Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная / Александр Смышляев. "Притягательность Амура"

Александр Смышляев. "Притягательность Амура"

30.07.2021 15:18
Александр Смышляев. "Притягательность Амура"

Александр СМЫШЛЯЕВ

ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТЬ АМУРА

Наверно в обживаньи этих мест

Был главный инструмент –

нет, не топор, а Крест…

Николай Левченко «Город Муз».

1.

Начну, пожалуй, издалека, с динозавров, когда на Земле жили только они – и хищные, и травоядные. Не знаю, был ли тогда Амур, купались ли динозавры в его водах, но их огромное кладбище находится прямо в черте города Благовещенска, который, как известно, как раз и стоит на левом берегу Амура, прямо у реки. На кладбище ведутся раскопки. Рядом построен палеонтологический музей. Едва ли второй такой имеется в других региональных городах.

Благовещенцы знают, что живут на земле динозавров и гордятся этим, а один мальчик лет десяти при мне правильно и без запинки произнёс название динозавра, искусственная копия которого установлена на городской набережной, - гадрозавр. Любопытный, начитанный мальчик, настоящий патриот своего края!

Именно гадрозавры, да ещё кровожадные, всё поедающие тиранозавры обитали в этих краях шестьдесят миллионов лет назад. Их костяные останки массово здесь и найдены, и теперь палеонтологи всего мира стремятся попасть в Благовещенск, чтобы осмотреть приамурских динозавров. Потому и соорудили благовещенцы искусственного гадрозаврика (судя по малому размеру его иначе не назовёшь) на своей набережной, чтобы напомнить людям, что жили здесь когда-то совсем другие хозяева. Правда безобидный и даже милый благовещенский гадрозаврик стоит боком к Амуру и не смотрит в сторону китайского города Хэйхэ, который красуется на другом берегу реки, всего-то в полукилометре от набережной Благовещенска. Не смотрит. Неужели там не было его сородичей? Или, всё же, тогда и реки здесь не было?

Но сами благовещенцы постоянно глядят на Хэйхэ. И ждут, когда закончится пандемия, Китай откроет границу и потоки жителей Поднебесной снова хлынут в Россию. Теперь и мост через Амур есть, и канатку готовы построить, приезжай – не хочу. Плохо жителям Благовещенска без китайцев, непривычно, скучно и скудно. «Привыкли мы к ним, с ними мы и радостнее, и богаче», - признаётся отец мальчика, правильно назвавшего приамурского динозавра.

Мы с магаданским книгоиздателем Павлом Ждановым гуляем по вечерней набережной Амура. Нам всё здесь нравится. Кроме жары. Для нас, северян, тридцать градусов – настоящее выматывающее пекло, и даже прохлада разлившегося Амура не помогает. Но опускающийся на землю вечер делает своё дело, и вскоре жара спадает, нам с Павлом становится действительно хорошо.

С наступлением сумерек город зажигает огни. Ярко, а, может быть и ещё ярче, горит огнями и китайский Хэйхэ. Совсем старенькие старожилы Благовещенска рассказывают, что во времена их молодости на том берегу вообще огней не было, потому что находилась на месте нынешнего Хэйхэ маленькая, жалкая китайская деревушка. Её и не видно было. А теперь – красивый город! Хэйхэ поднялся на торговле с Россией, на своём приграничном преимуществе. До пандемии туда ездили без визы, по зарубежному паспорту. И китайцы легко пересекали границу. Скупали то, чего не было в собственной стране, как и наши. Постепенно сфера услуг в Благовещенске почти вся перешла китайцам, они оставались здесь жить. Женились, метисы тут и там мелькают на улицах города, звучит китайская речь.

Впрочем, встречаются в Благовещенске и чёрные африканцы, одетые в российскую военную форму. Это зарубежные курсанты местного военного университета. Самой судьбой приграничному Благовещенску уготовано быть интернациональным, поэтому африканцы и арабы давно никого здесь не удивляют. Как не удивляют и беленькие девушки, идущие под руку с чёрными или чересчур смуглыми парнями.

Курсантам в эти дни достаётся. Вода в Амуре поднимается с каждым днём, вот-вот хлынет на улицы города, затопит набережную, поэтому военных привлекли к укреплению берега. Они беспрестанно насыпают в мешки песок, развозят его по нужным местам, разгружают тяжёлые мешки, сооружают из них препятствия для воды. Строем, взвод за взводом, с лопатами на плечах, проходят курсанты по набережной к местам работы, и люди почтительно расступаются - идут спасители города! Кто, если не военные в критические моменты бросятся грудью на стихию, заслонят соотечественников, спасут страну!

В своё время закончил Благовещенский военный университет мой племянник Дима. О годах учёбы и о городе у него остались самые приятные воспоминания. Особенно о девушках. Они здесь действительно хороши – беленькие, стройненькие. И сам город хорош – чистый, умытый, красиво отстроенный, с чёткой геометрией улиц, со множеством старинных зданий. Городу чуть больше полутора веков, и он сохранил в своём облике многие черты своего давнего начала, когда амурская земля богатела за счёт добычи золота и удачного расположения для торговли.

Горожане любят свой Благовещенск. Художники с мольбертами, особенно юные, видны тут и там, воспевают город поэты. У меня в руках прекрасная книжка местного врача и поэта Николая Левченко, которая так и называется – «Город Муз». Автор – ещё и художник, поэтому воспел свой город во всей красе – и живописной, и словесной. В книге – посвящение: «Музам – ангелам Благовещенска». Жаль, я не спросил, кого имел в виду автор, но так даже интересней – можно гадать и высказать догадку. Скажу свою: конечно, его музы - прекрасные благовещенки, которые присутствуют почти на каждой странице в рисунках. Его Муза (уже с Большой буквы) – личное восприятие божественности города, идущего уже от самого названия – Благо Вещенск, особая гордость за это, умиление и умаление Небесных сил продолжать любить и заботиться о городе. Муза – щемящая радость в авторском сердце любящего, счастливого горожанина, когда он идёт по городу, любуется им, когда садится рисовать его, когда пишет о нём, подбирая самые точные и самые прекрасные слова!

Весна и Город. Город и Река.

Река и небо, небо и дорога,

И набережной твердь, как твердь порога –

Через него шагнул на берега

Умытый Город – и остался здесь,

И Ангелом ему Благая весть

Дарована – напутствием от Бога.

Историю Приамурья и Благовещенска рассказали, воспели многочисленные другие, и это не моя задача. Я хочу здесь поведать о своём восприятии этой славной земли (возможно, оно сойдётся с восприятием Николая Левченко), моём восприятии её людей и рассказать о том форуме, который меня сюда зазвал. Поэтому приведу ниже информацию, без которой не обойтись.

2.

Считаю, что мне выпала большая честь стать участником международного фестиваля «Российско-китайская ярмарка культуры и искусства», который прошёл в Благовещенске с 21 по 25 июня 2021 года. Кроме меня, камчатца, на фестиваль пригласили известного книгоиздателя из Магадана Павла Жданова, главного редактора литературного журнала «Дальний Восток» Александру Николашину, главного редактора журнала «Культура и наука Дальнего Востока» Ольгу Волкотрубову и генерального директора Дальневосточной государственной научной библиотеки Татьяну Якубу (все трое – из Хабаровска). Позже к нам присоединились два специалиста из Института востоковедения РАН (Москва).

Мощный разлив воды в Амуре не помешал фестивалю, до критической отметки уровень реки поднялся на следующий день после завершения форума, и мы, гости, благополучно вернулись по домам. А вот пандемия коронавируса внесла коррективы: общение с китайскими друзьями прошло в онлайн-режиме.

Пусть так, но ведь мы пообщались! Модератором общения выступила исполняющая обязанности директора Амурской областной научной библиотеки им. Н. Н. Муравьёва-Амурского Оксана Сергеевна Праскова. С российской стороны нас приветствовала министр культуры и национальной политики Амурской области Надежда Доргунова, с китайской – заместитель директора Управления культуры и туризма провинции ХэйлунцзянЮйФэн. «Нас разделяют разлившийся Амур и пандемия, но мы общаемся, друзья!» - сказала в заключительной части своей речи Надежда Доргунова, и ей вторил господин ЮйФэн. Мы общаемся, несмотря ни на что!

Я рассказывал о Камчатке, издательстве «Новая книга» и его книжно-альбомных проектах, содействующих развитию туризма. На Камчатке многое делается для туристов, в том числе в информировании их об уникальных уголках полуострова. Одно только издательство «Новая книга», где я являюсь директором и главным редактором, ежегодно выпускает от 30 до 40 наименований книг, альбомов, комплектов открыток и карт, рассказывающих о нашем полуострове, его истории и природных богатствах.

Павел Жданов рассказал о своём магаданском издательстве «Охотник», которое пропагандирует родную Колыму и Чукотку, показал некоторые свои издания, в том числе книги сказок «Волшебная Колыма» и «Золотая Колыма».

Выступали директор Института Конфуция в Благовещенске Николай Кухаренко, заместитель генерального директора ЗАО «Амурская ярмарка» Татьяна Телюк, другие россияне. Татьяна Якуба рассказала о международных проектах свой краевой библиотеки.

С китайской стороны выступили заведующий институтом истории Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян Лян Юйдо, заместитель председателя Харбинской федерации литературы и искусства Ван Ачэн, сценарист первого класса из Харбинской академии искусств Ван Цзычунь, член Китайского общества прозаиков и Харбинского отделения Ассоциации писателей ЮйЦююе и др.

Если бы не пандемия, мы бы встретились с китайскими коллегами очно, нас возил бы по Амуру теплоход. Но пришлось лишь помахать с экранов друг другу руками. И на этом попрощаться.

А фестиваль продолжался. Программа на российской стороне была обширной и интересной. Это и концерт Центрального военного оркестра Министерства обороны РФ (Москва), и многочисленные выставки работ амурских художников и мастеров народных промыслов, в том числе из малочисленных народов Севера и Сибири. Это концерт «Все ещё живы» благовещенских артистов – ведь фестиваль затронул и 22 июня – День Памяти и Скорби российского народа. Это наши экскурсии к памятнику казакам-первопоселенцам на Амуре, к копии Албазинского острога, выстроенной на территории военного полигона, к амурским художникам, в областной краеведческий музей, встречи с писателями Приамурья. Это и прогулки по набережной Амура, откуда открывается вид на соседний с Благовещенском китайский город Хэйхэ. Глядя на огни вечернего Хэйхэ, понимаешь, что здесь, на Амуре, наше соседство с Китаем настолько близкое и тесное, что нам невозможно не дружить. И мы дружим. Фестиваль «Российско-китайская ярмарка культуры и искусства» был уже 11-м, и, думается, через два года состоится следующий, двенадцатый. Возможно, тогда не помешает ничего – ни высокие воды величавого Амура, ни очередная пандемия. И мы с китайцами пожмём друг другу руки.

3.

Душой нашей части фестиваля – литературно-краеведческой, была, конечно же, руководитель областной научной библиотеки Оксана Праскова. Ход фестиваля её по-настоящему заботил и не давал расслабляться. А тут ещё и мы, гости, со своими вопросами быта, местом встреч, повесткой дня и так далее.

- Попьём чаю, - говорю я.

- А, может, вам принести кофе? - предлагает Оксана Сергеевна и, получив утвердительный ответ, тут же бежит вниз, где стоит автомат с вкусным кофе «Три в одном».

- Конфеты? Какую найти для вас книгу? Как спалось-отдыхалось? С кем ещё хотите встретиться? – всё заботило нашего ответственного и крайне исполнительного попечителя. К тому же именно в один из фестивальных дней её дочь получала диплом медика в университете. Причём красный диплом! Как маме обойти этот исторический для неё момент! Хоть разорвись, а нужно купить цветы и бежать к дочери! А перед этим помочь ей нарядиться в красавицу-выпускницу!

К мемориалу казакам-первопоселенцам в устье Зеи на Амуре Оксана Праскова повезла нас лично. С нами ехала гид из областного краеведческого музея.

Хлебнули приключений и трагических испытаний первые казаки, пришедшие в 1856 году в эти места. Пришли они из Забайкалья. На возвышенности над Амуром, в устье его притока реки Зеи, основали пост, который так и назвали: Усть-Зейский. Обосновались в землянках, и в первую же зиму, оказавшуюся суровой, потеряли многих своих товарищей. От болезней и голода умерли 29 казаков. На месте первой станицы установлен Крест, в основании которого высечены имена погибших тогда первопроходцев. Среди них, например, два Власова, четверо Забелиных, трое Курбатовых, трое Перфильевых, пятеро Трухиных и двое Тюменцевых – Никита и Софрон. Пишу Тюменцевых по именам потому, что на Камчатке много людей с такой фамилией, их предки тоже поселились на полуострове примерно в середине 19 века, а один из их потомков, бывший министр образования Камчатского края Виктор Леонидович Тюменцев собирает родословную, и, возможно, ему информация об амурских первопроходцах пригодится.

Казаков в Благовещенске почитают. После присоединения к России Приамурье стало казачьей, порубежной землёй. В областной научной библиотеке в Благовещенске казачеству отдали целую комнату, в которой организована экспозиция, рассказывающая об истории казачьей жизни на берегах Амура, выставлены книги о казаках, проходят их сборы. Амурское казачье войско выпускает книжную серию «Библиотека дальневосточного казачества». Камчатские казаки к забайкальцам и уссурийцам не относятся, наш полуостров гораздо раньше обживали якутские казаки, то есть, сибирские, но во время Крымской войны, а именно в 1854 году, губернатор Приамурья граф Николай Николаевич Муравьёв послал в Петропавловск отряд забайкальских служивых, которые помогли камчатцам отразить англо-французское нападение, отстоять Камчатку для России. Так что связь наша тесная.

Почётный атаман Амурского казачьего войска Владимир Викторович Крюков сам много пишет о казачестве и является основателем и редактором упомянутой мной серии «Библиотека дальневосточного казачества». А войсковой старшина, член правления Амурского окружного казачьего общества Станислав Митрофанович Сахончик, член Союза писателей России, бывший моряк, судовой врач, несколько лет возглавлял Амурскую писательскую организацию. Он приходил на встречу с нами, гостями фестиваля, мы общались.

Станислав Сахончик подарил мне одну из книг казачьей серии, это сборник с названием «Амур-богатырь». В нём работы нескольких авторов, казаков. Для меня в книге открытий много! И все приятные. Одно из главных открытий – исторические исследования Сергея Юрьевича Косяченко. В предисловии к его работам сказано, что он потомственный уссурийский казак, есаул, по роду деятельности журналист, работал в газетах «Приамурские ведомости», «Тихоокеанская звезда», «Дальневосточный казачий вестник». Автор нескольких исторических документальных книг, в том числе «Золото приамурских атаманов», «Пираты морей студёных», «И тусклых погон серебро» и др. Получается, что передо мной интересная личность.

Второе открытие – казачий поэт Леонид Волков. Он родился в Санкт-Петербурге в 1870 году, дворянин, служил хорунжим в Амурском конном казачьем полку, автор двух прижизненных сборников стихов. Убит в бою осколком гранаты в июле 1900 года при ликвидации Боксёрского восстания в районе китайского поселения Айгунь. Читаю в сборнике его стихи и вижу Дальнюю Россию тех лет, её историю. Это его строчки, их знают многие:

Мы твёрдо стали на Амуре,

Вошли в открытый океан…

И далее поэт продолжает перечислять наши приобретения на Дальнем Востоке, многие из которых сегодня, увы, ушли из нашей географии или забыты, позаброшены. Но тогда, при авторе:

Ещё не все сошли в могилы,

Ещё живут в глухих углах

Борцы, растратившие силы

На бесприютных берегах…

И, конечно, настоящее открытие – казачка, поэтесса Лариса Николаевна Клещенко, увы, уже покойная, умершая в 2018 году. Вот уж кто жил казачьей темой! Недаром ей был присвоен чин хорунжего Уссурийского казачьего войска. О ней говорят, что она всегда стремилась к объединению казачества, разорванного политиками на общественных и реестровых. И ещё была она лириком.

Ах, тайга, тайга дремучая,

До чего ж ты широка,

Заманила и измучила

Ты в объятьях казака…

(Встреча).

И была гражданином, переживающим, болеющим за Россию, за её уголки и регионы:

Хопёр… Душа летит к тебе.

Казачьей песней в сердце бьётся.

То плачет о твоей судьбе,

То дерзко, с вызовом смеётся…

(Хопёрским казакам).

Сам Станислав Сахончик, подаривший мне казачий сборник, пишет в основном о море, которому посвятил годы жизни. Он хороший рассказчик, весельчак, юморист, поэтому без улыбки, а то и весёлого смеха его читать невозможно. Знакомство с ним конечно же обогатит меня, как и знакомство с нынешним председателем Амурского писательского отделения Союза писателей России Павлом Андреевичем Савинкиным, который показался человеком разносторонним, увлекающимся, большим любителем и знатоком живописи и рисунка, он даже сводил нас с магаданцем Павлом Ждановым в мастерские амурских художников. Мы с моим магаданским другом благодарны Павлу Савинкину за знакомство с художниками Владимиром Серебряковым и Анатолием Тахаевым. Причём Анатолий Алексеевич Тахаев настолько и сразу покорил меня своим творчеством, что я договорился с ним о том, что он сделает иллюстрации к моей книге «Женщина для бродяги», которая пока в работе. И этот очерк скорее всего в неё войдёт. И рядом с этим текстом я поставлю фотопортрет Тахаева, который мастерски сделал Павел Жданов.

Есть творческие люди, художник ли это, писатель, музыкант или танцор, которые моментально приходятся тебе, что называется, ко двору. Ты почти сразу, ещё на уровне интуиции понимаешь, что этот человек, творец, твой. Смотришь на рисунок, или только-только начинаешь читать текст, а уже видишь близкого тебе по духу, по восприятию мира человека. Так случилось у меня, например, с писателями Геннадием Ивановым, с Михаилом Тарковским, Мариной Масловой, Валентиной Ефимовской. Так же было с издателем Павлом Ждановым, книги которого не хотелось выпускать из рук. И с издателем Аркадием Елфимовым тоже самое. А теперь - художник Анатолий Тахаев. Его работа «Благо-Вещенск. Амур.Зея», выполненная в вертикальной плоскости, высокая, как тотемный столб, а сам рисунок обрамлён речными потоками-волнами, от низа до верха ведёт взгляд по историческим событиям от фигур аборигенов, ангела, Муравьёва-Амурского и державных и православных символов до расцветших садов и, в самом верху заканчивается жалкими избушками, похожими на те, которые описывает поэт Геннадий Иванов:«Лишь избы в стёганках бревенчатых дают тепло нам и покой…» От грандиозных завоеваний, приобретений и расцвета державы – до жалких изб «в стёганках бревенчатых» в наше время. Это путь России до сегодняшнего дня. И, рассматривая картину, я вслух прочитал Анатолию Тахаеву и Павлу Жданову отрывок из стихотворения опять же из Геннадия Иванова, которое приведу здесь полностью:

Встаёт мой дед и говорит: «А где Россия?»
Встаёт мой прадед и опять: «А где Россия?»
И третий, и четвёртый: «Где Россия?»
«Россия где?» - мне предки говорят.

А я в ответ: «России больше нету».
А я в ответ: «Она осталась с вами».
А я в ответ «Её уже не будет.
России нету места на земле».

И дед, и прадед, третий и четвёртый
Глядят в глаза мне. «Быть того не может!
Не может быть! Хоть что-нибудь осталось.
Ищите, мы поможем», - говорят.

Вот и соединились две силищи – поэт и художник. И я воскликнул: «Это же иллюстрация для Геннадия Иванова!» А затем мысль перекинулась на собственные сочинения, я стал присматриваться к прочим работам Анатолия Тахаева, и вскоре убедился, что здесь найдутся картинки и для меня. Здесь есть многое, если не всё: и счастье, и несчастье, и боль, и радость, и семья, и разлука, есть великая российская история. И есть надежда на расцвет нашей Державы, вера в её людей. «Не может быть! Хоть что-нибудь осталось!» Конечно, осталось. Мы это видим, мы нашли, мы впряжёмся, и мы отстоим! И помогут нам память о великих деяниях предков, наша Вера, наша любовь к России. Мы соскребём с кожи России налипших паразитов, очистим её и, излечившись, двинемся вперёд! К тому же пример соседнего Китая нам в этом поможет. Выступая на торжестве в честь столетия компартии КНР лидер страныСи Дзиньпинпообещал своим гражданам современное социалистическое государство, а недругам страны — разбитые головы. Головы разбивать необязательно, но русский меч в ножнах нужно держать наготове. Без меча в современном мире не обойтись.

Возил нас Павел Савинкин в Благовещенский медицинский колледж. Возил для того, чтобы показать многочисленные работы местных художников, украшающие коридоры колледжа. Это здорово – превратили колледж в выставочный зал. И ведь к месту пришлось! Юные души студентов наверняка тянутся к изображённому на картинах. А картин много, имён художников много, и темы самые разные.

Есть в колледже свой музей, рассказывающий о сестринской службе милосердия и Российском обществе Красного креста. Музей не тот, к каким мы привыкли, он интерактивный, современный, с использованием последних достижений цифровой технологии. Конечно, в нём воссоздана история сестринства в Амурской области, но это пример другим регионам, и мы с Павлом Ждановым с белой завистью слушали заведующую музеем и разглядывали фото и видеоматериалы, представленные в музее. И фактический материал богатый, и технологии его показа применены самые передовые для нашего времени!

А Павел Савинкин, видя наш интерес и наше изумление, довольно покрякивал и переглядывался с заведующей. В колледже, как и в музее, он, видно по всему, свой человек, хотя занимается совсем другим делом – журналистикой и литературным творчеством. Но, как настоящему журналисту, ему интересно всё, особенно творческие, талантливые люди. Он – автор уникальной книги «Неспешные прогулки», в которой собраны живые, очень зримые биографии многих благовещенцев, которые активно проявили себя в общественной, культурной, трудовой жизни, встали в первые ряды значимых людей Приамурья. Для каждого персонажа написана небольшая, но ёмкая новелла, проиллюстрированная фотопортретом героя.

Наши с Павлом Ждановым творческие встречи с благовещенцами также провёл Павел Савинкин. Провёл живо и интересно. А позже в фейсбуке высказал своё мнение об этих встречах. Вот его слова обо мне:

«Читаю одновременно две книги и обе принадлежат одному автору – Александру Смышляеву – геологу, телережиссёру, писателю (он столько книг уже написал, что его тёзка с фамилией Дюма горько плачет, завидуя!). Одна книга – полудокументальная, но читается, как художественная («Время полярных бродяг»), вторая – художественная, но всё в ней – истинный документ, ни словечка придуманного («Домик под вулканом»).⠀

О ком книги? Да о самом СанСаныче! Герои, с которыми я встретился на страницах – первопроходцы, романтики, бродяги (э-э, в самом высоком смысле этого слова!), короче – настоящие мужчины! Если конкретно об именах, то это Олег Куваев, Альберт Мифтахутдинов, Владимир Миляев – всех не буду перечислять. Это те, чьи судьбы связаны с Севером. С ним – с Севером - тесно связана и жизнь самого Александра Александровича.⠀

Его книги - о людях, для кого главное в жизни не деньги, не жизненные удобства. Они твёрдо подчиняются неписанному своду законов, по которым и определяется ценность человека. Это умение работать и преданность вере в то, что это и есть единственная правильная жизнь на земле.Его книги - о тех, про кого слагают песни о туманах и запахах тайги, о жизни километрами, а не квадратурой квартир, о снеге над палаткой, - о жизни, движимой Большой Мечтой… Многие из нас о такой мечтали в юности. Но у нас не сложилось. А уСанСаныча и героев его книг – вот, пожалуйста!⠀

Книги читаю, как кино смотрю. Даже нет, не так, - как будто сам вместе с суровыми немногословными парнями брожу по тундре, спускаюсь по ледяным рекам, взбираюсь на заснеженные сопки, чуть не срываясь в пропасть или чуть не погибая в стремнинах… Настолько всё живо написано!⠀

Счастлив, что познакомился с автором названных книг, северянином, романтиком (собственно, это синонимы) до мозга костей, бродягой (э-э… в самом высоком смысле этого слова!) Александром Смышляевым.⠀

Спасибо нашей областной библиотеке и Российско-Китайской ярмарке».

И от нас с Павлом Ждановым спасибо библиотеке и международной ярмарке за приглашение, за возможность побывать на Приамурской земле, окунуть ноги в половодный Амур (мы с Павлом сделали это!), познакомиться с замечательными людьми, в том числе писателями, художниками, историками, библиотекарями.

Произошла у меня и встреча с поэтом Еленой Войтенко. Мы знакомы с ней с 2015 года, вместе были на литературном форуме в Харбине, я написал о творчестве Елены небольшое эссе. И вот, снова увиделись здесь, в Благовещенске. После отъезда Нины Дьяковой в Москву, Елена Войтенко заняла её место заведующей литературной частью в Амурском областном театре. Ей было очень некогда, она сдавала спектакль, но всё же пришла на мой творческий вечер. И принесла банку приамурского мёда. Оказывается, её отец держит пасеку. Уж не знаю, с каких травостоев собирали здешние пчёлки мёд, но он вкусный и душистый! Жаль, так и не поделился этим мёдом с Павлом Ждановым, для магаданца он был бы в самый раз при простудах, да и к чаю у костра во время многочисленных походов Павла по Колыме.

Мне показалось, что Павел Жданов хорошо вписался в фестиваль. Книги его издательства «Охотник» впечатлили амурцев интересным и грамотным дизайном и, конечно, содержанием. На встрече с ним задавалось много вопросов, и большинство из них касалось полиграфического качества книг и того необычного, интересного дизайна, который применяется при их вёрстке. Целый мастер-класс мог бы дать Павел, если бы в зале собрались издатели. Это человек, который не просто любит своё дело, а горит им. Он знаком со многими известными книгоиздателями России, и они, в свою очередь, дорожат дружбой со Ждановым, с ним можно говорить о книге бесконечно, и всякий раз удивляться его свежим суждениям.

Он и друг замечательный – отзывчивый, внимательный, терпеливый. Видя, что мне трудно много ходить из-за болей в коленях (геология даёт о себе знать), при расставании в аэропорту купил и подарил мне средство от этой напасти – таблетки «Огнёвка». Житейские дела зачастую деликатные, поэтому не стану рассказывать о других многочисленных случаях, когда Павел подставлял мне, да и другим, своё крепкое, надёжное плечо.

По утрам мы встречались с ним в гостиничном ресторане, завтракали и спешили в фестивальные будни, которые иногда превращались в работу, но чаще оставались действительно праздниками – если не для усталого тела, то для ненасытной души точно.

4.

С амурской землёй связана историяАлбазинского острога – первого русского поселения на юге Дальнего Востока. Он был основан Ерофеем Хабаровым и отстроен русскими казаками-первопроходцами на левом берегу, почти в верховьях Амура, и просуществовал всего ничего – с 1650 по 1689 год, но это были годы героические и трагические. Вокруг Албазина стали строится и другие остроги. Но маньчжуры не хотели мириться с тем, что на этих землях селятся русские, и постоянными набегами не давали им мирно жить. В 1685 году они осадили Албазинский острог и сожгли. Казаки были вынуждены уйти в соседний Нерчинск, это выше по Амуру. Через некоторое время русские вернулись и заново отстроили острог. Но через год, в 1686 году, маньчжуры опять пришли к стенам Албазина. Осада длилась несколько месяцев, но защитники острога выстояли, хотя мирного существования уже не получалось, набеги маньчжуров продолжались. В 1689 году известие о том, что Русское государство и Цинский Китай подписали Нерчинский договор о границах, в результате которого Албазинский острог попадал на китайскую территорию, заставило казаков прекратить борьбу. Они в большинстве своём были с семьями увезены в Китай, где в нескольких последующих поколениях сохраняли православие и русский образ жизни. Память о славных албазинцах всегда жила в русском народе, особенно у казаков. Вблизи Благовещенска на закрытой территории военного полигона ныне отстроена деревянная копия внутренней крепости Албазинского острога – малый острог, и нам, участникам фестиваля, дали возможность посетить её.

Да, брёвна свежие, по-современному строго оцилиндрованы, пригнаны одно к одному, без изъянов, но крепость построена по старым чертежам, поэтому во многом передаёт облик былого острога – башни, маршевые лестницы, пока нет бойниц, но их выпилят. В башнях формируются экспозиции, показывающие быт албазинцев, вооружение, одежду и т.д. Копия крепости стоит на землях военного ведомства в парке «Патриот», сооружена на деньги золотодобытчиков и опекается лично губернатором Амурской области. Экскурсии в остроге проводят гиды Амурского областного краеведческого музея – по моему мнению лучшего исторического музея на Дальнем Востоке.

В этом же музее с недавних пор хранится икона святых преподобных Зосимы и Савватия Соловецких с Деисусом и избранными святыми, которую 1 мая этого, 2021 года, как раз в Пасху, нашли рабочие при выемке грунта в котловане под опору строящегося Зейского моста в Благовещенске. Пресса сообщала, что «рабочий, обнаруживший икону, сначала принял её за кусок металла и отбросил в сторону, но течением воды икону вновь прибило к его ногам. После этого рабочий Александр Вайгандт разглядел предмет более внимательно и понял, что это не просто металл. Икону сотрудники «УСК "Мост"» сразу же передали в госинспекцию по охране объектов культурного наследия Амурской области».

Явление иконы происходило почти одновременно с торжественным открытием описанного выше Албазинского острога на территории полигона «Патриот». Не чудо ли!

Иконой и её историей заинтересовался поэт, член Союза писателей России Владимир Татауров, который периодически живёт и трудится в Соловецком монастыре. Он задумал писать поэтическое произведение на эту тему. Возможно, это будет поэма. По его просьбе я сфотографировал икону после согласования с музеем и взял копию её экспертного описания – наверняка это пригодится поэту.

Да, Благовещенск и его нынешний фестиваль «Российско-китайская ярмарка культуры и искусства» незабываемы. Я увёз из Приамурья добрые чувства, много записанных адресов и номеров телефонов, фамилий новых друзей. И новые книги со стихами и прозой.

От огня – огонь, от любви – любовь,

Из того, что есть, будет что-то вновь.

От твоей свечи малого огня -

И тепло, и свет завтрашнего дня…

(Н. Левченко).

Широко разлился Амур, провожая нас с Павлом Ждановым. Мы уезжали из Благовещенска в Белогорск, чтобы там сесть в поезд до Хабаровска и уже оттуда улететь: я – на Камчатку, Павел – на Колыму. Но Амур словно не отпускал нас. Вот уже Владимировка, и её уже проехали, а разлившиеся воды Амура и Зеи всё еще рядом с автодорогой. Наводнение, людские трагедии, беда. Местные жители остаются с этой бедой, а мы уезжаем. Но будем сочувствовать им, переживать за них, и помнить каждый из тех дней, что провели на этой земле. Нас огородили от трагедий половодья теплом гостеприимства, и это по-сибирски, по дальневосточному, по-хозяйски. Спасибо, амурчане, амурцы, благовещенцы! Храни вас Бог!

Июнь-июль 2021.


Статью камчатского писателя Александра Смышляева прислал Хабаровский журналист Вадим Решетняк (Амурское казачье войско).

Автор: Александр Смышляев

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 668 | Добавил: Сталкер | Теги: Уссурийские казаки, якутские казаки, камчатские казаки, забайкальские казаки, сибирские казаки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]