Воскресенье, 12:49
Главная » 2013 » Август » 10 » Российское казачество «из чего угодно». Штрихи к портрету.

Российское казачество «из чего угодно». Штрихи к портрету.

10.08.2013 23:32
Российское казачество «из чего угодно». Штрихи к портрету.
Александр ЖуравскийКазачий Информационно-аналитический Центр готовит серию интервью с ответственными представителями Департамента государственной политики в сфере межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации. В соответствии с договоренностями, достигнутыми во время личного приема министром регионального развития  И.Н. Слюняевым руководителя КИАЦ А.Зборовского в мае этого года, готовится интервью с директором названного Департамента  Александром Владимировичем Журавским. Тема интервью - вопрос признания казаков народом. Предварительные встречи с Александром Владимировичем, в ходе которых велось обсуждение этой темы, побудили написать данную статью.

На наш взгляд, обсуждение этой темы важно не поиском ответа на вопрос, являются ли казаки народом или нет. По имеющимся сведениям, подавляющая часть потомственных казаков для себя на этот вопрос давно ответили, а представители реестрового казачества его не задают. Важнее попытаться, в этой связи, внести ясность в понятие «российское казачество» - термин, который применяется в нашем законодательстве и везде, где заходит речь о государственной политике в отношении российского казачества.

С этим понятием тесно связано и другое, обозначенное словом «возрождение». Имеется ввиду возрождение российского казачества. Если мы не поймем, что такое «российское казачество», то говорить о возрождении того, не знаю чего, просто бессмысленно.

Не слишком искушенным в «казачьей» теме читателям, может показаться странным, что словосочетание «российское казачество» требует какой-то расшифровки. Ведь очевидно, что речь идет о казаках, причем, проживающих в России. Потому и называемых российскими.

На самом деле, понятие «казак» в постсоветский период, связанный с его «возрождением», приобрело неоднозначный смысл. Неоднозначность возникла после введения так называемого «реестра» казачьих организаций и постепенного выхолащивания из уставов казачьих обществ всего, что связывает их членов с существовавшим когда-то казачьим сословием. В результате, в нашей стране возникли две неравнозначные группы казаков:  потомственные казаки, отнесенные законодательством к исторически сложившейся культурно-этнической общности и граждане, не относящиеся к потомкам казаков, а просто ставшие членами казачьих обществ - «вступившие в казаки». При этом, последние зачастую не обладают даже зачатками тех передаваемых по наследству и посредством воспитания отличительных черт характера и качеств, которые и выделяли казаков из остальной части русского народа. Потому и появились «изнасилованные казаки», бизнес, выстраиваемый на эксплуатации «казачьей компоненты» и другие уродливые и даже опасные явления, о которых приходится говорить в связи с экспериментом по «скрещиванию» потомственных казаков с обычными, достигшими возраста 18 лет гражданами РФ… и далее по тексту типовых уставов казачьих обществ.

Алексей ЗборовскийПогоня за численностью казачьих обществ, поскольку они могут быть внесены в государственный реестр при наличии определенного количества членов, привела к тому, что в казаки стали «записывать» кого попало, в том числе, даже без ведома вступившего. Подстегивается этот процесс многолетними обещаниями на законодательном уровне о привлечении членов реестровых казачьих обществ к несению государственной службы. Как мухи на мед на эти обещания стали слетаться «достигшие возраста 18 лет граждане РФ…» в надежде получить достойно оплачиваемую должность. В том числе, уволенные в запас в ходе бездумного сокращения Вооруженных Сил и изгнанные, либо уволившиеся сами из МВД и других правоохранительных органов в процессе периодических реформ. Для них казачьи общества, построенные по полувоенному типу (воинские звания времен первой мировой войны, военного образца форма одежды, наличие, как в армии штабов, право ношения оружия и т.п.), стали особенно привлекательными. Вместе с новым контингентом, среди которого, безусловно, много достойных, патриотически настроенных и желающих по настоящему послужить Отечеству и своему народу мужчин и юношей, стали привноситься и все болезни тех государственных органов, откуда они пришли.

Новоявленные атаманы стали «оказачивать» не только рядовых граждан, но чиновников и государственных служащих, одаривая их казачьими шашками, наградами и чинами, как правило, не ниже «казачьих полковников». Уже стало привычным, что атаманами казачьих обществ становятся не только заместители губернаторов, как например атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда (заместитель губернатора Краснодарского края), или атаман Всевеликого Войска Донского Виктор Гончаров (заместитель губернатора Ростовской области), но и чиновники более низового уровня. Начался процесс сращивания реестровых казачьих обществ с государственно-управленческим аппаратом. Результат этого процесса может быть как положительным, так и отрицательным, в зависимости от конкретных личностей, стоящих во главе казачьих обществ и созданного ими аппарата управления.

Наряду с «оказачиванием» не казаков наблюдается своего рода «расказачивание» казаков. Яркий и характерный тому пример – попытки со стороны некоторых «реестровых» атаманов объявить казаков, входящих в общественные казачьи организации (формируемых главным образом из потомственных казаков), людьми второго сорта, недостойными именоваться казаками. Доходит до того, что в качестве признака, позволяющего отличить настоящего казака от ряженного, они предлагают обращать внимание на форму одежды. Настоящие – это, на их взгляд, естественно, реестровые казаки, форма одежды которых утверждена указом президента Российской Федерации (см. последнее видео в публикации «ЗЕБРА-ТВ»)
Интересная деталь. В числе первых инициаторов признания казаков народом выступили представители  казачества, не являющиеся потомками казаков. Инициаторами обязательного элемента дресс кода, отличающего настоящего казака от ненастоящего, выступили представители Центрального казачьего войска – единственного из всех войсковых казачьих обществ не имеющего места в истории (такого казачьего войска никогда не существовало).
На более высоком уровне «расказачивание» проявляется в попытках убрать из типовых уставов казачьих обществ краеугольной камень, заложивший основное отличие казачьих общин от бандформирований - ВЕРУ. Не случайно, сами казаки считают, что «казак без веры – не казак» и «не воцерковленные казаки - шайка разбойников».

До сих пор не поставлена окончательная точка в вопросе, который в 2011г. поднял прокурор Левокумского района Ставропольского края С.Юников. Он «предписал об изменении некоторых пунктов в казачьем уставе, которые якобы «вписываются» в нарушения норм ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Что же такое страшное «узрел» в уставе, который был в свое время утвержден множеством проверяющих инстанций, господин Юников? Как выяснилось, нападкам подвергли… Православие! «Экстремизм же "бдительный" представитель надзорного ведомства увидел в том, что… членами казачьей организации могут быть только православные, и только из их числа можно выбрать атамана» (См. «Казак без веры - не казак»).

То есть, прокурор усмотрел в исповедании Православия признаки разжигания межрелигиозной розни.

Члены ряда казачьих обществ также не считают нужным включать в устав пункт о том, что казак должен быть верующим. Соответственно и ведут себя иначе чем стремящиеся стать воцерковленными. Поэтому имеют место не единичные факты формирования таких обществ частично или даже полностью из разного рода антиобщественных элементов.

Напрашиваются также определенные выводы из следующих фактов

1. В Указе президента РФ № 632 от 15 июня 1992 г. Читаем:
«Установить,  что граждане,  относящие себя к прямым потомкам казаков и выразившие желание  совместно  восстанавливать  и  развивать формы хозяйствования,  культуры,  быта  и  участвовать в несении государственной службы,  а также граждане,  в установленном порядке добровольно вступившие в казаки, могут объединяться в хуторские и станичные общества, создавать окружные,  войсковые и иные традиционные для казачества общества.»
2. В 2009 году в Госдуме обсуждался Закон о российском казачестве. Некоторые его положения:
«Настоящий Федеральный закон регулирует общественные отношения, возникающие в связи с возрождением на территории Российской Федерации казачества, традиционного казачьего самоуправления, традиционных для казачества форм землевладения и землепользования, привлечением казаков к государственной и иной службе, предоставлением им в связи с этим прав и установлением обязанностей, в целях полной реабилитации российского казачества, сохранением его исторических традиций и духовного наследия
Там же были даны и определения:
казачество - исторически сложившаяся культурно-этническая общность граждан, имеющих определенные территории проживания, самобытные традиции культуры, традиционные форму одежды, хозяйственный уклад и исторически сложившиеся взаимоотношения с государством;
казак - гражданин Российской Федерации, являющийся прямым потомком казаков и причисляющий себя к таковым;
Этот закон так и не был принят.

3. Совсем иначе трактуются те же принципиальные положения в N 154-ФЗ от 5 декабря 2005 года «О государственной службе российского казачества». Сравниваем:
1) российское казачество - граждане Российской Федерации, являющиеся членами казачьих обществ;
2) государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации - информационный ресурс, содержащий сведения о казачьих обществах;
3) казачье общество - добровольное объединение граждан Российской Федерации в форме некоммерческой организации, образованное в соответствии с федеральным законодательством, внесенное в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации и члены которого в установленном порядке приняли на себя обязательства по несению государственной или иной службы.
Как видим, про исторически сложившуюся культурно-этническую общность людей, равно как и о гражданах, относящих себя к прямым потомкам казаков, речи нет. Нет речи и о «казаках». Только о членах казачьих обществ. Причем, исключительно реестровых, членами которых, как известно, может быть в принципе кто угодно.

Если выделить некую обобщенную идею последнего закона, то в нем идет речь о формировании некоммерческих объединений российских граждан с целью несения  ими государственной или иной службы. Для достижения этой цели казаки, стремящиеся к возрождению традиционного казачьего самоуправления, традиционных для казачества форм землевладения и землепользования, сохранению казачьих исторических традиций и духовного наследия, становятся досадной помехой.

Более того, на страницах «казачьей» прессы одно время широко обсуждалось выступление в Казани «казака N 1» России – покойного экс-генерала Г.Н.Трошева, с 25 февраля 2003 года по 7 мая 2008 года бывшего Советником Президента Российской Федерации по делам казачества. Точнее говоря, одно из его высказываний: «Казачество – такое, какое оно есть сегодня – государство, т.е. власть, не устраивает. С 1990 года возрождение стихийное. В 21-м веке казачество с его «навозным» патриотизмом – анахронизм; общины, традиции – средневековое мракобесие. «Упёртое казачество» современному государству европейского уровня просто вредно. Мы создадим новое казачество – из чего угодно, без так называемых казачьих потомков, тянущих нас назад к феодализму». Если не верите, что Г.Трошев позволил себе такое откровенное заявление – наберите в поисковике «казачество с его "навозным" патриотизмом», или почитайте статью «О Стратегии и стратегах в казачестве». В ней же, кстати, есть доступным языком изложенные примеры, объясняющие как страшно далека от народа казачьего государственная служба). 

Как мы все больше убеждаемся, сейчас казачество создается именно «из чего угодно».

В расчете на обещанную государственную службу и в тщетной надежде на бюджетное финансирование, стали повсеместно плодиться казачьи организации, подчас с одинаковыми названиями, претендующие быть «главными» на той или иной территории. Такого рода «параллельные» общества, иной раз в статусе войсковых казачьих обществ (достаточно крупные объединения), возникают во многих больших городах. Возникновение это ведется отнюдь не законными методами. Даже в Москве, в июле этого года, Минюстом была пресечена незаконная попытка перехватить управление ни много ни мало - Московским окружным казачьим обществом Центрального казачьего войска (ЦКВ).

Слово «казачий» превращается в модный бренд, раскручиваемый предприимчивыми дельцами от казачества, как элемент конкурентного преимущества. «Казачье такси», «казачья авиация», «казачья полиция» - эти слова произносят казачьи генералы и казачьи полковники в той самой «правильной» казачьей форме, установленного указом президента РФ образца (не путайте с традиционной формой одежды казаков).

Мы еще услышим о «казачьих  ресторанах» и «казачьих туалетах», но постепенно забудем, что «Казачество – это искра, высеченная из груди русского народа ударами бед». Как, впрочем, забываем уже и автора этих строк – великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя.

Все выше изложенное показывает, что без более четкого и правильного определения термина «российское казачество»  и внесения серьезных изменений в государственную политику в отношении казачества, Россия может приобрести общественно-некоммерческую организацию нового типа «из чего угодно», но окончательно потеряет казаков.


P.S.

Потомки русских казаков, проживающих в США, просматривая страницы КИАЦ, расстраиваются от того, что на нашем сайте мало положительных материалов.
Уважаемые друзья!

Положительного в российском казачестве на самом деле много. В прессу и Интернет попадает лишь ничтожно малая часть того, что делается казаками для самосохранения и русского народа, от истории и судьбы которого мало кто из них себя отделяет. Сами о себе они не пишут, Интернетом владеют плохо (во многих хуторах и станицах его просто нет. Это вам не США или Индонезия, а Россия). Пресса в основном ищет «горяченькое» и то, что лежит на поверхности. Либо всплывает на поверхность. Мы, правда, ничего «всплывающего» стараемся не размещать... Но и дублировать передовицы войсковых казачьих обществ не считаем нужным. Потому и поднимаем вопросы разные. Подчас неудобные для власти и для самих казаков. Пытаемся показать, что проблемы есть и решать их нужно сообща. И государству, совместно с казаками и казакам, совместно друг с другом. Не ведя при этом «оказачивание» или «расказачивание» и бесконечные споры о том, народ казаки или не народ, а делая одно святое ДЕЛО – защищая Россию и возрождая силу ее государствообразующего народа - русского, самыми яркими представителями которого являются казаки. Ведь важно не как ты называешься, а какой ты и что оставляешь после себя.


Руководитель КИАЦ
Алексей Зборовский
Категория: Что происходит | Просмотров: 2497 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]