Главная / Российское казачество на Донбассе

Российское казачество на Донбассе

27.02.2017 09:14
Российское казачество на Донбассе

При анализе участия в Донбасском конфликте казаков из России, не связных с «Казачьей национальной гвардией» (КНГ) атамана Николая Козицина, возникает ряд существенных проблем.

Помимо КНГ и многочисленных формирований из местных луганских, реже донецких, казаков, российские казаки-добровольцы в донбасском конфликте участвовали массово, но редко выступали в качестве самостоятельной военной силы. Как правило, чисто казачьи формирования были небольшими по составу, и, в той или иной мере, интегрированы в более крупные формирования смешанного состава. Большое число российских казаков, прибывая в ЛДНР индивидуально или небольшими группами, воевали в не казачьих формированиях. Статус подразделения не являлся чем-то принципиально важным.

Надо отметить, что Новороссия воспринимается казаками-националистами как часть «казачьего Присуда» - исконных, «Богом данных», земель, которые нужно воссоединить с родными территориями в России. Но фактор «воссоединения» не являлся основным стимулом к участию в боевых действиях. Главным фактором являлся религиозно-патриотический. Конфликт на Донбассе воспринимался как некая «священная война» с «силами мирового Зла».

За три года военных действий не отмечается ни одного случая вступления российских казаков в формирования, воюющие на украинской стороне. При этом наблюдается множество примеров, когда этнические русские - неказаки, иногда националисты по убеждениям, воевали за «Незалежную».

Несмотря на то, что в 1990-е года некоторые радикально-националистические общины Дона и Кубани поддерживали связи с украинскими националистами, в настоящее время Украина как государство и как определенное историко-культурное (это есть) пространство воспринимается всеми российскими казаками как враг.

Полным крахом окончились попытки некоторых московских «вождей вольного казачества» пропагандировать западно-либеральный подход к донбасской войне в плане симпатий к «украинским братьям, борющимися с общим кремлевским врагом».

Не секрет, что часть членов казачьих организаций и групп по отношению к современной российской власти настроена оппозиционно и принципиально дистанцируется от нее и инспирированных ею мероприятий. В частности по этой причине многие «вольные» казаки отказались участвовать в операции по воссоединению Крыма с Россией.

В отношении гражданской войны на Украине такой отрицательной мотивации нет и весь спектр «вольного» казачества активно принял в ней участие. Многие казаки свое участие в боевых действиях не афишировали ранее и держат в тайне вплоть до настоящего времени.

О причинах подобной скрытности казаков-добровольцев атаман донской казачьей общины в Москве рассказывал автору в сентябре 2014 года: «Казаки в Новороссии российской власти нужны только пока идет война. В России настоящие воины уж точно нужны не будут. Что с ними сделают потом непонятно. Может будут выявлять воевавших, ставить на учет, а потом ликвидировать. Так что лучше не светится. На этой войне казаки нужны только подконтрольные. То, что помощь из России идет именно Козицину, а не настоящим казакам, понятно. Тем, кто наверху только такой как Козицин и нужен, которым может управлять любой, кто платит».

По словам рассказчика сложившаяся весной-летом 2014 года ситуация когда атаман КНГ Козицин являлся «представительским лицом» всего казачества вызывала у его значительной части как минимум, крайнее раздражение. Большое количество донских казаков, принципиально не желая служить в КНГ Козицина, вступали в отряд атамана Александра Конкина («Фотон») базирующийся в городе Ровеньки ЛНР. Многие шли в бригаду «Призрак» Алексея Мозгового, «Группу быстрого реагирования» командира Александра Беднова, различные формирования армии ДНР.

С момента начала конфликта на территории Новороссии, казаки-добровольцы из России активно участвовали в нем. На самых ранних этапах конфликта их отряды, в частности, «Волчья сотня терских казаков», были одними из немногих подразделений, обладавших реальной боеспособностью.

Условно к российским казакам на Донбассе можно причислить и воевавших, в частности под началом Игоря Стрелкова, казаков из Крыма. Многие крымские добровольцы, как правило, не казаки по происхождению, были членами местных казачьих общин, организационно вошедшими весной 2014 года в общественное Терское казачье войско.

При анализе собственно российско-казачьих формирований, необходимо отметить следующий момент. Казаки-добровольцы прибывали в Новороссию индивидуально, реже небольшими, до нескольких десятков человек, организованными группами. В СМИ озвучивалась информация об особом подразделении астраханских казаков, из внутриказачьих источников известно о сплоченных автономных группах донских, кубанских, терских, сибирских, уссурийских и уральских казаков воевавших в ЛДНР.

Формирование полноценного подразделения из казаков, как правило, происходило уже в зоне конфликта. Боевое слаживание, отсев случайного элемента – все это занимало определенное время. Нередко первоначальная казачья группа в силу различных причин так и не становилась полноценной боевой единицей и распадалась.

18 октября 2014 года в местных СМИ Новороссии появилось краткое сообщение о боестолкновении в котором участвовала «Первая рота «Донбасский кош» 2 казачьего батальона». По информации от московских казаков «Донбасский кош» - автономное формирование из кубанских казаков, созданное одновременно с «Волчьей сотней терских казаков» еще в мае 2014 года.

«Волчья сотня терских казаков» - одно из наиболее медийно известных российско-казачьих формирований, выступавших на Донбассе как сплоченное автономное подразделение.

По некоторым сведениям казаки воевали двумя автономными группами, первая в ДНР, вторая - в ЛНР под г. Счастье.

В Донбасс «Волчья сотня» прибыла из Крыма предположительно в апреле 2014 года, и активно участвовала в боях начального периода конфликта. Первый командир Евгений Пономарев «Динго» погиб 28 августа 2014 года. Осенью подразделение стало «Казачьим отрядом быстрого реагирования» при Генпрокуратуре ДНР, впоследствии вышло на территорию России.

Необходимо отметить, что различные отряды и группы российских казаков в Новороссии воевали разрозненно. Сильного низового стремления к консолидации и объединению в большие, но именно казачьи подразделения не было, хотя предпринимались попытки создать, предположительно на базе «Волчьей сотни терских казаков» отдельный «казачий полк».

Так, в сети интернет 13.07.2014 было размещено обращение командира «Волчьей сотни терских казаков» Евгения Пономарева «Динго» и «визуального символа» конфликта в Новороссии, Александра Можаева «Бабая», с призывом вступать в новообразуемый «казачий полк». По информации от членов терских казачьих организаций, полк предполагалось формировать в Крыму. Терские и иные добровольцы переправлялись именно туда, проходили обучение, а потом выдвигались в Новороссию. Однако количество казаков желавших вступить в данное подразделение оказалось недостаточным для формированья подразделения масштаба полка. Наличествовали так же серьезные организационные проблемы по финансированию и материально-техническому оснащению планируемого подразделения.

После июльской публикации призыва Пономарева-Можаева, тема создания отдельного казачьего подразделения в армии Новороссии публично не озвучивалась вплоть до 15 октября 2014 года, когда одним наиболее авторитетных военных лидеров Новороссии, командиром бригады «Призрак» Александром Мозговым было объявлено о создании в его подразделении «Казачьего батальона Ермак». Такой батальон был создан, но насколько он был «казачий» и сколько в нем было казаков из России – неизвестно.

Создание в бригаде «Призрак» «Казачьего батальона «Ермак» возможно продиктовано стремлением собрать под своим началом распыленный в общей массе различных формирований казачий воинский элемент и создать «этническую альтернативу» КНГ Козицина.

Одной из причин, по которым небольшие российские казачьи отряды не смогли преобразоваться в крупные подразделения следует отнести слабость или полное отсутствие у них целевой финансовой и материально-снабженческой базы, которая явно наличествовала у КНГ. У казаков из РФ не было и непосредственной «низовой» поддержки населения, имеющейся у формирований из местных жителей, к примеру многочисленного отряда атамана Конкина («Фотон) из г. Ровеньки.

При анализе участия российских казаков в донбасском конфликте нельзя обойти тему антиказачьих заявлений лидера вооруженного сопротивления, министра обороны ДНР Игоря Стрелкова (Гиркина).

6 июня 2014 между подразделениями казаков, оборонявшими краснолиманское направление ДНР и, на тот момент ее военным руководителем Игорем Стрелковым (Гиркиным) произошел широко озвученный в СМИ конфликт. По утверждению Игоря Стрелкова казаки атамана «Еремы» проявили трусость и бежали. При оценке инцидента Стрелков крайне негативно, на грани оскорблений, отозвался о казачьих подразделениях как таковых, заявив, в частности: «Ничего не изменилось за 20 с лишним лет в нашем «возрожденном козлячестве». Ряженые подонки и мародеры как правили в нем бал, так и продолжают».

14 июля 2014 года Игорь Стрелков обвинил казаков отряда «Бабая» в неподчинении приказу и дезертирстве. Помимо обвинения конкретных лиц и подразделений, военный лидер ДНР того периода дал уничижительную обобщающую характеристику всему современному казачеству: «Честь далее отстаивать Новороссию они предоставили местным ополченцам и тем своим товарищам-добровольцам, которые руководствуются столь ненавистным современному «казачеству» понятием «воинская дисциплина».

Впоследствии Игорь Стрелков в интервью от 10 октября 2014 года фактически, дезавуировал свои прежние резкие оценки и признал боевые качества казаков: «На казаков можно положиться, когда они воюют в рядах серьезных боевых подразделений. Когда атаман нормальный, то и казаки нормально воюют».

Жесткие, на грани оскорблений характеристики данные казакам Игорем Стрелковым, несмотря на явные признаки «эмоционального срыва», все же весьма типичны для современных российских профессиональных военных. В случае июльского обвинения в трусости, как впоследствии выяснилось, имело место недоразумение, возникшее вследствие военной неразберихи.

Несмотря на резкие оценки, Игорь Стрелков в российско-казачьей среде продолжает пользоваться заслуженным уважением и авторитетом. Казаки, в свою очередь, имеют серьезный авторитет и уважение у населения ЛДНР, казачьи подразделения, продолжают службу как составная часть вооруженных сил ЛДНР.

Автор: Юрий Сошин


Источник: http://www.apn.ru/index.php?newsid=36041

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 545 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: казаки-добровольцы, российское казачество, война, ДНР, Донбасс, «Динго», ЛНР, Евгений Пономарев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 5
4  
Для информации:

Сотрудники Народной милиции ЛНР, МВД и МГБ получили статус участников боев
https://ria.ru/world/20170228/1488959641.html

5  
Ну вот видите, вчера только такую возможность обсуждали, а оказывается в этот же день уже приняли соответствующий Закон ЛНР.

1  
В упомянутом батальоне Мозгового "Ермак" некоторое время служили также и терские казаки Ставропольского ГКО СОКО ТВКО (реестрового). Сложно сказать, сколько в батальоне было казаков по роду. Однако здоровкаться по-казачьему как на построении, так и в быту мало кто был приучен. Гутор или балачка не замечены. Общие молитвы не творились, иконостасы не были обустроены, батюшка на мероприятия не часто был приглашен. В церкви тоже мало кого из них видели, как и постоянной помощи. Хотя позывной командира был самый что ни есть казачий. Да и авторитет и личные качества высокие. Один воин подошел узнать, чему соответствует чин, присвоенный ему согласно удостоверению казака одной общественной организации. С сожалением узнал, что чин не столь велик "как обещали". В защищаемом линией обороны городе к казакам отношение было неоднозначное, к казакам Козицына и "Бабаю" скорее отрицательное (со слов). Хотя подразделение вышло как раз из КНГ.
В дальнейшем организовать здесь службу группы ТВКО на постоянной основе не удалось, так как требовалась материальная и кадровая поддержка от войсковых структур. По имеющейся информации "Ермак" в настоящее время реорганизован, командный состав сменен.
При этом, бойцы и командиры как местные, так и добровольцы, несмотря на трудности своего самообеспечения, выполняли задачи достойно и самоотверженно, многие ценою жизни. Слава героям Донбасса!

2  
Сергей, скажи, пожалуйста, а РФ, как-то российских добровольцев, в том числе казаков поддерживает? Может ли раненый казак лечиться в госпиталях Минообороны? Помогают ли военкоматы в погребении добровольцев? Например, ребята, воевавшие в Чечне, имеют статус ветеранов боевых действий, получают какие-то копейки. Есть ли подобное для донбасских ветеранов?

3  
Алексей, согласно нормативным документам МО РФ в госпиталях добровольцы Донбасса и казаки ранения не лечат. Кроме случаев, если они являются пенсионерами Минообороны или ранения требуют высокотехнологичной помощи, которую невозможно оказать в других клиниках (это редко). Военкоматы также поступают. При этом не спрашивают, казак ты или доброволец. Размер ежемесячной выплаты ветеранам БД с 1 апреля 2017 года составил 2783 рубля. Есть льготы для ВБД у многих медицинских и др. организаций, некоторые регионы даже дают ВБД землю под ИЖС и т.п. Казаки и добровольцы ДЛНР в эту категорию не входят во закону. Поэтому пенсионеры МО и МВД, имеющие уже статус ВБД, в ДЛНР безусловно более социально защищены.
Однако, на территории ДЛНР госпитали, местные власти и гуманитарные организации оказывают добровольцам медицинскую и иную всестороннюю помощь, есть и небольшое денежное содержание от силовых структур ДЛНР. Предполагаю,что донбасским ветеранам будет подобное со стороны Новороссии. Россия предоставлять подобный статус не имеет возможности в силу политических причин.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]