Межрегиональная общественная организация «Объединенная редакция казачьих средств массовой информации
«Казачий Информационно-Аналитический Центр»

 

(Сайт входит в единую информационную сеть казачьих сайтов)

Главная / Роман Соболь: «Мы еще повоюем!»

Роман Соболь: «Мы еще повоюем!»

08.04.2024 11:19
Роман Соболь: «Мы еще повоюем!»

Роман Соболь – казак Центрального станичного общества Новороссийского РКО, участник специальной военной операции. Сейчас он продолжает поддерживать бойцов в тылу.

Детство и юность Романа, родившегося 13 марта 1978 года, прошло на Камчатке. После восьмилетки он окончил педучилище, получив профессию учителя начальных классов. Срочную службу проходил в отдельном разведбате ВДВ. Затем получил боевой опыт на Северном Кавказе, был ранен.

Родители перебрались в Находку, куда после окончания контракта поехал и Роман. Отчим работал капитаном дальнего плавания, мама с ним ходила в моря. Потому и сына устроили на сухогруз старшим матросом-рулевым. За десяток лет Роман Соболь избороздил все моря и океаны, побывал на разных континентах, посмотрел мир, но, признается, лучше России ничего не видел.

В 2019 году вместе с матерью Роман переехал в Новороссийск. Практически сразу пополнил ряды казачества, стал дружинником, затем помощником атамана Центрального СКО по работе с молодежью. Кроме того, казак состоял в формировании КОБРА (казачий отряд быстрого реагирования) своего общества, участвовал в рейдах по противодействию незаконной миграции. Дважды был на Параде Победы в Москве на Красной площади в составе парадной коробки Кубанского казачьего войска.

– Роман Владимирович, как пришло решение добровольцем отправиться в зону проведения специальной военной операции?

– Я патриот, к тому же казак. А казак – это прежде всего воин. У меня сомнений не было, что я обязательно поеду «за ленту». Когда в сентябре 2022 года атаман Новороссийского РКО Виктор Юрин стал набирать добровольцев в отряд БАРС-11, я сразу записался в их число.

– Кем вас определили в подразделении?

– Когда встал вопрос о взводе разведки из двух отделений, меня назначили командиром одного из них, ведь я служил в разведбате. В моем подчинении было десять бойцов, подбирал ребят, имевших опыт хотя бы контрактной службы, и чтобы они могли выдержать физические нагрузки. Моим помощником был Александр Старовойтов. Он же, после того как меня отправили в госпиталь, возглавил отделение.

– В каких боях довелось участвовать?

– Мы держали активную оборону под Донецком. На передовой, сменяя друг друга, по трое суток вели перестрелки с противником, сидя в окопах. Серьезный выход у меня был всего один. Мы выдвинулись в сторону Марьинки с задачей удерживать занятую позицию. До противника от нас было менее полукилометра, между нами – поле. Причем мы сидели в окопах, которые прежде занимали враги, поэтому нам в их сторону было смотреть крайне неудобно, она была выше.

Моя задача состояла в том, чтобы выставить караул по периметру окопа с двух сторон, менять его. Долго находиться на постах сложно, быстро устаешь, ведь постоянно велись обстрелы. Ни разу не было, чтобы в течение часа не прилетало по нашим позициям. На тот момент у противника боеприпасов было много, их не жалели. И дроны, и минометы, и реактивные залпы, и артиллерия. А я, как командир, в течение дня бегаю по окопам, проверяю позиции.

– Стояла глубокая осень, и в окопах, наверное, было, мягко говоря, не очень комфортно?

– Промозглая погода, ты постоянно по колено в грязи. И я за первые два дня успел подхватить, как потом выяснилось, воспаление легких. Температура под сорок, дышать уже тяжело. А враг на нас постоянно скидывал какую-то гадость. Мы это чувствовали, потому что все ребята жаловались, что постоянно першит в горле, постоянный кашель, но ты откашляться не можешь. Такое ощущение, что ты чего-то наглотался. Никто не видел какого-нибудь дыма, но ощущение такое было у всех.

На третий день рядом со мной разорвался снаряд или сброшенная с дрона граната. Мгновенно в ушах зазвенело. И взрывная волна меня бросила в сторону.

– Сознание не терял?

– Полуобморочное состояние было. Воспаление плюс контузия. Глаза открываешь, а перед тобой кровавая пелена. Упал в этой яме, лежу на правом боку, а звенит в левом ухе.

В первый день я еще пытался командовать своим отделением, но с каждым часом мне становилось все хуже. Пошло воспаление, температура не спадает, в голове гудит, звенит. Уже в госпитале мне доктора объяснят, что взрыв произошел слева от меня, поэтому в левом ухе вышла кровь, но я упал на правый бок, и жидкость скопилась внутри. Слух на левое ухо я потерял.

– Почему в госпиталь не отправили в первый же день после возвращения с передовой?

– Потому что я никуда не обращался. Насчет контузии сомневался, а о простуде на фронте стыдно даже говорить. Но к нам в расположение пришел заместитель районного атамана Евгений Антимайкин и увидел, в каком я состоянии. Он доложил атаману, и меня отправили в Донецк.

– Службу продолжаете нести?

– Меня в дружине определили в военкомат, в помощь призывной медицинской комиссии. Здесь же проходят медобследование и новороссийцы, изъявившие желание добровольно отправиться на СВО. Часто обращаются ко мне с теми или иными вопросами, я их консультирую.

Когда нет призыва, занимаюсь координацией казачества с местной школой ДОСААФ. Набираю группу призывников для обучения на водительских курсах категории «С», чтобы отправить их на срочную службу водителями, ведь сейчас в этой профессии большой дефицит в Вооруженных силах.

За неделю до выборов президента России, я организовал автопробег в поддержку специальной военной операции. Колонной в пятьдесят примерно автомобилей с флагами и транспарантами мы проехали через Новороссийск на гору Щелба, где вместе со священником провели молебен на аллее Героев, помянули погибших на СВО бойцов.

– Есть желание вновь отправиться на спецоперацию?

– Желание есть, но я понимаю, что в нынешнем своем состоянии буду обузой для других. Зачем я буду создавать проблемы тем, кто выполняют боевые задачи? Я это же объясняю тем ребятам, которым по медицинским показателям отказано в отправке на СВО. Ты прежде свое здоровье подлечи, а потом иди воевать. Потому что, не дай Бог, в пылу боя по состоянию здоровья ты не сможешь выполнять свои задачи, а товарищи тебя не бросят, им придется рисковать своими жизнями, чтобы спасти тебя. Больного, не раненого.

– Какие планы на ближайшее время?

– Хочу предложить атаманам и властям Новороссийска 9 мая вслед за Парадом Победы в нашем городе-герое провести шествие ветеранов СВО. Однажды я видел, как в Севастополе после военного парада шли ветераны Великой Отечественной, со всеми медалями. Меня потрясло это зрелище!

W


Источник: http://<p>Роман Соболь – казак Центрального станичного общества Новороссийского РКО, участник специальной военной операци

Вы могли найти эту статью по тегам:

Казаки, казачество, казаки России

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Спецоперация на Украине | Просмотров: 499 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: