Понедельник, 05:20

Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная / История в сейфе, зарытом в карельском лесу

История в сейфе, зарытом в карельском лесу

26.04.2021 17:50
История в сейфе, зарытом в карельском лесу

В Центральном архиве Минобороны (ЦАМО) России состоялась церемония передачи уникальных материалов времён Великой Отечественной войны, найденных при поисковых работах в Карелии. Представитель военного комиссариата города Солнечногорска и Солнечногорского района Московской области Эмиль Гумеров вручил начальнику ЦАМО РФ Олегу Панкову фрагменты документов 2-го стрелкового полка 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения (ЛДНО), которые считались утраченными либо уничтоженными при прорыве соединения из окружения в 1941 году.

Больше десяти лет казачий поисковый отряд имени Я.П. Бакланова городского округа Солнечногорск вёл в Карелии целенаправленные поиски штабных документов 3-й ЛДНО в районе деревни Нурмолицы Олонецкого района. А началось всё с того, что командиру этого отряда Виталию Воронину как-то попалась на глаза заметка о судьбе дивизии ленинградских ополченцев. Из 8,5 тысячи призванных за два месяца боёв остались в живых только 320 человек, и практически никаких документальных свидетельств о тех событиях не сохранилось. Выходя из окружений, бойцы по приказу командования уничтожали все документы подразделений, чтобы исключить возможность их захвата врагом.
Ещё тогда Виталий Викторович подумал: а вдруг в спешке какие-то штабные документы просто зарыли в землю или их пришлось бросить по разным причинам? Эта мысль не давала покоя внуку фронтовика. Он понимал, насколько важно прояснить ход событий, найти хотя бы какие-то сведения о погибших и пропавших без вести. Ведь война не обошла стороной и его семью. Дед – Иван Егорович Воронин, техник-лейтенант 336-го авиаполка, пропал без вести 20 октября 1944 года, когда его самолёт был сбит над Венгрией. Желание узнать о судьбе родственника и подтолкнуло Виталия, юриста по профессии, заняться поисковой деятельностью. И вот уже более 20 лет он всё свободное время посвящает этому благородному делу.
Поисковики отряда Воронина за последние несколько лет участвовали в пяти региональных Вахтах памяти. Но из года в год они находили время, чтобы вести поисковые работы ещё и в районе боёв 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения.
История дивизий народного ополчения – одна из самых героических и трагических страниц Великой Отечественной войны. «Прошу направить добровольно на фронт», – писали старшеклассники, студенты, преподаватели, рабочие, инженеры, не подлежавшие первоочередному призыву. Лидером в формировании народного ополчения стал Ленинград. Там была образована целая армия народного ополчения.
4 июля 1941 года из добровольцев Фрунзенского, Приморского и Выборгского районов Ленинграда началось формирование 3-й Фрунзенской дивизии народного ополчения. 15 июля 1941 года боевым распоряжением № 31 штаба Северного фронта соединение поступило в распоряжение начальника Южной полосы обороны Ленинграда и было направлено на позиции Красносельского укреплённого сектора. Дивизия выдвинулась в район Петергоф – Красное Село – Пулково, при этом 1-й полк с приданной 122-мм гаубичной батареей был отправлен в распоряжение командования Северо-Западного фронта, где действовал в отрыве от основных сил на Лужском направлении.
В середине июля 1941 года на Петрозаводском направлении сложилась угрожающая обстановка. Финские войска, имея четырёхкратное численное превосходство над частями нашей 7-й армии, рвались к реке Свирь, чтобы соединиться с немецкими войсками южнее Ладоги и замк­нуть второе кольцо окружения вокруг Ленинграда. Захватив Питкяранту, они вышли на Олонецкое направление. В связи с этим командование Северного фронта стягивало оставшиеся резервы в Карелию. Согласно боевому распоряжению № 41 от 25 июля 1941  года 3-я ЛДНО передавалась в подчинение командира Южной оперативной группы 7-й армии генерал-лейтенанта Вячеслава Цветаева, действовавшей в районе города Олонеца.

Фонды Центрального архива военного ведомства получили уникальное пополнение – 170 фрагментов документов 2-го стрелкового полка, охватывающих период с июля по сентябрь 1941 года

28 июля два полка дивизии в срочном порядке перекинули под Свирь. Здесь в течение недели соединение разгромило несколько финских подразделений и вышло к деревне Сяндеба. Отсюда силами дивизии планировалось нанести фланговый удар по 6-му армейскому корпусу финнов, но противник перебросил на направление действий ополченцев свежую 5-ю пехотную дивизию. Частям 3-й ЛДНО всё же удалось вытеснить врага из Сяндебы и продолжить движение на север.
Однако 8–9 августа из-за отсутствия поддержки со стороны других сил 7-й армии, а также больших потерь ополченцы были вынуждены перейти к обороне. Фактически они встали стеной на пути наступающих финнов в районе карельских деревень Сяндеба и Нурмолицы. Бои на этом рубеже длились месяц.
К началу сентября превосходство в танках и артиллерии противника стало восьмикратным. 4–5 сентября на стыке Олонецкой дивизии и 3-й ЛДНО ударная группировка финнов прорвала оборону и стала продвигаться на Олонец. Ополченцы оказались в окружении.
Командование дивизии приняло решение прорываться на юг. Но кровопролитная схватка у деревни Нурмолицы показала, что пути в этом направлении плотно перекрыты неприятельскими вой­сками. Тогда стали пробиваться на восток, к Петрозаводску. За 11 дней бойцы и командиры дивизии совершили трудный 150-километровый переход по глухим лесным тропам, питаясь грибами, ягодами и свежевыловленной рыбой. 16 сентября с боями, неся тяжёлые потери, ополченцы вышли к линии Кировской железной дороги, которая уже была перерезана наступающими финнами. Тут же, без отдыха, 18 сентября остатки дивизии были брошены в бой в районе Подпорожья. И вновь бои, окружения…
В связи с утерей Боевого знамени 3-я Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения 24 сентября была переименована в 49-ю стрелковую дивизию, а ещё через месяц, 28 октября 1941 года, из-за малочисленности была расформирована.
Боевой путь 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения был короток и не ознаменован яркими победами. Она не награждалась орденами, не удостаивалась почётных наименований. Среди её бойцов нет Героев Советского Союза, получивших это звание за бои 1941 года. Но то, что сделали воины этого соединения, – героизм той же пробы, что и Берлинских, Пражских, Будапештских и других дивизий Советской Армии. Каждый из них заслуживает благодарной памяти потомков.
Как рассказал начальник ЦАМО РФ Олег Панков на церемонии приёма найденных поисковиками материалов, к настоящему времени из сохранившихся документов соединения в фондах архива находится только одно дело со штатно-должностными списками командно-начальствующего состава управления дивизии, 2-го и 3-го стрелковых полков, отдельной роты связи, сапёрной роты, автотранспортного батальона. На хранении также имеется дело с политдонесениями войсковых частей и соединений 7-й армии. В нём содержится рассказ санинструктора 2-го стрелкового полка 18-летней Антонины Поляковой о трагической ситуации, в которой оказались ополченцы в сентябре 1941 года. Вот что она сообщила: «Когда полк попал в окружение, мы пробивались. Несли мы с собой около 300 раненых, были раненые из 3-го стрелкового полка. Когда попали в болото, мы взорвали машины, раненых посадили на лошадей, часть раненых несли на руках.
Около небольшой речушки мы захватили штаб финского полка. Переправили через речку раненых и все сами перешли…
…В это время финны подвели танкетки, переправились через речку и начали нас обстреливать. Мы старались раненых оттащить в лес. Но не всех успели оттащить. Осталось человек сто, с ними девушки – дружинницы, которые не хотели оставить раненых и волокли их в нашу сторону. Финны набросились на раненых и на девушек, стали колоть, душить и убивать их… Закалывали финны финками-кинжалами. Сколько осталось девушек, я не помню, но наверное, приблизительно 15, среди них дружинницы и из 3-го полка. Мы очень хотели помочь, но ведь и у нас были раненые, и финны всех нас бы уничтожили. Девушки кричали нам: «Товарищи, расстреляйте нас». Тяжело было смотреть, но никак нельзя было вытащить всех их. А финны расправлялись с ними безжалостно, это я своими глазами видела. Они кричали, как дикари…»
Теперь фонды Центрального архива военного ведомства получили уникальное пополнение – 170 фрагментов документов 2-го стрелкового полка, охватывающих период с июля по сентябрь 1941 года.
«Такие находки случаются крайне редко, – рассказал корреспонденту «Красной звезды» военный комиссар Солнечногорска полковник запаса Константин Ахметшин. – Согласно Закону Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» найденные поисковиками оружие, документы и другое имущество погибших передаются по акту в военные комиссариаты по месту их обнаружения для изучения, экспертизы и учёта. Обычно поисковики приносят разные материальные средства времён Великой Отечественной войны, но архив части – такого ещё не было! Мы понимаем всю ценность обнаруженных материалов, так как работаем с запросами граждан по поиску родственников, пропавших без вести. Во многих случаях при обращении в архив получаем ответ, что фронтовик пропал без вести и документов, данных, подтверждающих дату, место его гибели, нет. Уверен, что найденные карельской экспедицией документы помогут узнать, пусть и не многим, судьбу своих родственников. Мы уже разместили списки солдат в российской социальной сети «ВКонтакте» в группе «3-я Ленинградская дивизия народного ополчения».
Руководитель казачьего поискового отряда имени Я.П. Бакланова Виталий Воронин считает, что найденные материалы – это не только удача, но и результат упорного, кропотливого труда всей команды его единомышленников. Много лет на месте предполагаемого прорыва ополченцев они вели поисковую разведку в лесисто-болотистой местности, безрезультатно прочёсывая квадрат за квадратом с помощью металлоискателей и щупов. Проверили каждый окоп, каждую воронку вокруг деревни Нурмолицы, но из-под лопаты то и дело выскакивали только почерневшие стреляные гильзы, осколки снарядов, обломки штыков.
Отмечая пройденные точки на спутниковом навигаторе, несколько лет назад Виталий обратил внимание на один заболоченный участок леса, ранее не исследованный. Его площадь составляла около километра в диаметре. В течение трёх лет поисковики вели там работы. Ничто не предвещало сенсационной находки на том месте, но в один из летних дней в прошлом году металлоискатель взвыл от близкого сигнала, и лопата, прорубив корни, гулко ударилась обо что-то железное. В раскопе лежал ржавый жестяной лист, который оказался стороной запаянного плоского сейфа с остатками зелёной краски.

Найденные документы уникальны и имеют большую историческую ценность. Они помогут приоткрыть ещё одну доселе неизвестную страницу Великой Отечественной войны.

Всё ещё не осознавая, что это такое, Виталий поддел лопатой крышку, и ящик распался на две части. На траву выпала толстая полусгнившая бумажная папка, насквозь пропитанная водой и намертво спрессованная за десятилетия, проведённые в земле. Остатки почерневших деревянных дощечек скоросшивателя отвалились, и на первом листе открылась часть крупно выведенной карандашом надписи «…2 СП…». Стало ясно, что это документы 2-го стрелкового полка 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения.
Дело оставалось за малым – восстановить содержание документов, но оказалось, что в таком спрессованном от влаги виде их невозможно даже развернуть. Поэтому было решено передать документы специалистам, но на все обращения поисковиков в частные экспертные учреждения следовали ответы: «Бесплатно такими объёмами работ не занимаемся». Государственные же специалисты заявляли, что такие работы не по их профилю.
Документы между тем в полиэтиленовом пакете безнадёжно высыхали. Стало понятно: если срочно не начать с ними работать, всё будет потеряно. В конце концов, устав от бесконечных отказов, Виталий Воронин решил на свой страх и риск самостоятельно заняться восстановлением.
Вооружившись пинцетами, скальпелями и настольной лампой, он в течение двух месяцев ежедневно лист за листом отделял их друг от друга. Наконец наступил момент прочтения материалов, что тоже оказалось довольно непростым делом. Половина записей была сделана карандашом на некачественной бумаге. Кроме того, разные почерки и утраченные части листов затрудняли прочтение.
Среди восстановленных документов оказались приказы командира 2-го стрелкового полка, донесения, ведомости, распоряжения, топографические карты, именные списки и прочие документы, проливающие свет на события 80-летней давности.
Основываясь на этих материалах, поисковикам удалось установить личности 80 бойцов сапёрной роты 2-го стрелкового полка дивизии. Был составлен поимённый список ополченцев с указанием даты и места рождения, номеров закреплённого оружия, номеров паспортов и военных билетов, а также в большинстве случаев установлены их судьбы.
В ходе исследования стали известны интересные факты. К  примеру, как ополченцы учились военному делу в боевых условиях. Среди документов находилось несколько экземпляров Инструкции по применению артиллерийских снарядов в качестве мин заграждения, разработанные Главным военно-инженерным управлением Красной Армии. При общем недостатке в дивизии артиллерийских бое­припасов предполагалось использование трофейных. Для этого сапёры изучали вражеский арсенал. Так, на одном из листов с картой Финляндии была размещена памятка по использованию немецкой противотанковой мины TMI 35.
Несмотря на все трудности, с которыми столкнулись ополченцы, их главным преимуществом был высокий боевой дух, который так и не смог сломить противник, имевший многократное превосходство в живой силе и технике. В архиве части сохранился текст присяги, которую принимали новоиспечённые бойцы.
Из материалов сейфа можно узнать детали из жизни и быта ополченцев. Достаточно хорошо сохранилось письмо красноармейцу сапёрной роты Леониду Ивановичу Шарикову из Ленинграда, с указанием обратного адреса: проспект Добролюбова, 8, квартира 23. Эта почтовая карточка свидетельствует о том, что командование дивизии даже в боевой обстановке принимало меры по отправке и получению корреспонденции.
Все подробности о поисках архива ополченцев, боевом пути дивизии, содержании материалов интересно описаны в книге Виталия Воронина «3-я Ленинградская дивизия народного ополчения. Документы из небытия». Её публикация планируется в ближайшее время. Немало любопытной информации размещается в группе поискового отряда имени Я.П. Бакланова в социальной сети «ВКонтакте» https://vk.com/club174584703.

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда» 


Фото в заголовке: бойцы 3-й Фрунзенской дивизии народного ополчения.

Автор: Марина Елисеева


Источник: http://redstar.ru/istoriya-v-sejfe-zarytom-v-karelskom-lesu/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Наиболее важные | Просмотров: 193 | Добавил: Роман | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]