Просмотров: 280 | Добавил: Сталкер | Теги: Николай Стариков, Гарий Немченко, Валерий Латынин, Светлана Заградская, Дмитрий Семёнов, Владимир Скунцев, Дмитрий Алентьев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]