Главная / «Все мы заложники лубочных стереотипов и репортажей про клоунов»

«Все мы заложники лубочных стереотипов и репортажей про клоунов»

04.09.2016 09:35
«Все мы заложники лубочных стереотипов и репортажей про клоунов»

«Как бойцов частных военных компаний воспитывать, чтобы они были защитниками Родины, а не наемниками? Ответ на этот вопрос в историческом опыте казаков есть», – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД руководитель Казачьего экспедиционного общества Дмитрий Карпушин. По его мнению, сегодня функцию казаков взяли на себя чеченцы, но потенциал казачества в деле службы стране по-прежнему велик.

В первый день сентября по инициативе патриарха Кирилла в России отмечается День казачества. В преддверии этого праздника было объявлено, что до 2025 года правительство планирует потратить 765 млн рублей на создание системы государственно-общественного партнерства с российскими казаками, в результате чего их общества должны увеличить свою численность со 180 тысяч до 206 тысяч человек. Данные средства будут выделены в рамках госпрограммы реализации национальной политики, целью которой названы гармонизация межэтнических отношений и укрепление единства российской нации. Учитывая, что финансирование казачества выделено в особую подпрограмму, казакам в этом деле государство отводит значимую роль.

В последние годы казачьи объединения все чаще попадают в фокус внимания российских СМИ, в том числе в рамках довольно скандальных сюжетов. При этом отношение к ним в стране неоднозначное. Для одних казаки – моральный и патриотический ориентир, другие же связывают их с самоуправством и ретроградными порядками, третьи и вовсе считают, что современные казаки не настоящие, а «ряженые».

О том, справедливо ли такое мнение, какими могли бы быть функции казачества в современной России и, в частности, на Кавказе, нужны ли стране частные военные компании и можно ли считать казаков русскими, газета ВЗГЛЯД поговорила с руководителем Казачьего экспедиционного общества, этнографом Дмитрием Карпушиным.

ВЗГЛЯД: Давайте для начала разберемся, кто такие казаки? Это профессия? Сословие? Народ? Идейная группа?

Дмитрий Карпушин: Прежде всего, народ. Сотни тысяч – этнические казаки по рождению и происхождению. Говоря о казачестве, я буду иметь в виду именно этих людей, а не пресловутых активистов с нагайками и лампасами из телевизора. Поэтому казаки, конечно, народ. Просто у нас есть традиционный род занятий, так всегда было.

ВЗГЛЯД: Народ – воин по профессии?

Д. К.: Скажем так, Россия поручила казачьему народу несколько взаимосвязанных профессиональных ролей, так или иначе связанных с воинской традицией. Поручение это было оформлено как налоговая льгота и таким образом приобрело сословный характер. При этом даже в Своде законов Российской империи в начале ХХ века простого и однозначного сословного определения казакам не давалось: упоминалось и «казачье сословие», и «казачье состояние», и даже «казачье население». Вообще, казачий народ стоит на трех китах: этнос, идеология, самоорганизация. Как только пытаются свести к чему-то одному, начинается невероятная путаница.

ВЗГЛЯД: Если казаки – отдельный народ, стало быть, справедливо утверждение «казаки – не русские»?

 
Руководитель Казачьего экспедиционного общества Дмитрий Карпушин (фото: кадр из видео)  

Д. К.: И да, и нет. Скажи про казака, что он русский, так он начнет возражать и уточнять. А скажи, что он нерусский – в этом будет какая-то большая неправда. В некоторых отношениях сложно найти более русского человека, чем казак. Можно сказать, что казаки – это Россия внутри России. Мы для России примерно то же, что Россия для Европы.

ВЗГЛЯД: В каком смысле?

Д. К.: Вот смотрите: русские гораздо больше привержены традиционным ценностям, чем европейцы. А казаки, в свою очередь, привержены этим же ценностям больше, чем русские. Или, например, спроси у русского: вы европейцы? Русский ответит: мы европейцы с точки зрения азиатов, а рядом с европейцами мы не то чтобы азиаты, мы просто... русские. Отдельная история. Вот и с казаками такая же «отдельная история».

ВЗГЛЯД: Значит, русские смотрят на казаков примерно так же, как европейцы на русских?

Д. К.: Совершенно верно. Европейцы плохо понимают русских и выдумывают про них всякие стереотипы – часто неправдоподобные, а порою весьма неприятные: матрешка, балалайка, медведи на Krasnaya Ploshchad. Точно так же и русские воспринимают казаков через призму известных шаблонов: любо, шашка, нагайка, pogrom.

ВЗГЛЯД: Есть и более критические реакции. Многие считают, что никаких казаков сейчас в принципе нет, вот при царе были настоящие казаки, а нынче только «ряженые».

Д. К.: Казакам как народу доказывать что-либо кому-либо смысла не имеет. Если же речь о казачьих организациях, то им не спорить нужно, а действовать, на деле продемонстрировать свою нужность социуму. А просто так пестовать свою самоидентификацию да рассказывать, как нам все должны за геноцид казаков... Какой смысл? Да, геноцид был, и невероятно кровавый, но Москва, знаете ли, слезам не верит. Я, например, хочу, чтобы мои внуки ощущали себя потомками счастливых людей.

ВЗГЛЯД: То есть вы предлагаете свести до минимума диалог казаков с русским большинством?

Д. К.: Не то чтобы я против диалога. Если людям интересно, почему бы и не рассказать. Против чего я возражаю, так это против бесплодных споров на тему того, какие казаки «настоящие», а какие «ряженые». Вот от этих склок точно никакой пользы не будет. И вообще, нужно понимать, что не существует никаких организаций и групп, которые могли бы говорить за весь казачий народ.

ВЗГЛЯД: Тогда не будем спрашивать за весь народ, спросим ваше частное мнение: чем казаки могут быть полезны современной России?

Д. К.: Да, собственно, тем же, чем были полезны России дореволюционной. У казаков, как и у других народов Империи, исторически сложилось четкое место в межэтническом разделении труда.

Во-первых, это освоение пространств. Речь не только о завоеваниях. В малонаселенных местностях любой путешественник двигался от одного казачьего кордона до другого. Казаки там были и пограничниками, и почтой, и даже обычным сопровождением научных экспедиций. А в случае того, что сегодня называется «террористической угрозой», и контртеррористическим ресурсом.

Во-вторых, сохранение мужской традиции для всей России. Казак – мужской символ, понятный и нечужой для всей страны. Традиционно повышенное внимание взрослых казаков к воспитанию сыновей, мальчиков-воинов, к их обучению – это общепонятный для России обычай, это мужское поведение, уважаемое не только в станицах, но и в городах, в деревнях, в аулах.

В-третьих, казаки – это своего рода «менеджеры» межэтнических отношений, своеобразный буфер между великороссами и малыми народами. Прежде всего, конечно, на Кавказе, но и не только. Профилактика конфликтов в зонах межэтнического контакта – это, в первую очередь, казаки.

Как можно легко убедиться, все вышеперечисленное вполне актуально для современной России. А что касается межэтнических отношений – даже более чем актуально. Другое дело, готовы ли к этой роли современные казачьи сообщества.

ВЗГЛЯД: Возьмем тот же Ставропольский край, где постоянно возникают конфликты между местными и приезжими. Есть мнение, что там бы не помешала крепкая казачья рука...

Д. К.: Вот только не надо никого «разгонять казаками». Это стереотип дурной, вредный, навязываемый обществу (и тем же казакам, кстати). Когда говорят о Кавказских войнах XIX века, забывают, что работой казаков в итоге оказывался скорее мир, чем война. Казаки были понятны и горцам, и русским. Нормы, которым следовали казаки, тоже. Как, впрочем, и казакам были понятны кавказские правила сосуществования.

Один из атаманов Юга России рассказывал мне, как он вскоре после второй Чеченской кампании был назначен главой администрации одного из районов Чечни. Конечно, большинство его подчиненных, сотрудников районной администрации, были чеченцами. Он собрал их и сказал: «Я не буду врать вам, будто буду относиться к вам как к казакам, как к своим. Но я обещаю всем вам справедливость». Ему, своему человеку на Кавказе, было понятно, что это единственно возможная постановка вопроса. Если бы он пообещал, что не будет делать различий между своими и чужими, его сочли бы либо лгуном, либо человеком, позорно забывшим свои корни.

В результате весь свой срок он отработал нормально, без эксцессов. Не пришлось вооружать казачьи сотни или вызывать войска. Хотя, конечно, вооруженная сила за спиной – это важно. Как часто говорят в тех краях: Кавказ уважает силу и деньги. Но понимание того, как надо строить отношения, часто избавляет всех от применения силы. Это куда более важный для государства ресурс, чем иррегулярная конница.

ВЗГЛЯД: Звучит вполне перспективно. Почему же власти не используют этот ресурс?

Д. К.: Восстановление казачьих функций в современных условиях – довольно рискованная работа. В том смысле, что никто не понимает, по каким алгоритмам ее запускать. Поэтому никто не рискует браться за это дело всерьез. Куда проще хор с гармошкой собрать, хлопцев в лампасы вырядить, дивчинам щеки нарумянить – и на ярмарку выпустить. Рисков минимум. Ну, еще казаков в дружинники записать. Казачьи дружины в станице – это нормально, люди поддерживают порядок там, где живут. А вот в столицах, на моей памяти, с 1990 года казачье патрулирование заканчивалось пшиком.

Чтобы государевым людям взяться за работу с казачеством, им нужно хорошо понимать возможный карьерный, извините, выигрыш. А поскольку мы все – и казаки, и русские, и россияне – заложники лубочных стереотипов и идиотских репортажей про клоунов в лампасах, этого выигрыша чиновники не видят. Ведь этот выигрыш в категориях одноходовок и ярмарочных балаганов не описывается и чиновникам просто неизвестен, хоть и возможен.

ВЗГЛЯД: Вы верите в то, что ситуация может измениться и казаки снова будут востребованы государством в реальном деле?

Д. К.: А не надо сидеть и ждать, пока тебя востребуют. Объяснить государству пользу от казаков – это задача самих казаков. Если существующие организации не справляются с этой задачей, значит, они неэффективны. Ведь и в исторической ретроспективе казачество сложилось только потому, что в нем была потребность у государства. Это был своего рода «госзаказ». Этот «госзаказ» никуда не делся, он по-прежнему актуален. Но пока что эффективное предложение на этот заказ поступило не от казаков, а совсем от других людей.

ВЗГЛЯД: Вы имеете в виду кого-то конкретного?

Д. К.: Вполне конкретного. Эта мысль мало кому понравится, но, по моему мнению, сегодня историческую функцию казачества взяли на себя чеченцы. Не берусь давать этому каких-то оценок, просто констатирую.

ВЗГЛЯД: Неожиданный поворот.

Д. К.: А вы посмотрите беспристрастно. По факту, сегодня пустующую казачью нишу отчасти заполнили чеченские подразделения. Их сходство с казачьей ролью не только в этнической гомогенности, земляческом принципе комплектования и приверженности традиционным ценностям. Есть пересечение и на геополитическом, не побоюсь этого слова, уровне.

В начале 1990-х мне довелось беседовать с иностранной журналисткой, которая приехала в Россию писать большой материал о возрождении казачества. После двух месяцев изысканий она в своей статье дала казачеству такое определение: «Система военизированных кланов, охранявших южные границы России на основании налоговой сделки с царским правительством». Стороннему наблюдателю бывает присущ точный взгляд. Замените в этой формуле «кланы» на «тейпы», вспомните знаменитое «Аллах дает», и вы получите реальную картину сегодняшнего дня. Плохо ли это? Если граница на замке и недружественные эмиссары через нее не просачиваются, то хорошо.

ВЗГЛЯД: Однако казаки вряд ли так просто согласятся уступить свою историческую роль. Как мы выяснили, желание восстановить свои позиции присутствует. Но есть ли какие-то конкретные идеи и предложения? С чего начать?

Д. К.: Начать с целенаправленных и вдумчивых «пилотных проектов», небольших по масштабу и узкопрофильных по содержанию. В случае успеха этот опыт можно будет тиражировать. К примеру, сейчас спорят о том, нужны ли России частные военные компании. Во времена атамана Ермака, чей отряд как раз и представлял собой частную военную компанию, которая действовала в интересах государства, такой вопрос не стоял. Другое дело, что до казачьей ЧВК еще нужно дорасти, и дело не только в выучке, дисциплине и лояльности государству. Следует четко определить: как бойцов ЧВК воспитывать, чтобы они тоже были защитниками Родины, а не наемниками? Ответ на этот вопрос в историческом опыте казаков есть, только не надо отвлекаться на чубы, разговоры про казачью волю и прочую экзотику. Опыт этот технологичен и потому для неспециалиста малоинтересен, а специфика его такова, что он может быть использован только государством. И таких узких задач, в том числе не обязательно военного характера, у казачества может быть целый перечень: в межэтнической сфере, в вопросах работы с молодежью. Но важно не ставить знак равенства между казачеством и клубом любителей казаков.

ВЗГЛЯД: Как провести эту грань?

Д. К.: По этнической линии. Возвращаемся к началу разговора: казаки – это народ или идеология? Государство сейчас склоняется ко второму варианту, забывая про первый. Между тем этнические казаки обладают гораздо более серьезной мотивацией к решению вышеупомянутых задач. Конечно, это не означает, что казачья служба – закрытый клуб и вход там только для своих. Все нормальные люди рады единомышленникам, и казаки не исключение. Но если речь идет о «пилотных проектах», то начинать их целесообразно, опираясь именно на этнических, «природных» казаков. Ведь для них это – не хобби, не идейное увлечение. Они не могут «передумать» быть казаками. Они ими родились, ими и умрут.

Фото: Александр Мазуркевич/РИА Новости
Текст: Андрей Графов

Автор: Андрей Графов


Источник: http://www.vz.ru/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество | Просмотров: 697 | Добавил: Сталкер | Теги: казаки, казачество, казачий народ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 7
6  
НАЧАЛО
Сможет ли наша армия в случае большой войны обеспечить себя людскими резервами?
В конце августа в Минобороны сообщили, что во время внезапной проверки Вооружённых сил, в которой задействованы силы трёх военных округов, Черноморского флота и Каспийской флотилии, было сформировано несколько подразделений территориальных войск, укомплектованных резервистами. Таким образом, начался эксперимент по созданию новой системы подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов. «Наша Версия» разобралась, как на этот раз, после стольких неудачных попыток, хотят преобразовать систему мобилизации в России. После допподготовки, во время которой резервисты территориальных войск освежат свои военные знания, вновь созданные подразделения примут участие в учении «Кавказ-2016». С этого момента в Российской армии начинается апробация ещё одной системы подготовки мобилизационного резерва.
После развала советской системы мобилизации неоднократно предпринимались попытки предложить приемлемую альтернативу, однако все инициативы оказались провальными. Напомним, что в прошлом году был подписал президентский указ № 370 «О создании мобилизационного людского резерва Вооружённых сил РФ». На основании этого документа состав резерва предполагалось формировать на добровольной основе, посредством заключения контрактов. Предполагалось, что каждый резервист будет ежемесячно проходить военную подготовку, периодически участвовать в военных сборах, во время которых сможет получить необходимые навыки и опыт. За готовность при необходимости защищать государство резервистам обещали платить денежное довольствие. Но очевидно, что эта идея не получила продолжения. Возможно, чтобы не афишировать очередную неудачу, информация о создании территориальных войск не получила широкой огласки.
А как у них? Территориальные войска созданы также в США, ФРГ, Франции, Польше, Швейцарии и Норвегии; их опыт подтверждает, что военная организация каждой из этих стран, неся минимальные затраты, получила практически ещё одну армию. Возможно, наших военных в плане создания таких войск вдохновил пример и соседней Белоруссии, где подобные структуры весьма успешно работают. Там утверждена Концепция территориальной обороны, и вот уже несколько лет активно создаются территориальные войска, которые станут компонентом сухопутных войск и будут развёрнуты в случае внезапной военной агрессии. В условиях перманентного сокращения численности белорусской армии и снижения уровня вооружений рачительные белорусы пришли к выводу, что организация территориальной обороны является одним из наиболее экономичных и в то же время весьма эффективных способов поддержания обороноспособности. При этом руководство минобороны Белоруссии на полном серьёзе заявляет о намерении изучать опыт партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны.
Охрана и противодействие диверсантам и террористам Коррективы внесла ухудшающаяся экономическая ситуация в стране. Анонсированный в прошлом году переход Российской армии на полноценную полуконтрактную основу требует больших финансовых расходов. Для бойцов территориальных войск этого не нужно, поэтому в нынешних условиях в России решили пойти по пути создания иррегулярных подразделений, сформированных на добровольной основе, которые практически не требуют расходов. В территориальные войска будут трансформироваться различные ополченческие структуры, которые, по оценкам экспертов, станут альтернативой мобилизационному резерву при практически нулевых затратах.
Что касается функционала создаваемых российских территориальных войск, то, как предполагается, во время боевых действий они не будут полноценными боеспособными подразделениями, но возьмут на себя организацию комендантской службы в период оперативного развёртывания войск, позволят освободить регулярную армию от охраны тыловых объектов, коммуникационных узлов и мостов. Также территориалы во взаимодействии с Национальной гвардией будут противодействовать незаконным вооружённым формированиям и диверсионным группам. В случае необходимости наладят эвакуацию населения из предполагаемых районов боевых действий, помогут в ликвидации последствий диверсий и террористических актов. Кроме того, резервистов привлекут к ликвидации последствий применения противником оружия массового поражения и к строительству оборонительных рубежей и ремонтно-восстановительным работам.

5  
Территориалов наберут из казаков и отставных военных Комплектовать части территориальной обороны предполагается из местных жителей – «морально-волевых мужчин, длительное время непрерывно проживающих в данной местности и не имеющих криминального прошлого». Руководить подразделениями территориальной обороны будут действующие офицеры или из запаса, имеющие опыт участия в боевых действиях. В то же время рядовыми бойцами могут быть все мужчины дееспособного возраста – от 18 лет и старше, при этом условие прохождения службы в рядах Вооружённых сил не будет играть решающей роли – главное, чтобы претендент имел желание служить в частях территориальной обороны и был склонен к воинской организации и при этом не имел бы проблем со здоровьем.
Нужно отметить, что сегодня в России де-факто уже существуют территориальные войска. Речь о казаках – они имеют похожую на военную организационно-штатную структуру. У большого числа казаков есть опыт участия в различных мероприятиях по защите государственной границы, совместным действиям с подразделениями регулярной армии и МВД. Многие казаки имеют опыт участия в боевых действиях в Боснии и Герцеговине, Приднестровье, Абхазии, Чечне. Не случайно именно в казачьем регионе – Ставропольском крае был сформирован первый полк территориальной обороны. Новая воинская часть укомплектована резервистами, проживающими на территории региона. Размещена она в Будённовске на базе 205-й отдельной мотострелковой казачьей бригады.
Минобороны намерено при создании территориальных подразделений опираться на военнослужащих запаса. В конце августа в Минобороны России заявили, что в Севастополе из военнослужащих запаса сформировано подразделение территориальной обороны. Сейчас 500 человек привлечены на сборы, которые организованы на базе севастопольского соединения морской пехоты Черноморского флота (ЧФ). Все они пройдут военные сборы на воинских должностях в соответствии с учётными специальностями в подразделениях морской пехоты и береговых войск ЧФ.
Александр ПЕРЕНДЖИЕВ, эксперт Ассоциации военных политологов: – Создание территориальных войск – это обобщённый успешный мировой опыт создания подобных подразделений. Не только регулярные войска должны уметь воевать – обязательно должен существовать резерв. В случае потери территории должны быть силы, которые организуют партизанское движение. Сегодня действительно для России существует множество угроз – не исключено, что может произойти прорыв со стороны Украины, например. Возможно, территориальным войскам предстоит противодействовать диверсантам, мятежникам, террористам, радикалам, которые попытаются насильственно захватить власть. Скорее всего территориальные войска будут создаваться в первую очередь на южных направлениях – в Ставропольском и Краснодарском краях, республиках Северного Кавказа и, конечно, в Крыму, на границе с которым сегодня наиболее напряжённая обстановка. Надо сразу оговориться, что территориальные войска ни в коем случае не станут карманными армиями местных элит, поскольку в любом случае будут находиться в прямом подчинении Минобороны.
Создание территориальных подразделений – это скорее всего возращение к советской практике, когда создавались кадрированные части, может быть, немного видоизменённые. Хотя от них неоднократно пытались отказаться, но, как выясняется, зря. Существенное отличие от советского времени, возможно, в том, что определённые подразделения будут формироваться из казаков. Возможно, в случае необходимости будут даже создаваться казачьи батальоны и полки. Таким образом, будет создан своеобразный резерв, чтобы в случае необходимости в короткие сроки развернуть дополнительные подразделения. Кстати В прошлом году в Вооружённых силах был сформирован 100-й отдельный полк, который прописан в подмосковном гарнизоне Алабино. Его главная задача связана не с ведением боевых действий, а с ликвидацией последствий чрезвычайных ситуаций. По сути, эта часть дублирует функции МЧС. По заявлениям военных, это воинское формирование будет оказывать помощь коллегам из МЧС при чрезвычайных происшествиях, техногенных катастрофах, пожарах, наводнениях. Ответственность полка – вся территория Российской Федерации. В штате полка имеется ремонтно-восстановительный взвод, предназначенный для ликвидации аварий на коммунальных сетях и объектах жизнеобеспечения гарнизонов. Остаётся пока неясным, создание такой структуры в Минобороны есть следствие недоверия профильному ведомству или же это первый шажок в сторону попытки слияния двух силовых ведомств в одно, во главе которого хотел бы встать Шойгу?

Источник: https://versia.ru/smozhet....-rezerv ami

0
7  
Просьба об интересных материалах присылать ссылку, чтобы их можно было опубликовать на КИАЦ. Данная публикация мною скопирована: http://kazak-center.ru/publ....-0-3940

4  
И ещЕ. Не могу понять как казачью ВОЛЮ можно называть экзотикой. На казачьей ВОЛИ стоит казачьий характер, менталитет,казачья демократия,выборость. Смысл слова ВОЛЯ для казака гораздо шире, чем для кого другого. Казачья ВОЛЯ это вековая, основная, фундаментальная ценность казачьего народа. Без ВОЛИ и казак не казак!

3  
Можно согласиться с тем, что чеченцы сейчас заменили ту силу, которую представляли собой казаки в Российской империи.
Не могу согласиться с тем, что казаки: "Должны объяснить государству, какая от них польза этому государству". А почему мы должны объяснять? Другие народы тоже объясняют, какая от них польза? Например якуты, татары, евреи, кабардинцы и т.д. объясняют или просто живут? Изучайте историю. Военная служба для казаков была обузой , которая подрывала хозяйство казака. В среде казаков были купцы, священики, дворяне, чиновники и.т.д., которые не несли военную службу. Не нужно сводить всю историю казачьего народа к службе. Это тягло, которое было возложенно на казачий народ. И сейчас в своем большенстве этнические казаки не рвуться служить. Рвуться служить отставники с милиции и армии и чиновники, которые кроме как служить больше ничего не умеют. А да ещё рвуться служить те кто от армии откосил.
Возрождение казачьего этноса вот сейчас главная задача. Возрождение менталитета, языка, культуры, братства и товарищества среди казаков или назови это круговой порукой. Поэтому то и нохчи на коне т.к. у них тейпы и порука.

2  
Может кому то и не понятно, мне, лично. всё понятно. Все процессы в государстве управляемые. Надо проследить хронологию событий, связанных с темой о казаках. Для чего то вытащили тему КАЗАКИ из запасников? Думаю, не только для того. чтобы усилить борьбу с коммунистами. Казаки забурлили. Первый съезд казаков. Власть напряглась. Процесс может развиваться хаотично, без участия кремля. Надо брать под контроль и руководить этой толпой. Ельцин подписывает ПЕРВЫЙ указ в Краснодаре, принародно. о реабилитации репрессированных народов и в отношении казачества. Вот оно и появилось, казачество и возрождение. Этим указом Ельцин показал, что государство намерено управлять процессом возрождения, заинтересовано в казачестве, в его службе. Начался процесс создание законодательных основ государственной службы. Таким образом, государство к 2010 году законами определило условия участия казаков в государственной службе российскому государству. Государство видело казаков на службе как силовая составляющая. На них возлагалось служить в силовых ведомствах. Казаки должны были создать мобилизационный ресурс и поддержанию его в надлежащем состоянии. Повторяю, для этого были созданы все условия. Одновременно в казачьем сообществе должны были проходить процессы, обеспечивающие переход казаков из режима шалтай-болтай, в режим службы. А что же наши казаки? Прежде всего чиновники на местах сами не поняли что надо делать, чтобы казаки служили. С другой стороны казачьи чиновники использовали это непонимание в своих целях. Всем известно, что финансирование казачьих обществ осуществлялось по Программе государственной поддержке казачьих обществ. Авторами этих программ были казаки.Учитывая то, что государство не потребовало от казаков несения службы в соответствии с требованиями законов, авторы Программ в тексты не вкладывали вопросы организации государственной службы казачьими обществами, подменяли их второстепенной деятельностью, всякого рода фольклорные мероприятия, соревнования и фестивали песни и пляски. Таким образом, члены казачьих обществ к организации государственной службы не придвинулись ни на один шаг. И спросить то не с кого. Уставами не предусмотрена персональная ответственность атаманов за НЕ организацию государственной службы. Сегодня казаки обвиняют государство в том, что оно не обеспечило условиями несения казаками государственной службы. Государство же молча откупается от казаков финансовыми влияниями. Деньги выделяются, размазываются по карманам и бестолковым мероприятиям. И все довольно потирают руки. ДОКОЛЕ? Если ставиться цель уничтожение созданного кремлёвскими чиновниками КАЗАЧЕСТВА, то тогда понятны действия и чиновников и руководства казачества. ИНОГО ЕСЛИ я не вижу. Зато вижу, что во главе казачьих обществ стоят атаманы, в большинстве своём, совершенно не способные к руководству. Казачьи общества, в том виде как они есть, не способны выполнить требования по организации государственной службы.

1  
Выжимка из статьи:
"Восстановление казачьих функций в современных условиях – довольно рискованная работа. В том смысле, что никто не понимает, по каким алгоритмам ее запускать."
Ещё можно добавить: "и никто не понимает, что такое казачьи функции в современных условиях."

Что зря подняли: "Давайте для начала разберемся, кто такие казаки? Это профессия? Сословие? Народ? Идейная группа?" Выпишите в столбик рассуждения интервьюемого на эту тему и попробуйте понять! tongue

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]