Воскресенье, 07:17
Главная / "Политическое порно"* в год кино

"Политическое порно"* в год кино

27.02.2016 16:30
"Политическое порно"* в год кино

Воспроизводство дефективной психики людей и общества под воздействием киноискусства

* Сразу поясним, почему "политическое порно"...

Это аналогия, а почему именно такая вы поймёте, когда ознакомитесь с материалом, который мы предлагаем к изучению

Примеры решения проблемы, уже есть:

ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «ЭТНОС» И КИНОКОМПАНИЯ «КАВКАЗКИНО» ПРЕДСТАВЛЯЮТ

А теперь несколько вводных данных:

"Счетная палата РФ сделала итоговый анализ расходования средств федерального бюджета, выделенных на проведение Года культуры в 2014 году. Если описывать ситуацию словами из лексикона нынешних культурологов, то в этой сфере у нас в стране полная ж..."

Именно так начинается статья в"ЭКСПРЕСС газете"

"За 2014 год в России закрылось 340 библиотек, 402 кинозала, сотня книжных магазинов и более 1000 домов культуры.

В рамках Года культуры было организовано шесть кинофестивалей, объем финансирования которых в общей сложности составил 211,4 миллиона рублей. При этом почти половина средств пошла на проведение Московского Международного кинофестиваля под патронажем Никиты Михалкова. В результате аудиторы отметили снижение интереса к российским фильмам и увеличение интереса к иностранным.

В связи с этим глава Счетной палаты Голикова напомнила, что 2016 год объявлен в России Годом кино, и попросила Минкультуры серьезнее подойти к его проведению. В частности, установить нормальную систему отчетности".

"В Министерстве культуры назвали те российские фильмы, которые имели значительную государственную поддержку и при этом провалились в прокате. Встревожившись таким результатом, Министерство культуры собирается даже выделить средства для того, чтобы психологи изучили аудиторию и поняли, чего же ей, окаянной, надо. Министерство культуры, на мой взгляд, заходит не с того конца!"

Пишет журналист газеты «Аргументы Недели », Татьяна Москвина

«Аргументы Недели », Татьяна Москвина
Так почему же так неэффективна нынче, идеологическая роль кино, в чём проблемы кинематографа, который как мы знаем, формирует смыслы и образы будущего, а так же мировоззрение общества?

Ответы мы найдём только разобравшись в себе. Так давайте начнём это делать.

Предлагаем начать с материала, который позволит выявить глубинные причины такого явления как терроризм.

Заодно понять, как связан предлагаемый к обсуждению вопрос,  о проблемах кинематографа, с этим явлением, а заодно выработать жизненно состоятельное представление о проблеме, что необходимо в коллективной деятельности множества людей в разных сферах жизни общества.

События просто нет, если оно не попало на телеэкран.
Читать онлайн: http://trezv.bib.bz/televidenie-kak-koldun-i-reklamnyy-sponsor-terrorizma

Кино (телевидение, СМИ...) не отражает реальность, кино её формирует...

Перед тем, как говорить о проведении стратегии в жизнь, рассмотрим ещё некоторые вопросы психологии, которые, на наш взгляд, следует рассмотреть при освещении принципов стратегии искоренения террористической угрозы, а не во взаимосвязи с какими-то иными фактами. Причина этого в том, что дефективная психика людей и общества — главная предпосылка к терроризму и она же — основа эффективности его воздействия на общество. Поэтому надо знать социальные факторы, порождающие дефективность психики множества людей и общества в целом, для того, чтобы осмысленно целесообразно строить политику государства и общественных инициатив в отношении них.

Прежде всего необходимо понимать, что терроризм рождается из недовольства людей своею жизнью и жизнью толпо-“эли­тар­ного” общества в целом. И способен терроризм поразить тоже только толпо-“элитарное” по организации личностных взаимоотношений людей общество.

Т.е. именно толпо-“элитарное” общество всегда «беременно» тем или иным терроризмом и находится под его угрозой, и это одно из неотъемлемых качеств толпо-“элитаризма”.

Однако если затюканный идиотско-вредительской политикой государства мелкий предприниматель покупает где-то гранату, а во время поездки на разборку с партнёрами роняет её на эскалаторе в метро в «часы пик», то взорвись граната — это всё же не было бы террористическим актом, хотя какая-нибудь “Аль-Каида” могла бы заявить, что имел место очередной “подвиг шахида”, а изрядная доля толпы ей бы поверила; а ещё бульшая доля той же толпы — испугалась бы и некоторое время избегала бы поездок в метро, а потом, загнав свои страхи в глубины психики, продолжала бы ездить в общественном транспорте, усугубляя свои неврозы.

Также из истории известны случаи, когда люди, под давлением идиотско-вредительской политики государства и «стихии рынка», достаточно хорошо управляемой на принципах коллективного своекорыстного сговора биржевых и банковских вполне узаконенных мафий, впадали в депрессию и сводили счёты с жизнью не в одиночку, а так, что жертвами их самоубийства становились не только они сами, но и другие люди. Однако это — тоже не терроризм, хотя в определённых обстоятельствах какая-нибудь “Крас­ная бригада” могла бы объявить, что кто-то из её членов совершил “подвиг”, и при соответствующих политических обстоятельствах многие бы в такого рода заявление поверили бы, в результате чего заурядное самоубийство повлекло бы за собой вполне террористический эффект воздействия на общество.

Также средства массовой информации регулярно сообщают, что в том, или ином городе группа подростков забила насмерть (или почти насмерть, нанеся тяжкие телесные повреждения) кого-то из иностранцев или из числа граждан России с нетипичной для места происшествия внешностью. При этом расследование обычно показывает, что попытки представить такого рода криминальные эпизоды как идейно вызревший нацизм и ксенофобию уже якобы действующие в России на молодёжно-организационной основе, оказываются несостоятельными даже при наличии какого-то подобия организации и соответствующей символики потому, что кроме одного — двух вожаков-организаторов все остальные (при разбирательстве с каждым из них персонально) предстают как обыкновенные безъидейные и безвольные сопляки, которые выпендривались друг перед другом, стараясь показать друг другу, «подружкам» и прочим окружающим свою «крутизну» и «значимость».

Т.е. хотя внешне всё это и выглядит как идейно оформившийся нацизм и ксенофобия, но это всё же — обыкновенная для всякого толпо-“эли­тар­ного” общества подростковая преступность, в которую во­влекаются подростки на основе инстинктивно обусловленных эффектов стадно-стайного поведения.

Происходит это потому, что к подростковому возрасту, когда в процессе нравственно-психического становления личности должна начать проявляться осмысленная воля и человек с её помощью должен научиться обуздывать свои — общеживотные — инстинкты, у подростка нет ни нравственных идеалов, ни мечты о смысле своей собственной жизни и смысле жизни своего народа и человечества, ни задатков личностной воли, для того чтобы воплотить эту мечту в жизнь. Зато он уже воспринял из культуры взрослых “идеал бытия”«жрать», «иметь», «тра­хать­ся», «ловить кайф» на всём готовом (созданном другими, включая Бога) и достигать удо­влетворения в разнообразном само­довольстве за счёт окружающей социальной и природной среды.

Психологически же они в своём большинстве — носители животного типа строя психики, хотя вожаки (их один — два на всякую стаю-стадо: действующий и активист-заместитель могут быть носителями типа строя психики зомби или демонического.

При этом всем нечеловечным типам строя психики может сопутствовать опущенность в противоестественность всле­д­ствие употребления разнородных дурманов и психотропных веществ (всё, что расценивается в подростковой среде как «круто», т.е. представляет собой идеал, — фактически становится неизбежным в их жизни). И на этой нравственно-психической основе всё, проистекающее (вследствие безволия и бессмысленности бытия субъекта) из инстинктов и из пороков культуры, может прикрываться в каждую эпоху какими угодно идеями, способными придать тень возвышенного благородства проявлениям обыкновенной жестокости и злобы «недоделанных» подростков, а потом и телесно взрослых «как бы людей».

Причины же всего описанного выше и многого другого известного всем по жизни лежат в особенностях воспитания детей в самом раннем детстве.

И с этим утверждением по существу соглашается “Незави­си­мая газета” в статье Марины Лозинской “Из чего вырастает «обра­зо­ванное животное»”, опубликованной 8 сентября 2004 г. Относящийся к рассматриваемому вопросу фрагмент этой статьи представлен ниже:

«Совесть и сострадание формируются у человека в возрасте от 3 до 5 лет

Один из самых загадочных для рядового обывателя феноменов современного общества — необъяснимый, казалось бы с точки зрения нормальной человеческой логики всплеск подростковой (даже порой детской) и женской преступности. О социально-психологических корнях этого явления мы беседуем с доктором медицинских наук, профессором Фёдором Кондратьевым. Без малого сорок лет он работает в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сер­б­ского.

Фёдор Викторович, известно, что преступность меняется вместе с обществом. Какие перемены произошли в структуре криминала за последние 15 — 20 лет с позиции психиатрии?

— Наш институт, основанный в 1921 году, работает не только с психически больными, но и со здоровыми людьми, направленными на экспертизу. Мы имеем огромную фактуру социальных модусов поведения и можем писать «историю государства Российского», изучая истории болезни наших пациентов. В последние годы мы занимаемся и проблемами людей, переживших вооруженные конфликты, теракты, катастрофы.

Важным направлением стала психическая реабилитация людей, подвергшихся индуктивному воздействию тоталитарных сект. Помните «белое братство»? Занимаемся проблемами этнической и культурной интерпретации психического состояния человека.

Те преступления, которые сейчас совершаются, лет 15 — 20 назад были невообразимы даже для судебных психиатров. Прежде всего это детская преступность. Она была и раньше, но выглядела приблизительно так: мальчик-олигофрен украл батон. Сегодня к нам поступают убийцы, насильники, истязатели в возрасте от восьми (!) лет.

Вспоминается группа подростков, которые убивали беззащитных людей просто ради того, чтобы убить, а потом хвастаться, кто это сделал наиболее жестоко. Конечно, среди них встречаются наркоманы и пьяницы, но изначально это психически здоровые дети. Особо тяжкие преступления, как это ни парадоксально, совершают не бродяги, а домашние дети. Спрашиваешь: «Почему ты это сделал?» Ответ у всех один: «По телеку видал…»

Это не единичные случаи. Это массовая тенденция.

В чём причина?

— В России всё было: голод, война, репрессии, тотальная нищета, но никогда планка общественной нравственности не падала так низко. Звериный образ жизни — всё получать здесь и сейчас — приводит к саморазрушающему поведению подростков. Общаясь с ними, понимаешь, что у них нет критерия добра и зла. Он не сформирован воспитанием. Такие качества, как милосердие, сострадание, совесть формируются у человека в возрасте от 3 до 5 лет. Если человеческое не заложено вувремя, вырастет образованное животное (выделе­но нами при цитировании). Наказание его испугает, озлобит, но не изменит к лучшему. Был у меня четырнадцатилетний убийца. У него кре­стик на груди. Спрашиваю: «Зачем тебе?» Отвечает: «Мо­жет, поможет, может, срок скостят». Видели рецидивистов, исколотых целыми иконостасами?» (приводится по публикации на сайте: http://www.ng.ru/science/2004-09-08/12_kondratev.html)

По существу в России наших дней это означает, что:

  • если большинство родителей не занимаются осмысленно целесообразным воспитанием детей, многие из которых — просто побочный продукт половой распущенности старших поколений и помеха своим родителям, препятствующая взрослым заниматься потребительством,
  • то государственная политика искоренения террористической (и уголовной в целом) угрозы должна начинаться с тщательного отбора выходящих в эфир мультиков и сюжетов программы “Спокойной ночи, малыши!”, которые напрямую оказывают воздействие на психику малышей всякий раз, когда родителям и старшим родственникам некогда или недосуг уделить время своим детям и исполнить свой родительский долг перед детьми и Богом.

Нравится это “демократизаторам” и “свободным художникам” или же нет, но теле- и радиовещание как предназначенное для детей младшего возраста, так и просто доступное детям и несовершеннолетним, — в демократическом государстве, выражающем долговременные стратегические интересы народа, — область компетенции не только родителей, но и спецслужб государства (типа КГБ-ФСБ): дети в обществе должны быть не только защищены от растления их нравственности потоком теле- и радиовещания, но теле- и радиовещание должно восполнить то, чего детям не могут дать их родители и другие потенциальные воспитатели в личностном формальном и неформальном общении.

Соответственно, для решения этой общечеловеческой задачи спецслужбы (в России это — прежде всего ФСБ) должны быть наделены не только необходимыми властными полномочиями, но должны быть обеспечены кадрами психологов и педагогов высочайшей квалификации с нравственно-эти­ческими качествами (насколько это возможно в больном обществе), по возможности более близкими к нормальным человеческим.

Речь идёт не о том, чтобы малообразованные «искусствоведы в штатском», которые сами бесплодны в художественном творчестве, учили деятелей искусств, какие идеи и как тем воплощать в своих произведениях. Речь идёт о том, что искусство должно сеять разумное, доброе, вечное, а не ублажать те или иные страсти недоделанных субъектов, растлевая при этом подрастающие поколения. А если последнее имеет место в жизни, то общество в праве защититься от такого искусства, а государство обязано ему в этом помочь.

И для того, чтобы искусство выполняло миссию сеять разумное, доброе, вечное в толпо-“элитар­ном” обществе, в нём необходима государственная цензура, и она должна быть именно идейно-политической цензурой в широком культурологическом аспекте термина «идейно-поли­ти­ческая цен­зура»; а если кто оказывается недоволен её решениями, то эти решения должны оспариваться не в суде, а органе типа общественной палаты по нравственно-этиче­с­ки обусловленному произволу её членов.

Пока же мультики, в которых Дональд Дак и прочие диснеевские герои рыщут в поисках кубышки с долларами или клада золота, забытого пиратами или джином, программируют психику детей младшего возраста на приверженность “идее” «Жить на всём готовом — потреблять всё и всех!».

И такая идейная политика телевещания и кинопроката для детей создаёт предпосылки к тому, чтобы множество людей вошло во взрослость при животном типе строя психики, почти что не имея шансов когда-либо перейти к необратимо человечному типу строя психики.

Потом дети вступают в возраст постарше и на их психику, уже подготовленную рисованными кошмарами мультфильмов к восприятию кошмаров «большого кино» в стиле «как в натуре», обрушиваются мордобойно-убий­ст­венные “шедевры”, в которых «хорошие» парни и барышни если и не высокопрофессионально, то как минимум зрелищно-эффектно, безжалостно и беспощадно калечат и уничтожают «пло­хих» парней и барышень: всё отснято и смонтировано так, чтобы зрители могли посмаковать или «потрястись от страха», а персонажи могли упиваться своей «крутизной».

Но при более пристальном и осмысленном рассмотрении содержания сюжетов большинства фильмов (как говорят искусствоведы-“демократизаторы”, — «мэйн стрима» — «основного потока») оказывается, что:

  • «Плохие» парни и барышни плохи только тем, что в силу социально обусловленных причин — они не только не состоялись в качестве носителей человечного типа строя психики, но им ещё и не досталось места у «корыта», из которого на законных основаниях хлебают «хорошие», в силу чего «пло­хие» всё ту же “идею” одинаково свойственную и «плохим», и «хорошим» — «иметь и употреблять всё и всех в своё удовольствие!» — реализуют по своему усмотрению не законными путями.
  • Либо «хорошие» персонажи подаются зрителю как неподкупные люди долга и чести, которые защищают от «плохих» персонажей демократию по-американски и жизнь в ней «нор­ма­ль­ных людей».

Однако при рассмотрении по существу этой самой “де­мократии” она оказывается всего лишь бездушной машиной, предназначенной для воплощения в жизнь “идеи” «иметь и употреблять всё и всех в своё удовольствие!» цивилизованным способом на законных основаниях, подавляя и уничтожая тех, кто пытается реализовать её “нецивилизованным” (с точки зрения её норм) путём или же незаконно.

То, что эта же “идея” в некоторых фильмах подаётся «под соусом» “идеи” мести за совершённое в прошлом зло, — идей­ной сути сюжетов не меняет.

  • Если же в голливудских фильмах и отображаются проблемы личностного становления и созидательного (а не опустошающего будущее разрушительно мстительного) разрешения нравственно-этичес­ких проблем во взаимоотношениях людей, то действие сюжетов разворачивается либо в среде “эли­ты”, либо это фильмы о прорыве в “элиту” «золушки» (хотя в сюжетах пол «золушки» может быть не обязательно женским, но и мужским, однако сути сюжета эта вариация тоже не меняет).

“Элита” же «всё и всех имеет и употребляет в своё удовольствие» в силу эксплуатации своего социального статуса, так или иначе дающего её представителям потребительские преимущества перед так называемым «просто­народьем», к которому принадлежит большинство людей во всяком толпо-“элитарном” обществе. Вследствие преимуществ такого рода возникает иллюзия, что “элита” в целом и её представители свободны и что, только приобщившись к “элите”, можно заняться если не своим собственным личностным развитием, то обеспечить эту возможность своим потомкам.

О том, что такого рода мнения — в действительности иллюзорны, лучше всего повествует фильм “Крёстный отец”, хотя он повествует о жизни семьи, принадлежащей к нелегитимной (незаконной) иерархии, но тоже живущей идеей «иметь и употреблять всё и всех в своё удовольствие!», точно так же, как и законная. Однако для того, чтобы это понять, — надо иметь совесть: при бессмысленно же бессовестном просмотре многие завидуют тому уровню вседозволенности, которого достигли «крёстные отцы», и норовят воспроизвести его в своей жизни, сея зло вокруг себя.

Тем не менее итог зрим: уже во втором поколении семьи, идущей по этому пути, главный герой достигает беспросветного одиночества и несчастья, пребывая на одной из вершин внутрисоциальной власти над другими людьми с нечеловечными типами строя психики, если судить по их поведению в сюжетных линиях.

Но то же самое — только в других декорациях — происходит и на легитимных вершинах той или внутрисоциальной иерархии (фильм “Римские каникулы” — об этом, хотя и в жанре комедии).

Но вот фильмов о том, как состояться человеком и жить просто по человечески, помогая в личностном развитии другим, без «дворца» и прислуги — таких фильмов Голливуд не производит.

А в эпоху “демократизации” и реформ отечественное кино тоже не сняло ни одного идейного фильма, который бы был принят народом: в отечественном «мэйн-стриме» только жалкое подражательство Голливуду. А сериал “Московская сага”, рекламируемый как нечто высокое — идейно-нравственное, по существу своих сюжетных линий оказался экранизацией московских сплетен за несколько десятилетий, в подборке которых выразился страх и «комплекс неполноценности» некоторой части советской и постсоветской “элиты”, а также незнание ею событий реальной истории и её непонимание. И хотя реквизит в фильме подобран высоко профессионально так, чтобы произвести впечатление достоверной передачи «духа эпохи», но “Московская сплетня” (то бишь «сага») эпоху оболгала: правдоподобно оболгала, как и всякая сплетня. Но если из “Московской саги” с помощью обычных средств киномонтажа изъять страшилки про Сталина и НКВД-МГБ, то останется пропаганда всё той же идеи паразитизма — «жрать, иметь и “трахаться” с комфортом на всём готовом, пребывая рабами иллюзии собственного благородства и значимости»…

В СССР же в сталинские времена «Совкино» (во многом благодаря «искусство­ведам в штатском», главным из которых был сам И.В.Сталин) фильмы о том, как состояться человеком в самых трудных житейских обстоятельствах, производило. И именно они составили эпоху в мировом киноискусстве: были же они не лживой про­па­гандой, не “лаки­ро­ванием” «совковой» действительности, а экранизацией пока ещё не воплощённой в жизнь мечты всех тружеников о лучшей жизни всех людей без разделения общества на “элиту” и толпу. При этом сюжеты многих фильмов всё же имели реальную основу в жизни страны.

Но что касается “идеи” «существовать на всём готовом — жрать, иметь и потреблять, трахаться, ловить кайф…!», — в каких сюжетах и декорациях её ни подавай, она всегда соответствует именно животному типу строя психики. А выражающие её сюжеты способствуют переходу к животному типу строя психики носителей всех других неустойчивых иных типов строя психики.

И поток такого кино, льющийся во все дома с экранов телевизоров, способствует воспроизводству в реальной жизни в преемственности поколений именно животного типа строя психики в процессе бездумного сопереживания зрителей персонажам при просмотре фильмов.

И утверждение о господстве в обществах Запада (откуда пришли эти фильмы) именно животного типа строя психики — не наш вымысел: об этом же объективно говорят результаты научных исследований в самих же США:

"Яичница с беконом превращает людей в хищников и наркоманов"

Американские исследователи установили, что запах и вид любимой еды возбуждают те же отделы мозга, что активно работа­ют у наркоманов в ожидании новой дозы, сообщает Reuters. Также, благодаря любимым блюдам, активируются участки мозга, что у животных отвечают за охотничьи инстинкты. А человек эти стимулы ошибочно воспринимает как чувство голода.

В исследовании приняли участие 12 человек, средний возраст которых составил 28 лет. С помощью томографии учёные определяли биохимическую активность мозга в покое, а также его реакцию на зрительные, вкусовые и обонятельные стимулы, связанные с любимой едой. Оказалось, что при виде вкусного блюда активность головного мозга повышается в среднем на 24 процента. Самые большие изменения происходят в височной и островковой областях коры, а также в глазничной извилине.

Причём, продукты, которые больше всего возбуждали мозг, трудно назвать диетическими. Среди них яичница с беконом, сэндвичи, гамбургеры, пицца, мороженое и сладости.

Полученные нами результаты свидетельствуют об опасности постоянной «пищевой» стимуляции мозга. Люди видят автоматы по продаже сладостей, красивые витрины, смотрят кулинарные те­лепрограммы”, — комментирует свою работу руководитель ис­сле­дования Дзин-Джек Ван (Gene-Jack Wang) из Брукхейвенской национальной лаборатории (Brook­haven National Laboratory) в Нью-Йорке.

Результаты этого исследования опубликованы на страницах журнала NeuroImage. В своих выводах авторы работы пишут: “Повышенная чувствительность мозга к таким стимулам и их распространенность однозначно способствуют эпидемии ожирения”» (приводится по публикации на сайте: http://mednovosti.ru/news/2004/04/22/egg/).

Однако, по нашему мнению, американские исследователи подменяют причину следствием:

В действительности объективно носители животного типа строя психики реагируют на «жратву» так, как это и свойственно животному.

Животное в естественной среде обитания далеко не всегда знает, когда в будущем оно насытиться, и потому почти всегда готово есть «про запас», сметая всё на своём пути для реализации открывшейся возможности «съесть, сколько влезет». Представитель же вида «Человек разумный», если он объективно — носитель животного типа строя психики, — реализуя в условиях «общества потребления» открытую возможность есть всегда, когда хочется в соответствии со сформировавшейся у него би­о­ритмикой (или когда вывеска «Мак-До­нальдс» возбуждает его пищеварительную физиологию вне биоритмики), и сколько влезет, — попросту систематически «ужи­ра­ется» и в течение нескольких лет наживает себе кучу болезней, начиная от эпизодического «несварения желудка» до склероза сосудов, влекущего за собой инфаркты, инсульты, старческое слабоумие, всевозможную онкологию и т.п. Но у этой проблемы есть и психо-этические аспекты, вследствие чего «эпидемия ожи­рения» — ещё не самое худшее, что может произойти в обществе таких человекообразных.

Однако реакция на вид пищи — это всего лишь рефлексы, многие из которых — условные, т.е. выработанные самими людьми или непроизвольно сложившиеся в их психике под воздействием обстоятельств. А основной инстинкт всякого биологического вида — инстинкт продолжения рода, включающий в себя все врождённые программы поведения представителей каждого из полов в видовом процессе воспроизводства новых поколений.

И формирование правильного, — т.е. жизненно состоятельного, — отношения к этой стороне жизни личности и общества — одна из задач воспитания подрастающих поколений.


Источник: http://kobstavinfo.ru/life/culture/464-politicheskoe-porno-v-god-kino.html#sdfootnote29sym

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Острая тема | Просмотров: 1601 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]