Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

Главная / Александр Щербинин: "Слава Богу - мы казаки!"

Александр Щербинин: "Слава Богу - мы казаки!"

16.12.2019 23:33
Александр Щербинин: "Слава Богу - мы казаки!"

В 2019 году исполнилось 170 лет со дня основания станицы Лобановской, ныне село Лобаново, в котором прошли мои детские счастливые годы в доме моих дедушки и бабушки - Леонтия Федоровича и Татьяны Григорьевны Щербининых.

Дед очень мало рассказывал о своем детстве. Деда Лёва, так мы его звали, по паспорту Леонтий Федорович Щербинин, родился 18 февраля/ 3 марта 1908 года и был крещен на следующий день с именем Лев в честь небесного покровителя – святителя Льва Римского, в Покровской церкви станицы Лобановской, что в 75 км от Кокчетава, ныне Кокшетау, по Арык-Балыкской трассе. Он не охотно отвлекался на мои приставания по истории семьи и станицы. И сейчас я понимаю почему. Время было такое, боялся за нас, так как его отец казак Федор Никитич Щербинин был убит во время антикоммунистического мятежа в 1921 году в канцелярии станицы Лобановской.

Уже живя в Москве и имея возможность пользоваться фондами Ленинской и Исторической библиотек, различными архивами, материалами из Интернет, например, много материалов было опубликовано на сайтах «Сибирский казак» http://ka-z-ak.ru и «Всероссийское Генеалогическое Древо» https://vgd.ru Андреем Ивановым, из книг историка В.А. Шулдякова, из книг В.В. Антонова, С.М. Андреева и других источников, мне удалось для себя прояснить картину исторических событий:

По распоряжению Императора Николая I летом 1847 года начались работы по выбору мест для ряда новых поселений Сибирского линейного казачьего войска в Киргизской степи. Эти работы были поручены командиром Отдельного Сибирского корпуса П.Д. Горчаковым обер-квартирмейстеру корпуса барону Сильвергельму и штабс-капитану корпуса топографов Кокоулину. Экспедиция сделала инструментальную съемку пяти больших участков, наиболее удобных для основания новых казачьих поселений. Уже в 1847 году, за два года до основания поселения, в описании участка № 3 озеро Култук-куль имело второе название – Лобаново. Свое название будущая станица в 1849 году получила по названию озера. Каким образом появилось второе, русское, название озера неизвестно. Можно предположить, что его дали сибирские казаки, поселенные к этому времени при Кокчетавском приказе или находившиеся на службе в Кокчетавском военном отряде. В районе этого участка мог находиться казачий пикет, которым когда-то командовал урядник по фамилии Лобанов. Версии могут быть самыми разными, но почему появилось это название неизвестно.

На участке № 3 были основаны три поселения – станицы Лобановская, Аиртавская и Чалкарская. Первыми поселенцами будущей станицы Лобановской были 1 офицер, 2 урядника и 12 казаков с семьями из числа казаков Пресногорьковской линии, направленных командованием на новое место жительства в мае-июне 1849 года. В архивах сохранился список партии из 22 семей крестьян-переселенцев, зачисленных в казаки, переселившихся в будущую станицу Лобановскую в июле 1849 года из двух волостей Бузулукского округа Оренбургской губернии:

- Покровская волость Никольское сельское общество и село Никольское, другое название села – Домашкино:

1. Блощицын Антон Иванович, 64 года (с ним 14 чел. муж. пола, 14 чел. жен. пола);

2. Духнов Сидор Степанович, 57 лет (с ним 9 чел. муж. пола, 12 чел. жен. пола);

3. Гончаров Федор Васильевич, 27 лет (с ним 3 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

4. Прокофьев Яков, 44 года (с ним 1 чел. муж. пола, 2 чел. жен. пола);

5. Твердохлебов Ананий Иванович, 42 года (с ним 6 чел. муж. пола, 11чел. жен. пола);

6. Крохмалев Козьма Артемьевич, 50 лет (с ним 4 чел. муж. пола, 5 чел. жен. пола);

7. Терещенко Степан Егорович, 41 год (с ним 2 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола);

8. Усатов Абросим Степанович, 56 лет (с ним 7 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

9. Крохмалев Егор Артемьевич, 32 года (с ним 3 чел. муж. пола, 3 чел. жен. пола);

10. Евченков Афанасий Евдокимович, 38 лет (с ним 5 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола);

11. Ольхов Максим Андреевич, 68 лет (с ним 9 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

12. Твердохлебов Павел Алексеевич, 23 года (с ним 1 чел. муж. пола, 2 чел. жен. пола);

13. Усатов Илья Дементьевич, 45 лет (с ним 4 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола);

14. Щербинин Роман Иванович, 63 года (с ним 8 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

15. Зинченков Алексей Емельянович, 29 лет (с ним 4 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола).

 

- Лабазинская волость сельское общество и деревня Скворцовка:

16. Черменев Петр Евдокимович, 46 лет (с ним 1 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

17. Косарев Ефим Федорович, 33 года (с ним 7 чел. муж. пола, 5 чел. жен. пола);

18. Лапкин Яков Маркович, 41 год (с ним 2 чел. муж. пола, 6 чел. жен. пола);

19. Ломакин Григорий Михайлович, 46 лет (с ним 1 чел. муж. пола, 5 чел. жен. пола);

20. Скворцов Андрей Васильевич, 43 года (с ним 4 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола);

21. Черников Алексей Семенович, 39 лет (с ним 2 чел. муж. пола, 4 чел. жен. пола);

22. Кочетов Григорий Кириллович, 29 лет (с ним 5 чел. муж. пола, 1 чел. жен. пола).

Следующая партия крестьян-переселенцев прибыла в будущую станицу Лобановскую только весной 1850 года, так как партии крестьян-переселенцев из Новоузенского, Хвалынского, Балашовского уездов Саратовской губернии добрались до Кокчетава только в сентябре 1849 года и остались зимовать.

Значительная часть переселенцев была из Покровской волости, наверное, поэтому церковь в станице Лобановской позже была освящена в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В станице были построены: школа, несколько частных лавок, пожарная вышка вместе с конюшней, канцелярия станичного атамана (станица). В Лобановскую станицу входило три населённых пункта: Лобаново, Чалкар, Аиртав. Станичный атаман был военным и хозяйственным распорядителем всей станицы. Получал государственное жалованье. Имел право арестовывать провинившегося на 3 суток. В Аиртаве и Чалкаре выбирались дополнительно поселковые атаманы, которых содержала община. Атаманы следили за чистотой населённого пункта, опрятностью водоёмов, соблюдением правил противопожарной безопасности и общежития. Школу община строила на свои средства. Она же нанимала учителя, оплачивая ему 20 рублей в месяц. Изучали следующие предметы: арифметику, историю, закон Божий, пение, чистописание. Мальчики изучали военное дело. Обучение было раздельным. Занятия начинались в октябре, после окончания осенне-полевых работ, и оканчивались в апреле, к началу весеннее- полевых работ.

В 1886 году в Лобановской станице насчитывалось 228 дворов и 1847 жителей обоего пола. Деревянная церковь, станичное правление, хлебный магазин, 5 водяных и 26 ветряных мельниц, 3 кузницы, 2 лавки и питейный дом. С 28 октября по 8 ноября проводилась ежегодная Михайловская ярмарка.

Казаки станицы Лобановской составляли 4-ю сотню 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка в составе 1-го военного отдела (с центром в Кокчетаве) Сибирского Казачьего Войска. 6/19 декабря 1916 года Император Николай II принял шефство над полком и внёс в его списки своего сына Алексея, Августейшего Атамана всех Казачьих Войск России. Полк стал именоваться 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева, ныне ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА полк. Его чины получили право носить на погонах царские вензеля.

Октябрь 1917-го не только расколол страну, но и прошел глубокими трещинами по станицам, по семьям. Сибирцы, оставшиеся верными присяге, в 1918 году влились в составе трех полков в Степной корпус Сибирской армии Сибирского временного правительства, а после образования в июле 1919 года Сибирского казачьего корпуса проведенная мобилизация казаков дала к сентябрю уже 7,5 тысяч шашек. Время, однако, было уже упущено, красные неумолимо теснили Колчака к востоку, и в сентябре Сибирский казачий корпус после ряда лихих кавалерийских атак откатился назад. Часть сибирцев ушла с Каппелем на восток в Ледовый поход, часть отступила с Анненковым в Семиречье, остальные возвратились в свои станицы.

В 1921 году станица Лобановская стала одним из центров Западно-Сибирского восстания 1921—1922 гг. Причиной восстания стала политика со стороны большевиков. 18-19 февраля 1921 года под лозунгами «Довольно разверсток!», «Долой коммунистов!», «Советы без коммунистов!» поднялись станицы к западу и юго-западу от Кокчетава: Лобановская, Аиртавская, Имантавская, Арык-Балыкская, Верхне-Бурлукская, Нижне-Бурлукская, Якши-Янгизставская и Акан-Бурлукская. Энергия вспышки восстания была такова, что коммунисты сразу же потеряли контроль над большей частью Кокчетавского уезда. Нечеловеческая жестокость была с обеих сторон. Однако довольно быстро большевики мобилизовали силы — из советских войск, действовавших под Петропавловском, была выделена Южная группа под командованием чрезвычайного уполномоченного Сибревкома Е. В. Полюдова. Она и сыграла решающую роль в разгроме кокчетавского очага Западно-Сибирского восстания.

12 марта 1921 года части 233-го стрелкового полка атаковали станицу Лобановскую. Согласно советской сводке, повстанцы здесь проявили «необыкновенное упорство и ожесточение», в цепях защитников станицы были не только мужчины, но и женщины, и дети. Вообще, лобановские казаки отличались вольнолюбием, развитостью, сплоченностью, на военной службе выделялись подтянутостью, расторопностью, громадными чубами, они с гордостью говорили: «Мы – лобановцы». Красные 12-го марта все же взяли Лобановскую, но бой за неё был действительно упорным. На это указывают понесенные красными потери: 40 человек убито, 90 ранено. Причем повстанцы в других местах еще сломлены не были. 13 марта с двух сторон: от станиц Чалкарской и Имантавской – они предприняли «несколько усиленных контратак на Лобановскую», но были частями 233-го полка отбиты. Перелом в борьбе за станицы произошел только 14 марта 1921 года.

Трехдневные бои за станицы Лобановскую, Чалкарскую, Имантавскую были наиболее драматичным моментом восстания в Кокчетавском уезде. Казаков здесь легло навсегда до 900 человек. Потери красных, несмотря на их абсолютное превосходство, действительно были большими: очевидно, несколько сот человек. Ведь только в один день, 12 марта, только в двух местах: у Лобановской и Чалкарской - красные лишились 182 человек, в том числе 59 убитыми. В красных полках был выбит почти весь командный состав. Повстанцы дрались самоотверженно, с отчаянием обреченных. Знали, пощады им не будет. Станицы переходили из рук в руки, горели. Член Казачьего отдела ВЦИК Ф. П. Степанов сообщал, что восставшие казаки «тысячами, как мужчины, так и женщины, с палками и трещотками лезут на пулеметы …». Трещотки, за отсутствием настоящих пулеметов, использовались казаками для имитации пулеметной стрельбы и психологического воздействия на врага. До какой же отчаянной ненависти надо было довести еще недавно миролюбивых людей, чтобы они вот так, с палками и трещотками, включая женщин, - пошли в лоб на красноармейские пулеметы.

Привожу живой рассказ казачки станицы Лобановской Подкорытовой (Андреевой) Ольги Алексеевны, 1904 года рождения, записанный её внуком Хребтенко Константином в 1970-х годах и опубликованный на сайте http://ka-z-ak.ru в 2011 году: «В станицу входили красные. А наши решили их встретить. Первым же залпом из-за плетней снесли командира с коня и множество бойцов первых шеренг колонны. Завязался бой. Казаки сели на коней и ушли в степь. Красные за ними. В степи бой продолжался, оставшийся день и ночь до самой зари. Бабы в страхе ждали – кто вернётся? Вернулись красные. Небольшая горстка, по сравнению с начальным количеством. Но злые с боя, смертельно усталые, голодные и израненные. Первыми же их словами были: «Да за одного только командира вас всех перестреляем! А за товарищей погибших и всю станицу сожжём!..» Но по вековой природе мудрые бабы с воем повисли у воинов на руках и растащили их по одному по хатам. А там накормили, перевязали и злость у бойцов пошла на убыль, и они в массе своей позасыпали. А, проснувшись, пошли дальше: «Ладно, живите…» До вечера бабы стащили в станицу убитых казаков и красноармейцев. И было и тех, и других столько, что персональные могилы для всех вырыть было невозможно. Поэтому выкопали рядом две большие братские и сложили в одну красных, в другую своих станичников. Отпели и тех, и других. А ночью втихую сползлись домой недобитые (раненые – А.Щ.) казаки.»

Мой прадед Федор Никитич Щербинин находился в канцелярии станицы Лобановская, когда его настигла смертельная пуля. Когда прадеда хоронили, то при нем оставили обмундирование, сапоги и оружие, что, со слов деда, означало уважение и почет. Всех убитых казаков и их семьи похоронили в братской могиле, их свозили на саночках. Моему деду Лёве было тринадцать лет, когда он осиротел, мама Мария Федоровна умерла раньше, на руках у него осталась младшая сестра Катя. Политика расказачивания, раскулачивания и неурожайные годы вынуждали казаков уходить на заработки, и мой дед был вынужден искать работу в туркестанском «хлебном крае» - Ташкенте. В 1934 году, вернувшись в Лобаново, Леонтий Щербинин заслал сватов к родителям Анны Твердохлебовой, и, получив согласие, сыграли свадьбу. 18 июля 1935 года родился мой отец Иван Щербинин. Но в течение года умерла его мама. Очередное тяжкое испытание обрушилось на деда. Практически до двух лет он растил моего отца в одиночку. И только в 1937 году дочь соседа - казака Григория Романовича Петрова Татьяна, приехавшая из Кокчетава на несколько дней, пожалела моего отца и предложила деду, чтобы он посватался. Так у деда появилась жена, у моего отца - мама, и которая через тридцать лет стала моей дорогой и любимой бабушкой Таней. Теплые воспоминания с любовью о бабушке, Татьяне Григорьевне Щербининой (2/15 января 1911 – 5 декабря 1975), я храню всю жизнь. Самый ароматный хлеб из печи был у нас, самые вкусные крестики с клубникой и заварные сладкие колечки были у нас, в доме всегда пахло ароматной выпечкой. А каши на домашнем молоке с маслом из чугунка или вишневые компоты, а жареные карасики под сливочным соусом или хрустящие соленые грузди с рассыпчатой картошечкой – нет ничего вкуснее. Жили своим трудом, не богато, но все необходимое было, и главное – была семья и вера. Дед всю жизнь чтил память погибших казаков, приводил меня к братской могиле, которая была обозначена небольшим гранитным камнем. Приходили на могилу тихо, сидели у камня и молчали. Он не дожил до того момента, когда на братской могиле был поставлен поклонный крест в 2011 году, дед умер 11 декабря 1982 года. А бабушка Таня рассказывала о своих братьях – героях, Павле и Сергее, которые ушли на фронт в первые дни войны и погибли в августе 1942 года под Ленинградом, и о тяжелом труде в тылу ради Великой Победы. В центре села Лобаново стоит обелиск лобановцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны 1941-45 годов. 285 человек не вернулось с фронта. Большое количество погибших пришлось на первые годы войны. Многие из них до сих пор числятся пропавшими без вести.

Вечная память погибшим героям - лобановцам, среди которых:

Павел Григорьевич Петров: 28 октября/ 10 ноября 1908 года рождения, был призван на фронт Рузаевским РВК 17 июля 1941 года, служил в составе 3 отдельного стрелкового батальона 119 отдельной стрелковой бригады, полевая почта 1764, последняя письменная связь была 14 июня 1942 года, пропал без вести в августе 1942 года.

Сергей Григорьевич Петров: 30 апреля/ 13 мая 1913 года рождения, был призван на фронт Рузаевским РВК, погиб 4 августа 1942, похоронен в Колпино под Ленинградом.

В советское время в Лобаново существовал исторический музей, организованный усилиями краеведа Петра Федоровича Антонова. В музее были экспонаты, отражавшие быт казаков. А после смерти П. Ф. Антонова музей был закрыт. Часть экспонатов перенесли в Лобановскую школу, часть разошлась по домам. В 1999 году усилиями школьников и учителей в Лобановской школе организовали вечер, посвященный 150-летию села. Был ли вечер, посвященный 170 –летию села Лобаново, мне не известно. Пусть данная статья и станет памятником в честь 170 –летия со дня основания казачьей станицы Лобановской и всем казакам Сибирского Казачьего Войска, и их потомкам.

Александр Щербинин.

Фотографии:


Казаки станицы Лобановской составляли 4-ю сотню1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка в составе 1-го военного отдела (с центром в Кокчетаве) Сибирского Казачьего Войска. Казак Федор Никитич Щербинин в верхнем ряду пятый справа.


Мой прадед казак Федор Никитич Щербинин в центре с карабином в окружении лобановских казаков.


Мой дед Леонтий Федорович Щербинин с моим отцом Иваном и сестрой Екатериной в 1936 году.


Петров Павел Григорьевич 28 октября/ 10 ноября 1908 - август 1942 г. Пропал без вести под Ленинградом.


Петров Сергей Григорьевич 30 апреля/ 13 мая 1913 - 4 августа 1942. Погиб под Ленинградом, похоронен в Колпино.


Установка Поклонного креста на месте захоронения казаков, павших во время восстания 1921 года в станице Лобановская в 2011 году.


В центре села Лобаново стоит обелиск лобановцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны 1941-45 годов.


Лобановцы на Красной площади 9 мая 2018 г, с портретами своих дедов Щербинин Александр.

Автор: Александр Щербинин

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 569 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1  
Любо, тебе КАЗАК Александр Щербинин, ты НАСТОЯЩИЙ КАЗАК и достойный потомок!! Храни тебя Бог!! В эпоху "Иванов родства не не помнящих", любящих только языком чесать, водку жрать, да на праздники "ножкой по плацу шаркнуть", "Любо!!" проорать всякой мерзости, бесконечно дорого встретить те, малые, еще сохранившиеся крупицы истинного казачьего достоинства, любви к своим предкам и к их неувядаемой СЛАВЕ, которые я встретил в тебе, казак рода ЩЕРБИНИНЫХ!! Твоя статья, заставляет задуматься, будоражит совесть и не дает забыть, что мы, еще пока казаки, а не отара баранов, которую может стричь кто хочет!! Будь счастлив, КАЗАК!! Слава Богу -- МЫ, КАЗАКИ!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]