Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная / 2022. Неочевидный успех

2022. Неочевидный успех

23.12.2022 13:38
2022. Неочевидный успех

Если коротко подводить итоги 2022 года, то в Кремле решили главную задачу, ради которой начинали спецоперацию - избежали военно-политической катастрофы, которой могло обернуться нападение ВСУ на ДНР и ЛНР, планировавшееся Киевом на март, если верить обнаруженным в Мариуполе документам.

Война была неизбежна. И не только потому, что в Кремле не смогли бы безучастно наблюдать за бойней, которая началась бы в Донецке и Луганске при наступлении ВСУ. Но и потому, что следующей целью стал бы Крым. И там увернуться от войны было бы невозможно от слова совсем.

Именно поэтому президент, объявляя о начале спецоперации, сказал, что ему не оставили выбора. Это была правда. Выбор действительно был "между войной и войной". Разница сводилась к тому, в каком положении и на каких рубежах в эту войну вступать.

В Кремле решили бить первыми, захватить инициативу и по возможности сделать всё быстро.

Ставка видимо делалась на то, что мощный упреждающий удар, проникающий к самой столице Украины и сопровождающийся взятием под контроль Харькова, вынудит Киев согласиться на предложенные условия - признание российского Крыма и независимых республик Донбасса, нейтральный и внеблоковый статус самой Украины. И на этом можно будет расходиться. Насовсем.

Вероятно в план входил переход на сторону России местных политических элит в Харькове и возможно даже некоторых политиков в самом Киеве (например Медведчука и его партии).

Наверное расчет был и на то, что ВСУ будут избегать столкновений с российскими войсками, начнется массовое дезертирство и сдача в плен, воевать придется в основном с нацформированиями, численность которых составляла чуть больше 100 тысяч и российская группировка имела бы над ними численное преимущество.

Началось всё отлично. Российские десантники быстро взяли под контроль Гостомель и казалось, что эта война продлится немногим дольше, чем 08.08.08.

Но далее пошло не по плану.

Взять Харьков не получилось. Вошедшие в него подразделения российских войск попали в хорошо подготовленную ловушку и понесли большие потери.

Сходу удалось взять только Мелитополь, Бердянск и Херсон. Это было успехом, но не того масштаба, который позволил бы решить исход всей войны.

Местные власти на сотрудничество не пошли практически нигде.

Массовой сдачи и дезертирства в ВСУ тоже не началось. Хотя некоторые части действительно разбежались, в основном в Запорожье и Херсонской области.

Под Киевом начались тяжелые бои.

Полностью окружить столицу Украины силами 200-тысячной группировки, растянутой по фронту длиной больше 2 тысяч километров, так и не удалось.

Однако украинское руководство даже в этой ситуации готово было пойти на компромисс и принять условия России с теми или иными оговорками. Но в Вашингтоне и Лондоне, где хорошо понимали ситуацию и видели явный недостаток российских сил для взятия Киева, категорически запретили идти на уступки.

Украинскую сторону удалось посадить за стол переговоров в Стамбуле, но добиться результатов от этих переговоров не получилось.

Российская сторона, по всей видимости, настолько была уверена в успехе, что решение об отводе войск от Киева и Чернигова было принято заранее и что делать в случае отказа украинской стороны идти на компромисс, никто не подумал.

Результатом стало то, что российская делегация была вынуждена объявить об отводе войск в одностороннем порядке, назвав это "жестом доброй воли".

Формулировка получилась на редкость неудачной, сразу же стала мемом и вошла в историю вместе с кислым выражением физиономии Мединского. С таким выражением лица обычно подписывают капитуляцию. Впрочем, это и была локальная капитуляция.

После этого российские войска перешли к тактике уничтожения военной техники и личного состава ВСУ методом воздушных и ракетно-артиллерийских ударов. И к освобождению Донбасса, в первую очередь Мариуполя.

Основная часть Мариуполя была освобождена уже 20 апреля. Через месяц, 20 мая, сдался полк Азов и остатки 36-й бригады морпехов ВСУ. Это был главный военный и идеологический успех российских войск и народной милиции за весь год.

В конце июня и начале июля были также освобождены Северодонецк и Лисичанск. И вместе с ними и вся Луганская республика. Это был второй по значимости военный успех после освобождения Мариуполя.

Далее спецоперация начала замедляться. Сперва казалось, что ведется подготовка к осеннему наступлению и возможно даже генеральному сражению, но на самом деле производилась подготовка к выводу большей части российских войск из зоны СВО и их замене на резервистов.

Продолжать освобождение Украины в Кремле, по всей видимости, уже не планировали. Не планировали даже удерживать ранее освобожденные города Харьковской области и правый берег Днепра.

Возможно на каком-то уровне даже возникла договоренность между Москвой и Вашингтоном об отводе российских войск из Харьковской области и с правого берега Днепра взамен на какие-то политические или экономические уступки. Об этом можно только гадать, потому что пока никаких очевидных результатов от сдачи Херсона и городов Харьковской области Россия не получила.

Может быть все было проще, разведке НАТО стало известно о сокращении численности российской группировки в зоне СВО и об отсутствии серьезной обороны в Харьковской области.

Так или иначе, в начале сентября ВСУ/ВФУ при поддержке значительных сил иностранных военных (наемников, сотрудников ЧВК, отпускников) пошли в наступление и заставили российские войска под угрозой окружения оставить сперва Балаклею, а затем Изюм и Купянск.

Война перешла в новую стадию - из прокси-войны с США "руками Украины" в ограниченную войну с блоком НАТО на территории Украины.

Отступление из Харьковской области в министерстве обороны назвали перегруппировкой. На самом деле это было плохо организованное отступление с последующим выводом большей части войск из зоны СВО.

После этого была объявлена частичная мобилизация.

Мобилизация была объявлена с явным опозданием. Вероятно в Кремле до последнего момента не могли определиться с тем, насколько это необходимо и сколько именно резервистов нужно призывать. Возможно пытались понять, как на это отреагирует российское общество, готово ли оно.

Объявлять мобилизацию и создавать народную армию по всей видимости в Кремле очень не хотели. Но ситуация заставила.

И уже после того, как была проведена мобилизация и первые 40 тысяч резервистов прибыли в зону СВО, начался вывод российских войск из Херсона и с правого берега Днепра.

Вывод войск из Херсона был хорошо организован и тщательно спланирован. На протяжении месяца проводилась эвакуация местного населения, поддержавшего Россию чтобы спасти его от репрессий. Командующий силами СВО генерал Суровикин за месяц до вывода войск сообщил в интервью о подготовке "самого непростого решения".

В качестве причин оставления Херсона была названа необходимость сохранения личного состава под угрозой изоляции группировки войск на правом берегу Днепра в случае прорыва плотины.

На самом деле причины этого решения были политические. Решение принималось в Кремле за месяц до вывода войск, а может быть и того раньше. Показанное по телевидению совещание, на котором якобы принималось решение, было явно постановочным.

О реальных причинах сдачи Херсона пока можно только гадать. Никакой военной необходимости выводить войска не было. На правом берегу Днепра был паритет сил, примерно по 30 тысяч войск с каждой стороны. Резервы были. Обеспечить группировку всем необходимым для обороны тоже была возможность. Затопление Херсона было практически исключено, поскольку город находится на высоком берегу, а плотина контролировалась (и до сих пор контролируется) российскими войсками, у ВСУ не было и нет средств для ее полного разрушения.

Президент по поводу сдачи Херсона не делал никаких заявлений. Тема администрацией президента старательно замалчивается. В Кремле делают вид, что это сугубо военный маневр, хотя очевидно, что это не так.

Выведенные из Херсона и с правого берега Днепра войска по большей части покинули зону СВО. Как и части, выведенные ранее из Харьковской области. И еще раньше из Киевоской и Черниговской.

Всего с апреля по ноябрь в несколько этапов из зоны СВО было выведено около 3/4 всей группировки российских войск (примерно 150 тысяч из 200).

На место выведенных регулярных войск прибыли подразделения, укомплектованные мобилизованными резервистами. 75 тысяч поступили на линию фронта. Еще 75 тысяч продолжают подготовку, находясь в зоне СВО. И еще 150 тысяч находятся в резерве за пределами зоны СВО.

Таким образом, на место выведенных 150 тысяч кадровых частей в зону СВО прибыли 150 тысяч мобилизованных резервистов.

Вероятнее всего данная замена продиктована тем, что кадровые части, укомплектованные контрактниками, которые оказались морально не готовы к данной войне, продемонстрировали низкий боевой дух, некоторые начали увольняться (пятисотиться) и командование решило вывести их из зоны боевых действий, опасаясь массовых увольнений и последующей дезорганизации всех войск (всех вооруженных сил), что могло поставить под угрозу не только спецоперацию, но и обороноспособность России в целом.

Мобилизованные резервисты, получая повестку, уже знали, куда и зачем они направляются и шли в военкоматы, понимая ситуацию. Поэтому они лучше готовы к данной войне психологически. Тем более, что среди них 20 тысяч добровольцев (25% от прибывших на фронт), которые явились в военкоматы, не дожидаясь повесток.

Замена "армии контрактников" на "народную армию" выглядит логично, но слишком запоздало.

К концу года сложилась ситуация, когда практически все боевые действия ведутся на территории Донбасса, а также Херсонской и Запорожской областей, теперь уже на территории России.

При этом освобождение Донбасса ведется в основном силами народной милиции (то есть самих жителей Донбасса), ЧВК Вагнер и чеченского Ахмата (включенного в состав корпуса народной милиции).

На линии Сватово-Кременная оборону держат добровольцы батальонов БАРС при поддержке российских войск и новых подразделений из мобилизованных резервистов.

Кадровые части ВС РФ осуществляют в основном поддержку с воздуха, обеспечивают работу ПВО и тыловое обеспечение. В районе Угледара действуют морпехи ТОФ (Тихоокеанского флота), которые ранее участвовали в освобождении Мариуполя и проявили себя как одно из наиболее боеспособных подразделений.

На левом берегу Херсонской области оборону держат подразделения ВДВ, ранее занимавшие оборону на правом берегу и также показавшие себя с лучшей стороны.

В конце августа и начале сентября подразделения ВДВ на правом берегу Днепра остановили крупное наступление ВСУ и практически разгромили несколько бригад противника. С августа по октябрь на херсонском направлении ВСУ потеряли более 9 тысяч погибшими, не достигнув при этом ни Херсона, ни даже Берислава. И это лишний раз доказывает, что отвод российских войск с правого берега Днепра не был продиктован военной необходимостью.

За весь год ВСУ понесли огромные потери, которые превышают 100 тысяч погибшими и 200 тысяч ранеными.

Данные о 100 тысячах погибших украинских военных в одном из выступлений озвучила главный еврокомиссар Урсула фон дер Ляйен.

В августе появлялись данные из доклада главкома ВСУ Залужного, в котором было указано 76 тысяч погибших. После этого ВСУ понесли большие потери на харьковском и херсонском направлениях, а также в Донбассе.

За 2022 год ВСУ потеряли убитыми около половины первоначального состава войск (280 тысяч на начало войны), а вместе с ранеными - практически весь первоначальный состав.

На данный момент численность ВСУ/ВФУ составляет от 300 до 500 тысяч разной боевой готовности, но чаще всего очень низкой, что подтверждается пленными, среди которых многие не имеют боевой подготовки, часто встречаются больные и возрастные мобилизованные. Низкая боевая готовность подтверждается применением в ВСУ заградотрядов и практикой массовых расстрелов дезертиров.

Российские войска и народная милиция в 2022 году тоже понесли существенные потери. Данные по потерям ВС РФ раскрывались дважды - 25 марта (1351 погибший) и 21 сентября (5937 погибших). Это данные без учета Росгвардии, народной милиции и ЧВК. Данные по потерям НМ ДНР раскрывались в июне (2057 погибших).

Общие данные всех потерь российских войск, Росгвардии и народной милиции в зоне СВО оцениваются в размере от 12 до 15 тысяч погибших и от 30 до 50 тысяч раненых. При этом около 90% раненых вернулись в строй. Таким образом, безвозвратные потери не превышают 20 тысяч.

Соотношение потерь между силами СВО и ВСУ/ВФУ составляют примерно 1:7 как по данным Минобороны, так и по результатам независимых подсчетов.

В отдельные периоды и на отдельных направлениях соотношение потерь достигало 1:10 и даже 1:15.

Такое соотношение потерь - результат большого превосходства российских войск в артиллерии и авиации, а также результат того, что командование ВСУ/ВФУ рассматривает большую часть своих войск как пушечное мясо, о чем говорят и сами командиры в эфире и пленные бойцы.

Большую часть мобилизованных бойцов ВСУ, набранных из восточных областей Украины, националистически настроенные командиры открыто считают "схидняками", неполноценными украинцами, которые согласно идеологии украинства являются людьми второго сорта. Поэтому их бросают на передовую без поддержки и зачастую без командиров. Что и ведет к большим потерям. Некоторые украинские командиры лично заинтересованы в потерях, поскольку получают зарплату погибших бойцов, о гибели которых они не отчитываются. Также есть информация о работе на передовой ВСУ бригад черных трансплантологов.

Кроме огромных потерь личного состава, ВСУ потеряли почти всю технику, которая состояла на вооружении к началу войны.

Начиная с лета, почти вся техника, находящаяся в распоряжении ВСУ, является западными поставками, в том числе из стран бывшего соцлагеря (техника советского производства и аналоги).

При этом российское командование СВО не предпринимает практически никаких шагов для предотвращения поставок на линию фронта западной военной техники. Ни мосты через Днепр, ни железнодорожные узлы не уничтожались, за редким исключением. Возможности для этого были. В течение года российские войска нанесли больше 3500 ударов крылатыми ракетами по самым разным объектам на территории Украины. Около половины ударов - по трансформаторам. Даже части выпущенных ракет хватило бы для уничтожения 9-ти железнодорожных мостов через Днепр, которые используются для большей части военных поставок.

Ракетные удары, наносившиеся по энергетической инфраструктуре Украины, хоть и затруднили снабжение войск и привели к задержкам в работе железных дорог, но не остановили их. Эти удары носили по большей части демонстрационный характер.

В конечном итоге результаты года таковы:

  1. В состав России включены 4 бывших украинских региона - Донецкая и Луганская республики, которые добивались своего признания и права вернуться в состав России на протяжении 8 лет, сражаясь за это с оружием в руках. Вместе с ними вернулись Херсонская и Запорожская области.
  2. Луганская республика освобождена почти полностью, на окраинах продолжаются бои. Донецкая республика освобождена наполовину, продолжаются бои. Запорожская и Херсонская области освобождены наполовину, перспективы полного освобождения ввиду вывода российских войск с правого берега Днепра неясны.
  3. Освобожденная в начале кампании территория Харьковской области оставлена вместе с городами Балаклея, Изюм и Купянск. Перспективы повторного освобождения неясны.
  4. Крупнейшие военные победы - освобождение Мариуполя, Северодонецка и Лисичанска. В ходе тяжелых боев освобождены Волноваха, Попасная, Углегорская ТЭС, Павловка. Заканчивается освобождение Марьинки.
  5. Крупнейшие военно-политические поражения - неудачная попытка входа в Харьков, отвод войск от Киева и Чернигова (т.н. жест доброй воли), сдача Херсона, отступление из Балаклеи, Изюма, Купянска, Красного Лимана.
  6. ВСУ/ВФУ потеряли больше 100 тысяч убитыми и 200 тысяч ранеными, безвозвратно потеряна примерно половина первоначального кадрового состава ВСУ и около четверти всех вооруженных формирований. Потеряна почти вся первоначальная техника, но вместо нее получена техника от западных партнеров (почти беспрепятственно).
  7. Российские войска и народная милиция потеряли от 12 до 15 тысяч убитыми и 30-50 тысяч ранеными (90% вернулись в строй). Соотношение потерь с противником 1:7.
  8. Большая часть (примерно 3/4) кадровых войск (контрактников) выведена из зоны СВО (предположительно из-за низкого морального состояния и потери боевой готовности) и заменена мобилизованными резервистами (150 тысяч). Еще 150 тысяч мобилизованных находятся в резерве и проходят подготовку.
  9. К концу года в зоне СВО установился паритет сил, примерно по 300 тысяч человек личного состава с каждой стороны.
  10. Освобождение Донбасса продолжается в основном силами народной милиции (самими жителями) и бойцами ЧВК Вагнер при минимальной поддержке со стороны ВС РФ. Продолжаются интенсивные обстрелы Донецка из Авдеевки, которая так и не была освобождена за 10 месяцев СВО.

Итого:

В Кремле смогли решить главную задачу, ради которой начинали спецоперацию - не допустили военно-политической катастрофы, которой могло закончиться нападение ВСУ на республики Донбасса.

После начала санкционной войны со стороны США и Европы удалось избежать обрушения российской экономики и связанных с этим внутриполитических проблем. Снижение экономики оказалось намного меньше самых оптимистичных прогнозов. Курс рубля и ключевая ставка уже в середине года вернулись на "довоенный" уровень. Безработица даже снизилась.

Включение в состав России 4-х регионов бывшей Украины - тоже несомненный успех, как для Кремля, так и для самих регионов, особенно для Донбасса, где этого ждали 8 лет и добивались с оружием в руках.

Но вместе с тем, сам ход освобождения Донбасса, так и не прекратившиеся обстрелы Донецка, неясные перспективы Херсона, Запорожья, явное нежелание Кремля кардинально решать вопрос с нацистским режимом на Украине, а значит и сомнительные перспективы денацификации - не позволяют говорить о решительном итоговом успехе.

Одни задачи решены, но с другими всё по-прежнему очень сложно. С некоторыми задачами стало даже сложнее, чем было прежде и неясно, кто, когда и как будет их решать.

Война приобрела затяжной и достаточно масштабный характер, в экономическом пространстве стала самой настоящей мировой, а на поле боя превратилась из прокси-войны с США "руками Украины" в ограниченную войну со всем блоком НАТО на территории Украины.

Пути назад в этой войне уже нет. А идти вперед Кремль, по всей видимости, не очень-то хочет, предпочитая остановиться где-то на границах Донбасса, освобождение которого предложено завершать местным жителям самим, при помощи добровольцев и оркестрантов. И мобилизованных.

По итогам года в Кремле, конечно, добились намного большего, чем в Киеве. Решена главная задача, есть важные достижения и приобретения. В Киеве только убытки и потери.

По целому ряду показателей можно считать, что Россия в военной кампании 2022 года добилась многих успехов и даже локальной победы. Но это очень неочевидная победа.

Такая же неочевидная, каким было решение о выводе войск из Херсона - вроде бы обосновали, но что-то в этом обосновании не так. Не убедительно.

Так же с итогами 2022 года - вроде бы и успехи есть, и приобретения, и не так уж мало, и главная задача решена, и республики Донбасса включены в состав России, чего они так долго и с такими жертвами добивались.

Но как-то это всё...

Наверное это всё потому, что ничего еще не закончилось. Война продолжается и до завершения далеко.

Война переходит на следующий год...

Автор: Александр Русин


Источник: https://amfora.livejournal.com/831380.html

Вы могли найти эту статью по тегам:

Казаки, казачество, казаки России

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Спецоперация на Украине | Просмотров: 275 | Добавил: Администратор1 | Рейтинг: 5.0/1

Представляем наш телеграмм канал - Вы можете смотреть его без установки, прямо отсюда

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]