Главная / Тайны «Пятого отдела»

Тайны «Пятого отдела»

03.08.2016 22:56
Тайны «Пятого отдела»

Эксклюзивное интервью атамана Посольского Австралийского отдела ЗКВ Симеона (Семёна) Михайловича Бойкова читинскому корреспонденту.

Об австралийском казачьем атамане Семёне Бойкове, семья которого не так давно приезжала в село Шоноктуй Борзинского района с духовной миссией, знают уже многие забайкальцы. Напомним – австралийские казаки подарили шоноктуйцам икону Святителя Николая Чудотворца и поставили крест на месте предполагаемого строительства православного храма.

Какой он, Семён Бойков, как он, австралиец, стал атаманом «пятого» (Посольского Австралийского отдела) Забайкальского казачьего войска? Почему он так часто приезжает из Австралии в Россию? Об этом и многом другом Семён рассказал нашей редакции в эксклюзивном интервью.

– Семён, расскажите немного о себе.

– Бойков Семён Михайлович, атаман Посольского австралийского отдела Забайкальского казачьего войска. Образец 1990-го года. Родился в Австралии в городе Сидней в семье русского православного священника Отец – Михаил Владимирович Бойков. Мать – Феодора Евгеньевна Первухина. Прадед со стороны отца родился в с. Шоноктуй, Боризинского района Забайкальского края Российской Империи в 1916 году, а прадед со стороны матери – в казачьей пограничной станицы Олочи, что расположено на берегу р. Аргунь.

– Коротко и ясно… Когда у вас появился интерес к казачеству, и с чем это было связано? С чего-то же всё началось.

– Лет пять тому назад подъехала чёрная «Волга» 3102, в ней сидел один российский полковник. Он мне сказал: «Будешь работать в наших интересах, мы тебя вербуем. Откажешься – мы тебя убьём»… Показывает чемодан, там лежит 100 000 долларов.

– Вы серьёзно говорите?

– Да нет конечно – ладно, шучу. Паря, беда с вами журналистами… Ещё правда поверите. Тогда серьёзно будем.

– Да. Лучше серьёзно, а то люди неправильно поймут.

– В общем, дело обстоит так. В Австралии живёт много потомков забайкальских казаков. Практически это огромная забайкальская диаспора. Это связано с тем, что в 20-е годы диаспора перешагнула через Аргунь и практически целиком выехала в разное время из Забайкалья. В конце 50-х начале 60-х те же люди выехали уже в Австралию. То есть, люди жили где-то на одной улице в Борзе или в Забайкалье, потом уже в Трёхречье, а потом начали жить рядом друг с другом в Австралии. И благодаря этому сохранилась именно диаспора. Я родился и вырос в ней. У нас никогда не было организованного казачества, хотя деды всегда говорили про казаков, показывали старые фотографии, изучали традиции, культуру, но возможности создать дееспособное подразделение, которое смогло бы войти в состав Забайкальского казачьего войска со всеми уставными и прочими процессами, не было. Все знали о том, что есть выходцы из забайкальских казаков, есть документы, снимки, об этом свидетельствуют фамилии, говор, идеологические убеждение всё это есть в архивах.

– Вы помните момент, когда возникло желание создать казачье войско в Австралии?

– Ну, а чего ж не помнить? Помню, конечно. Глядя на процесс возрождения казачества в России, мы с дедами решили создать организацию, которая по своему характеру, целям, задачам и Уставу являлась бы подразделением, представительством за рубежом в Австралии Забайкальского казачьего войска. Когда я впервые прибыл в Читу, я не думал о том, что мы сможем поднять это дело, создать станицу… Я всего лишь хотел прибыть на родину предков и вступить в казачество. Всё. Было это в 2011-м году. Я тогда вообще никого не знал в Забайкалье. Знал кое-кого в Москве, где почти три года учился.

– Где?

– Улица Большая Лубянка, дом 19 строение 1. Этого хватит… И в один прекрасный момент я понял, что Москва хотя она и столица нашей Родины, – это не Россия. Я потом поездил по разным городам и понял, что забайкальцы другие – отличаются от Москвичей. У нас и традиции, понятие, походка, быт и говор отличается от москвичей. Мы там чуждые. Не в плохом смысле слова – просто мы не для тех мест. В общем, звоню бабушке, спрашиваю, откуда, мол, у нас предки. Она мне: «Чита, Шоноктуй, Борзя…» – Звоню деду по мамовой стороне. Он с трудом вспомнил про Олочи. Он всегда был антикоммунистом и до сих пор у него такой настрой. Он даже мне сказал, что, мол, я к коммунистам пошёл, когда я поехал учиться в Москву. Ну, такой вот он у нас – старой закалки. И вот я зашёл в авиакассу, купил билет и полетел. Кстати, вот в этой рубашке и полетел. Сапоги, папаха, без погон…

– Куда полетели?

– Сперва в Иркутск, потому что знал, что прабабушка родилась в 1905 году в Иркутске на улице Солдатской. Таксисту указал храм, к которому надо было подъехать. Там с казачьим священником познакомился – с отцом Евгением Старцевым. Начали с ним о казаках говорить. Кстати, чудесным образом сразу нашёл родственника. Подошёл ко мне один, с фамилией Первухин. И говорит: «А ты из Австралии не знаешь Степана Первухина?» – «Знаю. Это брат моего деда». – «Да это мой дядя!» – Я говорю: «Да ладно! Шутишь, что ли?!» – По паспорту выяснили всё – всё сошлось. Через два дня узнал, что он некрещёный. Это было как раз на праздник Ивана Кронштадтского. И того тоже звали Ваня. Вот мы его и решили покрестить в тот же день, потом пообщался с местными иркутскими казаками. Повезли меня к войсковому атаману. В то время Шахов был. До сих пор он там. Выслушал он меня с интересом, вежливо. Дал телефон Боброва в Забайкалье. Видимо, так по воле Божией получилось, если бы Шахов более оперативно отнёсся ко всей этой ситуации, в Австралии могло бы быть отделение Иркутского казачьего войска. Но получилось иначе. Прилетаю в Читу, на тот момент у меня уже были телефоны Боброва и Богданова. Выхожу из самолёта – в лампасах, папахе. Иду по Чите, никого не знаю… Встречает меня Хуторянский Владимир Петрович (заместитель атамана четвёртого пограничного отдела), сажусь к нему в машину. Он ко мне поворачивается и говорит: «Значит, так. За бензин 300 рублей». – Я говорю: «Хорошо, вопросов нет». – Это я к тому, что у нас до этого не было никаких связей ряженных или засланных. Это потом мы, конечно, разговорились и подружились даже, и Хуторянский казакам из Австралии много помогал (безвозмедно) и он свозил меня в штаб, познакомил с Богдановым, но в то время атаманом был уже Бобров, тогда ещё штаб был на ул. 9 января, сейчас его уже нет (к сожалению про***ли). Хорошее было здание, там однажды Атаман Семёнов даже базировался. В общем всё, что я хотел – это зарегистрироваться казаком и получить документы, но потом возникла интересная ситуация. Заходим в штаб, сидит писарь, спрашивает: «Фамилия?» – «Бойков». – «Год рождения?» – «1990-й. Родился в Сиднее». – «Станица?» – «Не знаю». – «Ну, станица же есть у вас какая-то!» – «Не знаю, какая станица. Австралия. Какая ещё?» – «Как может быть станица Австралия?»

– И что казаки?

– А что казаки? Казаки между собой поговорили, созвонились с атаманом. Малешки покумекали, как меня в войско принять, если нет первичного казачьего общества. И решили создать станицу, потому что я сказал, что у нас есть многие, желающие вступить в казаки, чтобы у нас своя станица была. Бобров срочно делает приказ, связывается с Министерством иностранных дел и в итоге получается приказ о формировании Посольской станицы. Такие станицы исторически и до этого существовали. Правильно она называется «Историческое культурное казачье общество Посольская австралийская станица Забайкальского казачьего общества».

– Как отреагировали в России на вашу идею создать казачью станицу в Австралии?

Это хороший вопрос (смеётся, корр.) Там паника такая поначалу была, начиная с Москвы и заканчивая в Канберре. Сначала дипломаты головы чесали – как это так, что за «войско»? Как могут иностранные граждане выполнять приказы атамана ЗКВ, как они вообще могут быть казаками? Мы с Бобровым боролись – а он как бульдозер, со всеми. Кучу бумаг перелопатили, нападки были со всех сторон. Там такие были донесения, рапорты! В посольство вот такую стопку бумаг отдали. Всё никак не могли понять, что нам надо. Сопротивление, которое оказывали нам в наших делах, как раз помогло сделать нам всё ещё лучше.

Здесь я официально хочу поблагодарить тогдашнего главу Совета Российских Соотечественников в Австралии Игоря Каземировича Савицкого – Благодаря тому, что он против нас вел подлую, подковерную политическую игру нас начали поддерживать «очень конкретные организации в Москве». Вот если бы Савицкий так не возмущался и не оказывал активное сопротивление казачьему движению, если бы он как потомственный поляк со смирением бы воспринял казачью волю, то возможно, что не было бы такой мощной поддержки нам со стороны определенных инстанции. У меня вся переписка сохранилась в архиве – все донесения Савицкого – о том, что мы похоже на «террористическую организацию» и т.д. Кстати были и личности в МИДе, которых он успешно на свою сторону вербовал. Я не скажу, что весь МИД такой или министр иностранных дел такой, я уверен, что там 99% хорошие люди, но там есть некоторые чиновники, в том числе, русскоговорящие нерусского происхождения, которые на основании донесений Савицкого других дезинформировали. Вот они и начали панику поднимать. Не могли они никак понять, для чего и почему мы всё это затеяли. Сразу начали придумывать разные теории: заговоры, отмывка денег, создание оборотных денег, присвоение бюджетных денег и так далее и так далее… И поэтому была развёрнута очень сильное информационно-политическое противодействие вокруг нашей задумки. Эти все бумаги и письма у меня есть. Когда-то я напишу хорошие мемуары, и некоторым людям будет очень стыдно за то, что в письменном виде на официальных бланках они «сочиняли».

– Но были же люди, которые вам тогда помогали!

– Конечно, были! Тот же Сергей Григорьевич Бобров и его союзники. Он оказался очень хорошим специалистом. Всё удары на себя взял. Он и в Африке военным советником служил, и в Германии… Сейчас он является полковником запаса, а казачьего генерала ему присвоил уже Медведев. Спаси Христос патриота государства Российского Сергея Григорьевича Боброва!

– А в Австралии вам не мешали реализовывать вашу задумку?

– Самое удивительное в том, что австралийцы абсолютно не возражали против этого! Панику поднимали в России, я говорю ещё раз – не все, но были некоторые личности. Россия, начиная с 1991-го года имеет непонятную политику в отношении патриотизма, поэтому такие движения классифицируются одинаково – как «терроризм», как «угроза» и так далее, пока не разберутся. Поэтому наши стремления часто были неправильно анализированы, но в итоге мы выиграли. Я иногда на бумаги смотрю и думаю – может, нас проверяют просто? Всё-таки граждане другой страны. Надо разобраться, хотя я всегда давал чёткие и конкретные ответы и всегда мои карты были открыты и государству Российскому и Австралии. Даже на территории Российской Федерации казачьи войска – это не часть министерства обороны, это не государственное войско, а всего лишь общественная организация. Даже государственное реестровое казачество, которое носит шеврон синий – это всего лишь общественная организация.

– Чем закончилось ваше хождение по этим бумажным мукам?

– В итоге мы перебороли эту ситуацию, и все успокоились. Но борьба, ещё раз говорю, шла мощнейшая. Нам говорили некоторые чиновники из «комиссии», цитирую: «Почему вы создали столько станиц? Расформировать их! Можете сделать вместо их казачьи офисы». – Я спрашиваю Боброва, мол, что делать? Он говорит: «Пошли их подальше. Изложи все в письменном виде, подготовь бумагу, я разберусь».

– О каких станицах идёт речь?

– Которые в Австралии. У нас в нескольких городах действуют казачьи подразделения, потому что между городами – тысячи километров. Я когда вернулся в Австралию с разрешительной бумагой о создании казачьей станицы, у нас прошёл казачий Круг с выборами атамана. Через какое-то время стало известно, что казаки и в других городах хотят свои станицы. А как может атаман влиять на казачьи дела в другом городе, который находится от него за тысячи километров?! Поэтому и провели выборы станичные в других городах – в Аделаиде, в Брисбене… В итоге создали Отдел. В Забайкалье получается первый Верхнеудинский отдел, второй и третий почему-то соединили, четвёртый – пограничный под управление Атамана Монкина, а пятый отдел получается в Австралии. Мы Отдел, когда создавали, как нам сопротивлялись и с ума сходили! Но и тут Сергей Григорьевич Бобров сильно помог, круг Забайкальского казачьего войско нас поддерживал своим голосованием, мы всё преодолели.

– А за рубежом много казачьих организаций?

– Есть. Не скажу, что много, но есть. Некоторые по своей идеологии вообще антироссийские. Недавно американское казачье, или как оно называется, войско – Конгресс казаков Америки, – какую-то ерунду придумали. Когда начались боевые действия на Донбассе, они написали заявление, мол, мы, казаки Америки, благословляем своих братьев с обеих сторон быть казаками и так далее… То есть, как это понимать? Сидят казаки в Америке, видят, как русские рубят русских, а те хлопают в ладошки и говорят: «Молодцы! Мы вас благословляем!» – У нас, например, строго пророссийская политика – внутренняя, внешняя и так далее.

– В чём вы видите свою миссию, как казак, как атаман?

– Главная наша миссия – это ведение информационно-пропагандистских действий в тылу врага, проведение акций политических и так далее, создание противовеса любым антироссийским общественным движениям. Допустим, в Австралии есть «Правый сектор» бандеровский, который активно собирает деньги для помощи «Правому сектору» на Украине. Кто Майдан начинал, на какие деньги? На деньги канадской диаспоры из Канады, Австралии и так далее. В начале Майдана были нужны деньги на биотуалеты, на распечатку пропагандистских листовок и литературы, на всякие другие дела… Это всё была операция канадских спецслужб. Почему? Потому что там диаспора бандеровская огромная. Это они всё мутили. И так же в Австралии. Я знаю точно и могу конкретно объявить об этом в СМИ, что руководитель украинской диаспоры работает со службой безопасности Украины, ездит в Киев, там получает инструкции, согласует деятельность и так далее. Это стопроцентная информация, можете печатать. Они, соответственно, против нас. Я для них являюсь самым ярым врагом. Они активно доносы строчат на нас, в том числе, в австралийские правоохранительные конторы. Я встречался с нужными людьми, у меня все карты открыты. Мы, говорю, незаконной деятельностью не занимаемся. Да, мы поддерживаем внешнеполитические интересы России и будем делать всё возможное в рамках закона Австралии, чтобы помогать России. Я – пророссийский человек.

– И там так легко смотрят на ваши политические взгляды?

– Австралия, на самом деле, очень многое разрешает. Все наши политические акции согласуются с полицией и находятся в рамках закона, хотя со стороны это выглядит дико – когда я по главной улице Канберры иду маршем казаков в «коробке» в форме. Представляете, если бы по Красной площади прошли какие-нибудь иностранные войска! Так и мы делаем, потому что сами австралийцы разрешают. У них государственная политика очень сильно отличается от российской. В России есть Министерство культуры, которое пропагандирует интересы и культуру местных народов. В Австралии такая же организация называется Министерством мультикультуры. Что это значит? Это значит, что они всех поддерживают – русских, аборигенов, греков, вегетарианциев, сексменьшинства… Главное, проявляй себя, будь свободным. Можешь вообще голым ходить, можешь из мужика бабой стать – тоже поддержат. Мало этого – они ещё пенсию придумают и льготы государственные. Вот такое вот отличие. Так же и на казаков смотрят, как на группу людей по интересам.

– Многие люди мучаются вопросом, зачем сейчас нужны казаки? Мол, они против атомных ракет с шашками да конями не пойдут. Можно как-то вашу точку зрения услышать по поводу этого?

– Я отвечу на ваш вопрос, но я даже стараться не буду.

– Я могу его не задавать, но он сам возникнет в недрах читательской аудитории.

– Да вы не стесняйтесь! Для меня это вполне естественный и нормальный вопрос… Тут всё просто, на самом деле. Прадеды наши воевали с шашками, поколение дедов – с трёхлинейками, дальше пулемёты были, потом современное оружие… Сейчас ни шашками, ни пулемётами никто не воюет. Сегодня самое главное оружие в мире – это информация. С помощью информационной войны можно свергнуть любое государство. У Януковича целая армия была и флот – ничего не помогло, потому что была проведена информационная спецоперация. В информационных спецоперациях России содействуют как раз такие люди как мы. Мы не призываем нарушать законы, мы просто доносим до людей правдивую информацию. Западные СМИ представляют Россию агрессором. Наша задача – донесение другой точки зрения о России. Австралийцы об этом знают, потому что каждый в Австралии имеет право выступать, как хочет. Я об этом говорил на прошедшем в Москве Большом Круге казаков России и зарубежья, который состоялся под председательством атамана Водолацкого. Туда прибыли казаки из ДНР, ЛНР, со всех стран ближнего и дальнего зарубежья. Я один из первых выступил и попросил всех присутствующих, чтобы не поднимали никаких вопросов, как обычно у нас любят это делать, ни о регалиях, ни о медалях, ни о проведении фестивалей, ни о памятниках. Потому что на конгрессах это делается специально, чтобы нам голову мутить. Речь сейчас должна идти об одном, если говорить о зарубежном казачестве – о мобилизации казаков за рубежом. В информационном плане. То есть, казаки за рубежом не должны сидеть и скучать по родине. Они могут выполнять задачи, которые не могут даже спецназовцы делать или десантники.

– Можно на этих задачах поподробнее остановиться.

– Легко. Я им сказал, что они, как граждане других стран, могут проводить деятельность, естественно, не запрещённую другим государством, которая бы содействовала России. Американцы – специалисты в этом. Они в 90-х годах столько создали по России некоммерческих организаций разных по правам детей, женщин, демократии и кого угодно, а чем они занимались на самом деле? Всяких сектантов поназавозили… У них всегда была цель – дестабилизировать обстановку в России. Я не призываю дестабилизировать обстановку на западе, я просто призываю действовать такими же методами, которые не запрещаются. Например, сбили наш самолёт, верховный атаман даёт распоряжение – в каждой столице запада казакам провести демонстрацию у стен турецкого посольства. Понимаете? Должна быть активизация всей диаспоры. Мы этим и занимаемся.

– Семён, вы наверняка не раз слышали в отношении некоторых казаков обидное прозвище «ряженые». Есть среди вас такие?

– Среди наших казаков таких нет. А вообще-то есть ряженные – это те, у которых казачья деятельность заключается в том, чтобы раз в четыре года прилететь на Конгресс, помолится и выпить на банкете.

– И как от них избавляться?

– К стенке ставить.

– А если без шуток?

– Работать с людьми надо, брать в свои ряды проверенных, так сказать, идейных. На том же Донбассе сложно быть «ряженым», потому что там всё реально, всё на виду. Эйфории, которая у казаков была в 90-х, уже нет, поэтому и «ряженых» стало в разы меньше. Сейчас другие люди пришли. На тот же Донбасс первыми пришли казаки, в Крыму дороги перекрывали тоже казаки, хотя они знали, что их бэтээрами могли раздавить, могли в СБУ забрать. Казаки участвовали в возвращении Крыма. Донбасс – это исторические земли Великого Войска Донского. Правда, сейчас начали с Донбасса помаленьку казаков вытеснять. Причины разные есть. Я знаю этих людей лично. Конечно, им обидно. Они первыми стояли насмерть, защищали, окопы копали, участвовали в штурме здания СБУ, воинские части брали, били бандеровцев, а сейчас… Им ни пенсии никто никогда не присвоит, ни спасибо никто не скажет. Вот что обидно-то! Вот кому надо ставить памятники – первым защитникам. Это потом уже начали ехать, формировать подразделения более сильные, а вначале сколько людей полегло! В том же Мариуполе… Они без оружия шли останавливать бэтээры украинские. Без оружия! Эти видеозаписи есть. Люди идут, а их расстреливает Нацгвардия. Поэтому сердце болит за Донбасс. Мы делаем всё возможное для России, но в рамках закона Австралии.

– Давайте вернёмся к вашей миссии в Забайкалье. Насколько я знаю, вы приехали из Австралии для того, чтобы построить в Шонокнуе храм во имя Николая Чудотворца.

– Да… Благословение есть, есть поддержка населения. Глава Макушев – замечательный человек. Строительство храма – это вопрос решаемый. Сложнее другое. Что будет с проектом Новороссия? Я считаю, что этот проект должен продолжаться.

– Вы не хотите говорить о строительстве храма?

– Почему, не хочу – хочу. Это очень важное и нужное дело и для нашей семьи, и для жителей Шоноктуя, просто разговор как-то сам перешёл к другой теме, которая тоже очень важна для меня, как для потомка забайкальских казаков, как для человека, для которого Россия – это не просто географическое название. Киев – мать городов русских. Украинцы могут на меня обижаться, но они – это наши братья. Это тоже русские люди. Если кто-то хочет в Европу, пусть забирают свой Тернополь и Львов и шагает в ЕС. Хотят в Европу попасть… Дебилы.. Все выходят оттуда. Сейчас одна Германия останется с долгами со своими обанкротившимися Италией, Испанией, Португалией и Грецией. А куда прибегут? Прибегут потом к русскому Царю. Так и сейчас – бомбят русских граждан, а потом скидки на газ просят, на то, на сё… Это же бессовестные люди! Правильно Жириновский говорит: «Это не государство – это нахлебник!» – Попрошенко, как я его называю, прибыл в Австралию попрошайничать. Стоит почётный караул, а он идёт и кланяется флагам Австралии, аж до пояса поклоны бил. Потому что попрошайка. Представьте, чтобы Путин так делал! Это представить невозможно! Как может руководитель страны кланяться чужому флагу?! Вообще бред! Тем более, Австралия и Украина. Ничего общего. Бред просто! Я на всё это с болью смотрел. Люди не хотели воевать. Более того, ополченцы, если бы знали, что Россия не придёт, ни за что бы не взяли в руки оружие. Они думали, что сменят флаг, возьмут городскую администрацию, поставят блокпосты, а через пару дней заедут наши бэтээры с «вежливыми людьми», и всё будет нормально. Неделя прошла, две, три, месяц… Начали окапываться, отбиваться. И что теперь получается? (вздыхает, корр.). Это не в наших традициях. Я не критикую государство Российское и Путина, я его очень сильно поддерживаю, но действительно болит душа, что мы не взяли вовремя ситуацию в свои руки. Сейчас, конечно, всё посложнее. Надо было сразу брать и идти до конца. Всё было готово уже. Просто если в будущем будет что-то подобное, население уже не будет так мотивировано. Да, Крым это отлично. Просто гениально было сделано! Но надо было и остальное тоже взять. А запад всё равно был бы против России, что бы она ни сделала. Поддерживай она или не поддерживай Донбасс, запад всё равно будет санкции на Россию накладывать. Чем больше санкций, тем лучше – Россия должна быть самостоятельной державой. У нас ресурсов больше, чем у всех стран вместе взятых. Бог дал нам всё. Японцам Бог дал маленький остров, на котором всё время то наводнения, то землетрясения, то цунами. Росси Бог дал всё абсолютно – уран, золото, лес, пресную воду, нефть, газ, умных красивых людей… У нас всё есть. Вот это для меня самая большая проблема. А храм-то мы построим.

– Спасибо за откровенный разговор.

Беседовал Максим Стефанович


На фото: Семён Бойков (справа) на V Всемирном Конгрессе казаков в Новочерскасске в 2015 году. Слева - Сергей Бобров. Фото Николая Волкова.

Автор: Максим Стефанович

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Казаки за рубежом | Просмотров: 556 | Добавил: Сталкер | Теги: казаки, австралийские казаки, казачество, Семён Бойков | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]