Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная » 2021 » Май » 24 » Сталин и Шолохов история первой встречи

Сталин и Шолохов история первой встречи

24.05.2021 00:40
Сталин и Шолохов история первой встречи

21 мая Волгоградский государственный институт искусств и культуры, в рамках проекта «История казачества в истории России. Время, события, люди», организовал проведение международного круглого стола «Шолохов, страницы биографии». Круглый стол проводился как совместное мероприятие учредителями и организаторами которого выступили:

  • Государственный Музей- заповедник М.А. Шолохова;
  • Государственное Казенное Учреждение «Казачий Центр Государственной Службы» г. Волгоград;
  • Областной центр казачьей культуры ГОБУК ВО "Волгоградский государственный институт искусств и культуры
  • Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации «Казачий Информационно-Аналитический Центр».
  • Оргкомитет международного социально-образовательного проекта «Великая Победа объединяет народы»

В работе Круглого стола, проводившегося в режиме онлайн (платформа Zoom), приняли участие представители научной и творческой интеллигенции, представители казачества, школьники-воспитанники казачьих объединений, представители ветеранских и общественных организаций Ростовской, Волгоградской, областей, Ставропольского и Краснодарского краев и Республики Казахстан.

Прозвучало много интересных выступлений и видео-презентаций. Можно только сожалеть, что возможности платформы Zoom, позволяющей подключить только 65 участников, не позволили подключить к круглому столу всех, кто записался, число которых превысило 100 человек.

Руководителем КИАЦ, при подведении итогов круглого стола, было предложено прислать тесты докладов и выступлений, а также показанных видеоматериалов, для размещения на страницах Казачьего Информационно-Аналитического Центра. По мере их поступления, будем знакомить с этими материалами наших читателей. На сегодня был прислан только доклад Петра Севостьяновича Косова. Он называется «Сталин и Шолохов история первой встречи» и раскрывает тему не творчеству Михаила Александровича Шолохова, чему посвятили свои доклады и выступления другие участники круглого стола, а тому вкладу, который внес Шолоховым в защиту казаков, да и не только казаков, в тяжелые годы раскулачивания репрессий. Он смог это сделать благодаря тому, что к его мнению прислушивался Сталин, с которым он неоднократно встречался.

Ниже привожу текст выступления Петра Севостьяновича.

Сталин и Шолохов история первой встречи

Моё твёрдое мнение что тема Сталин и Шолохов во взаимоотношениях и контактах - недостаточно изучена.

Даже с первой встречей вождя и писателя не всё ясно. Сотрудник вёшинского музея исследовал данный вопрос. В «Вёшенском вестнике» № 3, в статье к истории написания и публикации первой книги романа «Поднятая Целина» пишет: «как сейчас установлено шолоховедом Львом Колодиным (смотри указанную выше книгу стр. 165-166) - сведения эти верны. Такой встречи не было. Первая встреча М.А. Шолохова и И.В. Сталина произошла в июле 1931 года, о чём рассказывалось в нашей статье. А выше, автор статьи указывал на перипетии, связанные с обращением Шолохова сначала к писателю Серафимовичу, а потом и к Горькому за помощью.

В начале 1931 года Алексей Максимович организовал встречу у себя в московском доме. Здесь М.А. Шолохов доказывал свою правоту. И.В. Сталин согласился и твердо сказал: «Третью книгу «Тихого Дона» печатать будем». Из этого следует что первая встреча произошла только в июле.

В 2005 году Кузнецова - также сотрудница музея, опубликовала свой прекрасный многолетний труд «Михаил Шолохов. Летопись жизни и творчества» - (Материалы к биографии).

1930 год. После 5 января встреча и беседа с И.В. Сталиным «М.А. Шолохов - К.И. Прийме».

«... Сталин в полемике о «Тихом Доне» проявил больше такта и понимания, чем ортодоксы - вожаки РАПП которые, как известно -на полтора года задержали публикацию 3-го тома в журнале «Октябрь», а затем препятствовали изданию его отдельной книгой»( Фонды ГМЗШ ксерокопии машинописный рукописи Прийме К. «Тихий Дон» сражается. Отрывок из Американской главы» КП -2808/422)

Полагаю, что это цитаты из рукописи Приймы используются некорректно, и к первой встрече имеют весьма опосредованное отношение.

А вот далее: И.Г. Лежнёв: «... О встрече с товарищем Сталиным писатель говорит, не вдаваясь в подробности, но многозначительно: «Беседа дала мне очень много поощрила на осуществление новых творческих планов».

И это верно. Скажем, все шолоховеды, и сам Шолохов подчёркивают, что речь шла в рамках романа «Тихий Дон», и в основном её третьей книги шестой части. Сталин рукопись прочёл. Кузнецова в качестве аргумента в «Летописи...» первой приводит слова Приймы: «Шестую часть привезу («назло врагам») в первых числах февраля».

Не самый удачный аргумент, поскольку речь идёт о романе «Тихий Дон». А вот далее - просто в 1930 году, в начале года, Писатель закончил работу над книгой «Тихого Дона» и привёз в Москву часть рукописи - 244 страницы машинописного текста - оставив рукопись для решения судьбы в РАПП («Летопись...», стр. 64), из чего видно, что в январе он находится в Донском крае. Мало того, сама Кузнецова указывает на странице «Переработанное. Окончание шестой части «Тихого Дона» (она составляла третью книгу, которую Шолохов привёз в Москву в начале февраля 1930 года» (стр. 63) Молотову, в фондах музея есть фото Шолохова из Московской студии на Тверской, с дарственной надписью и датой. Шолохов в феврале в Москве был.

2 марта в «Правде» была опубликована статья И.В. Сталина «Головокружение от успехов». и позднее Шолохов посылает телеграмму Е.Г. Левицкой из Вёшенской: «Прошу срочно прислать Постановление ЦК в марте 1930 года по вопросу о коллективизации. Укажите число опубликования в «Правде» (стр. 65).

1 апреля пишет из-за Вёшенской Серафимовичу: «В первых числах мая я вновь буду в Москве».

2 апреля Левицкой: «В мае буду в Москве». 21 апреля редактору «Прожектора» - «В мае буду в Москве, тогда позвоню Вам». 18 мая рождается сын Александр в Ростове-на-Дону.

11 июня Шолохов читает железнодорожникам главы из романа. И, как ни странно, в этот же день - 11 июня, Шолохов юристу Сидоренко Л.А. подписывает две книги «Тихий Дон» и ставит дату - «11.6. 30 г. Вёшинская». В этом порядке приводится короткое письмо Плоткину «23/5, а ты - молчишь». Одну дату - 23/5-33 - это другая эпоха.

с 19 июля по 6 августа в доме писателя в станице Вёшенской гостили Е.Г. и И.К. Левицкие, и в своих записках Е.Г. Левицкая много и подробно пишет уже 23 августа 1930 года, из которых мы получаем много ясной и неясной информации - как живёт и работает писатель.

Шолоховед Лев Колодный, по вопросу встречи писателя с Вождём, обратился к дочери писателя Светлане Михайловне:

- Сколько раз встречался со Сталиным?

- Каждый раз, когда мы приезжали перед войной в Москву, отец получал приглашение в Кремль.

Бесспорно, это преувеличение мало способствует прояснению истины. Но письмо, посланное Сталину 16 января 1931 года, свидетельствует о том, что не позднее первой половины января 1931года такая встреча состоялась. Иначе, этого смелого письма не было бы.

Колодный, исследуя вопрос первой встречи Сталина и Шолохова, опираясь на фразу из письма дочери Левицкой: «Ничего о встрече со Сталиным нам Михаил Александрович не говорил, а беседовали мы часами», - автор делает заключение.

Вернувшись из-за границы, Михаил Шолохов остановился в Москве. Вот тогда-то, в начале 1931 года, по всей вероятности - и произошла его первая встреча со Сталиным, во время которой он мог обсуждать проблемы, касающиеся коллективизации... «А Встреча со Сталиным произошла на даче Максима Горького под Москвой, в середине июня», так что напрасно на авторитет Колодного ссылался Каргин, номеруя в июне первой, и тут же цитирует первую страницу романа «Поднятой целины» о пахнущих в январе садах, и о приезде Половцева к Островному в январе 1930 года.

Да только Каргин, несколько раньше ссылаясь, и широко цитируя Лежнёва «1930 год. Встреча в Центральном Комитете партии И.В. Сталиным» (стр. 234) делает однозначный вывод - «однако в январе писатель не встречался со Сталиным», и опять же, ссылаясь на письма и записи Левицкой, выводов сделать не представляется возможным.

6 августа Левицкая спросила: «А повесть о колхозной жизни когда начнете писать?», на что писатель ответил: «Нет, не сейчас. Пусть полежит, обмыслится. В конце августа буду в Москве хлопотать о паспорте для заграничной поездки, может быть - привезу». Понятно, и из этого следует, что писатель уже работает над новым романом, и в Москву его собирается привезти. Только кому и зачем? Каким-то образом это было связано с несостоявшейся поездкой к Горькому в Сорренто. Может быть - Алексею Максимовичу Горькому? Или самому Сталину?

К сожалению, хронологические рамки пребывания Шолохова точно не установлены. Но по письмам Левицкой своей дочери Левицкой-Клеймёновой и ответным письмам эти параметры можно с относительно небольшой погрешностью установить. Шолохов прибыл с друзьями не раньше 4 декабря и уехал из Берлина 24 декабря - сразу как только получил польскую визу. Сталин пишет Горькому в Сорренто ответ на его просьбу разрешить поездку писателям к нему на Капри, с целью обсудить вопросы написания книг по истории Гражданской войны. Шолохов в этой группе предполагался активным участником. Вождь ответил «буревестнику пролетарской революции»: «Шолохов и другие уже отправились к вам. Им дали всё, что требуется для поездки». Неразрешенным, но маловероятным остаётся вопрос о возможной встрече Шолохова и Сталина.

Во-первых, из текста письма Горькому «всё, что надо» понятно, что документы по гражданской войне Шолохов от Сталина получил. Свидетельство тому - приложение к шестой части «Тихого Дона», и слова Шолохова при встрече у Горького на даче о том, что «всё документально подтверждено». А также, акценты в сторону Троцкого, как главного виновника Вёшенского восстания. Из этого, что вполне логично и правомерно считать, что часть документов Шолохов оставил у себя.

Во-вторых, о том, что к осени наверняка куски «Поднятой целины» были готовы, с полной уверенностью можно сказать, что Сталин читал, высказал своё мнение, одобрил, дал рекомендации в задушевной беседе, чем вдохновил ещё больше на работу над новым романом.

В-третьих, работа уже шла над романом. Это прослеживается по очеркам, статьям и письмам. Шолохов творчески горел уже этой темой.

В-четвертых, никакой «схватки с тигром» не было и не могло быть. Это были разные весовые категории с разными возможностями, о чём он сам и говорил. Следует также заметить, что за вторую сталинскую социалистическую революцию Шолохов принялся, во всяком случае, на первых порах.

Я полагал, что вышедшая работа архивиста Ю. Мурина прояснит вопрос первой встречи Сталина и Шолохова. В личном фонде И.В. Сталина имеется дело, содержащие переписку с М.А. Шолоховым за период с 16 января 1931 года по 3 января 1950 года. В деле собрано 14 писем и небольших записок Шолохова, две телеграммы, письмо Сталина и ещё пять документов. Мурин приводит хронику встреч Шолохова со Сталиным (по журналу регистрации посетителей Сталина в Кремле) 1931-1940 года, из чего следует, что впервые в кабинет Сталина Шолохов попал в 1931 году.......... декабря, и находился там с 20:30 до 20:45 в компании с Ворошиловым и Орджоникидзе.

Совершенно непонятно, почему опытный исследователь ограничился рамками 1931 года и не заглянул в более ранний период. Был уверен, что раньше Шолохов и Сталин в кабинете не встречались? В вышедшей книге ЖЗЛ Шолохов, Валентин Осипов на первую встречу нет и намёка.

Большую работу по публикации журнала встреч Сталина проделал И. Лежнёв. Наконец, мы получаем искомую встречу Шолохова и Сталина в кабинете последнего, о чём в журнале посетителей чётко зафиксировано 28 ноября 1930 года. Шолохов зашёл в кабинет в 14:50, вышел в 16:00. Получается, в кабинете беседа продолжалась 1 час 10 минут. Солидно. Мы уже знаем, что Сталин передал Шолохову материалы и документы для Максима Горького или для работы самого Шолохова по Гражданской войне. Знаем, что обсуждался новый роман писателя о коллективизации.

Пока не установлено с «кусками» романа был знаком Сталин, или нет? Скорее - ознакомился, получив рукописи через тех, кто готовил эту встречу. И, судя по первым страницам, Сталин передал Шолохову некоторые засекреченные материалы о коллективизации. Поскольку доклад Сталина был засекречен, и впервые увидел свет в 1950 году, с выходом в свет 13-го тома собрания сочинений Сталина, который вождь произнёс только через месяц. Возможно, Шолохов получил его, или был с ним ознакомлен через аппарат ЦK, но содержание его знал при написании романа «Поднятая целина» и упоминает об этом факте уже на первых страницах романа.

Очень интересная дата - Шолохов писал на первой странице - чёткая дата 30 декабря 1930 года. Понятно, что в этот день сесть за перо Шолохов не мог - шёл только второй год перестройки сельского хозяйства и уничтожения кулака как класса. Если посмотреть на так называемое «сенинское дело», на допрос самого Сенина многое проясняется. Сенин скрыл дату, когда он начал свою «контрреволюционную деятельность», когда он после встречи с хуторянами принял такое решение. Но позднее он дал чёткую дату.

На допросе 4 июля в станице Вёшенской сказано, что мысль о борьбе с Советской властью путём организованного повстанческого отряда, вооружённого восстания и вовлечения в него казачьей массы возникла в апреле 1930 года. Следователи знали, что это не так. У них в руках помимо агентурных сведений были показания ранее арестованных Б.Н. Боркунова и Г.И. Выпряжкина, которые указали более раннюю дату.

Уполномоченный контрреволюционного отдела (КРО) Донецкого окружного отдела ОГПУ Журавлев и его начальник Глыба, рассмотрев поступившие к ним материал на Сенина и других в постановлении от начала июля указали - Сенин ушёл в подполье в начале 1930 года, и в феврале-июле 1930 года создал повстанческую организацию. На втором допросе в миллеровской тюрьме Сенин дал сведения исчерпывающего характера.

Точку в датировке зарождении повстанческого движения ставят сведения, полученные из показаний ближайшего сподвижника и бывшего ординарца есаула Сенина Бориса Николаевича .......унова, данные им 10 июля: «до 1930 года я против Советской власти открыто не выступал, ни в каких контрреволюционных организациях и группировках участие не принимал. С января же вступил на путь открытой борьбы с Советской властью». Наконец, и сам Сенин в миллеровской тюрьме сообщает следователям: «в январе я приступил к созданию организации имевшую своей целью вооружённую борьбу с Советской властью». Значит с января. Так что в романе всё документально выверено.

Остаётся один вопрос: откуда Шолохов почерпнул эти сведения? Из дела? Да - действительно, Шолохов был знаком с делом «сенинской организации». 5 декабря 1932 года начальник Вёшенского районного отдела ОГПУ получил предписание: «По распоряжению заместителя П.П. товарища Горина передаю 4 тома следственного дела по обвинению Сенина и других. Дело прошу дать для рассмотрения товарищу Шолохову. По ознакомлении, дело полностью верните мне». 12 февраля Шолохов ознакомился с четырьмя томами из шести, и возвратил их.

Что же получается? «Овеянные январской оттепелью, сады хорошо пахнут», и тут же сразу зарождается повстанческое движение против сталинской революции в деревне, уничтожение кулака как класса. А заканчивается роман смертью носителей идей этой второй социалистической революции Сталина.

Теперь следует отметить бесспорно: импульс стал причиной замысла и безусловно, как и в первом романе - жизнь на сломе, на грани двух начал. Но Шолохов явно хотел взяться всерьёз за эту тему только по завершению третьей книги романа «Тихий Дон». То, что Горький пригласил в Сорренто через Сталина - это повод для встречи. На наш взгляд, серьёзным побудительным мотивом явилось назначение Сырцова на пост председателя Совнаркома РСФСР.

Такой должности до этого не было, и введена она была явно для ослабления позиции «правого» Рыкова. Мало того, в кулуарах активно обсуждался вопрос о перемещении Сырцова с поста председателя Совнаркома РСФСР на пост председателя Совнаркома СССР. Это не могло не насторожить и тревожить писателя.

Сырцов заимел широкие полномочия, включая опору на своё РСФСР-ское ГПУ, а в перспективе, став членом Политбюро, от этого идеолога расказачивания, писателя никто бы не смог спасти, да и никто бы и не захотел, даже Сталин.

Метку чёрную Шолохов получил в виде статьи в Сибирском литературно-художественном сатирическом журнале «Настоящее» № 8-9 за 1929 год «Почему Шолохов понравился белогвардейцам?» За приговором дело не стало: Шолохов объективно выполнил задание кулака. Ну тут хлопцев понесло, и они, запустив снаряд в Шолохова, «пульнули торпеду» в самого Горького. Горький сильно обиделся, и пожаловался Сталину. А у Сталина на Горького были свои большие планы.

Сибирская группа журнала «Настоящее» из Новосибирска перебралась в европейскую часть России, и обосновалась в Москве, сгруппировавшись вокруг Сырцова. Ростовский историк Кислицын пишет о том, что Сырцов никак не мог повлиять ни на судьбу романа, ни на судьбу самого писателя, поскольку не знал и не ведал побудительных мотивов. (????) Мотивы были, и не один. И сам Сырцов, как и его соратник и конкурент - Васильченко Яков не брезговали пером.

При аресте Сырцова в 1937 году, в протоколе изъятых у него вещей была рукопись «Борьба с контрреволюцией на Юге». Там также речь шла и о Вёшинском восстании, и о политике ликвидации казаков как класса. На могиле Подтёлкова и Кривошлыкова в хуторе Пономареве на эпитафии были слова Френкеля: «Вы убили личности мы убьём КЛАССЫ!» Касательно того, что Сырцов не имел возможности доступа к шестой части романа - не аргумент.

Что уже было напечатано - было достаточно, чтобы уяснить позицию автора. Ягоде рукопись романа точно Шолохов не давал. Он заявил Шолохову в подпитии: «Миша! А всё-таки вы - контрик! Ваш «Тихий Дон» ближе к белым, чем - к нам». Ну круг тех, кто ознакомился - не маленький! Серафимович, Авербах, Фадеев, Сталин.

Сталину Шолохов рукопись не давал, но Сталин детально с ней был знаком. Тем более, что ответственным секретарём журнала «Настоящее» была жена и деятельная соратница Сырцова - Ася Попова - племянница Серафимовича (Попова), имевшая обширные связи и контакты как в РАПП, так и в редакции журнала «Октябрь». Именно она спасла от ареста в самом начале 30-х годов Сырцова.

....... рукопись программы группы Сырцова. а Сырцов и его соратники по ДОНБЮРО были сторонниками в Гражданскую войну председателя РВС Льва Троцкого. Но после высылки Троцкого в 1926 году в Азию, звезда «демона революции» закатилась, и его сторонников-троцкистов отлавливали.

Угроза была вполне реальной, хотя к этому времени Сырцов явно ориентацию поменял с «левой» на «правую».

Следует упомянуть письмо Сталина Конну, хотя до выхода в свет 12-го тома полного собрания сочинений Сталина Шолохов о нём не ведал. Позиция Сталина в пользу поддержки вождем Сырцова очевидна. Но группу Сырцова в редколлегии «Настоящее» что называется «понесло», они подвергли острой критике самого Горького. Вопрос был рассмотрен на Политбюро ЦК ВКП(б) «О выступлении части сибирских литераторов и литературных организаций против Максима Горького». В частности, цитируя журнал - отмечалось ЦК ВКП(б), «...считает грубо ошибочным и граничащим с хулиганством характеристику выступления М. Горького как выступление «изворотливого маскирующегося врага», Сырцов дал команду, чтобы редакция приняла заблаговременно меры и самораспустилась. ЦK приняла репрессивные меры, редактор Курс был отстранён от работы. Во главе с женой Сырцова - Асей Поповой подались в Москву.

8 мая 1929 года Сырцов был утверждён на пост председателя Совнаркома РСФСР. Но Сырцов сблизился с Рыковым, попал под его личное влияние. Он стал выражать недовольство руководством Сталина. Сырцов вёл себя более, чем странно. Официально говорил одно, думал - другое, а делал - третье.

3 декабря 1930 года вместо Сырцова на пост председателя Совнаркома РСФСР был назначен Д.А. Сулимов. Покаяние Сырцова и дружба с Орджоникидзе спасло его от полного изничтожения, и Сырцов был отправлен на хозяйственную работу с сохранением партбилета. Но спустя 6 лет - 19 апреля он был арестован, при обыске у него был изъят авторский труд «История Гражданской войны на Дону», книга Л.Д. Троцкого - «Моя жизнь», книга Гитлера «Майн Кампф», «Бюллетени оппозиции» троцкистов-эмигрантов за 1930 год.

10 сентября военной коллегией Верховного Суда Сырцов был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Та же участь постигла и его жену Асю Попову 6 июля 1941 года. Кровавое красное колесо совершило свой оборот. Революция продолжила «жор» своих кровавых детей. Шолохова и на сей раз ангелы уберегли от расправы. Такова она, суровая правда жизни...

Выводы:

Исследовав комплекс источников, главными из которых являются: письмо Сталина писателю Горькому в Сорренто, и журнал посещений кабинета Сталина за 1930 год.

Мы можем с полной уверенностью заключить:

  1. первая встреча писателя Шолохова и генерального секретаря ЦК ВКП(б) состоялась 28 ноября 1930 года в личном кабинете Сталина в Кремле. С 14:50 по 16:00 часов писатель общался со Сталиным в течение 1 часа 10 минут. При встрече обсуждался вопрос о новом романе Шолохова, о коллективизации, исход и замысел самой коллективизации, как второй Великой социалистической революции в деревне. Сталин был идеологом этой Революции, имел чёткий план, который жёстко и последовательно он, и его сторонники проводили в жизнь на протяжении конца 20-х и начала 30-х годов. Сталин до самой смерти считал эти действия основным делом, своим и великим достижением - именно сталинской революции в деревне.
  2. побудительным мотивом к этой встрече был ряд весьма существенных причин:

- Шолохов загорелся темой «крутого поворота «в сельском хозяйстве. Писатель проделал определённую работу в написании романа, и к ноябрю 1930 года было написано не менее половины первого тома.

- Шолохов пошёл навстречу настоятельным требованиям читателей, которые активно вопрошали: «Что делает Григорий Мелехов в период коллективизации?»

Решающим моментом послужило назначение Сырцова на должность председателя Совнаркома РСФСР. Писатель в этом увидел опасность незавершённому роману «Тихий Дон» и себе лично. Он не мог не видеть, поскольку после поездки Сталина в Сибирь, в сибирском журнале «Настоящее», которому покровительствовал Сырцов, и где ответ. секретарём работала верная соратница Сырцова - его жена Ася Попова (Сырцова) - племянница Серафимовича (Попова), где Шолохов квалифицировался как «контрреволюционный кулацкий идеолог» со всеми вытекающими последствиями.

И хотя Шолохов до 1950 года с письмом Сталина публицисту Конну знаком не был, где Сталин дал краткое резюме о грубых ошибках писателя Шолохова в отношении отображения в романе «Тихий Дон» важнейших политических деятелей Сырцова и Подтёлкова, Шолохов М.А. абсолютно правильно рассчитал, что этот тугой узел проблем, стоящих на пути издании романа «Тихий Дон» разрубить может только Сталин, в руках которого сосредоточены все нити власти.

Ход писателя был разумным, верным и эффективным, о чём красноречиво свидетельствуют все последующие события и перипетии вокруг романов «Тихий Дон», «Поднятая целина» и жизни самого великого писателя Михаила Александровича Шолохова.

Петр Севостьянович Косов.


Материал подготовил

Член комиссии по работе с общественными объединениями казаков
и комиссии по взаимодействию со средствами массовой информации
Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества,
руководитель КИАЦ
Алексей Зборовский

Категория: Новости КИАЦ | Просмотров: 1114 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]