Главная / Казачьи общественные организации на Кавказе: миф или реальность?

Казачьи общественные организации на Кавказе: миф или реальность?

29.08.2011 22:48
Казачьи общественные организации на Кавказе: миф или реальность?
Кавказский вызов

Русский вопрос на Северном Кавказе, замалчиваемый официально, является сегодня, по сути, самой главной проблемой региона. От вектора государственной политики на Кавказе в отношении русского населения будет зависеть не только экономическое и политическое положение самого Кавказа, но и спокойствие остальной России. Русский вопрос здесь многогранен, и отдельным важным пунктом он включает в себя казачий вопрос. Хотя казаки и выделяют себя чуть ли не в отдельный народ (хотя скорее – они все же обособленное сословие), для основной части населения России и, уж тем более для кавказских народов, русские и казаки, по сути, одно и тоже.

Казаки среди всех прочих проживающих на Кавказе русских консолидированы наиболее сильно, хотя некоторая деструктуризация их сознания после 2-х чеченских компаний произошла.

Сегодня только казаки поднимают вопрос о своем статусе на окраине нашей страны. Русские неказачьего происхождения, проживающие там же, не видят себя на Кавказе в далёкой перспективе.

Как бы там ни было, но казаки хотя бы стремятся отстоять свою территорию. Конечно, во многом, казаки (особенно терские) – это кавказцы, как бы не коробило кого-то это сравнение. Именно многовековое воздействие живущих рядом с ними кавказских народов выработало среди казаков система жёсткого подчинения, приоритет коллективистских начал над индивидуализмом, ценности семьи, братства, воинского долга. Но именно это и служит основой для их самосознания себя в качестве некой особой общности: в первую очередь, казаков, а потом уже русских. И подобных качеств как раз не достает национально настроенной части русского общества.


Так одевались казаки на Кавказской войне 1862-1882г.

Да, сейчас казачьи общества во многом проигрывают борьбу за свою вековую землю, поскольку нет прямой помощи государства. Но казачье самосознание, их традиционные ценности должны, во многом, помочь им в борьбе за существование, особенно тогда, когда потребуется принимать судьбоносные решения.

С давних пор и по сей день терские казаки жили и трудились в северных районах Дагестана: Кизлярщина, Тарумовский район – места их традиционного и компактного расселения.

И вот уже на протяжении более чем 20 лет численность как казаков, так и русских в этих районах катастрофически падает. Неоднократные предложения и обращения, разработанные программы по приостановке оттока русско-казачьего населения различными учёными и общественными деятелями чиновники разного уровня игнорировали.

Есть, конечно, различные организации, ставящие перед собой цели и задачи укрепить казачье общины, но без помощи правящих кругов им не обойтись.

Кавказ сегодня – это неоднородная масса этнических и религиозных противоречий. Кремлёвские и местные чиновники, надо сказать, всё же не заинтересованы в тотальной разрухе в регионе, однако, имеет место личный корыстный интерес в продолжающемся вялотекущем конфликте всех со всеми.

Казалось бы, чего проще: окажите реальную помощь и поддержку русским и казакам, и ситуация на Кавказе уже не будет выглядеть столь безысходной. Но нет – никакой помощи, поддержки и даже просто обращённого к ним человеческого слова ни русские, ни казаки не увидели. Кремль делает ставку на этноклановые группировки в национальных республик: мол, угомонят остальных. Однако мы видим, что такая тактика не возымела успех ни на самом Кавказе, ни за его пределами – кавказские республики превратились в регионы-экспортёры преступности, террора, религиозного фанатизма и межнациональных конфликтов, в которые уже втянуты Ставропольский и Краснодарский край и даже столица России Москва.

Возникает резонный вопрос: почему Кремль де-факто не заинтересован в поддержке казачества и вообще русского населения на Кавказе?

Ответ лежит на поверхности.

Мощное казачье движение, способное отстоять территории своего исторического проживания и свои интересы есть прямая физическая угроза правящей элите. Еще раз подчеркну, что основную угрозу власть видит именно в казачьем самосознании, в возрождении казачьего духа. Ведь это не сиюминутная конъектура – это выработанный веками стереотип поведения. Казаки на протяжении почти всей своей истории демонстрировали высокий уровень пассионарного напряжения. Во многом, Российское государство в своих нынешних границах сложилось именно благодаря казакам: воинам и землепроходцам, поселенцам и защитникам рубежей. Мощное русско-казачье движение может служить примером для остальной России, для тех русских национальных организаций, которые годами говорят о необходимости сплочения. Но именно это-то и не входит в планы нынешней элиты.

Какую же поддержку ищут сейчас официальные казачьи общины (что реестровые, что общественные) у государства?

И тут закрадывается тревожное подозрение. А не созданы ли эти организации для «выпускания пара» у здоровой части казачьего и русского населения, не выполняют ли постыдную роль ширмы, призванную скрыть от нас реальность? Ведь некоторые организации проводят бесконечные круги и круглые столы, предоставляют так называемые «дискуссионные площадки», создавая при этом лишь видимость общественно-политической деятельности. Проходят бесконечные собрания, обсуждаются те или иные вопросы (зачастую вполне насущные), однако итогом подобной деятельности является какое-нибудь сотое по счёту обращение на имя администрации СКФО или даже аппарата президента РФ.

Увы, не надо быть провидцем, чтобы предсказать судьбу подобных петиций. В лучшем случае, они пылятся на полках, откуда при случае их достанут представители спецслужб, дабы пополнить свои досье на региональных "экстремистов”. Куда, разумеется, будут заноситься любые деятели русско-казачьего движения, хоть в чём-то проявившие нелояльность властям.

К сказанному надо бы добавить, что бутафорские организации подобного рода работают еще и на дискредитацию всего русско-патриотического движения в стране, которое предстаёт лишь в виде своры болтунов, прожектёров и бездельников.

Русским людям давно пора понять, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. В казачьих кругах, в руководстве некоторых обществ действительно верят в помощь государства, спеша предложить свои идеи по урегулированию ситуации на Кавказе?

Если так, то эта вера глубоко ошибочна.

Руслан Луговой 



Автор: Руслан Луговой


Источник: http://www.apn.ru/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Отечество, Родина, патриотизм | Просмотров: 2585 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 171 2 »
17  
То,то бают мои земляки из Безопсной, Идёт полный развал Казачества Терека.
С уважением ... Chalov.
P.S. А ведь это вторая родина моих предков.

16  
Надо добиваться восстановления войсковых областей и как следствия их самоуправления, пока этого нет процесс не остановить. Кстати проблема выдавливания казачьего населения с исконных земель характерна не только для Кавказа. Земли области Войска Донского, расположенные в границах Волгоградской области активно осваиваются представителями Дагестана, Чечни и других кавказских народов...

15  
НАЧАЛО
Говорить об казачьих общественный организациях Северного Кавказа изолированно от русского населения, значит, ничего не говорить. Попробую дать материал о положении русских и казаков на СК. И начну с миграции русских с республик Северного Кавказа.
Сокращение численности рус¬ских в республиках Северного Кавказа является источником повышения уровня социальной напряжённости в этих субъектах. А одной из основных мер по предотвращению оттока русских является обеспе¬чение их достойного представительства в органах местного управления.
Впервые сокращение численности русских на Северном Кавказе было отмечено после реабилитаций 1957 года, когда процесс переселения вышел из-под контроля. Только за 1957 год прибыло свыше 200 тыс. человек. В конце 1957 года в Грозном распространялись антирусские листовки, были зафиксированы нападения чеченской молодежи на учащихся ремеслен¬ных училищ и офицеров Советской Армии. «Дела совсем плохие, – писала одна из русских жительниц Чечни своей родственнице в Россию, – при¬езжают чеченцы, творят что только вздумается, бьют русских, режут, уби¬вают, ночью поджигают дома. Народ в панике. Многие уехали, а осталь¬ные собираются». Ещё с советского времени на Кавказе началась кристаллизация будущих этно¬кратий. Внутри советского общества вызревали некие зачатки будущих национальных государств, подспудно происходило формирование госу¬дарственных языков, элитных групп и идеологий, шла этническая гомо¬генизация населения. Но наиболее интенсивное вытеснение русских с Кавказа, в результате которого численность русских стремительно пошла на убыль, началось с конца 1970-х гг. С 1979 по 1989 гг. численность русского населения там уменьшилась на 20%. Однако действительно переломной ситуация стала после распада СССР. То, что начало происходить на С.Кавказе с конца 1980-х, достигло пика в 1990е – отчасти продолжается до сих пор.
Русское население Северного Кавказа открыто заявляет об ограниче¬нии своих прав. В Ингушетии об этом говорят 57%; в Чечне – 40%; в Кабардино-Балкарии – 29%; в Дагестане – 17%. Во Владикавказе о неравенстве для русских получения высшего образования заявили 54%; в Грозном – 40%; в Назрани – 43%; в Нальчике – 54%. Об этническом неравенстве для русских при трудоу¬стройстве заявляют 56% в Карачаево-Черкесии; в Чечне – 79%; в Кабардино-Балкарии – 73%; в Адыгее – 68%. О связи своего русского этнического происхождения с тяжелым материально-экономическим положением заявляют 18% в КЧР, 20% в Дагестана. Две третьих русских Северного Кавказа заявили о неравенстве по этниче¬скому признаку в вопросе о возможности быть избранным или назна¬ченным на руководящие посты, а более 13% назвали себя жертвами уни¬жения или оскорбления на основании своей русской или православной идентичности.
Начиная с 1989 года происходит безвозвратный выезд русского насе¬ления практически из всех республик, входящих в состав Северо-Кавказ¬ского экономического района, за исключением Республики Адыгея. Наи¬больший выход русских (кроме Чечни) за период 1989–1999 гг. наблюдался из Республики Дагестан, откуда выехал каждый пятый русский житель. В остальных – от 3,9 до 5,7%.
Следующая точка – 1999-й – является годом введения режима контртеррористической операции в Чечне. К этому моменту практически полностью завершилась грандиоз¬ная по масштабам и последствиям моноэтнизация Чечни и Ингушетии, сопровождавшаяся геноцидом русского населения, а также дерусификация Дагестана.

14  
СЕРЕДИНКА
За 1989-99 годы количество русского населения всего Северного Кавказа сократилось с 25,6 до 19%. Конечно, Чечня и Ингуше¬тия заметно выдаются на фоне общей картины. Однако не следует забы¬вать, что в остальных республиках российского Кавказа процесс деруси¬фикации продолжается до сих пор, в то время как в Чечне и Ингушетии он к 1999 году практически завершился.
В целом же за период с 1989 по 2002 год численность русского населения в республиках Северного Кав¬каза уменьшилась на 30%. На тер¬ритории Ингушетии русских практически не осталось – около 1% населения республики. В Дагестане сегодня их осталось около 4%. Чечню за этот же период покинуло, по разным подсчётам, от 300 до 400 тысяч русских.
Можно выделить несколько факторов, прямо или косвенно влияющих на отток русского населения с Северного Кавказа.
Первый из них связан с этно-территориальными конфликтами на Северном Кавказе в Чеченской республике и республике Ингушетия.
Второй, это «усилия различных националисти¬ческих идеологов отдельных народов Северного Кавказа по искаженному восприятию (частью коренного населения) России и рус¬ских. Националисты, сторонники чеченских сепаратистов и «ура-патри¬оты» Северного Кавказа, пытаются представить регион не как составную часть Российской Федерации, а как «особую территорию», где экономи¬ческие, политические, культурные ценности всей полиэтничной и поли¬конфессиональной страны противоречат фундаментальным основаниям культур северокавказских народов». Активно внедряется идея «нашей земли» в противовес идее принадлежности к единой российской государственности. Особую угрозу в этом смысле несёт в себе проект «Великая Черкесия», уже сейчас многие представители национального черкесского движения безо всякого стеснения говорят о том, что автономия – первый шаг к независимости, к выходу из состава России и созданию суверенного государства. Кроме того, обращает на себя внимание НПО «Всемирное Адыгское Братство» (ВАБ) со штаб-квартирой в Лос-Анджелесе и представительством в Наль¬чике. Один из черкесских идеологов, Ахмат Исмагьил, являющийся авто¬ром выпущенной в 1996 году в Сирии книги «Кавказская война», прямо заявляет о необходимости «…освободить Кавказ от России».
Неблагоприятной для русского населения в плане подъёма этнического самосознания черкесов является и ситуация в Карачаево-Черкесии, где рус¬ское население также оказалось в сложном положении. На бытовом уровне идет выдавливание русских с мест их компактного проживания. В Карачаево-Черкесии раньше насчитывалось более 50 населенных пунктов, где компактно проживали рус¬ские люди. Сейчас таких населенных пунктов в десять раз меньше.

13  
ПРОДОЛЖЕНИЕ
Третьим выступает фактор этнизации как составная часть более обширной темы, касающейся эконо¬мической ситуации в регионе. На сегодняшний день все субъекты, входящие в СКФО, дотиру¬ются из федерального бюджета. В целом по Северному Кавказу фиксиру¬ется самый высокий уровень безработицы и самый низкий прожиточный уровень в стране.
Притеснения русских на Северном Кав¬казе проявляются не только грандиозными драками, «…в процессах приватизации русские уступали выходцам из других городов и районов. Предприятия стали переходить в руки представите¬лей титульного этноса». Так «на территории Майского района нет ни одного рус¬ского руководителя, а выходцы из других районов, которые скупили за бесценок предприятия, всю прибыль уводят в свои районы».
Естественно, что жертвами процесса прогрессирующей моноэтни¬зации республик Северного Кавказа становятся не только русские, но вообще все «нетитульные» этносы, их населяющие. В С.Осетии набирает обороты скандал вокруг книги директора Северо-Осетин¬ского института гуманитарных и социальных исследований (СОИГСИ) Залины Владимировны Кануковой «Диаспоры в Осетии: историче¬ский опыт жизнеустройства и современное состояние», в которой все группы, проживающие ныне в Республике Северная Осетия–Алания, кроме осетин, объявляются диаспорами.
Разумеется, объективный процесс целенаправленного вытеснения русских из занимаемых ими социальных ниш в подавляющем большин¬стве случаев носит нелегальный характер.
Четвертым фактором тревоги для русского населения Кав¬каза, провоцирующим его отток, является активизация политического ислама.
Пятым, психологически сильным фактором, способствующим формированию негативного фона, про¬воцирующего отток русского населения, можно отнести и многочисленные факты насильственного удержания на Северном Кавказе русских с их физи¬ческим принуждением к бесплатному труду.
Шестым можно назвать неприязненное отношение со стороны властей, подобные оспа¬риванию законности строительства храмов, казачих (русских) школы и др., что не лучшим обра¬зом сказывается на моральном состоянии русского населения в «наци¬ональных республиках»
Седьмым является отсутствие должной правовой оценки и последующих уголовно-процессуальных действий со стороны местных властей в отно¬шении совершённых против представителей русского населения престу¬плений. Избиение школьников в селе Янтарное (07.04.10), попытка изнасилования тринадцатилетней девочки в Майском с политическим подтекстом (10.07.10) в КБР, избиение в Адыгее,(06.10.09) русского жителя Майкопа, массовая драка (25.06.10) в Воль¬ном, регулярные стычки на территории Став¬ропольского края, такие как массовые столкновения в городе Зеленокумске (26-27.11.10), в селе Степ¬ное (25.12.10), поджог дома глава администрации села Иргаклы Степновского района (26.10.10) Ставропольского края – обычные реалии с Южного фронта Русской цивилизации.
Суммируя все перечисленные факторы, можно сказать, что «исходу» русских с Кавказа способствует складывающийся неблагоприятный именно в их отношении социальный климат, имеющий как свои безлич¬ные (преимущественно экономические) предпосылки, так и своё лицо –искажённая национальная политика титульных этносов северокавказских национально-адми¬нистративных образований.
Из приведенных фактов и цифр можно сделать вывод о численности русских на Северном Кавказе и казаках. Напомню, что в состав Терского войскового казачьего общества входят казачьи общества республик Дагестан, ЧРИ, Ингушетия, Осетия. Кабардино-Балкария, Ставропольский край. А выводы сделайте сами.

12  
Начну повествование о казачьих организациях Кавказа с данного материала.
Записка о казачестве
22.06.2011 <!--[Константин Гусев]-->
«Это дело чрезвычайной важности!
Его можно поручить только низовым работникам.»
Ким ФИЛБИ. «Моя тайная война».
Состояние казачества (как и всего русского населения) на Северном Кавказе можно характеризовать как уже состоявшуюся катастрофу. Данная катастрофа является разноплановым многосторонним явлением, включающим этнокультурную, демографическую, экономическую, межэтническую, административно-правовую и иные составляющие. Корни катастрофы казачества лежат в советской национально-культурной политике и административной политике.
Что есть казачество
Казачество является особой этнокультурой группой, входящей в русскую народность со своей культурой, особыми формами социальной жизни и мировозренческо-ценностными установками военно-мобилизационного характера.
Исторически казачество на Северном Кавказе с 60-х годов XIX в. состоит из Терского и Кубанского казачеств, объединявшихся до революции в территориально-административное понятие «Войска». В настоящее время понятия «Терское казачье Войско» и «Кубанское казачье войско» используется только различными казачьими организациями, из которых наибольшими являются «реестровые» казачества – прогосударственные структуры, берущие обязательство нести государственную службу, и «общественники» – провозглашающие независимость от государства. Атаманами реестрового ТКВ является В. Бондарев, «общественного» ТКВ М.Инкавцов.
Кроме них существует множество мелких организаций, претендующих на представление интересов казачества. В редких случаях (станица Павлодольская Моздокского района РСО-А), низовые территориальные объединения казаков регистрируют себя как независимое юридическое лицо.
Наибольшее количество членов имеют финансируемые государством «реестровики». «Общественники» имеют некоторый авторитет и влияние среди этнического кубанского казачества, среди терского они авторитета практически не имеют, являясь маргинальной структурой.
«Реестровое Казачество», являясь госструктурой, взяло на себя обязательство нести «государственную службу», но в каких формах она должна осуществляться, до сих пор не определено. Практическое применение казачеству не найдено и не ищется. Со времен воевавшего два месяца в Первую Чеченскую войну «батальона имени Ермолова» военных подразделений из казаков не создавалось. Несмотря на многолетние обещания, не созданы казачьи подразделения в армии, не созданы казачьи отряды самообороны в местностях с повышенной этнокриминальной обстановкой. Функции «реестровых войск» сводятся к проведению «кругов», парадам, «строевым смотрам» и застольям. Организационная работа сведена к минимуму.
Никакой культурно-просветительской и образовательной работы не ведется. В Ставрополе издается просветительская газета «Казачий Терек», в которой старательно обходятся все «острые моменты» общественной жизни, как-то межэтническое противостояние в Дагестане и на востоке Ставрополья, геноцид казачества в Чечне и Ингушетии и т.п. Фактически, и в случае «реестровиков» и в случае «общественников», казачье движение сводится к кучке профессиональных атаманов-функционеров и малочисленной «свите» из «особо приближенных». А так же эпизодически собираемым группам «активистов», выходящих на дежурства у церквей, ездящих в форме на «круги» в качестве «униформистов». Собственно низовое этническое казачество «от земли» участие в «жизни казачьих войск» не принимает, оно живет своей жизнью и заботами, граничащими с элементарным выживанием. Из «низовых» казаков «активистов», по праздникам одевающих форму, бывает десять-двадцать человек на станицу в 3000 – 4000 человек населения. Современные «казачьи войска» как серьезная общественная сила это фикция. Оглашаемые цифры в десятки тысяч потенциальных «сабель» – это лишь цифры розданных удостоверений, не более. В реальности у «казачьих общественных структур» счет идет на сотни активных членов. Не более.

11  
Реальной угрозы современное казачество никому не представляет, эффективный контроль над движением идет через «прикормленных» атаманов-марионеток, полностью контролируемых местными элитами и центральными властями. Реальное «казачье движение сопротивления» на Северном Кавказе идет на уровне дисперсных, организационно разобщенных «малых групп», не имеющих ни харизматичных лидеров, ни внятной общей идеологии.
В советский период, в основном проводилась политика сглаживания этнокультурный особенностей казачества и в настоящее время этнокультурные отличия его от общерусского населения крайне слабы, самоидентификация его как особой социокультурной группы, за крайне редкими региональными исключениями, почти отсутствует. У большинства населения даже исторически казачьих местностей понятие «казак» ассоциируется именно с членами современных казачьих организаций и имеет в целом негативную, насмешливо-ироничную коннотацию.
В настоящее время терские казаки, как исторически сложившаяся этнокультурная общность, сохраняются лишь на уровне отдельных станиц в Дагестане и, частично, в районе Кавминвод. В других республиках РСО-А, КБР, этническое казачество смешано неказачьим населением и практически не имеет от него заметных ментально-культурных отличий.
Собственно казачья культура мертва, аутентичная песенная культура на бытовом уровне заменена эстрадным ширпотребом. В тех случаях, когда на деньги местных администраций создаются казачьи ансамбли, то за образец берется Кубанский казачий хор под управлением Захарченко: омерзительный и примитивный эстрадно-масскультный кадавр. Потенциал подлинной казачьей культуры в деле реального возрождения казачества не используется, о реальном казачьем фольклоре население представления не имеет, к тому же духовные запросы низового этноказачьего населения и не идут дальше репертуара Захарченко и соответствующих по уровню «казачьих» песен Розенбаума.
Интеллектуальный потенциал у современного казачества практически отсутствует, можно сказать что одной из черт современного казачества является воинствующий антиинтеллектуализм.
В казачьем движении нет людей способных к интеллектуальному дискурсу современного уровня. Крайне мало людей могущих внятно излагать идеологические принципы казачьего движения, или просто вербально сформулировать проблемы и задачи конкретного момента. Людей с высшим образованием в казачьих организациях крайне мало, а те что есть, в большинстве, имеют военное, милицейское, сельскохозяйственное или техническое образование. Гуманитариев, тем более специалистов со степенями ничтожно мало, а те, что есть, как к.и.н. Э.Бурда, к.и.н. Фетисов вытесняются на периферию движения и подвергаются травле.
По регионам

10  
Продолжение.
РСО-А
Славянское казачество задавлено структурой «Аланского казачества», входящего на правах отдела в «реестровое ТКВ». «Аланское Казачество» было создано для юридического оформления военизированных структур осетин (в основном южных), возникших в ходе ингушско-осетинской войны 1992 года. Эти «карманные» структуры пользовались поддержкой администрации РСО-А, и служили защите административно-клановых интересов. В конце концов, им были подчинены и казачьи организации казаков-славян, чьи предки, в отличие от новоявленных «аланоказаков», были этническими казаками. В результате этническое русскоязычное казачество в Северной Осетии задавлено, реального авторитета не имеет и постепенно деградирует. Атаман в «Аланского республиканского казачьего округа ТКВ» Х.К. Едзиев.
КБР
Этнические казаки сосредоточены В Майском и Прохладненском районах. «Реестровики» объединены в «Терско-Малкинский казачий округ». Казачьи организации кроме охраны церквей во время богослужений ничем себя не проявляют. Несмотря на то, что из республики наблюдается массовый исход славянского населения, руководство ТКМО никаких проблем не видит, и ни к кому претензий не высказывает. Три атамана вошли в Парламент КБР. На похороны недавно убитого в своем доме атамана города Тырныауза ни приехал ни один атаман.
Ставрополье
Наиболее благополучный для казачества регион. В районе Кавминвод сохранились отдельные станицы с преобладанием этнического казачьего элемента и с сохранением реальных казачьих традиций. В районе Кавминвод, идет «скрытое противостояние» с армянскими и карачаевскими этногруппировками, активно вытесняющих славянское население из экономической сферы, а в ряде случаев и территориально. Есть определенное напряжение и в отношениях с ногайцами. Но в последнее время возникло резкое противостояние с чеченскими и дагестанскими бизнес и криминальными структурами, пытающимися взять под контроль этот регион. В восточных районах Ставрополья, как и в Дагестане происходит наплыв переселенцев из Чечни и Дагестана. Экономическая и социальная жизнь на грани коллапса: горцы практически не подлежат ни внутриобщинному, ни правовому контролированию, а в случае с чеченцами они фактически ведут «войну на выживание» славян, по тем образцам которые были опробованы в Чечне и Ингушетии в 90-е годы. Недавние события в Зеленокумске наглядно показали положение вещей в регионе.
К случаю в Зеленокумске. О некоторых вопросах казачьей самоорганизации Военно-организационная составляющая является частью традиционной казачьей ментальности. Подспудно она сидит в каждом этническом казаке, даже у не называющих себя таковыми. Так же казаки способны к самоорганизации на традиционной основе.
Однако проявляются эти черты только в периоды внешней опасности. Спокойное и безмятежное бытие гибельно для казачьей ментальности. В случае современного Северного Кавказа, на фоне общей деградации и исхода русского населения, в проблемных районах есть тенденция к славянской самоорганизации в форме «казачьих общин». При этом состоят они, зачастую, не из этнических казаков. Как правило, такие казачьи «группы самоорганизации» имеют номинальную или весьма слабую связь с вышестоящими структурами. Но часто создание таких групп проходит через вступление в «реестровое войско». Благодаря вхождению в «реестр» можно легально собираться группами, носить камуфляж и т.п. Именно низовые сплоченные «группы самоорганизации» и могут в определенных случаях противостоять этнопреступности, чему пример – случай в Зеленокумске. Власти северокавказских республик и исламистско-террористическое подполье в отношении казачества трогательно едины: они тщательно отслеживают и стараются в зародыше ликвидировать реальную, недекоративную славянскую самоорганизацию. Независимых, по настоящему пытавшихся защищать интересы людей казачьих атаманов убивают (Дагестан), избивают в милиции (Адыгея), шельмуют и через провластных марионеток изгоняют из казачьих организаций т.п.

9  
Да простят меня казаки за повторный материал, но с него и начну рассказ о казаках Кавказа. В основном это сборный материал из различных источников, но реально описывающий положение казачества Кавказа.
Дагестан
В современном Дагестане имеющее трехсотлетнюю историю терское казачество стремительно исчезает. Миграционные процессы, связанные с массовым исходов горных дагестанцев на равнину, приводят к «затоплению» казачьих земель конфессионально и культурно чуждыми, а зачастую прямо враждебными, этносами. Мигранты-переселенцы приносят свои формы хозяйства – в основном пастбищное скотоводство, что практически уничтожило традиционное для казаков земледелие и виноградарство. В Дагестане происходит «цивилизационное вытеснение», при котором главным фактором исчезновения казачества является не прямые притеснения, а «конфликт цивилизаций»: невозможность нормальной жизни в иноконфессиональном, иноязычном и инокультурном окружении.
Чечня
Казачество практически уничтожено. В исконно казачьих станицах казаков осталось единицы, как правило старики-пенсионеры. Небольшая часть всевозрастного казачьего населения осталась в станицах Наурской и Ищерской. Там еще есть дети-казаки, посещающие школу. В Чечне есть «реестровая» казачья организация, возглавляемая атаманом Черкашиным. Все чеченские «реестровики» стоят на содержании у Рамзана Кадырова и являются декоративным элементом его свиты.
Ингушетия
Из проживавших там до 1992 года 30 000 казаков сейчас никого не осталось. В отличии от Чечни в свите нет даже «декоративных казаков» президента Евкурова. Употребление слова «казак» находится под запретом. «Деказакизация» Ингушетии была четкой и спланированной акцией, проведенной в течении нескольких месяцев 1992 года.
Юрий Сошин, «Журналисты России»

8  
[color=red]Почему Кремль де-факто не заинтересован в поддержке казачества и вообще русского населения на Кавказе? Такого народа как казачий Кремль не признаёт. Нет Народа - нет проблем. Не все на Кавказе народы любимы для Кремля. Многие обойдены лаской вниманием. И только отдельные находятся в "потчёте и уважении". Это для них создаются условия комфортного проживания. Казаки, русские нужны Кавказу как раб сила, как буфер, противоположных сторон и как громоотвод (это всё они и во всём виноваты эти русские), как оправдание перед западом о "продуманной" национальной политике. Да нет её, продуманной нац. политики, есть заигрывание с национальными лидерами. А у руководства казачеством достаточно поставить "ручнова" чиновника, понимающего правила закулисной игры и казачки будут как шёлковые, петь и плясать под атаманскую дуду. Не видно положительной динамики возрождения. Одевают мужиков в казачью национальную справу, оказачивают, обещают службу и за неё обещают платить. У нас 70% за чертой бедности и мужики готовы на халяву получать деньги. А тут холявное казачество. Обещают холявные деньги. Ну если что не так, то можно и кинуть это казачество. Эти Присяги, клятвы - это для дураков, как то в узде держать мужиков. Чего они стоят если их с лёгкостью нарушают? А был бы народ, то было бы по другому. Из народа куда подашься, в мужики. Из чеченского народа никто ведь не идёт в другой народ?. А у нас мечатся. И веру меняют.

1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]