Главная / Информационно-политическое противоборство вокруг героической жизни и смерти М.В. Фрунзе

Информационно-политическое противоборство вокруг героической жизни и смерти М.В. Фрунзе

07.12.2017 19:00
Информационно-политическое противоборство вокруг героической жизни и смерти М.В. Фрунзе

Очерк генерал-майора Вербенко Ю.В.,
Члена ВНО им. М.В. Фрунзе, Центрального Дома Российской Армии,
Члена Российского Военного Исторического Общества.

ИНФОРМАЦИОННО – ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО ВОКРУГ ГЕРОИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ И СМЕРТИ МИХАИЛА ВАСИЛЬЕВИЧА ФРУНЗЕ.

В последнее время англосаксонские «псевдоисторики» и доморощенные «неоисторики - подвывалы» организовали массированную атаку на Героя Гражданской войны и борца с иностранными бандитами – МИХАИЛА ВАСИЛЬЕВИЧА ФРУНЗЕ.

Великий полководец и военный теоретик Михаил Васильевич Фрунзе умер 92 года тому назад 31 октября 1925 года в 5 часов 40 минут в бывшей Солдатенковской больнице (ныне Боткинской), расположенной в Москве. 3 ноября он был похоронен с большими почестями на Красной площади у Мавзолея В. И. Ленина.

В советские времена по поводу смерти М. В. Фрунзе весь мир придерживался одной официальной версии: после операции на желудке, Михаил Васильевич скончался от паралича сердца. До сего дня никто в мире не сомневался в этом, так как имелись неопровержимые медицинские и иные факты в свободном доступе.


похороны М.В. Фрунзе.

В 90-е годы XX века, в связи с начавшимся контрреволюционным переворотом, бывшим Генеральным секретарем КПСС (а фактически – агентом иностранного влияния ГосДепа) Михаилом Горбачевым, под видом «перестройки» социализма в капитализм и «гласностью» - «воплями антисоветчиков и предателей», советская история начала подвергаться на Западе острой критике. «Сомнениям и пересмотрам» со стороны наших заокеанских «злейших друзей» стали подвергаться любые исторические дореволюционные и советские исторические факты. При этом западные малограмотные «исследователи» это делали как с опорой на «новые документы», которые часто оказывались грубыми подделками, так и развивая всевозможные «смелые» - сказочно-завиральные собственные «версии».

В 90-е годы XX века, особенно после отмены государственной цензуры, писать начали все, в том числе и люди с маниакальными психозами и психическими расстройствами (типа Солженицына), и обо всем. По социалистической привычке и доверию государственному печатному слову, многие российские люди опубликованному верили. Таким образом, западные «легенды» эмигрантов, антиисторический бред врагов России и версии западных разведок были возведены в ранг «фактов». Это произошло и в отношении смерти Великого стратега и военного ученого, патриота России М. В. Фрунзе.

На сегодняшний день существует несколько западных «фантастических» версий. Прямых доказательств ни одной из них, естественно нет и быть не может! Можно считать, что с этого момента Запад, начал настоящую травлю наших легендарных Героев и развязал против России официально «Информационно – политическое противоборство по дискредитации нашей Отчизны в целом». С 1991 года западные разведки и близкие им идеологические СМИ, типа CNN, Голоса Америки, BBC и других ЦРУшных шпионов - журналюг, официально начали против нас, так называемую «Идеологическую Гибридную Войну» на уничтожение нашей многонациональной Истории. Факты таковы:

В марте 1989 года в «Военно-историческом» журнале была опубликована статья агента иностранного влияния Роя Медведева «О смерти М. В. Фрунзе и Ф. Э. Дзержинского». Этот год был одним из последних в истории советской власти. Автор — как бы «доктор исторических наук», уже в 60-е годы XX века находился в стане врагов России. Поэтому, постарался в своем пасквиле недостоверные факты выдать за «истину в последней инстанции».

В своей статье Рой Медведев – лже-историк и лже-медик, в частности, пишет, что смерть 40-летнего М. В. Фрунзе «породила много толков». Но любой опытный врач даже в 1925 году хорошо знал, что при язве желудка следует сначала провести консервативное лечение и лишь в случае его безуспешности прибегнуть к хирургическому вмешательству. Тем более, что проблемы с желудком у Михаила Фрунзе были с юности и давно перешли в хроническую фазу. М. В. Фрунзе не хотел ложиться на операцию, предпочитая консервативное лечение, тем более что к осени 1925 года чувствовал себя очень хорошо — язвенная болезнь почти не давала о себе знать. Помимо этого, у Фрунзе было предчувствие скорой смерти.

Кто же приложил максимум усилий и тайных рычагов власти в обеспечении убийства Великого Полководца М. Фрунзе кремлевскими медиками – хазарами? Давайте обратимся к фактам политической борьбы 20-х годов в России.

После завершения гражданской войны, Михаил Фрунзе был назначен командующим войсками Украины и Крыма, уполномоченным РВС Республики, заместителем председателя Совнаркома Украины. Михаил Фрунзе возглавлял военные силы большевиков при установлении советской власти на Украине. В ноябре 1921 г. он был назначен главой чрезвычайного посольства Украины в Турции, где в это время шла гражданская война и к власти пришел дружественный к СССР Мустафа Кемаль.

Михаил Фрунзе активно участвовал в комиссии ЦК по созданию СССР, участвовал в разработке конституции СССР.

В это время между тройкой в составе Сталина, Зиновьева, Каменева и хазарским кучеряшкой Лейбой Троцким развернулась острейшая внутрипартийная борьба. Сталинская «Тройка» стремилась отстранить ставленника финансовых воротил англосаксов и Ротшильдов Л.Троцкого от руководства военными делами. Но сделать это было очень даже не просто. Лейба обладал огромным количеством своих людей из хазар в Красной Армии. Он был признанным их военным вождем в создании на территории России нового каганата, а российский народ мечтал превратить в рабов, похлеще, чем в царское время. Все помнят его часто цитируемые слова: «Русские должны быть уничтожены как народ в топке Мировой Революции». Русские! Вы уже забыли «великие слова» Лейбы? Вы забыли, как на ваших глазах партия большевиков - коммунистов в 1991 году превратилась в «троцкистско - либеральную» партию России? Теперь троцкисты заседают в Государственной Думе и проталкивают антинародные законы, совместно с хазарином Германом Грефом, Набиуллиной, и другими агентами иностранного влияния из-за океана.

Иосифу Сталину в 1921-23 годах надо было срочно подобрать в качестве противовеса Троцкому почти такого же авторитетного полководца, военного вождя. Поэтому старый большевик, Большевистский Герой гражданской войны Михаил Фрунзе и стал тем военным специалистом, с помощью которого Сталин и его единомышленники выполнили задуманное в отношении кучеряшки Троцкого.

Июльский Пленум ЦК принял решение о проверке боеготовности Вооруженных Сил СССР. В комиссию вошли С.И. Гусев (председатель), Ворошилов, Орджоникидзе, Фрунзе и другие старые большевики, сторонники «Тройки». Заглавную роль в комиссии сыграл Михаил Фрунзе. В феврале 1924 г. он доложил на заседании Политбюро, что в стране фактически нет современной армии. Ее надо еще только создавать. Свои выводы он повторил и на февральском Пленуме ЦК. Фрунзе бросил тяжелый камень в огород «военного министра» Льва Троцкого. Это критическое выступление Михаила Фрунзе во многом и предопределило его последующие военные назначения. Но также сделало лютым врагом хазарина Лейбы Троцкого, который поклялся физически устранить конкурента.

С учетом богатого военного опыта Михаила Фрунзе, 11 марта 1924 г. его назначили заместителем председателя Реввоенсовета СССР, заместителем наркома по военным и морским делам (заместителем Льва Троцкого), через 20 дней - начальником штаба РККА. Кроме того, он в это время писал труды по военной теории и возглавлял военную академию. Он создал первую в мире Военную Академию повышения квалификации командного состава РККА в виде Центрального Дома РККА на Суворовской площади в Москве. Назначение Фрунзе на высокие военные посты преследовало двоякую цель. Во-первых, усилить руководство Красной Армией и, во-вторых, ограничить влияние в ней троцкистов и Троцкого, занимавшего посты председателя Реввоенсовета и наркома по военным и морским делам. Вторая цель для И. Сталина, Зиновьева и Каменева была главной. Тройка сумела изолировать Троцкого в Политбюро, тем самым, отстранив его от принятия важнейших политических решений. Теперь осталось убрать «Демона революции» Ротшильдов с его самого грозного бастиона - с армии. Михаил Фрунзе стал уже в это время фактическим военным руководителем СССР, поскольку занятый политической борьбой Лев Троцкий, в немалой степени, потерял всякий интерес к военным делам. Он признавался своему окружению, что этот раунд за Первое Место в СССР – он проиграл!

В 1924 г. Михаила Фрунзе избрали кандидатом в члены Политбюро партии. Тем самым, он вошел в высшую правящую элиту страны. Ввод Фрунзе в Политбюро был еще одним шагом Тройки по отстранению Льва Троцкого от управления армией и флотом. На кандидатуре Фрунзе в качестве военного руководителя страны настаивал больше других Григорий Зиновьев, в то время как Сталина самостоятельный во взглядах и поступках Михаил Фрунзе также устраивал. К тому же Сталин в глубине своей души считал Зиновьева следующим по рангу личным противником после Троцкого. Это назначение оказалось, пожалуй, самым удачным за всю историю Красной Армии назначением на ее высшие командные посты.

Фрунзе занял должности председателя Революционного Совета Республики, наркома по военным и морским делам и начальника штаба РККА. Но Сталин сумел провести назначение заместителем Фрунзе преданного ему Ворошилова, сыгравшего в дальнейшем личную зловещую роль в массовых репрессиях в отношении военных.

Еще до назначения Фрунзе наркомом по военным и морским делам, численность Красной Армии была кардинально сокращена по предложению Льва Троцкого, поддержанного Лениным. 18 декабря 1922 г. Пленум ЦК подтвердил решение Политбюро о сокращении Красной Армии к 1 февраля 1923 г. до 600 тысяч человек. В ходе демобилизации, численность Красной Армии к 1923 г. была сокращена с 5,5 миллиона человек (на конец 1920 г.) до 516 тысяч человек (на 1 сентября 1923 г.). По другим источникам численность армии и флота были сокращены до 562 тысяч человек. Было принято также решение компенсировать сокращение численности войск оснащением их современной военной техникой. Таким образом, стратегия проведения реформ в армии была заложена еще при жизни Ленина. В советское время успехи в проведении реформ в армии всецело приписывались Михаилу Фрунзе и Клименту Ворошилову.

Фрунзе демобилизовал весь рядовой состав армии. Он считал его непригодным для службы в современной профессиональной армии. В армии остались только отобранные лучшие офицеры и низший командный состав. На несколько месяцев СССР остался практически без армии вообще. И ничего не произошло. «Агрессивные империалисты» не пожелали воспользоваться временным ослаблением Красной Армии. Они понадеялись на своего ставленника – Лейбу Троцкого. Фрунзе провел осенью новый призыв в армию и на его основе создал сравнительно небольшую по численности, но боеспособную армию.

Уповая на незыблемость принципа единоначалия в любой армии, Михаил Фрунзе добился отмены в Красной Армии института комиссаров. Он свел роль бывших комиссаров к роли помощников командиров по политическому воспитанию. Таким образом, Михаил Фрунзе восстановил в армии принцип единоначалия. В проведении реформ в армии Фрунзе опирался на военспецов - бывших офицеров царской армии, а ныне высших командиров Красной Армии: Михаила Тухачевского, Сергея Каменева, Егорова, Шапошникова и других.

Сталин воспользовался авторитетом Фрунзе и решил важную для себя задачу: убрал своего главного противника Льва Троцкого с высших военных постов. Однако выдержанный и немногословный Михаил Фрунзе сам быстро вырос в значительную политическую фигуру, с которой приходилось считаться всем.

Но Иосиф Сталин как никто умел далеко просчитывать свои ходы в борьбе за власть. Он опасался именно таких людей, как Михаил Фрунзе. И опасения Сталина имели под собой почву. Фрунзе был популярным в армии полководцем. Он был умен и образован, имел множество боевых друзей среди командиров и старых большевиков-подпольщиков. Выдержанный и немногословный Фрунзе производил сильное впечатление на соратников своей деловитостью и вызывал тем самым тайные опасения подозрительного Сталина. По свидетельству секретаря Политбюро Бориса Бажанова, Фрунзе на заседаниях Политбюро не встревал в политические споры и занимался только военными вопросами. Его поведение вызывало уважение и некоторые мысли у Бажанова (и, вероятно, у Сталина) о том, что блестящий и прагматичный Фрунзе не слишком высоко ценит политических хазарских болтунов в Политбюро, узурпировавших высшую власть в стране.

Троцкисты сильно давили на Сталина и распускали подлые слухи о том, что Фрунзе «желает быть диктатором». Они уговорили И.Сталина провести через Политбюро решение о госпитализации М. Фрунзе для лечения его болезни желудка (язвы). Фрунзе, почувствовав неладное, воспротивился полунасильственной госпитализации хазар. Да и желудок в это время особенно не тревожил наркома. Однако «заботливый» Лейба Троцкий настоял на выполнении решения высшего органа партии. И Фрунзе был уложен 30 сентября в Кремлевскую больницу. 27 октября Фрунзе перевезли в Солдатенковскую (Боткинскую) больницу. Организацией операции занимался личный секретарь Сталина - Каннер (хазарин) вместе с врачом ЦК Погосянцем . Каннер, по свидетельству Бажанова, был одним из самых «преступных субъектов» в личном окружении Троцкого и Сталина. Консилиум подобранных Троцким врачей - убийц единогласно решил о проведении операции.

Операция состоялась днем 29 октября. В качестве наркоза применялся хлороформ, хотя уже тогда было известно более эффективное средство — эфир. По свидетельству врачей, Фрунзе плохо засыпал, наркоз действовал на него очень слабо. Профессор Розанов, руководивший операцией, принял решение увеличить почти вдвое против нормы дозу хлороформа, что было крайне опасно для сердца пациента. Невольно возникает вопрос — для чего нужен был такой риск?

Операция началась в 12 ч. 40 мин., и сразу же выявилась полная ее ненужность. Хирурги не обнаружили язвы, лишь небольшой рубец на двенадцатиперстной кишке свидетельствовал о том, что она когда-то была. Однако для сердца М. В. Фрунзе оказалась непосильной увеличенная доза наркоза — состояние оперируемого резко ухудшилось. Сердце Михаила Васильевича Фрунзе просто не выдержало! В 5 часов вечера, т. е. уже после операции, в больницу приехали Сталин и Микоян, но в палату к больному их не пустили. Сталин передал Фрунзе записку: «Дружок! Был сегодня в 5 ч. вечера у т. Розанова (я и Микоян). Хотели к тебе зайти, — не пустил, язва. Мы вынуждены были покориться силе. НЕ СКУЧАЙ, ГОЛУБЧИК МОЙ. Привет. Мы еще приедем, мы еще придем… Коба». Но увидеть живым Михаила Васильевича ни Сталину, ни Микояну уже не пришлось. Через 30 часов после операции сердце М. В. Фрунзе перестало биться.

1 ноября 1925 года в «Правде» было опубликовано правительственное сообщение: «В ночь на 31 октября от паралича сердца умер после операции председатель Реввоенсовета СССР Михаил Васильевич ФРУНЗЕ». В тот же день в газетах был опубликован и «Анатомический диагноз», в котором, в частности, говорилось: «Зажившая круглая язва 12-перстной кишки с резко выраженным рубцевым уплотнением… Поверхностные изъязвления различной давности выхода желудка и верхней части 12-перстной кишки… Острое гнойное воспаление брюшины, (медики решили скрыть свою халатность!). Паренхиматозное перерождение мышцы сердца, почек, печени…»

Совершенно очевидно, что у М. В. Фрунзе до операции не было острого гнойного воспаления брюшины, так как, по свидетельству его самого и друзей, чувствовал он себя вполне здоровым и работоспособным. Острый перитонит, несомненно являвшийся главной причиной смерти, был одним из последствий операции, во время которой в брюшную полость оперируемого и была занесена инфекция. Послеоперационные перитониты обычно развиваются очень быстро — в течение суток, а бороться с ними в 1925 году еще не умели. Что касается перерождения мышцы сердца, почек, печени, то все это было результатом введенной в организм повышенной дозы хлороформа. В любом лекарственном справочнике указывается, что хлороформ является высокотоксичным веществом, вызывающим нарушение сердечного ритма, дистрофические изменения в миокарде, жировое перерождение, цирроз и атрофию печени. Он нарушает также обмен веществ, в частности углеводный обмен.

Из этого мы имеем единственный и неоспоримый факт! Неквалифицированные и преступные действия медиков, анестезиолога, занесение ими инфекции в тело больного привели в смерти!

Обстоятельства, связанные с неожиданной смертью М. В. Фрунзе, а также крайне путаные объяснения врачей вызвали недоумение в широких партийных кругах. Иваново-вознесенские коммунисты требовали даже создать специальную комиссию для расследования причин смерти. В середине ноября 1925 года под председательством Н. И. Подвойского состоялось заседание правления Общества старых большевиков по этому поводу. На него для доклада был вызван нарком здравоохранения Н. А. Семашко. Из его доклада и ответов на вопросы вытекало, что смерть Фрунзе требует дополнительного расследования.

Была назначена комиссия ЦК. Во главе этой комиссии стояли люди, о которых Семашко отозвался с большим неодобрением. Выяснилось также, что перед консилиумом В. Н. Розанова вызывали к себе Троцкий, Сталин и Зиновьев, и что уже во время операции от слишком большой дозы наркоза для больного возникла угроза смерти на операционном столе. Пришлось применять экстренные меры. Еще один вывод: И.В. Сталин и Зиновьев никаких указаний профессору В.Н. Розанову НЕ ДАВАЛИ, и смерти своему другу и соратнику НЕ ЖЕЛАЛИ! Смерти ему желал Лейба Троцкий!

На XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 года вопрос о смерти М. В. Фрунзе не обсуждался. Однако в пятом номере журнала «Новый мир» за 1926 год была опубликована паскудная, порочащаяся Партию коммунистов и ее вождей статейка «Повесть непогашенной луны» Б. Пильняка. Оппозиционная телепрограмма ОТР недавно показала экранизацию этого гнусного пасквиля по телевидению. Правда, в предисловии к статейке автор писал: «Фабула этого рассказа наталкивает на мысль, что поводом к написанию его и материалом послужила смерть М.В. Фрунзе. Лично я Фрунзе почти не знал, едва был знаком с ним, видев его раза два… Все это я нахожу необходимым сообщить читателю, чтобы читатель не искал в нем подлинных фактов и живых лиц». В своем пасквиле, троцкист Пильняк, описывая операцию Гаврилова (Фрунзе), раскрывает еще одну «важную тайну»:

«.. на блестящем мясе желудка, в том месте, где должна была быть язва, — белый, точно вылепленный из воска, похожий на личинку навозного жука, — был рубец, — указывающий, что язва уже зажила, — указывающий, что операция бесцельна…

…У больного не было пульса, не билось сердце, и не было дыхания, и холодели ноги. Это был сердечный шок: организм, не принимавший хлороформа, был хлороформом отравлен. Это было то, что человек никогда уже не станет к жизни, что человек должен умереть… Было ясно, что Гаврилов должен умереть под ножом, на операционном столе».

Завиральные фантазии автора очень походили на реальность, это понимали многие. Многие понимали, что Пильняк пользовался закрытой медицинской тайной, которую ему мог сообщить только один медик из хазар - Розанов. Было так же понятно, что данный опус был санкционирован Лейбой Троцким, с целью дискредитации Иосифа Виссарионовича Сталина в разгоравшейся политической борьбе за власть.

В эмигрантской печати в 1965 году издательство «Флегон пресс» в Лондоне выпустило этот гадкий пасквиль предателя Пильняка на русском языке под названием «Смерть командарма», с целью опорочить задним числом вождя советского народа, выигравшего Великую Отечественную войну и создавшего Советскую Восточную Европу. Превратившего СССР в первую ядерную державу Земли. Антиисторик и перебежчик на Запад, А. В. Антонов - Овсеенко высказал здравую мысль о том, что смерть М. Фрунзе в результате операции в 1925 году была не грубой медицинской ошибкой, за которую никто не был расстрелян, а являлась «политической акцией устранения», которая была организована Троцким.

Но были и другие мнения. Американский историк и советолог А. Улам в своей книге о Сталине решительно возражает против этой версии. Он считает, что все дело было в крайне плохом состоянии медицинского обслуживания в СССР в 1925 году. А. Улам напоминает, что еще при Ленине была введена практика вмешательства партийных властей в медицинские дела и многим партийным руководителям принудительно предписывались отдых или лечение. Так что решение Политбюро об операции, которую следовало перенести Фрунзе, не являлось чем-то необычным. Повесть псевдоисторика Пильняка, А. Улам считает несомненной клеветой, которую «Пильняк предпринял под влиянием кого-то, кто хотел ударить по Сталину..… Примечательно, — писал Улам, — что для Пильняка и редактора в то время не было никаких последствий. То ли от презрения ко лжи, то ли из-за расчетливой сдержанности, а может быть, и от того и другого Сталин предпочел не реагировать на клевету, которая даже в демократическом обществе обеспечила бы достаточные основания для уголовного судебного преследования ее автора и издателя». Хотя Пильняк был достоин расстрела и похорон в помойной яме. С самим Б. А. Пильняком И. В. Сталин расправился позже. Как только начался «великий террор» троцкистов и «пятой колонны» 1937–1938 годов, Борис Андреевич был арестован одним из первых и расстрелян. По заслугам!

Версию убийства М. В. Фрунзе затем развивали многие враги и иностранные агенты западных разведок. В частности, Леонид Михайлович Млечин вопросу о смерти Михаила Васильевича Фрунзе посвятил главу своей книги «Русская армия между Троцким и Сталиным», изданной в 2002 году. Развивая тему очернения И.В. Сталина, в качестве одного из «доказательств» своих бредней о «беспощадной политической борьбе коммунистов между собой за власть», он пишет о том, что Михаила Фрунзе оперировал Владимир Николаевич Розанов — сталинский врач. В. Н. Розанов — старший врач хирургического отделения Солдатенковской больницы, с 1919 года был консультантом Лечебно-санитарного управления Кремля. Троцкий доверял ему безгранично! Розанов лечил многих, даже ассистировал во время операции, когда удаляли пулю Ленину после покушения на него Фанни Каплан в 1918 году.

Что касается состояния здоровья М. В. Фрунзе, конечно, ссылки и тюрьмы, перенесенные им в молодости, не прошли даром. Так, Константин Фрунзе, старший брат военачальника, врач по профессии, нашел у Михаила Васильевича желудочную болезнь еще в 1906 году. Когда Михаил отбывал срок во Владимирском централе, то жаловался на боли в желудке.

В 1916 году его оперировали по поводу острого аппендицита. 11 октября Фрунзе писал из Минска сестре Людмиле: «Завтра я ложусь в больницу. Делаю операцию аппендицита». После операции Фрунзе ездил в Москву, отдыхал. Но операция была сделана не очень удачно и еще даст о себе знать.

Фрунзе много лет страдал от болей в желудке, у него диагностировали язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки. Потом у него начались опасные кишечные кровотечения, которые надолго укладывали его в постель.

В годы Гражданской войны ему иногда приходилось руководить боевыми действиями, не вставая с постели. Лечиться он не любил, когда мучили боли, глотал разведенную в воде пищевую соду (которая постепенно разрушала желудок). В 1922 году его хотели отправить пить лечебные воды в Карлсбад (Карловы Вары), что помогает многим язвенникам. Он наотрез отказался.

Тяжесть болезни Фрунзе была очевидной тем, кто его близко знал. 20 апреля 1923 года известный партийный работник Сергей Константинович Минин, работавший в Петрограде секретарем Северо-Западного областного бюро ЦК, обратился к Ворошилову, Сталину и Орджоникидзе, с которыми был в дружеских отношениях:

«Климу. Сталину. Серго.

Меня удивляет, почему вы не обращаете необходимого внимания на болезнь Фрунзе. Правда, ЦК в прошлом году постановил, что Фрунзе должен лечиться, и дал средства. Но этого мало. Нужно проследить выполнение. Недуг у него жестокий (язва желудка) и может оказаться роковым. Врачи рекомендуют четыре месяца серьезного лечения. На будущий год — это будет шесть месяцев и т. д. А потом будем, при выбытии из строя Михаила Васильевича, говорить, что вот-де как работал, забывая тяжелую болезнь и тому подобное. Как вижу, Фрунзе совсем не собирается как следует лечиться: там-де будут маневры и проч. Необходимо по-товарищески и партийным путем заставить лечиться, как это, кажется, со многими делал т. Ленин».

В 1925 году Михаил Васильевич ко всем прочим неприятностям трижды попадал в автомобильные аварии. Причем в начале сентября он выпал из машины на полном ходу и сильно ушибся. Он взял отпуск и 7 сентября уехал в Крым. В Мухалатке отдыхали Сталин и Ворошилов. Фрунзе хотел ездить на охоту, уверял, что на свежем воздухе все пройдет. 29 сентября все трое уехали в Москву. По дороге Михаил Васильевич еще и простудился. В Москве Фрунзе сразу же положили в Кремлевскую больницу.

8 октября под руководством наркома здравоохранения РСФСР Николая Александровича Семашко дюжина врачей осмотрела Фрунзе. Они пришли к выводу, что «существует опасность прободения язвы, поэтому больному показана хирургическая операция». Хотя некоторые врачи высказывались за консервативное лечение.

Мемуарная литература не является самым надежным источником, когда речь идет о конкретных фактах, поскольку воспоминания создаются через много лет после описываемых событий. К тому же мемуары обыкновенно правятся, а иногда дописываются «редакторами и составителями» на Западе.

Мысль о сознательном убийстве М. В. Фрунзе по распоряжению Троцкого выражена в публикациях бывшего помощника генсека Бориса Баженова, позже бежавшего за границу. Но, вырвавшись за пределы СССР, этот человек встал на откровенно антисоветскую позицию и стал обвинять в смерти Фрунзе уже И. Сталина... Других выводов от него и ожидать не следовало. В своих поздних рассуждениях Баженов даже дошел до того, что заподозрил Михаила Васильевича «в организации антиправительственного заговора» на той основе, что Фрунзе, возглавив военное ведомство, на высшие командные посты назначал людей, «подобранных по принципу их военной квалификации, но не по принципу их коммунистической преданности». На этом основании Баженов писал: «Глядя на списки высшего командного состава, которые привел Фрунзе, я ставил себе вопрос: "Если бы я был на его месте, какие кадры привел бы я в военную верхушку?" И я должен был себе ответить: именно эти кадры, вполне подходившие для государственного переворота в случае войны». Слава Богу, что врун так и остался вруном.

Столь серьезные обвинения на столь зыбкой почве из уст перебежчика звучат очень неубедительно и очень глупо.

Таким образом, история смерти М. В. Фрунзе в настоящее время покрывается со стороны западных псевдоученых паутиной всевозможных «версий», «личных домыслов и догадок» специально врагами российского народа и очернителями советского расцвета нашей Отчизны.

Наши «злейшие друзья» из «пещерной демократии» 90-х годов XX века типа Ходорковского, Чубайса, Березовского, могильщика пенсионной системы России Михаила Зурабова (по совместительству – организатора евромайдана на Украине), и другие, боятся и ненавидят И.В. Сталина. Они боятся порядка и дисциплины в стране и жесткого спроса за свои «художества» и за воровство народных денег. Вот почему Сталин приходит к ним по ночам во сне и вкладывает в их руку наградной пистолет!

Они взяли моду, под видом «патриотической слюнявой критики» обличать советскую власть и лично И. В. Сталина в различных «преступлениях». Некоторые прозападные авторы и сценаристы - гомосексуалисты уже дошли до того, что стали «свидетелями» убийств многих политических, военных деятелей, ученых, писателей…

Литературная вседозволенность, практическое отсутствие народной и государственной цензуры и научной редакции привело к тому, что на народ хлынули обильные потоки заказной и дилетантской лжи, которую многие принимают за правду. В результате история искажается и даже меняется до неузнаваемости. «Дерьмократы», которые обвиняли в этом многие режимы, в том числе и советский, сами легко и быстро взяли на вооружение антинаучные приемы и начали переписывать нашу, русскую историю в свою угоду и в угоду прогнившего Запада. Жизнь и смерть М. В. Фрунзе стала частью этой «обновленной» истории.

Вполне очевидно, что Михаил Васильевич в свое время, многим был неугодный как гениальный человек и полководец, многим мешал в достижении ими честолюбивых, буржуазных замыслов. Гражданская война для коммунистов победоносно завершилась, настало время делить власть, получать привилегии. За ними выстраивалась длинная очередь. Началась раздача орденов неучаствовавшим и чествование неприсутвовавших! Придумывались новые должности. Но безразмерным бюрократический аппарат быть не мог. Постепенно заполнялись все его ячейки. Вскоре всякое продвижение вперед стало возможным только после освобождения вышестоящей ступени.

В то же время те хазары, кто успел занять высшие ступени власти, всячески стремились на них удержаться с помощью «хазарского кумовства», доносов и уничтожения гениев. Ради этого, на нижние ступени, «троцкисты» ставили своих людей, беспощадно очищая для них дорогу.

Вооруженные силы, хоть и ослабленные, представляли собой серьезную мощь, с которой вынуждены были считаться все политики и все чиновники. В их рядах в то время находилось слишком много людей, привыкших отстаивать свои интересы с оружием в руках. Были там и сторонники других партий. Нужно было эту силу взять под жесткий контроль, обеспечить ее безусловную преданность народной советской власти. Окончательно это было сделано только в конце 30-х годов.

М. В. Фрунзе полностью не вписывался ни в одну из этих рамок. В то же время по своему авторитету он претендовал на ведущую роль в советской структуре, и получил эту роль. В последующем от него следовало ожидать больших проблем для хазар. Как известно, смерть решала многие из них. И М. В. Фрунзе умер. Умер от рук медиков и его злейшего врага – Лейбы Троцкого и никакой другой причины не существует. СНИМЕМ ШАПКИ В МИНУТЕ МОЛЧАНИЯ В ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОМ СЫНЕ РУССКОГО НАРОДА!

Вербенко Ю.В., член ОЖК, ВНО им. М.В.Фрунзе ЦДРА.

Автор: Юрий Вербенко

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Наиболее важные | Просмотров: 282 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Вот такое ощущение, что в психиатрической клинике день открытых дверей.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]